Александр Пищур: "Меня называли человеком Кварцяного"

Александр Пищур: "Меня называли человеком Кварцяного"

145

Минувший сезон, вне сомнения, — лучший в многолетней карьере воспитанника черниговского футбола Александра Пищура. Хотя год назад многие специалисты считали, что этот форвард- гренадер свои самые важные голы в карьере уже забил. Однако они ошиблись: подписав контракт с узбекским «Бунедкором», наш земляк быстро стал одним из лидеров этой дружины.

За год выступлений за клуб из Ташкента Александр Пищур успел завоевать в его составе золото чемпионата Узбекистана и Кубок страны. И сейчас даже не верится, что в свое время Сашу считали бесперспективным, и после окончания черниговской спортшколы он полтора года никому не был нужен…

— Как меня тогда только ни называли, — вспоминает наш герой. — Поверьте, прозвище «Фонарь» было не самым обидным. И вряд ли мы бы сейчас разговаривали, если бы не Николай Викторович Литвин. Когда в Чернигове создавали команду «Динамо», кто-то посоветовал ему обратить внимание на меня. И хотя я довольно продолжительное время вообще не тренировался, наставник взял меня под свою опеку. Более того, именно от Литвина я впервые услышал комплименты в свой адрес, особенно запомнились его слова о том, что при моем трудолюбии я обязательно достигну успехов в футболе.

— А на какой позиции ты тогда играл?

— Еще мои первые тренеры — Олег Иващенко и Евгений Добраницкий, наверное, принимая во внимание мой высокий рост, видели меня только на острие атаки. Это уже потом, в «Заре», приходилось играть даже стоппера, а в «Волыни» — опорного полузащитника. Однако поверил я в свои силы только благодаря Литвину, который не побоялся порекомендовать меня руководству могилевского «Днепра» — середняка элитного дивизиона чемпионата Белоруссии. Быстро адаптироваться в зарубежном клубе мне помогло то, что за «Днепр» уже выступала тогда целая группа футболистов из Украины: братья Галюза, Хромых, Баранов, Птачик, которые взяли надо мной шефство. Это были очень удачные в игровом аспекте три сезона. В 2003 году я даже стал лучшим бомбардиром «Днепра», забив 13 голов.

— Тогда почему решил покинуть Белоруссию?

— Могилевский «Днепр» отличался тем, что во втором круге у него постоянно возни кали финансовые проблемы, несмотря на то, что у каждого из нас была скромная зарплата — в пределах 200 долларов. Удерживал нас в Могилеве лишь прекрасный микроклимат в команде, да и я чувствовал, что прогрессирую. Однако когда «Днепр» начали покидать мои земляки, то и я решил: пора менять обстановку. Тем более что интерес ко мне проявлял «Металлист». После переезда в Харьков поначалу все складывалось удачно — я имел игровую практику. Как вдруг Михаил Стельмах — ассистент главного тренера Геннадия Литовченко — сообщил, что на меня в «Металлисте» не рассчитывают. Я был в шоке, ведь, наоборот, чувствовал, что соответствую игровому стилю харьковчан. К счастью, в то время я уже имел агента, который и помог трудоустроиться в «Ворскле». В Полтаве сперва тоже все шло хорошо, однако поскольку рулевому Владимиру Мунтяну никак не удавалось определиться со стартовым составом, миграция игроков просто зашкаливала! После того как я побил горшки с главным тренером, меня отдали в аренду в «Закарпатье». В Ужгороде сразу не заладилось. Сначала на тренировке повредил плюсневую кость левой ноги, а когда восстановился и начал играть, случился рецидив. Скорее всего, руководители ужгородцев посчитали меня «человеком-травмой» и решили в одностороннем порядке тказаться от моих услуг.

— Однако, как говорится, все, что ни делается — к лучшему. Дальше у тебя была встреча с тренером, который сыграл важную роль в твоей судьбе, — Виталием Кварцяным...

— Как-то раз Виталий Владимирович признался, что обратил на меня внимание, когда я еще играл за «Днепр». Действительно, я подходил под манеру игры лучан. И когда оказался в «Волыни», быстро вписался в ансамбль. В первом круге мы стали грозой авторитетов и финишировали на третьем месте. Однако то ли переоценили свои силы, то ли рано успокоились, но в итоге умудрились вылететь из высшей лиги! Состоялся разбор полетов, Кварцяный вины с себя не снимал, но было очевидно, что без кадровой чистки не обойдется. И после разговора с рулевым я решил покинуть Луцк.

— Твоей следующей командой стала «Заря», в которой ты довольно неожиданно дебютировал в центре защиты…

— Тогда по ряду причин в «Заре» возникли серьезные проблемы с исполнителями моего амплуа, и главный тренер Александр Косевич, помню, сказал, что никто надежнее меня стоппера не сыграет. Представления не имел — шутит ли Косевич или говорит серьезно, но вскоре уже действовал на новой для себя позиции. Тот период в «Заре» считаю одним из лучших в своей карьере… Скорее всего, мне служило подспорьемто, что я чувствовал, как может сыграть в том или ином эпизоде мой визави, и опережал его.

— Однако когда Кварцяный вернул тебя в «Волынь», ему было не до экспериментов, и ты снова действовал на привычной позиции — в центре нападения…

— Знаете, мое дело — выходить на поле и играть, а на каком месте — это уже определяет тренер. Думаю, Кварцяного я не разочаровал, став с 22-мя забитыми голами лучшим бомбардиром первой лиги. Кстати, это было повторение клубного рекорда, установленного Владимиром Диким еще в далеком 1989 году. Самое обидное, что я мог превзойти это достижение, ибо в заключительном матче с «Александрией» забил чистый гол, однако арбитр ошибочно (это подтвердил видеоповтор) отменил взятие ворот.

— Ты стал лидером «Волыни», постоянно выходил в стартовом составе, много забивал, поэтому для многих стало неожиданностью решение Кварцяного отпустить тебя в скромный словацкий «Ружомберок»…

— Мне сложно сказать, что повлияло на решение Кварцяного. Не исключено, что «Волынь» тогда сильно нуждалась в средствах и благодаря вырученным за меня отступным хотела ликвидировать бреши в бюджете. А может, просто опыт подсказал Кварцяному, что наше расставание будет непродолжительным…

Я подписал со словаками двухлетнее соглашение и убежден, что новые работодатели немогли иметь ко мне претензий. В 22-х матчах я забил 11 голов. Однако в заключительном туре, когда играли в Прешове с местным «Татраном», и для попадания в еврокубки нам нужно было обязательно побеждать, мы столкнулись с предвзятым судейством. Достаточно сказать, что в концовке поединка арбитр не назначил очевидный пенальти в ворота хозяев, к тому же умудрился при шести проведенных заменах добавить к основному времени лишь две минуты. В общем, мне изменила выдержка, я толкнул рефери и был удален с поля. Дальше все складывалось не в мою пользу. После того как «Ружомберок» не пробился на международную арену, из команды ушел тренер, приглашавший меня. В клубе решили урезать бюджет, а поскольку я был одним из самых дорогих игроков, руководство позаботилось о моей дисквалификации аж на восемь месяцев, чтобы не платить зарплату. Я написал больше двадцати прошений в КДК Федерации футбола Словакии, чтобы хотя бы пересмотрели эпизод, приведший к моей дисквалификации, но упирался в глухую стену. И лишь благодаря вмешательству Кварцяного и еще нескольких влиятельных людей из Украины мне удалось сократить срок дисквалификации и продолжить карьеру в «Волыни». Надо отдать должное Кварцяному и за то, что все те три месяца, что я оставался вне футбола, мне в Луцке исправно платили зарплату. Кстати, в моей тяжбе с «Ружомбероком» точка не поставлена до сих пор. Клуб пока так и не вернул причитающуюся мне по контракту довольно приличную сумму. Я обратился за помощью в Спортивный суд Лозанны и надеюсь, что справедливость все же восторжествует.

— После всей этой истории нетрудно догадаться, кто является твоим любимым тренером…

— Знаете, как и у каждого неординарного специалиста, у Кварцяного есть свои почитатели и противники. Что скрывать — после матчей Виталий Владимирович иногда действительно ведет себя неадекватно, но, как он сам говорит, его не исправит и могила… Лично я старался весь этот негатив отбросить, взяв на вооружение лишь то, что приносит пользу. Такая же позиция была и у других футболистов, тем более все знали: Кварцяный — человек эмоциональный, но отходчивый.

— Легко догадаться, что от Кварцяного доставалось всем на орехи, а хвалебные слова от него в свой адрес приходилось слышать?

— Не часто, но бывало. Помню, как-то во время тренировки, которую проводил ассистент Кварцяного Владимир Журавчак, Виталий Владимирович, наблюдавший за занятием со скамейки запасных, неожиданно подозвал к себе: «По сравнению с остальными ты играешь, как Пеле…»

— Тебе приходилось трижды возвращаться в «Волынь», но последнее возвращение нельзя назвать удачным…

— Ничего не имею против Анатолия Демьяненко, руководившего луцкой командой, но его окружение считало меня человеком Кварцяного… И я чувствовал, что мне не доверяют. Ничего не оставалось, как уйти в перволиговую «Оболонь».

— А не допускал мысли, что она может оказаться твоей последней командой?

— Нет, я был уверен в своих силах и чувствовал, что еще не наигрался. А когда позвонил мой агент Сефер Алибаев и предложил слетать на просмотр в ОАЭ, где находился на сборе «Бунедкор», я сразу ответил согласием.

— Какой информацией ты владел о «Бунедкоре»?

— Знал, что это самая преуспевающая команда Узбекистана последнего времени, что ею руководили такие знаменитые тренеры, как Зико, Сколари, а на поле солировали еще два легендарных бразильца — Ривалдо и Денилсон. Правда, два года назад клубные боссы отказались от приглашения латиноамериканских звезд, но это не сказалось на результатах: «Бунедкор» оставался одной из ведущих команд Азии.

— Когда тебе предложили подписать контракт?

— После второго сбора в Турции. Главный тренер Мирджалол Касымов даже сказал, что ради меня собирается сделать ставку на схему 4—5—1, и именно мне предстоит выполнять роль наконечника.

— Есть ли в чемпионате Узбекистана лимит на легионеров?

— В каждой команде имеют право находиться на поле лишь четыре иностранца, один из которых обязательно должен быть из Азии. Впрочем, в минувшем сезоне, очень успешном для нас, в «Бунедкоре» играли только два варяга — я и серб Марко Блажич.

— И как тебе уровень чемпионата Узбекистана?

— Первый квартет команд соответствует уровню украинского элитного дивизиона, остальные — заметно слабее. Кстати, кроме меня, в классе сильнейших выступали еще два украинца — вратарь Андрей Мельничук и полузащитник Владимир Киликевич, которые были на виду в самаркандском «Динамо»…

— Какого стиля игры придерживается «Бунедкор»?

— Поскольку в свое время Касымов отличался умением играть в пас, он хочет, чтобы и его подопечные дорожили мячом. Кстати, мне тоже часто приходится играть низом — вопреки сложившемуся стереотипу, я далеко не всегда забиваю головой (улыбается).

— Соответствует ли требованиям дня клубная инфраструктура? Много ли болельщиков посещает матчи с участием «Бунедкора»?

— Спонсоры позаботились, чтобы к нашим услугам были современный стадион, уютная загородная база. Прекрасные условия созданы и для подготовки воспитанников клубной академии — неслучайно наши резервисты тоже стали сильнейшими в стране. Что касается болельщиков, то свыше десяти тысяч собираются лишь на наших матчах с конкурентами — «Локомотивом», «Пахтакором», а также на поединках Лиги чемпионов Азии…

— С 19-ю забитыми мячами ты стал лучшим бомбардиром чемпионата, кроме того, оформил дубль в финале Кубка с «Насафом». Президент Федерации футбола Узбекистана во время церемонии награждения даже сказал, что очень хочет видеть тебя в составе сборной страны…

— Если вы о смене гражданства, то я этого делать не собираюсь!

— «Бунедкор» еще в середине декабря начал подготовку к новому сезону. Почему так рано?

— Это объясняется тем, что у нас впереди борьба за выход в четвертьфинал Лиги чемпионов (25 февраля предстоит сразиться с «Аль-Фатехом» из Саудовской Аравии). Кстати, это очень интересный турнир. В прошлом году мне посчастливилось побывать в Японии, Южной Корее, Китае, Таиланде, где мы проводили поединки предварительного раунда. На новогодние праздники нам предоставили недельный отпуск, и 1 января я встретил в родном Чернигове. Однако уже 4-го числа присоединился к «Бунедкору»

— На этот раз во время встречи Нового года обошлось без эксцессов? Помнится, несколько лет назад ты не рассчитал полет петарды и едва не сжег квартиру соседей…

— С петардами уже давно покончено. С супругой, сыном и двумя дочурками (это мои самые верные болельщики) мы решили, что лучшие салюты — это победы «Бунедкора» и забитые мной голы.

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставить комментарий на форумеОбновить

Лучшие букмекеры