Александр Погорелов. И вратари боялись каждый раз
^

Александр Погорелов. И вратари боялись каждый раз

2358
Александр Погорелов. И вратари боялись каждый раз

Один из лучших бомбардиров днепропетровской команды в начале восьмидесятых. Капитан чемпионского «Днепра»-1983. Александр Погорелов. Сегодня его уже нет с нами, но жива память об этом легендарном футболисте и удивительном человеке. За несколько дней до 30-летия победы команды «Днепр» в чемпионате СССР корреспондент «Зори» пообщалась с женщиной, разделявшей победы и поражения Александра Георгиевича. Его супругой — Любовью Григорьевной Погореловой.

— Расскажите, пожалуйста, как Саша Погорелов увлекся футболом?

— Он не учился в спортивных школах. Просто очень любил футбол с детства. Гонял во дворе. А потом в Душанбе были городские соревнования, и он принимал участие. На них присутствовал Ахмед Лятифович Алескеров. Он его заметил и пригласил играть за дубль команды «Памир» (Душанбе). Вскоре Александр стал играть за основной состав.

Известно, что ваш муж родился в Белгородской области. А потом семья переехала в Таджикистан?

— Его отец был хорошим военным врачом, мама — медсестрой. А в Ленинабаде не хватало докторов. Отцу предложили хорошие условия: квартиру, машину. Семья переехала туда. Он там учился в школе и институте. В России только родился, а всю жизнь прожил в Таджикистане.

Как Александр Георгиевич попал в Украину?

— Алескерова взяли тренером в «Черноморец». И он забрал с собой в Одессу Сашу. В «Черноморце» его заметили и другие тренеры. Захотели в ЦСКА и в московском «Динамо». А ЦСКА тогда, кого хотели, того и брали. Нашли причину — он не служил в армии. «Черноморец» ничего не мог сделать. Саша два года играл за ЦСКА. Мы могли там остаться. Но он не захотел. Москва не нравилась. Хотелось обратно в Одессу.

Вы с ним познакомились в Одессе?

— Да, в 1975 году, когда он впервые приехал сюда. Мы были в компании друзей. Как увидели друг друга, так и остались вместе.

У футболистов обычно много поклонниц. Не было ли повода ревновать?

— Может быть, и были. Но я этого никогда не замечала.

Как вашего мужа заметили Владимир Емец и Геннадий Жиздик?

— Когда мы снова приехали в Одессу, Саша вернулся в «Черноморец». В высшей лиге команда играла с «Днепром». Тогда и заметили его Емец и Жиздик. Поступило предложение перейти к ним — вначале в никопольский «Колос», потом и в «Днепр».

Как получилось убедить вас переехать в Днепропетровск? Ведь вы покинули Москву ради Одессы…

— У нас случилась беда. И в Одессе нам никто не мог помочь. В 1980-м году Саша был на сборах в Крыму, и у нас обокрали квартиру. Вывезли абсолютно все. Мы остались в тяжелом положении. И тут поступило предложение из «Днепра». Сказали, что во всем помогут. Саша никогда не жалел, что работал с этими тренерами. Очень любил их.

Что вы можете вспомнить о Владимире Емце и Геннадии Жиздике?

— Владимир Александрович всегда шел нам навстречу. На базу не разрешалось обычно ехать ни женам, ни детям. А Саше он разрешал брать с собой сына. Все, что смогли, они сделали для нас. Была у нас служебная квартира. Свою получать не стали, ведь было жилье в Одессе.

Какие матчи Александра Георгиевича в «Днепре» вам запомнились?

— Помню один матч. Это было в Никополе, правда. Когда они выиграли 6:1, и Саша забил все голы. (Скорее всего, имеется в виду домашняя встреча со «Спартаком» из Орджоникидзе в 1980 году. — Прим. авт.). А вот в «Днепре» — не скажу, хотя мы ходили на все матчи, жили этим футболом. Он просто фанатично любил его. Если в выходной дома, тоже смотрели вместе, как другие команды играли.

С кем ваш муж дружил в команде? С кем вы дружили семьями?

— Все игроки были в хороших отношениях. Дружил с Колей Федоренко, Сережей Мотузом. Близко дружили с Сашей Лысенко и его женой Людой, Петей Кутузовым и его женой Таней.

Сейчас вы продолжаете общаться с кем-то из игроков того «Днепра»?

— Нет. После того, как мы с Сашей расстались, я лет шесть никого не видела и не слышала. Было очень тяжело. А потом мне никто не звонил, и я не звонила. Как-то так вышло. Хотя очень их люблю и благодарна за многое. Я была в чужом городе беременная. Саши почти никогда не было дома. Девочки мне очень помогали тогда.

Что вы помните о матче со «Спартаком» 6 ноября 1983 года?

— Игра была замечательная. Саша не участвовал в этом матче. Потому что был после операции — разрыв сухожилия. Он был весь «черный». Как он жалел, что так все получилось, что не мог участвовать именно в этом матче. Он ведь был капитаном команды. Обидно было. Сложно это переживал. Но был рад, конечно, за «Днепр».

Но медаль чемпиона он все равно получил. Скажите, этот статус что-то изменил в вашей жизни?

— По нему это не было видно. Он продолжал играть с таким же вдохновением, с такой же отдачей. Хотя ему было уже тяжело. Обе ноги были оперированы. Сначала после разрыва сухожилия сделали операцию в Одессе на одной ноге. То же случилось и со второй. Операцию сделали в Москве. Нужно было время, чтобы оправиться после травм. А Саша был уже немолодым футболистом. Тогда его пригласили в Никополь. Так же, как и всегда, отдавал себя играм. Никогда не стонал, если у него на поле что-то заболит. Он был бойцом.

Как складывалась его карьера после никопольского «Колоса»?

— Вернулись в Одессу. Он долго не мог себя найти. Без футбола не знал жизни. Может, на него здесь были обиды, что он ушел. Может, ему не хотели помочь должным образом, несмотря на все его заслуги. Алескеров тогда уже от футбола отошел, и тоже поддержать не мог. Саша был играющим тренером в заводской команде «Стройгидравлика». Вечером тренировал, а с утра шел на работу — в цех. Я тогда тоже работала. Как-то выживали. На том заводе он познакомился с другой женщиной и ушел из семьи.

Общались ли вы с ним перед его смертью?

— Оказалось, он болел четыре года. И никто не обратил внимания на его недуг. Когда кинулись, уже поздно было. Я с Сашей не виделась. Однажды позвонил главврач учебно-физкультурного диспансера. Мы с ним встретились, и он говорит: «Люба, Саше очень плохо». Сказал, что ему осталось очень мало. Говорю: такого быть не может. Давайте что-то делать, лечить. Он: уже все… Мы поднялись в кабинет, и он показал мне снимки. Засветил на них тазовые кости и говорит: «Люба, там, где засвечено, уже нет этих костей». Это было в конце августа. А 17 октября Саша умер. Болезнь, что у него была, лечится быстро. Но ее запустили. Ему надо было для семьи зарабатывать деньги. Ведь у них родился ребенок. Он тренировал детей в нескольких местах, играл в команде ветеранов «Ришелье». Все — только чтобы заработать. Ему некогда было обратить внимание на свое здоровье. Дошло до онкологии. Когда стало совсем плохо, его отвезли в Киев — показать лучшим врачам. Но те посмотрели и сказали, что уже поздно. Увы, я так и не увидела его перед смертью. Никогда не держала на него зла. Ведь я его очень любила. А если ты любишь, обид и зла быть не может.

Как вы относитесь к акции «Днепр» — чемпион!»? Чего ждете от нее?

— Я впервые слышу об этой акции. Это прекрасная инициатива. Мне было бы интересно узнать больше. Ветеранам футбола нужно помогать и ценить их.

Оцените
Поделитесь

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме