Сергей Палкин о трансфере в "Шахтер" Обамеянга и Пато, менталитете бразильцев, а также о срыве перехода Хачереди
^

Сергей Палкин о трансфере в "Шахтер" Обамеянга и Пато, менталитете бразильцев, а также о срыве перехода Хачереди

519
Сергей Палкин о трансфере в "Шахтер"  Обамеянга и Пато, менталитете бразильцев, а также о срыве перехода Хачереди
Фото - football.ua

Генеральный директор ФК "Шахтер" пообщался с корреспондентом Football.ua, обсудив самые злободневные темы.

Интервью начали с юбилейной темы – в июне исполнилось десять лет работы Сергея Анатольевича в должности гендира донецкого клуба.

– Как отметили?

Ничего особенного. Сотрудники поздравили, директора, с которыми я начинал этот путь. Вспомнили, как и что было десять лет назад. Да и все. Без пышного торжества.

– Ваш самый большой повод для личной гордости за эти десять лет?

– Личной? Понимаете, мы все работаем на результат клуба. У всех сотрудников нет таких понятий, как суббота, воскресенье или выходной. Тут все посвящены клубу 24 часа в сутки. По поводу достижений – выделю два: победа в Кубке УЕФА и введение в эксплуатацию нового стадиона, аналогов которому по уровню в мире единицы. Можно говорить и о других моментах: смена логотипа, например, – тоже определенный и серьезный шаг в жизни клуба. Совсем недавно, если вы знаете, Ассоциация истории и статистики признала Шахтер лучшим клубом десятилетия в Европе по темпам развития. Вот такие основные моменты.

– Самый сложный трансфер за это время?

– Запоминается последнее, поэтому, наверное, назову Бернарда. Очень много сторон было вовлечено в этот переход. Когда совершаются трансферы такого уровня – иначе не получается. Участвовала целая команда агентов…

– Защитник Анжи времен расцвета этого клуба Кристофер Самба жил в апартаментах стоимостью 25 тысяч евро в месяц, которые ему снимал клуб. В Шахтере цены аналогичные?

– Нет, у нас стандартная ставка. По сравнению с названной вами цифрой – просто мизерная.

– Хотят лучше – сами доплачивают?

– Да, это уже из своего кармана. Мы специально создаем одинаковые условия для всех: чтобы кто-то не думал, что он хуже или лучше других.

– О каком сорвавшемся переходе сожалеете больше всего?

– Мы хотели купить Обамеянга, но он попал в Боруссию Дортмунд. Смотрели его, было желание приобрести этого игрока.

– Что не получилось?

– Обамеянг видел себя только в одном из топ-клубов сильнейших чемпионатов Европы. Хороший футболист. Жаль, что не вышло его подписать.

– В Металлисте говорили, что они делали предложение Хавьеру Пасторе, когда его еще никто не знал. Какими топ-игроками современности Шахтер интересовался во времена их старта?

– Был у нас на карандаше Алешандре Пато, когда он только уезжал из Бразилии и переехал в Милан. Более того, даже переговоры по нему начинали вести, но вмешался Милан и не получилось. И так было с рядом футболистов, которые предпочли европейские клубы нашему.

– Вы разочарованы человеческими качествами Косты и Тейшейры, которые и после возвращения пытаются уйти?

– Меня сложно чем-то разочаровать. Я просто хорошо знаю натуру бразильцев, хотя это присуще не только бразильцам. Они почувствовали, что ситуация в стране сложная и решили: почему бы не надавить на клуб и не уйти за ту стоимость, которую считают нужной. Этого не будет. На нас давление оказывать бесполезно.

– Футболистам-миллионерам штрафы страшны?

– Других рычагов у нас нет. Можем только штрафовать на те деньги, которые они зарабатывают. Не работают – не получают. Если игрока это устраивает – о’кей, но он ведь должен думать о своей карьере, должен понимать, что потом он в сборную не попадет, в топ-клуб не попадет. Так и закончатся те деньги, которые у нас получал, и наступят совсем другие будни.

– Почему в клубе ни разу не прокомментировали высказывание Мирчи Луческу о Рустаме Худжамове? Мистер назвал игрока чужого клуба своим и заблокировал его переход в Металлист.

– А что там комментировать? Дело в том, что у нас достаточно плотные взаимоотношения с Ильичевцем. Тренер порой не может контролировать все эти моменты – он ушел совсем или в аренде. Реально очень много контрактов с Ильичевцем: аренды, аренды с выкупом, много чего. Удивляться нечему – представьте, сегодня процентов 45 Ильичевца являются выпускниками нашей академии и у каждого своя история.

Сегодня в Премьер-лиге играют 44 выпускника нашей академии, 44 контракта. Еще примерно столько же играют в Первой лиге. Наш Юрченко – единственный пример покупки футболиста, его приобрел леверкузенский Байер. За все десять лет я не видел ни одного клуба, который бы пришел и сказал: вот тебе 250 тысяч, я покупаю выпускника твоей академии. В Реале или Барселоне они зарабатывают в год по 25 миллионов евро только на собственных воспитанниках. Вы понимаете разницу в рынках – их и наш? Сотрудничеством с Ильичевцем мы можем быть довольны, потому что в этом клубе берут наших игроков и реально их используют. Я не хочу отдавать футболиста куда-то, где он будет третьим сбоку греть лавку с неясной перспективой когда-нибудь появиться в игре.

– Среди футбольных людей Украины вы самый активный пользователь Facebook. Сколько времени в день тратите?

– Это так кажется, что я активный пользователь. Как максимум, минут 15 в день.

– Ваша самая громкая операция на страничке в Facebook – история с несостоявшимся трансфером Евгения Хачериди в Шахтер. Вы довольны тем эффектом, который эта попытка произвела на Динамо и игрока, даже с учетом того, что трансфер не состоялся?

– Мы выступали открыто. Это ведь все подкреплено документами. Это ведь не я сам себе там что-то решил и написал в Интернете. Мы дали предложение, открыто об этом сказали.

– Эта история считалась продуманной комбинацией из-за того, что вы открыто написали о факте предложения. Ни до, ни после вы никогда не писали о том, что клуб готовится сделать кому-то предложение – только официальная информация.

– Ни разу? Ну, может быть. Значит, это наша недоработка (улыбается). Теперь будем писать.

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме