Главная Украинские Общие новости Леонид Ключик: "Нужные люди под шумок воспользовались ситуацией..."
^

Леонид Ключик: "Нужные люди под шумок воспользовались ситуацией..."

788
Леонид Ключик: "Нужные люди под шумок воспользовались ситуацией..."
Фото - fcmetalurg.com
Если хочешь действительно узнать что-то интересное о детско-юношеском футболе Украины, обратись к Леониду Ключику. Без малого полтора десятка лет пребывая на посту директора ДЮСШ запорожского Металлурга, Леонид Семенович выпустил в свет целую плеяду игроков, начиная Станиславом Богушем и заканчивая Денисом Арендаруком. Думаю, в этой плеяде без проблем вспомнятся имена Максима Коваля, Сергея Кривцова, Вячеслава Шарпара и многих других. Поэтому не пообщаться с Ключиком, у которого в футбол играют не только сыновья, но уже и внуки, было просто недопустимо. Но прежде, чем сосредоточиться на ДЮСШ Металлурга и детско-юношеском футболе в целом, Леонид Семенович поделился впечатлениями о финальной части последнего чемпионата ДЮФЛ...
«На финальной пульке ДЮФЛ побывать не удалось – финансами не располагаем»
- Увы, но за баталиями матчей финала ДЮФЛ мне не удалось понаблюдать воочию, — говорит Леонид Семенович. – Ведь мы не академия, а всего лишь ДЮСШ, и финансами особо не располагаем, чтобы отправить директора на такие мероприятия. У нас проблематично даже организовать выезд самих участников... Так что не все так гладко. Хорошо, что растраты во время самой финальной пульки на себя взяла уже ФФУ. Слава Богу, все удалось, деньги нашли, и ребята отправились на финальные матчи. А вот для меня возможности поехать с ними не нашлось. И по телевизору не показывают (смеется)! Так что держал руку на пульсе в телефонном режиме.
- Почему младшие возрастные группы пробились в финальную часть, а вот старшие (U-16 и U-17) подвели?
- Что касается U-16, то там есть свои объективные причины: отсутствие стабильности в игре. Над этим надо работать. Но ничего, у них еще достаточно молодой тренер – Юрий Маркин, у него все впереди. Если же говорить о 17-летних, то их команда на момент проведения финалов была существенно раздроблена. Их наставника Николая Сеновалова забрали в команду U-19. Естественно, с ним перешли и многие ребята с коллектива U-17. Но все равно он молодец, ведь из его коллектива 10 человек подписали профессиональные контракты! Сейчас из ребят Сеновалова двое в Киеве, один – в Донецке, причем ребята выступают в сборной Украины!
- Вас устраивает формат проведения турнира, особенно – проведение групповой стадии в финальной пульке?
- По этому поводу у меня не возникает никаких негативных мыслей. Да и само проведение соревнований было на высшем уровне. С организацией вообще проблем не было, судейство очень понравилось. Даже тренеры не возмущались. Ну, дали нам пенальти за две минуты до конца. Что ж, пускай… Я по этому поводу особо не переживаю. Хотя меня немного и наказали за отсутствие результата (сняли премию), однако Бог с ним (смеется).
Что касается самого финала, то я скажу, что главное не победы в нем, а само участие. Там уже совсем иной уровень, идет борьба между сильнейшими. И у футболистов начинают дрожать коленки, когда играть приходится в решающих поединках, в другом городе, перед взором руководителей...
- Считается, что южная группа, в которой играет и запорожский Металлург – самая слабая из четырех. Согласны ли вы с этим и почему так получается?
- Да, я тоже так считаю, и мне даже когда-то говорили, мол, вы сами туда перешли, чего жаловаться. Но когда я только начинал свою работу в ДЮСШ Металлурга, с нами играли и Донецк, и Луганск, и Днепропетровск. А потом посчитали, что мы южнее, и перевели в другую зону. Во всяком случае, нет на то моей воли, чтобы распоряжаться, кому в какой группе играть. На это есть руководители ДЮФЛ, и если нам предложат перейти в иной регион, мы не будем против. Самое главное, чтобы между городами были адекватные расстояния, что позволит ребятам возвращаться с выезда домой до полуночи.
Насчет же самого уровня... Возможно, мы и слабее. Но главное для команды – попасть в финал, сыграть там. Лично я доволен тем, что мы попали в финал. К тому же есть и другая проблема. Часто о нашей южной группе говорят, мол, в футбол там играли две команды – Металлург и еще один коллектив. Остальные же набирают футболистов явно другой категории, бьют, бегут, несутся вперед. И как такового футбола просто нет. Выбирают детей помощнее, а иногда и нарушают возрастной ценз. Они ставят задачи добыть результат, и выполняют их.
- Можете вспомнить первый сезон в ДЮФЛ и сравнить его с последним? Какие изменения стали самым значительными, а что осталось неизменным?
- Ой, реформы происходят каждый год, и в основном в лучшую сторону. Постоянно утрясается и стабилизируется состав групп, улучшается проведение финальной части. А вот с этого года, насколько мне известно, на попадание в финальную пульку будут претендовать на две, а три команды. То есть и третье место будет включаться в борьбу. Это очень хорошая мысль. Ведь главный двигатель прогресса – соревнование! И чемпионат ДЮФЛ – это основа. Да, Динамо, Шахтер, Металлист могут себе позволить участвовать в хороших зарубежных турнирах. А это опыт, практика, дети чему-то учатся и набираются опыта. Но есть же и такие, кто не видел подобных вещей. Они приезжают, голову в плечи, всего боятся... Когда же есть опыт участия в разных турнирах, километраж, есть что-то увиденное, тогда и ребенок растет другим. Это касается и интеллектуального развития, которое при таких раскладах только улучшается.
Что же касается Металлурга, то наши дети 2001 г.р. (им всего по 12 лет), уже в том году выбирались в Словакию, и этим летом снова посещали ее. И то, что можно взять для себя с таких поездок, ребятам не объяснить. Это надо только пережить!
«На питание приезжих ребят в день выделяется 65 грн., а на спецклассы 23 грн и мы не можем должным образом накормить спортсмена»
- В начале разговора вы сказали, что «мы не академия, всего лишь ДЮСШ». Какая разница между школой и академией?
- Основная разница в том, что академии имеют возможность содержать детей на месте, дать им возможность для постоянного проживания. Зачастую при таких организациях существует спортивный интернат, и академии не зависят от географического фактора. А мы должны работать в основном с местными детьми, только с запорожскими ребятами. Есть еще дети из области, у кого в Запорожье живут родственники. И только ребят из отдаленных регионов нам удалось устроить следующим образом: у клуба имеются две квартиры, где мы поселили мам наших воспитанников с педагогическим образованием, и пару человек. Допустим, в одной квартире живет сын этой женщины, и еще трое-четверо детей. А она за ними присматривает. Но это все так сложно, ведь ты берешь на себя столько ответственности! Не дай Бог что-то случиться. Ведь стоит только подумать, что дети живут в чужом городе и на чужой квартире... Если брать интернат, то там все по-другому, там все сложнее, но и надежнее.
Что еще касается различий между академией и ДЮСШ, так это присутствие хороших условий. Питание, натуральные и искусственные поля... У нас же при школе только три искусственных поля. А взять то же питание. На питание приезжих ребят в день выделяется 65 грн. А спецклассы (ребята из которых ходят в обычную школу, но играют уже в чемпионате Украины) располагают суммой в 23 грн, чем оплачивается только обед (утром и вечером мальчишки едят дома). Да, я понимаю, школьное питание детское, оно более дешевое, но я думаю, что это маленькие деньги для такого дела, и за 23 грн мы не можем должным образом накормить спортсмена... А питание – это один из компонентов успеха. Сколько бы мы не говорили о тренировочном процессе, а голодного ребенка тренировать безуспешно. Но надо быть благодарным и этому, ведь я помню те годы, когда не существовало и такого...
- Что нужно, чтобы ДЮСШ обрела статус академии? Есть какие-то критерии?
- Улучшить те же условия, дополнить тренерскую обойму. Во всех академиях на каждом возрасте работает по два тренера, в Запорожье – только по одному. Лишь в одной группе трудятся двое специалистов. Но вот сейчас, когда пришла пора набирать малышей, тренеров снова не хватает. Одного забрали в U-19, а взамен никого не дали. Так что придется и на этом возрасте оставлять одного специалиста.
- Сколько детей обучается в запорожской ДЮСШ?
- От 450-ти до 550-ти, цифры всегда плавающие. Грубо говоря, полтысячи человек.
- Проблем с набором нет?
- Нет, малышни у нас хватает. Бывает, что набираем две-три группы в общем количестве 80 человек. А потом потихоньку отсеиваем. Ведь кому-то дано, а кому-то нет. Часто как придут родственники, как начнут выхвалять и просить... Но не получается у ребенка, что здесь скажешь? У кого-то нет скорости, кто-то не держит удар в тяжелой физической борьбе, кому-то не хватает футбольного мышления. Да, он умный мальчик, он учится на пятерки, но футбольного ума недостает. Помню, в свое время у меня одноклубниками в командах мастеров были люди с образованием в три класса. Они умели лишь сложить два плюс два да подпись подставить. Но на футбольном поле такие ребята были академиками! Он так понимает игру, так рассчитает передачу, что любо-дорого! Надо искать таких детей, чтобы они имели представление о геометрии футбола и командной тактике, и, само собой, хорошо работали на тренировках. Но главное, чтобы были присущи все качества. Если чего-то нет, уже не то. Часто бывает так, что у ребенка есть мышление, но нет скорости, без чего сегодня в футболе – никуда. А бывает наоборот: мчит, как электричка, на мотоцикле не догонишь, но мысли... Кто знает, о чем он думает? И научить этому практически невозможно.
- У вас, как у директора ДЮСШ, часто возникают спорные моменты или конфликты с родителями юных футболистов?
- У меня нет, а вот тренеры от этого не застрахованы. Однако я стараюсь не переходить границы. Если вы такие умные, покажите мне диплом, и будете работать тренером (смеется). Нет – работайте в своей сфере. В ДЮСШ же есть спортивный директор, тренеры, тренерский совет, и только они имеют право определять, кто есть кто. Если же родители начинают предъявлять претензии, то, пожалуйста, вот вам результаты тестов: ваш ребенок – 45-й в списке! Вот его показатели по прыжкам в длину, жонглирование мячом, бег. А тесты, допустим, показывают, что ребенок не контролирует мяч. Всё.
«У Арендарука отец – инвалид и не может содержать парня, увеличьте ему стипендию. Так нет же… Теперь он – капитан сборной Украины»
- Сейчас в Украине ведется немало споров насчет того, как правильно распределять возрастные группы и сколько времени тренер должен вести одну группу. Что вы думаете по этому поводу?
- Раньше наша ДЮСШ работала по такой системе: тренер осуществлял набор и работал с этими ребятами шесть-семь лет. Сейчас же мы действуем немного по-другому, когда один тренер может перехватить возрастную группу по ходу процесса у другого, и уже работать с ней до самого выпуска. Много разных способов есть, вариантов... Но пока мы не пришли к тому, чтобы у нас четко было расписано, кто к какому возрасту прикреплен.
- С тренера могут спросить, когда из его выпуска в команде U-19 и дубле не заиграет ни один человек?
- Честно говоря, за все время моей карьеры (а сейчас уже 14-й год идет) у меня такого не случалось, чтобы из выпуска ни с кем не подписали контракт. Постоянно забирают четыре, пять, десять футболистов. При этом часто начинают дергать ребят раньше времени, еще по ходу сезона. Я часто проявлял неудовольствие, когда игроку еще целый год за школу играть, а его уже берут на сборы с профессиональной командой. А не надо этого делать, это неправильно. Торопиться некуда, не стоит спешить давать детям большие нагрузки. Нужно все делать вовремя. Но не всегда к этому прислушиваются...
- В киевском Динамо уволили тренера за то, что он отчислил вратаря, которого позже купил Шахтер. Как бы у вас поступили с таким тренером?
- Да, возникают вопросы «Как же ты упустил?». Но это больше касается тех случаев, когда уходили ребята, уже способные что-то показать. А это происходило из-за того, что ДЮСШ в свое время руководили люди, которые не предприняли ничего для того, чтобы сохранить детей. Вроде и хорошо работает школа, но часто приходилось слышать слова «нет финансовых возможностей». А потом Арендарук — капитан сборной Украины, за него конкурируют Динамо и Шахтер. Однако если бы у прежних руководителей хватило понимания, что надо не пожалеть 200 грн, добавить ему стипендию, возможно, его удалось бы удержать. Ведь у него отец инвалид, который просто не может содержать парня! Элементарно бутсы купить нет возможности. Поэтому приходилось нам находить ему каких-то спонсоров, кто костюмчик, кто обувь купит, кто даст денег, чтобы парень на турнир съездил. Но потом обращаешься к руководству клуба с просьбой сохранить, а в ответ – не можем. Что ж, когда-то он заиграет, но уже будет поздно.
- Как вы относитесь к факту привлечения некоторыми клубами иностранных специалистов по работе с детьми? Говорит ли это о том, что президенты клубов не доверяют квалификации отечественных детских тренеров?
- Я отношусь к этому отрицательно. Где результаты Шахтера, Днепра, в академиях которых работают или до недавнего работали иностранные специалисты? О чем говорить, когда эти люди заставляют тренеров приезжать в Запорожье и воровать детей?! Даже деньги дают на это! На тебе 500 долларов – привези вратаря. Разве это методы? Надо создавать у себя рабочую обстановку, чтобы там росли не только дети, но и сами тренеры. Будут развиваться наставники, будут становиться лучше и их воспитанники. А когда насобирали лучших, а потом не реализовали ребят – куда же это годится? Надо работать с ребятами, учить их, выращивать из них футболистов.
Когда-то один тренер в бытность мною игроком донецкого Шахтера рассказывал мне об одном случае: во времена поколения Сергея Ателькина, когда те ребята еще были детьми, у этого наставника была группа – человек 30, и он взял из нее 15-18 игроков, а остальным, худшим, сказал: «Вон площадка рядом, держите мяч, поделитесь и играйте в футбол». В итоге из отобранной группы лучших дальше попал только один человек, а из тех – четверо! И это заслуженный тренер СССР (смеется). А тогда дети просто сами играли, и так вышло... Надо только направить ребят, подсказать, и они сами ко всему придут.
Например, я ни дня не занимался в ДЮСШ или детской секции. Я жил в таком месте, где этого попросту не существовало. Играли в волейбол, баскетбол, гандбол, но не в футбол. Ни одного дня я не провел за обучением игры в футбол. Но тем не менее (возмутившимся по поводу «а каким футболистом был Ключик» напомню, что Леонид Семенович является легендой запорожского Металлурга, был центральным защитником, является рекордсменом запорожцев по проведенным матчам в чемпионате СССР – 359 матчей, 41 гол. — прим. М.С.). Было желание, стремление, а главному меня научила улица. И этого мне хватило, чтобы успешно выступать в чемпионате СССР. А это, извините, не нынешняя Премьер-лига.
- Кстати, о методах. Приходилось слышать историю, что киевское Динамо увело у вас целую группу детей. Можете подробнее рассказать об этой ситуации?
- Однажды Ищенко (Александр Алексеевич, ныне занимающий пост старшего тренера академии Динамо. — прим. М.С.) присылает такой факс: «Просим отправить на просмотр таких исполнителей: ...», и перечисляет имена, человек восемь. А я и думаю – на каком основании? Люди приезжают сами к нам, смотрят, спрашивают, согласовывают, а тут едва ли не в приказном порядке: соберите и пришлите! Тут же можно вспомнить случай с Оберемко. Он раньше учился в нашей школе. Так вот, летом он отдыхал в спортивном лагере, все было нормально, но как-то мне звонит наш тренер и говорит: «Леонид Семенович, тут приехал Йожеф Сабо с папой Оберемко, и увез с собой мальчика в Киев». Как? Я бился, писал письма, перекопал все регламенты, но мне сказали: «Когда ему исполнится 18, тогда мы и рассчитаемся». В итоге мы не видели ни копейки. А вот тот тренер, который растил его в Токмаке (город в Запорожской области, где был филиал ДЮСШ Металлурга. — прим. М.С.), потом обиделся на меня за то, что якобы я с ним не поделился вырученными деньгами. И только позже он поверил, что за Оберемко так ничего и не заплатили.
В основном так и происходит: у нас просто забирают воспитанников, не глядя ни на какие регламенты, договора и даже на свою совесть! Хотя бы уже доводили детей до ума. Ведь берут лучших, а потом на выходе нет никого, толком никто не играет. Не в обиду никому сказано, но так получается. Что же касается сегодняшнего дня, то в динамовской академии находится столько наших ребят, что можно собрать толковую футбольную команду. Это те дети, которых просто забрали. А случай с массовым переездом случился три года назад. В той компании были такие футболисты, как Солдатенко, Лукьянчук, Чоботенко. Понятно, ребята посмотрели, что там хорошо, уютно. Возможно, позже они поймут... (вздыхает).
«...Шарпар – это пример человека, который не испугался трудностей»
- Леонид Семенович, ДЮСШ Металлурга работает по своей собственной программе или удалось позаимствовать методы какой-то ведущей академии или школы и успешно их внедрить?
- Понятно, что тренеры постоянно изучают разные материалы, ищут что-то новое, но это не значит, что мы действуем по заимствованным принципам. У нас есть свой хороший опыт и понимание педагогики.
- Тренер ДЮСШ киевского Арсенала говорил, что у школы этого клуба нет четкой программы и системности. В Металлурге есть единый курс, по которому синхронно двигаются все возрастные группы? Или каждый сам по себе?
- Нет, у нас не имеется единой прописанной программы. Понятно, что не каждый сам по себе, все-таки ДЮСШ – целостная структура со своими принципами. Но я считаю, что тренеров нельзя загонять в одни рамки. Каждый наставник – как художник, как писатель, и нельзя стоять у него над душой и рассказывать, как творить. Каждый имеет право на импровизацию, и что-то свое. Если мы превратим их всех в ремесленников, толку будет мало.
- Сейчас во многих академиях Европы все возрастные группы играют по одной схеме. В Металлурге придерживаются этой тенденции?
- Вот когда полностью наладим контакты с первой командой, тогда и будем работать подобным образом. Я всегда приглашал главных тренеров клуба в ДЮСШ, чтобы они подсказывали нам и высказывали свои пожелания. Надеюсь, сейчас у нас будут одинаковые взгляды и одно мышление. А раньше как таковой взаимосвязи не было.
- Часто ли к вам приходят устраиваться выпускники институтов физкультуры и каков их уровень?
- Нечасто, но приходят. Однако, к сожалению, все равно не хватает специалистов. Вот в этом году надо кого-то поставить на набор, а вот кого – не знаю. Хоть самому становись (смеется). Это уже не говоря о желании видеть двух тренеров для одного возраста.
- Имеют ли тренеры возможность ездить на стажировку за границу?
- Нет, у нас такого не было, и, наверное, уже не будет. Игорь Дворецкий, в прошлом хозяин клуба, обещал, что такая возможность появится. Но в итоге – ничего. Разве что ФФУ чем-то подсобит. В том году наш старший тренер Владимир Шаповалов ездил со сборной Украины в Молдавию, увидел других тренеров, пообщался, посмотрел, набрался какого-то опыта. Это хорошее начинание.
- Сейчас многие жалуются, что тренеры обленились и не ищут, как раньше, ребят по школам и дворам. Так ли это?
- Нет, у нас с этим проблем нет. Мы каждый год проводим смотры в разных районах. Также ежегодно организовываем такой себе праздник футбола в обычных школах. Я еду в Районный отдел народного образования, они проводят совещание, уведомляют школы, и с каждой из них прибывает группа детей, но только с первого, второго и третьего классов. Потом открываем праздник, дети играют в футбол, а тренеры тем временем замечают интересных ребят и берут их «на карандаш». Кто отметился, просим проделать отдельные упражнения, обязательно общаемся с тренером, потом начинаем работать с родителями. Сначала советуем ходить в наш районный филиал, а затем уже приезжать и в ДЮСШ. Так что мы не спим (улыбается). К тому же у нас есть специальный человек, который организовывает эту работу.
- Какие главные критерии отбора в ДЮСШ запорожского Металлурга?
- Поначалу мы берем всех. Вся желающая малышня не остается без внимания и зачисляется в нашу школу. А вот если мальчику уже, к примеру, 12 лет, и он нигде не занимался раньше, тогда на него посмотрит тренер и определит, есть ли у парня перспективы. Главное, чтобы ребенок обладал скоростью, имел хорошее телосложение, здоровье, и, конечно же, чтобы жил футболом, а не был безразличен. Глаза должны гореть! Хотя бывает и такое, что футболист регрессирует. Учился у нас один паренек, маленький, шустрый, не давал никому себя обыграть. А потом остановился в росте, и потихоньку все его обогнали. Так что, как видим, развитие детей очень нестабильное, и не надо бросаться в крайности, когда ребенок идет на спад.
- Сколько детей отчисляют из ДЮСШ каждый год?
- Я бы не сказал, что ребята покидают нас лишь после того, как их отчислят. Кто-то сам уходит, кому-то предлагают попробовать себя в других видах спорта или сосредоточиться на учебе. В среднем же из 80-ти человек до спецкласса доходят 25-30. Остальные же уходят в другие школы, где могут получить шанс. Вспомнить того же Вячеслава Шарпара. Он был очень слабенький, не попадал в основной состав. Шарпар проигрывал конкуренцию другим ребятам, сборникам. И тут Вячеславу предложили перейти в Торпедо, он заявился за эту команду. Тренировался с нами, а играл за них. В итоге из его возраста с Металлургом подписали контракт 12 человек, но Шарпар и близко туда не попадал. Сейчас же из тех 12-ти на виду лишь Евгений Писоцкий, а Вячеслав играет в Арсенале. Вот яркий пример, который я часто привожу детям, что человек хотел играть и не испугался трудностей. Если ты предан футболу и можешь играть, все равно тебя заметят.
«Отцу Кривцова на Запорожстали сказали: «Если сын уйдет из команды, то ты уйдешь с работы»
- Часто приходится слышать о фактах переманивания игроков из ДЮСШ одного клуба в школу другого. А помните ли вы случаи, когда удавалось сохранить кого-то из ребят, которых в раннем возрасте порывались заполучить именитые клубы?
- Помню, как было с Сергеем Кривцовым. Он регулярно вызывался в сборную, и со временем его начал обхаживать Шахтер. 350 тысяч долларов давали Горняки. Но мы говорили: «Сережа, не спеши». Все объясняли отцу. Правда, он тогда работал на «Запорожстали» и ему там сказали: «Если сын сейчас уйдет из команды, то и ты уйдешь с работы». Так и уладили вопрос. В итоге Кривцов стал лидером сборной, чемпионом Европы. Потом Шахтер снова его приглашает, но уже за пару миллионов.
Кстати, помню одну историю, связанную с Кривцовым. В тот год, когда он переехал в Донецк, отец Сергея ждал его в гости на свой день рождения. Вот именинник стоит на балконе, ждет сына, и тут видит – едет машина классная, Мерседес, с бантом на крыше. «Смотри, наверное, кто-то выиграл в лотерею», — подумал тогда отец. Но тут из машины вышел Сергей, поднялся в квартиру и вручил папе ключи, преподнеся их в подарок в честь праздника. Парень ушел из команды и поблагодарил отца за то, что тот помог ему вырасти!
Так что не надо спешить, заиграйте у себя дома, а потом уже решайте, как быть дальше. Возможно, даже сам клуб будет заинтересован продать вас за хорошие деньги в нормальную команду.
- Говорят, что Андрей Близниченко в Днепр переходил не совсем чисто.
- Да, не совсем чисто. Но винить один Днепр я не могу. Здесь и наше тогдашнее руководство сплоховало. Думаю, нужные люди под шумок воспользовались ситуацией, и не пожалели об этом.
- Какие рецепты борьбы в таких случаях?
- Надо организовать деятельность по региональному принципу. Есть одна область, вот в ее границах и действуйте. Приглашать же ребят из других областей нельзя. Тогда действительно будут соревноваться лучшие с лучшими. А так всех видных собирают в одном месте, в Динамо или Шахтере, и потом они на одной ноге будут всех обыгрывать, и не расти сами. Когда образуются равные составы, тогда заработает и спортивный принцип, все нормализуется.
- Всегда Металлург славился своими вратарями. В чем секрет подготовки голкиперов?
- Мы не ищем готовых вратарей, а просто даем возможность им развиваться. Вот когда у нас еще был Станислав Богуш, то в ДЮСШ не было специального тренера вратарей, и никто не делал акцент на его подготовке. Такой специалист появился у нас только в 2001-м, когда мы на полставки взяли Виктора Жука.
Но мы дали ему возможность выступать в финальной части за другую команду, из Кривого Рога, с которой он стал чемпионом Украины. Тогда, помню, меня едва не выгнали с работы, мол, как же отдали парня, ведь могут увезти! Но я сказал: «Не переживайте, он вернется, и все будет хорошо». Вот так парень и вырос. Кстати, с Богушем тогда в Кривой Рог ездил и Алексей Годин.
- В одной из групп киевского Динамо учатся практически все дети политической элиты Украины: Фирташ, Левочкин, Суркис, а также дети бывших футболистов. Сложно поверить, что их всех объединил там футбольный талант. Как у вас с этим обстоят дела? Много детей запорожских депутатов городской думы в ДЮСШ?
- Честно говоря, сейчас у нас таких нет. В одно время в школе занимался мальчик 1995 г.р., внук Виталия Антоновича Сацкого, многолетнего директора Запорожстали. Он очень много сделал для Металлурга, здесь он очень уважаемый человек. И вот его внук оказался в нашей ДЮСШ. Я вызвал Рудыку (Александр Павлович, старший тренер-преподаватель ДЮСШ. — прим. М.С.) и говорю, мол, Саша, пойми, ребенок не совсем простой. А он мне в ответ: «Леонид Семенович, я все понимаю, с него спрос, как и со всех, и отношение к нему обычное. Но он слабенький...» На этом решили, что пусть мальчик занимается, выгонять не будем. Прошло время, он немного позанимался и сам ушел. Потом как-то я был в горисполкоме, и встретился там с папой этого мальчишки, депутатом городского совета. Он меня тихонько позвал в сторону и начал просить за сына. Потом же говорит: «Скажите тренеру, пусть он придет сюда, в горисполком». А я ему в ответ: «Нет, тренер сюда не придет. Хотите, чтобы ваш ребенок занимался – пускай приходит, работает…» Но он был слабенький, явно не дотягивал до уровня сверстников, и в основу не попадал бы. По блату в футбол ничего не наиграешь.
- Как-то мне один тренер говорил, что считает нормальным держать несколько таких ребят, ведь благодаря их папам или другим родственникам школа получает дополнительное финансирование...
- Возможно и такое. Если взять того же внука Сацкого, то, честно говоря, я бы и так с радостью принял его в нашу ДЮСШ, ведь Сацкий очень много сделал для школы. Но играть бы парень все равно не смог. Если бы он хоть чуть-чуть задвигался, начал развиваться, то может быть. Но есть такие люди, которым не дано. Однако есть и другие примеры. Сейчас у нас занимается сын одного важного человека, но мальчик играет, двигается. Да, немного не хватает скорости, но ребенок умница, понимает и ведет игру, отдает передачи, не жадный. А отец помогает. Да, не всей школе, но группе своего сына оказывает поддержку. Все об этом знают, и ничего такого в этом нет. Ведь к этому его стимулируют успехи сына и любовь к футболу. Вспомнить ту же финальную часть последнего чемпионата. Именно этот папа нашел возможность отправить ребят в Сваляву на два дня раньше, чтобы ребята смогли адаптироваться.
- Сотрудничает ли МЗ на уровне детского футбола с зарубежными клубами?
- Нет, к сожалению, подобных возможностей у нас никогда не было. На местном уровне мы сотрудничаем со многими школами, но не более.
- Клуб достаточно финансирует свою ДЮСШ? Какую долю финансовой поддержки родители берут на себя?
- В младших возрастных группах у нас все платно, старшие же (начиная с 14-ти лет) учатся за счет клуба, им и стипендию выплачивают. Спецклассам дают питание, приезжим помогаем. У нас нет ни перед кем долгов, бюджет соблюдается четко. Однако нет продвижения вперед. Хотелось бы лучшего, но пока все по-старому.
- Но все же есть моменты организационного характера, которые хотелось бы подтянуть?
- Есть намерения привлекать детей не с шести, а с пяти лет. Но, увы, для этого не хватает тренеров. То же касается и тренера вратарей, который у нас один, а я хотел бы видеть в ДЮСШ двух таких специалистов.
- Какие планы по улучшению ДЮСШ?
- Если бы нам позволили взять хотя бы еще одну квартиру для приезжих ребят, было бы очень здорово. А еще лучше – организовать небольшой мини-интернат, человек на 20. Да еще бы и поле натуральное. Часто детям приходится тренироваться на искусственном покрытии, а играть на обычном, а делать этот переход не так и просто.

Оцените
Поделитесь

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме