Олег Кузнецов: "Ван Бастен пригрозил, что сделает меня инвалидом"

Олег Кузнецов: "Ван Бастен пригрозил, что сделает меня инвалидом"

147
Олег Кузнецов: "Ван Бастен пригрозил, что сделает меня инвалидом"
Фото - novostey.com

Первый сезон в киевском «Динамо» оставил у Олега Кузнецова двойственные впечатления. С одной стороны, новичок, перешедший осенью 1982-го из черниговской «Десны», весьма уверенно заявил о себе в основном составе. С другой, команда под руководством Юрия Морозова откровенно провально выступила и в чемпионате, и в Кубке СССР, и в Европе.

«ВАН БАСТЕН ПРИГРОЗИЛ, ЧТО СДЕЛАЕТ МЕНЯ ИНВАЛИДОМ»

Вместо досье. В сезоне-83, уже при Валерии Лобановском, Кузнецов продолжил утверждаться в роли игрока динамовской «основы», открыл счет забитым мячам, отличившись в выездной встрече с «Днепром». Нечастые голы киевского защитника, тем не менее, были либо весьма важны, либо чрезвычайно эффектны. А настоящим украшением этой коллекции стал пушечный удар в «девятку» ворот минского «Динамо» в финальном матче Кубка СССР-1987.

– Вернувшись в «Динамо», Лобановский стал наигрывать вас как одного из основных защитников. Но первое же ответственное задание вы, по мнению Мэтра, провалили, не справившись со Стукашовым из «Кайрата»...

– Он – легенький, прыткий, взрывной, мокрое и скользкое поле такому не помеха, чтобы позвонки защитникам покрутить... В общем, надолго меня на лавку усадил – по сути, на весь первый круг. Запомнил его как одного из самых неприятных оппонентов, наряду со спартаковцами Гавриловым, Родионовым и Шмаровым, минчанином Кондратьевым, московскими динамовцами Кирьяковым и Колывановым. Игорь Беланов, когда в «Черноморце» играл, хлопот мне доставил. Валерий Газзаев.

Симулянтом был Газзаев?

– Хитрости ему было не занимать. Артистизма – тоже. Красиво падать умел.

undefined

– Против «малышей», таких, как Газзаев или Беланов, защитникам-гренадерам тяжело играть?

– Мне помогло то, что до футбола я год занимался спортивной гимнастикой. И координации добрал, и прыгучести, и гибкости – на шпагат садился спокойно. Так что и на высоких, и на маленьких противоядие, как правило, находил. В голове «досье» на основных «подопечных» имелось: кто чем силен, у кого какая нога рабочая и т.д. Психологию включал: кого-то, ведь, и припугнуть на поле можно...

Знаю, вы и ван Бастена пытались «приручить». Да не прошло.

– Это на Евро-92 было, в Швеции. Пару раз придержал голландца, где-то подтолкнул. Он показывает на мое перебинтованное колено и по-английски объясняет: еще раз тронешь – с поля тебя вынесут. На том и порешили. Разошлись почти друзьями.

«Кайрату» за Стукашова вы впоследствии отомстили несколькими голами. В этом плане алмаатинцы для вас были самыми удобными соперниками. Даже со штрафного однажды им забили – ударом издалека...

– Никогда не считал, кому сколько забил. Для меня главным было Андрея Баля обойти. Такое «соцсоревнование» между нами шло. (Улыбается.) В итоге я в высшей лиге провел на гол больше Андрея Михайловича.

– Я к тому, что у вашего гола минскому «Динамо» в кубковом финале 1987-го была своя предыстория.

– После тренировки мы всегда отрабатывали удар по неподвижному мячу. Но в игре – это совсем другое. И вправду бывает, что некое озарение посещает... Я тогда в поединке с Минском на себя страшно злился, ведь именно из-за моих ошибок в наши ворота первые два мяча влетели. Вот всю силу и злость в тот удар вложил. Сработало!

– В «Динамо» вы дебютировали под 11-м номером, что подвигло одного из моих коллег в отчете о том матче написать, что киевляне представили публике перспективного форварда Кузнецова...

– А на чемпионате мира в Мексике я под десятым играл, как Марадона!.. Я никогда по этому поводу не заморачивался. Четвертый – так четвертый, десятый – ничем не хуже. Куда важнее было в раздевалке гетры успеть ухватить целее и трусы размером побольше. А то из 18 пар таким, как я, подходило три-четыре, остальные – в обтяжку.

– С обувью проблем не возникало?

– Как сказать... Две пары бутс на сезон выдавали. Добротные, немецкие модели – на год их хватало. Но такого изобилия, как сейчас, когда у футболистов по полтора десятка пар всех цветов и модификаций, естественно, не было. Иногда это становилось решающим фактором, как в случае с «Фиорентиной» в 1989-м.

«В КОМАНДЕ У ЛОБАНОВСКОГО ВЫИГРЫВАТЬ НЕ НАДОЕДАЛО»

Вместо досье. Надежность обороны «Динамо», одним из столпов которой являлся Олег Кузнецов, стала залогом громких успехов клуба на всесоюзной и международной аренах. После блистательной победы в розыгрыше Кубка кубков-1985/86 игру киевлян назвали футболом ХХI века. Логичным было и появление большинства динамовцев в составе сборной СССР. К ЧМ-1986 ее готовил Эдуард Малофеев, но незадолго до вылета в Мексику бразды правления принял Лобановский.

Олег, какой из завоеванных титулов для вас самый ценный?

– Конечно, выигрыш Кубка кубков особняком стоит. И еще, пожалуй, первое чемпионство Союза. Потому что первое! Знаете, нам в команде у Лобановского выигрывать не надоедало. Вкладывали усилия – и получали результат... Вообще же каждая победа по-своему ценна, как по-своему поучительно и каждое поражение.

undefined

В те годы, чтобы стать обладателем еврокубка, достаточно было провести девять матчей. Сейчас путь к трофеям куда более длинен и, наверное, более тернист...

– Футбол стал приносить другие доходы, соответственно изменились и условия. Можно ведь рассуждать и о том, что получают нынешние звезды побольше нашего... Могу согласиться, что скорость игры возросла. Зато в наше время, по-моему, средний уровень был выше – как в плане сложности турниров, так и по части мастерства исполнителей. Больше было индивидуальностей, на которых ходил болельщик.

А вот календарь европейский сейчас все же «стройнее». Думается, если бы вам со «Стяуа» за Суперкубок не в феврале спорить пришлось, а в августе, «Динамо» румын не отпустило бы.

– Если бы... Конечно, в феврале мы просто не могли пребывать в оптимальной форме. А одного психологического настроя – не хватило. В итоге при абсолютно равной игре повезло сопернику. Жалко, что и говорить. Такой шанс упустили.

– С представителями «соцлагеря» было особенно тяжело играть?

– Да – от политики тогда никуда не деться было. Мы для соперников – и оккупанты, и коммунисты. Половина игроков из команд Польши, Венгрии, Чехии, Югославии знали русский язык. В первую очередь, естественно, нецензурщину. И плюнуть могли, и наступить сзади, или еще какую-нибудь «подлянку» сделать. С Западной Европой как-то проще было играть.

Сборная СССР, где вы дебютировали при Эдуарде Малофееве, мало соответствовала завоеванному предшественниками негласному титулу «чемпиона мира по товарищеским матчам». У вас лично руки не опускались после нескольких поражений кряду? Все-таки подготовка велась к чемпионату мира.

– Из-за неудач в спаррингах больше пресса и общественность расстраивались. Мы же спокойно себе готовились. Правда, у Малофеева другой подход был к тренировочному процессу. Если в «Динамо» мы после 50-минутного занятия с поля буквально уползали, то здесь через два часа только испарина появлялась: в основном внимание технике уделялось...

Единственный мяч в составе сборной СССР вы провели в ворота норвежцев в 1990-м. Здесь с Балем у вас ничья выходит.

– Так он же Бразилии забил, да еще и гол-красавец! (Улыбается.) Куда мне до Михалыча!..

Вместо досье. Лучшим турниром Кузнецова в составе сборной СССР стал чемпионат Европы-1988, в финале которого команда Лобановского проиграла великолепным «летучим голландцам». В решающем матче Олег не выступал, получив в полуфинальной игре с Италией «лишнее» предупреждение за фол на Джанлуке Виалли. Выйди он против «оранжевых» – глядишь, и по-другому бы все сложилось в противостоянии с Гуллитом, ван Бастеном и компанией.

undefined

На мексиканском мундиале в 1986-м Кузнецов с партнерами выбыли из борьбы после матча 1/8 финала с бельгийцами, омрачившегося слабым судейством шведского рефери Фредрикссона. Четыре года спустя он же засудил сборную СССР и в поединке с Аргентиной на ЧМ-1990. Олег бережно хранит фото, на котором они с Диего Марадоной перед началом встречи жмут друг другу руки в качестве капитанов команд. Именно этой рукой скандальный гений выбьет мяч из пустых ворот после удара... Кузнецова.

Олег, капитанство накладывало какую-то особую ответственность?

– Не помню, чтобы повязка придавала мне сил или, наоборот, сковывала. Разве что в беседах с арбитром лишний повод на карточку нарваться. А вот заполненные трибуны всегда вдохновляли. Особенно на родном киевском стотысячнике или позже, в Глазго на «Айброксе».

Многие футболисты поручают кому-то из родных вести архив – собирать фотографии, публикации в прессе. У вас нечто подобное есть?

– Нет. Несколько сувенирных подарочных альбомов с крупных международных турниров, пару футболок команд-соперниц – вот, пожалуй, и все. Остальные майки раздал, а программками снабжал соседа-коллекционера.

Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форумеОбновить

Лучшие букмекеры