Владимир Туховский: "Мы бились так, что даже после поражений болельщики "Таврии" нам аплодировали"

Владимир Туховский: "Мы бились так, что даже после поражений болельщики "Таврии" нам аплодировали"

376
Владимир Туховский: "Мы бились так, что даже после поражений болельщики "Таврии" нам аплодировали"
Фото - sctavriya.com

Стабильный, надежный, жесткий. Таким болельщики и специалисты помнят Владимира Туховского. В 1970-1980-е годы он был одним из основных футболистов обороны "Таврии". Играл последнего, переднего и фланговых защитников. В 1974-1978-м, 1982-1984-м годах провел за нашу команду 232 матча в первенствах СССР (7 голов) и 17 поединков в розыгрышах Кубков Советского Союза. В сезоне-1977 вместе с симферопольским коллективом стал бронзовым призером чемпионата первой лиги тогда еще огромной страны. В 1980-е в команде его называли "Дед", потому что Владимир Дмитриевич тогда был в "Таврии" старшим, ответственным, опытным.

— Владимир Дмитриевич, где и как Вы начинали заниматься футболом?

— Я родился в городе Хотин Черновицкой области. Это на берегу Днестра. У нас крепость там хорошая есть. Я увлекался легкой атлетикой, волейболом, баскетболом, гандболом. Но больше всего времени посвящал занятиям футболом. Мы играли во дворе, на улице, играли босяком (никаких кед и бутс мы тогда не знали), положим два камня, которые заменяли нам ворота, – и вперед! Мячей нормальных тогда почти не было. Мы приспосабливали то продолговатые резиновые камеры с соском и шнуровкой, то набитую опилками сферу. Вот в таких условиях и росли будущие футболисты! В областной ДЮСШ было только три отделения – баскетбол, легкая атлетика и гандбол. Поэтому азы футбольного образования мы получали во дворе, собирались после уроков и пешочком преодолевали 3-5 километров до ближайшего села, где играли с командой местной школы. В другой раз ходили в другое село. Так и подрастали.

— Затем была армия?

— Когда меня призвали служить, улыбнулась удача – попал в спортивную роту в Москве, где два года играл за гарнизон на первенство столицы Советского Союза. Там меня увидели представители "Динамо" (Москва), пригласили тренироваться с ними. Я занимался с Анатолием Кожемякиным, Львом Яшиным. Меня чуть не оставили в этой команде, но поскольку у меня дома все разъехались, а мать осталась одна, пришлось вернуться в Хотин. Стал играть за коллектив своего района на первенство области. Мы тренировались два раза в неделю в небольшом зале. А затем меня пригласили в команду областного центра – "Буковину" (Черновцы), которая выступала во второй лиге СССР. Через неделю я уже стал основным центральным защитником, а через год – капитаном клуба. Там провел четыре года.

— А затем поступило приглашение от "Таврии"?

— Меня приглашали многие команды Украины. "Карпаты" за мной ездили, "Шахтер" ездил, "Днепр" ездил. Наиболее настойчивой стала "Таврия". Перед тем, как меня пригласили сюда, я в составе "Буковины" провел два матча против симферопольцев. Это было в чемпионате второй лиги СССР-1973, когда крымская команда завоевала повышение в классе. Мы тогда победили таврийцев и в гостях – 3:2, и дома – 1:0. Вторым тренером в коллективе из Черновцов был Михаил Мельник. Он после занятий оставался с молодыми футболистами и дополнительно показывал, как подкаты правильно делать, как мяч отбирать, как позицию выбирать, как должен действовать центральный или фланговый защитник, как опережать нападающего у своих ворот или как грамотно подключаться к атаке своей команды. Много возился он и со мной. Я у него многому научился, в том числе и тому, что над собой нужно работать каждый день. Причем, самостоятельно, не из-под палки. А также соблюдать режим, дисциплину.

— Переход в "Таврию" состоялся быстро?

— Не совсем. От "Таврии" за мной приехал очень хороший администратор (на тот момент администратор) симферопольской команды Владимир Стахеев. Он нашел в Черновцах своего товарища. Они вдвоем стали меня уговаривать перейти в команду из столицы Крыма. А я только получил двухкомнатную квартиру, перевез в нее мать, да и в "Буковине" был одним из лидеров. Я сказал Стахееву, что посоветуюсь с руководством команды. Пришел к тренеру. Он сказал, что поскольку я – любимец публики, капитан "Буковины" – просто так отпустить меня не получится. Будет шум на уровне областного комитета компартии. А "Таврия" меня стала заманивать возможностью поступить в институт, потому что я был тогда еще холостой, а деньги мало интересовали.

— Какое удалось найти решение?

— В итоге тренер "Буковины" предложил мне написать заявление с просьбой отпустить в Симферополь на поступление на заочное отделение на факультет института. Я приехал в столицу Крыма, меня поселили в гостиницу "Украина". Каждый день мне нужно было сдавать экзамены. А в Черновцах я привык дважды в день тренироваться, сам или с командой – не важно. Утром – зарядка, пробежка. Любой спортсмен должен поддерживать свою форму даже в другом городе. А тогда в районе теннисных кортов у бульвара Франко было футбольное поле. Мы с товарищем ходили туда тренироваться. В первый же день после приезда я позанимался на поле, бегу назад в гостиницу. Вдруг слышу сзади гудок машины. Это оказался Анатолий Заяев, который очень удивился, что я не отдыхаю с дороги, а тренируюсь!

— Вопрос о переходе в "Таврию" по-прежнему был открыт?

— В конце концов, я успешно сдал экзамены (к слову, затем сам и учился, никто за нас, футболистов, не сдавал сессии), подошел к тренеру "Таврии" Сергею Шапошникову и попросил, чтобы меня посмотрели в нескольких матчах за дубль, например. Если я подойду для регулярной игры за основу, то останусь. А если нет, то уеду в Черновцы, потому что хочу играть, а не сидеть в запасе. Симферопольская команда в 1974-м году только вышла в первую лигу. Дело было летом, когда прошла примерно половина чемпионата. "Таврии", очевидно, требовался центральный защитник. Шапошников мне сказал, что команда как раз едет на две хорошие встречи – к первому и третьему коллективам таблицы дублеров – в Краснодар и Ростов. Он предложил мне поехать.

— Согласились?

— Я поехал, сыграл там под чужими фамилиями. Благо карточек участников команды хватало. Дело в том, что тогда в турнире дублеров (а он в то время проводился и у коллективов первой лиги СССР) можно было играть и тренерам, и администраторам. У нас в свое время за дубль выступали и Стахеев, и нынешний президент ФФУ Анатолий Коньков. В обоих матчах я довольно хорошо руководил обороной, но и там, и там получил (за две желтые) красную карточку. В Краснодаре, помню, играли на поле, покрытом опилками. Мы победили 2:0. Разумеется, оба поединка смотрел тренер основной команды "Таврии". Несмотря на то, что я заработал два удаления, он сказал, что готов взять меня в стартовый состав, потому что знает, что красные карточки были получены ради достижения результата, в честной борьбе, без злого умысла. Замечательный человек и специалист, сторонник порядка и строгой дисциплины Сергей Шапошников так и сказал мне: "Хочешь ты или не хочешь, но я тебя беру! Будешь бить и своих, и чужих, чтобы боялись!"

— Играли на позиции "чистильщика", либеро?

— Да, меня сразу поставили задним защитником, хотя иногда приходилось заменять партнеров, играть переднего защитника, смещаться на правый или левый фланг. Но большую часть своей карьеры я провел на месте заднего защитника. Играл я почти без замен, пропускал из-за травм не больше нескольких игр за сезон.

— Помните первый матч за основную команду "Таврии"?

— 26 августа 1974 года мы играли с командой из Нальчика, я заменил Евгения Короля. Это был один из редчайших поединков, когда симферопольский коллектив уступил дома (1:2). В подавляющем большинстве встреч в столице Крыма мы побеждали, реже – зарабатывали ничью.

— В чем секрет такой командной стабильности?

— Мы бились так, что даже после поражений зрители нам аплодировали. Потому что болельщики видели, что "Таврия" сделала все для успеха, но соперник оказался сильнее. После поражений мы старались не появляться на улице Пушкина в Симферополе, потому что там могли услышать очень много, скажем так, интересного от болельщиков. Мы знали, что играем для них, знали, что в случае неудач нас ждет справедливая критика. Это очень мотивировало.

— Рассказывают, что тогда никто не имел гарантированного места в основе. Это правда?

— Когда в "Таврии" тренером работал Сергей Шапошников и команда играла в первой лиге СССР, перед матчем дубля наш наставник отбирал 12 человек. И мы играли два тайма по 20 минут на пол-поля шесть на шесть. Это была такая бойня! Право выйти в основе (даже стартовом составе дубля!) нужно было доказывать на каждой тренировке, в каждой контрольной встрече. Борьба в таких поединках на пол-поля была на каждом метре. Я однажды настолько увлекся, что в пылу единоборств сломал Валентину Прилепскому лодыжку. Футбол ведь – игра травмоопасная. У меня самого два раза был перелом челюсти, страдал и нос. Но это не мешало мне выходить на поле и играть. Тогда никто из нас не уходил от стыков. Это четко показывало, что все хотят выиграть борьбу за мяч. Ведь футболист – этот тот, кто любит свое дело, работает два тайма. Если он двигается, открывается, обыгрывает, забивает – это всем интересно. А если этого не происходит, то и зрителей меньше приходит на стадион.

— Вы не раз подчеркивали, что оставались в Симферополе, потому что очень нравилось работать с Сергеем Шапошниковым. В этом году ему исполнилось 90 лет.

— Хороший мужик, замечательный человек и специалист. Он никогда не ругался, представляете?! Только говорил: "Вова, опустись на землю! Я тебя прошу!" А я-то знаю, что сыграл неважно в таком-то моменте. От него ничего не скрывалось, он все видел, понимал, как надо подхлестнуть футболиста. Как-то вышли мы на тренировку, он нам говорит: "Сорок минут делайте, что хотите!" Не знаю, как отреагировало бы нынешнее поколение, но мы начали отрабатывать то, что требовало улучшения: кто играл в квадрат, кто старался контролировать мяч. Я, например, выполнял длинную передачу левой ногой.

— Такой самоконтроль не мог не приносить общий успех!

— У нас была такая команда, что хорошо играть было с каждым. И каждый мог заменить партнера по коллективу. Каждый на своем месте дополнял друг друга. Думаю, что тот подбор футболистов – большая заслуга тренера Сергея Шапошникова. Например, заканчивал играть наш левый хав Евгений Король, а наши наставники, когда "Таврия" встретилась с "Колхозчи" (Ашхабад), увидели там Петра Карлова. Он как раз – крымчанин. Так Петр пришел на место Евгения.

Еще одна заслуга Шапошникова была в том, что он всегда держал в команде четырех 17-19-летних игроков. Постепенно они получали практику, то есть набирались опыта. У них был оклад на двоих, они с нами тренировались, были в штате. Со временем в основе заиграли и Сыроватский, и Умрихин, и другие.

— Наиболее памятными стали матчи "Таврии" против московского "Спартака"?

— В 1976-м году мы в Сочи выиграли у "Спартака" поединок 1-16 финала Кубка СССР. Мы прилетели, поселились в гостиницу, смотрим, а поле всё – в глине. Оказалось, что накануне сошел селевый поток с гор. И поле стали расчищать грейдеры. В итоге травы не было, поляну утрамбовали, она была очень жесткая. Тогда Евгений Король два гола забил со штрафных. Нам пенальти дали, хотя его не было. Там спартаковец мимо меня пробегал, упал, а арбитр поверил этому.

— В следующем сезоне были встречи со "Спартаком" в чемпионате первой лиги СССР.

— В июле 1977 года "Таврия" сыграла с москвичами дома вничью – 2:2. Я тогда забил "Спартаку" дальним ударом с левой, метров с сорока! У них в воротах стоял Прохоров. Он не сразу поверил, что пропустил. Мы вели 1:0, 2:1, а в концовке Булгаков забил Геннадию Лисенчуку метров с 25-ти. Свои дальние удары я отрабатывал, оставаясь после тренировок. Брал мяч, подбегал и метров с 30-ти бил раз пятьдесят. Не меньше. Так и оттачивал удар.

— Наверняка запомнилась и игра с "Динамо" (Киев)?

— В 1975-м году оно выиграло Кубок обладателей кубков. Мы с ними встретились в Симферополе, на "Локомотиве" был аншлаг. "Таврия" уступила, но в борьбе – 1:3. Хотя против нас играли Трошкин, Мунтян, Буряк, Коньков, Колотов, Онищенко, Блохин, Фоменко, Решко, Матвиенко, Медвидь, Рудаков. До последних минут счет был 1:2, лишь в концовке Колотов головой забил нам третий гол.

— Спортсмены во время карьеры должны следить за весом. Вы не исключение?

— Всегда соблюдал режим, после матчей старался отдыхать дома, в тишине и покое, семья это понимала. Я соблюдал диету и режим питания. Если у меня был "боевой" вес 77 килограммов, то больше положенного я не съедал. Потому что знал, что после этого лишние килограммы придется таскать по полю. И не стоять, а работать, бегать с ними на протяжении 90 минут!

— Ваша первая часть карьеры в "Таврии" продлилась пять лет…

— В 1977-м году мы стали третьими призерами чемпионата первой лиги СССР. После этого Сергея Шапошникова забрали на работу в Москву. Он увез с собой Анатолия Коробочку и Юрия Аджема. В "Таврии" изменилась ситуация. Я еще год отыграл, но в 1979-м ушел в харьковский "Металлист". Там провел сезон.

— Что запомнилось из того этапа карьеры?

— Когда играл в "Металлисте", главный тренер харьковчан – Евгений Лемешко – любил в день матча делать тренировочный поединок в баскетбол. Он брал основной состав, сам становился двенадцатым и мы соревновались шесть на шесть. Играл Лемешко в баскетбол очень прилично, никогда не любил уступать. Но и мы тоже неплохо защищались и забивали. Дело порой доходило до того, что мы играли два часа в баскетбол, потому что его команда отставала в счете, а он этого стерпеть не мог. Нам тогда шепнули, чтобы мы немного поддались, иначе матч мог продолжаться до бесконечности. (Улыбается)

— В том сезоне довелось выступать против симферопольцев?

— В 1979-м году мы дважды встречались с "Таврией". Дома выиграли 1:0, тогда Владимира Науменко не было в составе. А в Симферополе он вышел. Я ему перед поединком сказал, что если он хоть раз ударит по воротам "Металлиста", я сниму бутсы и уйду с поля, потому что должен был персонально действовать против Науменко. (Улыбается) Он не поверил. Еще один защитник харьковчан – Валентин Крячко – персонально играл с Юрием Цымбалюком – нападающим "Таврии", который родом из Харькова. В итоге "Металлист" победил 2:0, а Науменко ни разу не ударил по воротам, потому что я этого не позволил этого сделать.

— Что было после сезона в Харькове?

— Отправился на два года в Польшу, где выступал за советскую группу войск. В 1982-м меня снова пригласили в Симферополь. Большую роль в этом сыграл Анатолий Глухоедов, который тогда был начальником команды из столицы Крыма. Я еще три сезона провел в "Таврии".

— Много ли тогда зарабатывали футболисты?

— Мы играли за оклад в 160 рублей в месяц. Бывало такое, что нам в "Металлисте" за один матч обещали такую же сумму премиальных! Конечно, мы выходили и прикладывали все силы, чтобы одержать победу и за один поединок заработать то, что при иных условиях зарабатывали целый месяц. Обычно гонорар у нас был примерно 40 рублей. Допустим, мы играли один матч в неделю на чемпионат Союза, а еще два поединка проводили в разных городах Крыма – для развития футбола, для популяризации команды. За это нам тоже платили гонорар, стимулировали финансово.

— Чем занялись после завершения карьеры футболиста?

— Стал работать в детско-юношеской футбольной школе и параллельно начал заниматься судейством. Сначала приходилось проводить матчи на первенство Симферополя и Крыма. Затем были чемпионат Украины среди коллективов физкультуры, вторая украинская лига и первая лига Советского Союза. После этого мне доверили поединки высшей лиги чемпионата СССР в качестве главного судьи. В Крыму есть только два арбитра, которые имеют всесоюзную категорию. Это я и Георгий Ильяков. В высшей лиге Советского Союза я провел 19 поединков. В украинском чемпионате работал и главным, и боковым судьей. Повесил свисток арбитра на гвоздь в 48 лет. За всю карьеру рефери меня ни разу не наказывали и не снимали с обслуживания матчей.

— Благодаря чему это удавалось?

— Даже работая судьей, я продолжал тренироваться. Знал, что нужно пробежать 10 кругов, сделать зарядку, растяжку, ускорения, покачать пресс. Как-то приехал на соревнования команд Вооруженных сил, меня на такой личной тренировке увидел Сергей Шапошников. Он тогда сказал, что на таких футболистов или арбитров должны равняться молодые, потому что самодисциплина – штука в спорте необходимая. Это же аксиома: перед работой (будь то тренировка или матч) нужно отдыхать, соблюдать режим, готовиться к работе, а не предаваться не нужным искушениям, которые только мешают хорошему труду футболиста.

— В конце 20-го века Вы некоторое время трудились наставником симферопольской команды.

— Мы с Сергеем Матухно работали в "Таврии" в тренерском штабе Анатолия Коробочки. Приняли коллектив, когда занимали 13-е место, а спустя некоторое время поднялись на 7-е. Вскоре мне по личным причинам пришлось уйти.

— Также Вы работали и в детско-юношеской школе симферопольской команды.

— У нас с Леонидом Черновым получился удачный выпуск ребят 1976 года рождения. Среди них – Величко, Ветренников, Донюшкин, Осипов, Храмцов, Мартынов. Я тогда только закончил играть. Чернов меня взял методистом в футбольную школу. Мы играли на гаревом поле, когда снега было по пояс! Для футболистов сыграть на таком снежном поле двусторонку – отличная нагрузка. Лучше и не придумаешь.

— Легко ли работать с молодыми?

— У каждого начинающего футболиста есть те или иные способности. Только их нужно развивать. Этим должны заниматься и сам спортсмен, и тренеры. Нужны и условия. Хорошо, что на "Локомотиве" наконец появилось поле с искусственным покрытием. Я приехал в Симферополь почти 40 лет назад. Вот сколько времени прошло, прежде чем молодежь получила возможность тренироваться на современной "поляне"!

— Ваше мнение о нынешнем первенстве страны?

— Сейчас в чемпионате Украины есть три ведущие команды. У некоторых других не все гладко в построении работы клуба как такового, в том числе и в плане определения уровня заработной платы. Убежден, что примером для таких коллективов должна быть нынешняя национальная сборная, футболисты которой в наши дни выходят и полностью отдаются каждой игре, получают удовольствие от своей работы.

— У спортсменов не также уж много свободного времени. У ветеранов с этим получше. Чем занимаетесь?

— Не люблю сидеть на месте. Каждый день утром совершаю пробежку, час уделяю занятиям на улице. Люблю рыбалку. Я – частный предприниматель (занимаюсь перевозками), продолжаю инспектировать матчи украинских футбольных соревнований, являюсь вице-президентом федерации мини-футбола Крыма. Также помогаю футбольным судьям, участвовал в становлении арбитров Юрия Вакса и Анатолия Жабченко. Сейчас они работают на уровне Премьер-лиги.

— Расскажите о вашей семье.

— Мою жену зовут Анна. Есть две дочки – Екатерина и Оксана (они живут в центральной России, но каждый год приезжают в Крым) и две внучки (Ксюша и Соня, ей 4 месяца).

— В этом году "Таврии" – 55 лет. Наши поздравления Вам!

— Благодарю. Ветеранам желаю здоровья. Это – самое главное. Команде желаю почаще побеждать, радовать болельщиков. А зрителям желаю всегда оставаться с "Таврией", поддерживать симферопольский коллектив в любой ситуации.

Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форуме Обновить