Александр Гайдаш: "Забивать голы — это врожденное качество"

Александр Гайдаш: "Забивать голы — это врожденное качество"

112
Александр Гайдаш: "Забивать голы — это врожденное качество"
ФК "Таврия"

Он — один из самых талантливых и мощных бомбардиров за историю крымского футбола. По крайней мере, именно Александру Гайдашу принадлежит рекорд по числу голов в высшем дивизионе в составе «Таврии». Мячи он забивал на любой вкус, но симферопольские болельщики любят его не только за это. А за то, что в какие бы места ни забрасывала Александра судьба, рано или поздно он возвращался в «Таврию»…

До сих пор любимцу симферопольских болельщиков не представлялся случай поработать в родной команде разве что в роли главного тренера — эта должность в нынешнем сезоне отдается зарубежным специалистам. Александр Гайдаш и не скрывает, что его взгляды часто расходились со взглядами руководства. Но главное — у него не пропало желание работать. Так что можно не сомневаться, что нынешняя пауза в его тренерской карьере — временная.

— Александр, по футболу не скучаете? Чем заняты в данное время?

— Сильно соскучиться не успел. Последняя работа была в 2013 году в запорожском «Металлурге», где я возглавлял научную группу. Сейчас туда пришли люди со своим видением. Я в таких случаях стараюсь не мешать. Вообще по поводу своего будущего никогда сильно не волновался. Не получится в футболе — смогу найти себя где-то еще. Еще давно, в советское время, моя сестра работала в аэропорту в Жданове (нынешнем Мариуполе), откуда я родом. Когда-то существовал такой авиарейс — Донецк — Москва — Жданов — Москва — Донецк. Так вот, место бортпроводника на маршруте из Москвы в Жданов и из Жданова в Москву было свободным: все члены экипажа снабжали стюардессу или стюарда большим списком дефицитных вещей и продуктов, которые можно было купить только в столице. Мне нужно было срочно вылететь в Москву на сбор молодежной сборной, билетов не было, и сестра подсобила — устроила меня в самолет бортпроводником. Ничего, справился: ходил по салону, открывал для пассажиров бутылки с минеральной водой…

Похожий случай был, когда из Москвы нужно было добраться в Киев, и я напросился на роль проводника в вагоне поезда — разносил чай, делал другую полагающуюся работу. Довелось поработать в своей жизни директором гостиницы, пробовал себя и в политике — баллотировался в депутаты симферопольского городского совета. Только если скажут, что на работе надо танцевать, то я, наверное, откажусь. Хотя никогда не говори «никогда»… Недавно теща сказала, что я неплохо танцую.

— Мы с вами встретились на прошлой неделе в Киеве на вручении премии «Голеадор», которой были отмечены члены символического Клуба Олега Блохина. На мероприятии не обошлось без недоразумения: организаторы не сумели найти в Интернете видеозаписей ваших голов. Вам стало обидно?

— Нет, обида тут не причем. Это проблемы того времени, в которое я выступал, — в 80-е—90-е никто еще не имел представления об Интернете и, тем более, о Youtube. Впрочем, что говорить, — у многих еще видеомагнитофонов в то время не было! Так что к ситуации на церемонии лично я отнесся с юмором. Хотя, конечно, жаль. Вот будут у меня внуки и попросят: «Дедушка, а покажи голы, которые ты забивал», а показать будет нечего… Я, думаю, все же обращусь в ФК «Таврия» или в другие источники — какие-то видеоархивы должны быть, не могли же они сквозь землю провалиться.

— Запись какого гола попытаетесь найти в первую очередь, когда появится такая возможность?

— Наиболее часто вспоминаю мяч, забитый «Кузбассу» из Кемерово в рамках первой советской лиги. Пробил прямым ударом со штрафного — позиция была метрах в 40-ка от ворот, чуть по диагонали. Гол, помимо того, что был очень красивым, стал еще и победным! Симферопольские болельщики его до сих пор вспоминают!

— Как считаете, бомбардирами становятся или рождаются?

— Думаю, забивать голы — это врожденное качество, и оно дано далеко не всем футболистам. Я, допустим, с раннего детства играл в нападении и был довольно результативным форвардом… Покойный Анатолий Николаевич Заяев уже после того, как я закончил карьеру, часто говорил футболистам, промахнувшимся в очередном супермоменте: «А вот Гайдаш не бил — он забивал!» Фраза вроде бы абсурдная, но ее смысл понятен…

— Почему в последние несколько лет в «Таврии» не наблюдается ваших достойных последователей на бомбардирском поприще? Последним нападающим, способным забивать голы, был Шиндер, и тот ушел…

— Перед тем, как перейти в «Шахтер», Антон за весь чемпионат в «Таврии» забил четыре гола. Это разве показатель хорошего форварда? Считаю, что шумиха вокруг многих современных футболистов искусственно раздувается благодаря средствам массовой информации… А последняя на самом деле боеспособная линия атаки в симферопольском клубе была еще во времена тренерства Михаила Фоменко — тогда раскрылись такие ребята, как Ковпак, Гоменюк, Идахор.

— Ваши сыновья Андрей и Евгений — оба тоже нападающие…

— Ну, младший уже закончил с футболом — вмешались травмы, появились и некоторые семейные проблемы. А вот Андрей потихоньку играет, но ему сейчас не хватает стабильности. Последним его коллективом был запорожский «Металлург», сейчас поехал на сборы с другой командой (в понедельник Андрей Гайдаш принял участие в спарринге в составе армянского «Титана» против «Ильичевца». — Прим. авт.). 16 января он отметил свое 25-летие — для футболиста уже зрелый возраст, так что пусть старается и сам пробивает себе путь наверх.

— А как начинался ваш собственный путь? Были какие-то переломные моменты?

— Один из таких, несомненно, произошел в 1980 году. У меня было очень серьезное заболевание — ревматизм ног. С июня по декабрь пролежал в больнице. Казалось, что футболом после этого заниматься не смогу. В это время, в ждановской школе № 62, в которой я учился, был организован футбольный спецкласс, инициатором которого являлся приехавший в город тренер Петр Ефимович Шульман. Во время нашей встречи Петр Ефимович убедил меня, что занятия мне нужно продолжать, придумал различные упражнения на укрепление здоровья и мышц ног. С восьмого класса я продолжил регулярные тренировки на футбольном поле — к тому моменту уже выкинул свою медицинскую карточку… С тех пор никто не вспоминает про мою болезнь. Если не считать автомобильную аварию, которую пережил в достаточно зрелом возрасте, на здоровье никогда особо не жаловался.

— Чем запомнилось пребывание в молодежной сборной СССР?

— Меня вызвали в эту команду в 1984 году в качестве игрока «Шахтера», но я так и не сыграл в составе «молодежки» ни одного официального матча. Деревянному парню из Украины, которым я себя тогда считал, сложно было конкурировать с восходящими звездами, громко заявившими о себе позже в московских клубах, — Колывановым, Кирьяковым, Добровольским…

Перед первой тренировкой в «молодежке» со мной был случай: мы жили в Москве в гостинице «Спорт», и меня поселили с каким-то армянином. Я ушел в соседний номер к ребятам-украинцам, а потом гляжу — до тренировки всего ничего осталось, нужно срочно переодеваться. Армянин из моего номера уже собрался и ушел к автобусу. Дверь номера закрыта. Я, недолго думая, решил, что спускаться вниз за ключом будет слишком долго, и полез через окно. А там, на секундочку — 13-й этаж!.. Слава Богу, все обошлось. Даже на тренировку успел. Но сейчас, когда вспоминаю эту историю, волосы дыбом встают — молодой был, мозгов мало…

— В донецком «Шахтере», будучи еще зеленым дублером, вы постигали уроки мастерства у таких признанных зубров, как Соколовский, Грачев. Было чему поучиться?

— Во время того же награждения премией «Голеадор» легенда горняков Игорь Петров вспомнил ситуацию, которая случилась во время матча «Шахтера» с динамовцами Тбилиси: штатный на тот момент пенальтист нашей команды Михаил Соколовский после назначения 11-метрового в ворота соперников сказал Петрову: «Я свою сотню голов уже забил. Теперь ты начинай свою сотню». И передал ему мяч. Так вот, Петров упустил в рассказе только одну вещь — этот самый пенальти заработал я! Причем это было вообще мое первое появление в главной команде — чуть ли не за минуту до того падения в штрафной я вышел на замену (улыбается)!

— Рассказ о дальнейшей армейской службе — в киевском СКА и в московском ЦСКА — опустим. А как вы оказались в «Таврии»?

— Я помню все в таких мельчайших подробностях, как будто это было недавно. 5 декабря 1988 года, когда мы с женой были в отпуске в Подмосковье, пришла телеграмма: «Придите на почту, по телефону вызывает Симферополь». Я был крайне удивлен, ведь ни одного знакомого в Симферополе у меня не было. Это оказался Заяев, который и пригласил в «Таврию». На тот момент у меня уже было приглашение в Николаев, но окончательный выбор в пользу столицы Крыма сделал 27 декабря, когда за мной в Жданов прибыл … автобус. Этим пустым «Икарусом» на следующий день мы с женой, которая была на девятом месяце беременности, и отправились в Симферополь. Причем на всякий случай с нами ехал и доктор, которого тоже отправил ко мне Заяев. Вообще дар убеждения и проницательность Анатолия Николаевича не имели границ. Его умение находить и доставать игроков достойно отдельного рассказа — мог уговорить футболиста самыми разными методами, иногда шел на хитрости, как, например, в случае с Сергеем Шевченко. Ради этого игрока Заяеву удалось задержать вылет самолета из Ташкента в Симферополь. Но эта история, в общем-то, уже довольно известная и в прессе звучала не раз…

— Много лет вы с Заяевым были вместе как тренер и подопечный. А когда поняли, что можете назвать Анатолия Николаевича своим другом?

— Пожалуй, в 2003-м. Мне было 36, и я еще был действующим футболистом. Анатолий Николаевич поднимал всю команду пораньше, вел ее на зарядку. Мне же делал определенные поблажки: я не любил рано вставать и рад был возможности выспаться. Когда я закончил карьеру игрока, мы с Заяевым сели, поговорили, и он назначил меня начальником команды. Я понимал, что Анатолий Николаевич готовит меня к роли главного тренера, хочет видеть своим преемником. Но в 2004 году у клуба сменились инвесторы, и мы покинули «Таврию» одновременно. Это только укрепило нашу дружбу. Благодарен судьбе за то, что в последние 10 лет жизни Заяева сумел многое у него перенять.

— Именно благодаря Заяеву в 1991 году состоялся первый в истории «Таврии» зарубежный трансфер — вы отправились в турецкий «Сарыерспор», правда, не прошло и года, как вернулись обратно. Однако единственное на данный момент чемпионство крымчан прошло мимо вас …

— Один мой друг — известный крымский журналист — шутит, что «Таврия» два раза была чемпионом — в первый раз и в последний (смеется). А если говорить серьезно, то Заяев, к примеру, искренне считал, что я поспособствовал золоту 1992 года, хотя в том сезоне меня в команде и не было. В Турцию в конце 1991-го года мы отправились с Анатолием Николаевичем вместе. «Сарыерспор» — клуб не богатый, но все же готов был заплатить за меня 200 тысяч долларов. Заяев отказался от «живых» денег и договорился, чтобы вместо этого «Таврии» обеспечили на следующий год два полноценных турецких тренировочных сбора с суточными плюс новый комплект обмундирования. По мнению Анатолия Николаевича, все это в комплексе дало следующим летом известный всем результат.

— У вас сейчас немало свободного времени. Как его проводите?

— Я больше всего на свете люблю собак! Сейчас у меня два пса. Согласен с утверждением, что человек предать может, а собаки — никогда. Эти четвероногие друзья в моей жизни значат очень многое. Когда после какой-то поездки подхожу к воротам дома — сразу раздается радостный визг!..

— Вы лучший бомбардир «Таврии» в высшей лиге за всю историю. Как думаете, в ближайшем будущем обновить рекорд кому-то удастся?

— Ничего вечного нет, и рано или поздно это случится. Я хочу, чтобы это произошло как можно скорее. «Таврии» нужны голы!

Оцените
Поделитесь
Источник:
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить

Лучшие букмекеры