Анатолий Демьяненко: "В завоеванный нами трофей Кубка кубков вошло восемь бутылок шампанского"

Анатолий Демьяненко: "В завоеванный нами трофей Кубка кубков вошло восемь бутылок шампанского"

68
Анатолий Демьяненко: "В завоеванный нами трофей Кубка кубков вошло восемь бутылок шампанского"


Команду, созданную Валерием Лобановским в середине восьмидесятых, боготворил и стар и млад. Во время еврокубковых матчей «Динамо» на трибунах Республиканского стадиона в Киеве яблоку негде было упасть. А для миллионов болельщиков по всей стране в дни, когда играло «Динамо», жизнь, казалось, замирала. Сам помню, как осенью 1985-го, будучи девятиклассником, самым наглым образом сбежал с какого-то комсомольского «збiговиська» в самый его разгар. Выбора-то не было: «Динамо» начинало выездной матч с румынской «Университатей» непривычно рано.

Случайных и ненадежных в футбольные капитаны не выбирают. Именно Анатолию Демьяненко на протяжении многих лет доверяли капитанскую повязку в киевском «Динамо». Именно он в звездном для команды Лобановского 1986-м принял из рук президента УЕФА Жака Жоржа и поднял над головой добытый киевлянами Кубок обладателей кубков.

Он всегда был парнем «на пятерку»! И на футбольном поле, когда играл под пятым номером на футболке, и за его пределами. Таким же знаменитый защитник «Динамо» и сборной Советского Союза остается и сейчас — порядочным, справедливым и лишенным малейшего налета звездности. Наверное, точнее всех его охарактеризовал давний товарищ по «Динамо» Сергей Балтача: «Такой человек никогда не оставит других в беде».

— Анатолий Васильевич, вопрос на засыпку: назовите украинский город, в котором едва ли не на одной улице родились три известных игрока, признававшиеся со временем лучшими футболистами страны.

— (Задумался). А помощь зала предусмотрена?

— Днепропетровск.

— Протасов, Демьяненко и…

— Лучший футболист Украины 2004 года…

— Точно, Саша Рыкун.

— Вас признали футболистом номер один в Советском Союзе в 1985-м. За всю историю отечественного футбола такой чести удостаивались считаные защитники…

— Если не ошибаюсь, то до меня из игроков обороны приз еженедельника «Футбол-Хоккей» доставался только московскому спартаковцу Евгению Ловчеву и Саше Чивадзе из тбилисского «Динамо». Конечно же, приятно было. Мне даже кубок какой-то вручили.

Помню, отпуск после тяжелого сезона я проводил в родном Днепропетровске. Бесконечные звонки, визиты знакомых и незнакомых людей. А тут еще украинское телевидение приехало снимать «героя» (смеется). Расставили в квартире камеры, прожектора и почему-то… не снимают. Я уже нервничать стал. И вдруг зажигается свет, и в комнату с букетом алых гвоздик входит Галина Михайловна Гордеева — мой первый футбольный тренер, собравшая нашу первую команду для участия в «Кожаном мяче». Честно говоря, я был потрясен, ведь столько лет прошло…

— А ведь с вашим переходом в киевское «Динамо» связана целая детективная история…

— В 19 лет я дебютировал в основном составе днепропетровского «Днепра». А в конце 1978 года меня вызвали в сборную Украины для участия в турнире «Переправа». Отыграл я, видимо, неплохо, поскольку попал в символическую сборную соревнований. К тому же мы выиграли турнир.

В один из дней в гостинице, где мы жили, ко мне подошел мужчина и, улыбнувшись, представился: «Анатолий Андреевич Сучков, тренер киевского «Динамо». Видел вашу игру: неплохо, совсем неплохо. Думаю, сможете закрепиться и в основном составе нашей команды. Текст заявления о переходе я сейчас продиктую».

О переходе в киевское «Динамо» я и мечтать не смел. Как загипнотизированный, поплелся за Сучковым в его номер и написал заявление с просьбой разрешить мне переход из «Днепра» в «Динамо». Очнулся примерно через полчаса и сразу начал корить себя: «Предатель! Как же ты мог? «Днепр» вылетел в первую лигу, а ты — бежать…»

Словом, через 15 минут я уже стучался в номер Сучкова с требованием вернуть мое заявление. «А его у меня нет, — не моргнув глазом сказал Анатолий Андреевич. — Оно отправлено в Москву для утверждения…»

Приехав домой, я откровенно рассказал обо всем тренерам «Днепра» и по их совету отправил в Федерацию футбола СССР телеграмму с просьбой считать мое заявление недействительным.

— Помогло?

— Если бы. К нам домой то и дело приезжали какие-то люди в милицейской форме, спрашивали меня. Я понимал, что это были «люди Киева». Но что они могли выведать у моих глухонемых родителей? Я же в это время скрывался у друга детства, известного впоследствии игрока «Днепра» и, к сожалению, ныне покойного Сергея Мотуза.

Но от судьбы не уйдешь. В январе 1979-го я получил приглашение в Гантиади, где сборная Украины под руководством Валерия Лобановского готовилась к Спартакиаде народов СССР. А по окончании сбора меня отправили не в Днепропетровск, где я уже «служил» в армии и по бумагам якобы… охранял тюрьму, а в одну из воинских частей Киева. На Подоле она располагалась. Даже номер помню — в/ч 3217. Оказалось, что, пока я пахал на тренировках, меня как военнослужащего уже успели перевести в столицу.

— Первым вашим домом после переезда в Киеве было общежитие?

— Да. Но вскоре мой друг Володя Бессонов пригласил в свою холостяцкую квартиру на улице Урицкого. Там я прожил полгода, пока на той же улице не получил свое однокомнатное жилье. Помню, сам себе готовил. В соседнем гастрономе у меня был знакомый мясник — всегда мне хорошее мясо оставлял. Приду домой, отобью кусок, посолю, поперчу — и на сковородку. Такая вкуснятина!..

Позже, уже в 1986 году, переехал в двухкомнатную квартиру на Тургеневской. Кстати, жил на одном этаже с Игорем Белановым, которому как человеку женатому и с ребенком выделили трехкомнатную.

— «Гнобили» холостяков?

— Еще как! (Смеется.) Женатые заезжали на базу за два дня до игры, а мы там куковали уже за трое суток.

— Лобановский был строгим тренером, но и с чувством юмора у Валерия Васильевича, самому доводилось убеждаться, был полный порядок.

— Конечно. Помню, летели мы после зимнего турнира из США, и в duty-free Лобановский увидел, как один из футболистов покупает бутылку водки. «Зачем тебе она?» — спросил Васильич. «Да вот, знакомым хочу подарок привезти», — нашелся игрок. «В Москве покажешь…» — произнес Лобановский и отошел.

— Вы рано начали седеть…

— Первые седые волосы на моей голове появились еще в 25 лет.

— К тому времени близкие друзья вас уже называли… Мулей?

— Это прозвище прилипло ко мне еще лет с шести. К моему старшему брату Володе приходил в гости сосед, живший этажом выше. Фамилия его была Муравский, а во дворе его звали Мурик. Но поскольку букву «р» я не выговаривал, то называл его Мулик или Муля. Вот с тех пор самые близкие друзья и величали меня не Толиком, а Мулей.

— Анатолий Васильевич, ваши родители живы?

— Мама, Раиса Савельевна, которой уже 93 года, слава Богу, жива. Правда, болеет. А вот отца, Василия Логвиновича, не стало еще в 1987-м. Он умер за три дня до нашей игры со «Спартаком». Так что на тот матч в Москву я, конечно же, не поехал…

Уже почти семь лет нет в живых и моего старшего брата Володи, который в детстве здорово меня «песочил», чтобы я стал человеком. А наш средний брат Николай, который старше меня на два года, и сегодня живет в Днепропетровске. Сейчас появилось время, так что в городе своего детства я частый гость.

— Свободное время, это, конечно, хорошо, но вы уже 10 месяцев после ухода из «Волыни» без любимого дела…

— В кои-то веки можно спокойно отдохнуть. Летом с семьей и друзьями махнули в Грецию, а недавно катались на лыжах в Буковеле. А любимое дело есть и сейчас. Еще какое! Моему младшему сынишке Алексею в марте исполнится четыре годика. Наслаждаюсь общением с ребенком: вожу Лешу в садик, забираю, вместе смотрим футбол. А что он дома с мячом вытворяет!.. Так что не до скуки.

— Трепещите, соперники, — до выхода на поле Демьяненко-младшего осталось всего-ничего?

— Посмотрим (улыбается). Кстати, мой старший, Денис, которому сейчас 13, занимается в футбольной школе «Атлет».

— Ваши дети от первого брака уже взрослые.

— Тарас долгое время занимался большим теннисом. Сейчас у него маленький бизнес. Своя семья. Подарили нам внучку Катю. Ей четыре года исполнится в апреле.

— Сын и внучка одного возраста. Потрясающе!

— Такова жизнь. Кстати, дочурку Тарас с женой назвали в честь моей дочери. Катя с красным дипломом закончила экономический факультет Госуниверситета имени Шевченко. Она у меня умница. И в школе золотая медаль была. Сейчас еще заочно учится на правоведении.

— Это правда, что ваша фамилия… не Демьяненко?

— Чистая правда. Настоящая — Демяненко, без мягкого знака. Но я уже привык, хотя и сейчас в паспорте (в русскоязычном варианте) у меня написано «Демяненко». Однажды из-за этого мягкого знака были серьезные неприятности. В составе сборной СССР я из Москвы летел куда-то за границу, и из-за неразберихи с моей фамилией рейс задержали на целых два часа. Звонили в МИД, добивались специального разрешения…

— На футбольное поле до сих пор выходите?

— А как же! Когда приглашают, с удовольствием играю за ветеранов родного «Динамо» и за сборную Советского Союза. С динамовцами в прошлом году в Казахстан летали, в Семипалатинск. Сейчас вот звонили, в Ташкент зовут. Поедем командой СССР, еще раз увижусь со старыми друзьями-соперниками.

— Тем более что в Узбекистане вы с недавних пор свой…

— Надеюсь. По крайней мере, с «Насафом», который я возглавлял, удалось в 2011-м выиграть Кубок азиатской конфедерации футбола — аналог нашей Лиги Европы. В Карши у меня осталось много друзей. А какие там дыни, арбузы…

— За полтора десятка лет профессиональной карьеры вам доводилось играть против многих мировых звезд — Диего Марадоны, Зико, Мишеля Платини… Не робели перед звездами?

— Помню, как весной 1982 года мы проводили товарищеский матч с аргентинцами. Перед игрой я попытался завести Андрея Баля, которому предстояло персонально опекать знаменитого Диего Марадону. «Ну, Андрюха, — говорю, — задаст тебе Марадона». «Или я ему», — спокойно парирует Баль. «Так он же новый Пеле!» «А я — старый Баль!» Тогда мы посмеялись, а «старый» в итоге наглухо закрыл аргентинскую звезду, и мы сыграли с действующими чемпионами мира вничью — 1:1.

— Был в вашей биографии момент, когда вы полгода в родном Днепропетровске работали на заводе… слесарем-инструментальщиком. Значит, скажем, починить автомобиль для вас не проблема?

— (Улыбается.) Да, могу колеса поменять или масло, а еще — бензин залить…

— Свой первый автомобиль помните?

— «Волга». Двадцать четвертая. Недолго на ней ездил — слишком большая была. Потом пересел на «Жигули»-«восьмерку». Нас, динамовцев, ставили в льготную очередь, и мы могли купить себе машину. Уже позже я обзавелся «Мерседесом» и с тех пор немецким авто не изменял. Вот и сейчас у меня «Мерседес».

— Футбол тоже предпочитаете немецкий?

— В том числе. А еще мне по душе испанский и английский, — продолжает Анатолий Демьяненко.

— А как же итальянский? Ведь в 1988 году после успешного выступления сборной СССР на чемпионате Европы на вас имела виды «Рома».

— Тогда за границу еще не отпускали. «Вольную» дали только через год. Но я получил травму и на целый сезон выбыл из строя. Хотя за рубежом все же успел поиграть. Пускай и не в таких именитых клубах, как римский. Сначала был немецкий «Магдебург». После объединения Германии моя команда не смогла выполнить поставленную задачу, и прозябать в низшем дивизионе не было смысла. Я переехал в польский «Видзев». Вскоре там возникли финансовые проблемы, и пришлось вернуться домой.

— Недавно узнал, что у нас с вами хобби одинаковое — привозим сувенирные тарелки из городов и стран, в которых бываем.

— Есть такое. Правда, моему увлечению не больше десяти лет. Как-то купил на память одну тарелку и «заболел». Штук 60—70 теперь у меня. Сейчас за рубежом первым делом ищу сувенирный магазин.

— Очень даже понимаю… А вы случайно не рыбак?

— И не охотник. Ездил с друзьями пару раз на охоту, но не мое это. А рыбачить нравится только тогда, когда постоянно клюет. Не могу просто так сидеть и смотреть на неподвижный поплавок. Люблю побродить по лесу, особенно после дождя. Какой запах! Друзья, бывает, собирают грибы, а я наслаждаюсь природой. Поскольку и грибник из меня никудышный.

— В былые времена за рубежом успевали отовариваться?

— Конечно. Помню, в 1982 году после чемпионата мира в Испании привез телевизор и видеомагнитофон.

— На том мировом первенстве у советской сборной была солидная группа поддержки…

— Да. Для поднятия боевого духа советской команды на Пиренеи вместе с нами отправились знаменитые актеры Евгений Леонов и Михаил Ножкин (известный по фильмам «Ошибка резидента», «Хождение по мукам», «Одиночное плавание». — Авт.). Михаил Иванович еще и песни писал. По вечерам мы собирались на улице, и он нам пел под гитару. А Евгений Павлович, царствие ему небесное, рассказывал разные смешные истории. Он был нашим любимцем…

— С кем еще из актеров или музыкантов вы знакомы близко?

— Мы с Бессоновым и Балем дружили с Сережей Ивановым, знаменитым Кузнечиком из фильма «В бой идут одни «старики». К сожалению, он умер очень рано, в 48 лет. В прекрасных отношениях с солистом группы «Браво» Валерием Сюткиным. Причем мы сдружились еще тогда, когда Валера вместе с Юрием Давыдовым и Юрием Лозой играл в группе «Зодчие».

— В составе сборной Советского Союза вы участвовали в трех чемпионатах мира, стали вице-чемпионом Европы. Провели в ее рядах 80 матчей, уступив по этому показателю только четверым — Олегу Блохину, Ринату Дасаеву, Альберту Шестерневу и Владимиру Бессонову. В память о годах, проведенных в советской сборной, какие-то раритеты у вас остались?

— В первую очередь серебряная медаль первенства Европы 1988 года, когда мы «убрали» со своего пути очень сильных итальянцев и англичан и только в финале уступили команде Голландии во главе с легендарными Марко ван Бастеном, Рудом Гуллитом и Франком Рейкардом. Осталась, по-моему, и одна футболка с надписью «СССР» на груди. Остальные раздарил. Кстати, в моей коллекции около 150 футболок разных клубов и сборных…

— Футбольные приметы у вас были?

— Всегда первой надевал левую бутсу.

— Когда вы сами возглавляли киевское «Динамо», наказывали футболистов?

— Не без этого. К примеру, Диого Ринкон как-то опоздал из отпуска на целых десять дней да еще десять килограммов лишнего веса из Бразилии привез. В 100 тысяч долларов штрафа обошелся ему этот непрофессионализм.

— Серьезная сумма…

— Немаленькая. Но ведь и зарплаты у нынешних футболистов не копеечные. Это мы в свое время были счастливы, когда за победу в Кубке кубков получили по… 522 доллара.

— Кстати, за давностью лет признайтесь: трофей в Лионе тогда, в 1986-м, хорошо обмыли?

— В раздевалке — пивом. Шампанское было уже потом, в гостинице. Мне, правда, с Ваней Яремчуком еще на допинг-контроль пришлось идти. Ужин тогда выдался на славу. Каждый из нас прихватил с собой из Киева по бутылке шампанского. Хорошо, помню, что в чашу кубка вошло восемь бутылок.

— Юбилей тоже отпразднуете как следует?

— Уже обзвонил друзей, соберемся человек 20—30, вспомним былое.

— Вас в жизни часто предавали?

— Случалось… И когда играл, и когда тренером был. Но с такими людьми я раз и навсегда переставал общаться. На мой век хватит честных и порядочных, которые и сядут за праздничный стол.

— Вы объездили полмира. А остались страны, в которых вам бы непременно хотелось побывать?

— Раньше мечтал посетить Японию и Австралию. В Японии я, работая в тренерском штабе сборной Украины, уже побывал. Остался Зеленый континент. Говорят, в Австралии очень красиво. Да и тарелку нужно привезти…

Оцените
Поделитесь
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить

Лучшие букмекеры