FootBoom ⚽ Украинские Общие новости Игорь Кутепов: "У меня был период, когда я надел себе на голову корону"
^

Игорь Кутепов: "У меня был период, когда я надел себе на голову корону"

548
Игорь Кутепов: "У меня был период, когда я надел себе на голову корону"
Фото - faeri.ru

Ему повезло с учителями. Начинал у знаковой фигуры советского/украинского футбола — легендарного Евгения Лемешко, из вратарей в тренеры переходил под руководством Павла Садырина. Киевское «Динамо» он менял на тюменский «Дин-Газ», а первый трофей выиграл, когда в это не верили даже партнеры. Под чутким руководством Кутепова юный Игорь Акинфеев делал первые шаги в футболе. Об этом, а также о смешных и трагических историях мы вспоминали в Харькове, в уютном кабинете на стадионе «Металлист», где располагается Академия клуба, которую Кутепов и возглавляет. А еще Игорь Николаевич работает с вратарями в молодежной сборной Украины. И уже на следующей неделе пожалует в Петербург на Кубок Содружества.

Садырин и Перхун

— В 2001-м, к слову, уроженец Харькова Евгений Гинер для футбола был человеком неизвестным. Когда он пришел в ЦСКА, что-то в нем выдавало человека, способного сделать самый успешный клуб в стране на ближайшее десятилетие?


— Да. Серьезный подход Евгений Леннорович обозначил сразу. Мы до этого знакомы не были, но сразу было заметно, как он любит футбол. Быстро во все вникал, матчи с тренировками дубля и школы посещал постоянно. А уж о финансовых и бытовых проблемах после его прихода никто не вспоминал. Для всех было очевидно: они всегда получат свое полностью и в срок.

— Вы ведь повесили бутсы на гвоздь, когда в ЦСКА начиналась эпоха Гинера.


— Да, но у меня переход получился плавным. В 2000-м еще выходил на поле, а в 2001-м, когда в клуб пришел Гинер, Садырин меня сделал тренером вратарей.

— Чем запомнился Садырин?


— Павел Федорович был человеком с большой буквы. Всегда прост в общении, даже когда высказывал недовольство, палку никогда не перегибал.

— О его тяжелой болезни в команде узнали задолго до последнего матча Садырина?


— Нет! Федорович настолько мужественно держался, что подробностей вообще никто не знал. Несмотря на то что я был его помощником и общались мы более тесно, чем раньше. Видно было, что он болен. Но что именно происходило с тренером, даже не предполагал.

— Какой разговор с ним запомнился?


— Примерно за два месяца до того, как Павел Федорович перестал работать, Садырин вызвал меня, говорит: «Есть возможность взять Мандрыкина, что думаешь?»

— Идею поддержали?


— Наоборот. У нас тогда и так было два отличных вратаря — Серега Перхун, ныне покойный, и Андрюха Новосадов. Я и сказал, что если возьмем еще одного, кто-то один из трех играть вообще не будет. К тому же за Мандрыкина тогда большие деньги просили. Я был против.

— Трагедия с Перхуном Садырина подкосила?


— Даже не знаю… Скорее — да. Федорович был человеком очень чутким, сильно за других переживал. Тем более Сережка не только как вратарь в ЦСКА отлично вписался, и по человеческим качествам был супер. Мы ведь в то межсезонье много вратарей просматривали — из сборной Ганы парень приезжал, болгарин с нами тренировался, но к ним как-то душа не лежала. А вот появился Перхун — и сразу к себе расположил. Хотя пришел в ЦСКА растренированным.

— Что заставило в него поверить?


— Надо было видеть, как он пахал! А еще уверенность. Сергей мне сразу сказал: «Вот увидите, я в сборной Украины буду играть». И не случись с ним несчастье, думаю, Шовков­скому было бы тяжело место в сборной за собой сохранить. По крайней мере на такой большой срок. Хотя и перед Сашей надо снять шляпу.

— Фатальным стало отсутствие квалифицированной помощи сразу после столкновения с Будуном Будуновым в матче с «Анжи»?


— Тогда все факторы как-то воедино сплелись. В Дагестане в те дни проходил какой-то праздник, пришлось долго ждать «скорую». В больнице, по-моему, какого-то оборудования не оказалось. Впрочем, всех нюансов мы так и не узнали. Можно только предполагать, что, случись это в другом городе, возможно, помогли бы быстрее. А Серегу вынуждены были транспортировать в Москву.

— После матча был в сознании?


— Он сразу после травмы был в сознании! Я стоял за воротами, едва они столкнулись, выбежал на поле. А Перхун мне говорит: «Николаич, я буду дальше играть». Но врач по­смотрел и сразу сказал: «Меняем!» Когда матч закончился, Серегу уже увезли в больницу. А что там и как… В подробностях так и не узнали.

— В команде верили, что Перхун выкарабкается?


— Конечно! На футболе уже сконцентрироваться не получалось. Каждую тренировку с волнением ждали оптимистических новостей.

— Кто сообщил трагическую новость?


— Уже не помню. В памяти больше отложилось, каким ударом эта трагедия стала для всех.

Как Акинфеев строил старших

— По поводу Мандрыкина вас не по­слушали. Что ему помешало заиграть в ЦСКА так же ярко, как и в «Алании»?


— Сам узнал, что такое переход на более высокий уровень, когда из «Металлиста» перешел в киевское «Динамо». Выше задачи, жестче конкуренция. Такой скачок требует очень серьезной психологической перестройки. Одно дело, когда ты борешься за выживание или претендуешь на место в середине таблицы, и другое, когда в каждой игре от тебя ждут победы. Веня — хороший вратарь, но после «Алании» ему было тяжело. В том числе и потому, что у него хромала техника. Мандрыкин мог вытащить «мертвый» мяч, а элементарный мог от себя отпустить. С фиксацией мяча у него были проблемы.

— Куда уходят корни подобных проблем?


— В юношеские годы. Это не вина, а беда Вени. Не дали ему достаточной базовой техники в школе. То же самое касается, кстати, и вратаря сборной Украины и «Шахтера» Андрея Пятова. Порой он играет блестяще — выручает в безнадежных ситуациях. А потом простой удар — и он мяч поймать не может. Как в недавнем матче с «Байером». Это ведь как в математике. Если ребенок цифры четко по порядку не выучит, а сразу перейдет на сложение и вычитание, возникнет непонимание.

— Кого считаете эталоном вратарской техники?


— Я ведь с Игорем Акинфеевым работал. Он здесь феноменален. Несмотря на то что рост по современным меркам у него не вратарский. Но у него настолько мощные ноги и он так здорово ими работает, что часто неберущиеся с виду мячи из углов вытаскивает. Это, кстати, тоже к вопросу о росте вратаря. Если ноги плохо работают, какого бы роста ты ни был, этим преимуществом не воспользуешься.

— В Акинфееве тогда просматривался будущий вратарь ЦСКА и сборной на годы?


— Однозначно! Кроме вратарских качеств у Игоря уже в юные годы присутствовала мощная харизма. И в школе ЦСКА, и в юношеской сборной России он играл за команды на год старше. В возрасте 15–16 лет это ведь заметная разница — Акинфеев по сравнению с партнерами был маленький, щупленький. Но строил и гонял по штрафной площадке старших ребят! В дубль пришел еще тоже практически ребенком, но как вышел на поле, сразу стало заметно — вратарь, про которого говорят: половина команды.

— Говорят, тем кто рано начинает, сложно рассчитывать на очень долгую карьеру. В случае с Акинфеевым это актуально?


— Только не с ним! Характера Игоря хватит на двоих. О его мастерстве все знают. Опыт с годами только богаче становится. А желания играть и выигрывать у него точно меньше не станет. Уверен, у Акинфеева впереди еще много лет большой карьеры.

«Девятка» за победу в Кубке

— Для ЦСКА на стыке веков был раздражитель, сопоставимый со «Спартаком»?


— А то! И с «Торпедо», и с «Динамо», и с «Зенитом» игры всегда получались принципиальные. Конкуренция тогда была очень приличная, со всеми этими командами приходилось тяжело.

— Вернемся к вам. Победа в Кубке СССР с «Металлистом» 25 лет назад по масштабу с каким нынешним достижением сравнима?


— Нынешним… Скажу так: выиграть Кубок СССР было так же сложно, как и чемпионат. Конкуренция высочайшая, желающих забрать себе хрустальный трофей полно. Сравнивать все-таки не возьмусь. Тот Кубок сам по себе был для «Металлиста» выдающимся успехом.

— Фаворитом перед финалом было «Торпедо»?


— Однозначно. Состав у «Торпедо» был сильный и опытный, несколько «сборников». Нам, кстати, наобещали золотых гор за победу потому, что она казалась нереальной.

— А подробнее?


— «Металлист» в советское время курировали городские и областные власти, средства на клуб выделялись из каких-то фондов. Перед вылетом в Москву сказали, что, если вернемся с трофеем, каждому дадут возможность купить новую машину.

— Слово сдержали?


— Нет, многих обманули. Леониду Иосифовичу Буряку обещали новую «Волгу» — ему позволили купить автомобиль. Я тоже обзавелся новой «девяткой». Для 1988-го это была крутая машина, хотя покупал все равно за свои деньги. А вот большинство ребят обещанного не увидели.

— Сами футболисты в победу верили?


(Улыбается.) Пожалуй, нет. Даже среди болельщиков по Харькову ходили разговоры, что едем на «Динамо» в качестве массовки для чужого праздника. А наше состояние перед финалом вот почему запомнилось. В конце 1980-х ведь кооператоры вовсю становились на ноги, привлекали людей необычными побрякушками. Кто-то из ребят купил приборчик, на котором надо было выбирать цвет, который тебе в конкретный момент по душе. По дороге в Москву только мы с Игорем Якубовским (капитаном того «Металлиста». — «Спорт День за Днем») выбрали фиолетовый, что означало бодрое настроение. Почти у всех остальных настроение оказалось упадническим. (Смеется.)

— Великий Евгений Лемешко какими словами на установке зацепил?


— Раз не отложилось, значит, наверное, ничего этакого не сказал. Все и так понятно — нас настраивать нужды не было. Хотя, думаю, какие-то слова Филипыч все равно нашел. Ведь выходили мы на поле… не то чтобы с неуверенностью, но с ощущением, что мы «Металлист», а они «Торпедо». Элита.

— Когда из ворот поверили в победу?


— Только с финальным свистком. Даже когда Саша Баранов забил второй мяч, мысли были не о близком триумфе, а об игре. В ней ведь часто все меняется очень быстро. Ты можешь долго переигрывать соперника, вести два мяча, потом пропустить, тут же еще раз — и все на поле переворачивается.

Лемешко и сбитая корона

— Как в Харькове встречали героев?


— Радость чувствовалась — болельщики приехали поздравлять, люди в городе были довольны. Но с тем, как сейчас празднуют победы, не сравнить. Когда «Металлист» выиграл бронзовые медали, устроили организованное шествие болельщиков, фейерверк и концерт на площади. А тогда… Поехали в Дом культуры, там Александр Розенбаум дал концерт. Он как раз в Харькове гастролировал.

— Буряк был в команде на особом положении?


— Нет. Уважением пользовался огромным. А как иначе — один из величайших советских футболистов. Цену Леонид Иосифович себе знал, дистанцию держал. Но работал всегда наравне со всеми, никаких поблажек себе не просил. А его подсказки на поле были бесценны!

— Ткаченко, поработавший не так давно в Петербурге, тогда еще был помощником Лемешко. Видели в Леониде Ивановиче известного и неординарного в будущем тренера?


— Ткаченко всегда таким был. Еще и когда сам играл. Техническими изысками не обладал, но отличался надежностью, работоспособностью и дисциплиной. За свою самоотдачу стал любимчиком болельщиков. Эти качества сохранил и когда на тренерскую скамейку пересел.

— Переход от роли ассистента в главные у него получился гладким?


— Иванычу в этом смысле повезло. Как и мне, кстати, когда я заканчивал. Большая удача, если после завершения карьеры тебя оставляют в первой команде. Ткаченко сперва играл под руководством Лемешко, а потом получил возможность рядом с мэтром тренерского мастерства набираться. Не так давно мы встречались на сборах, когда он еще «Петротрест» возглавлял. По тому, как его команда работала и играла, я заметил, что Леонид Иванович очень многое взял у Лемешко.

— Однажды я стал свидетелем, как Ткаченко после товарищеского матча распекал футболистов в раздевалке до такой степени, что туда даже его помощники заходить не решались.


— Узнаю. Школа Филипыча. (Улыбается.) Если он был зол, дорога в раздевалку давалась со страхом. Но его гнев был всегда по делу. Сейчас встречаемся с ребятами — Якубовским, Русланом Колоколовым, Олегом Деревинским, Сашей Ивановым. Сколько ни обсуждали работу с Лемешко, всегда признавали: недовольство он всегда высказывал по делу.

— Вы под горячую руку попадали?


— А как же! Скрывать не имеет смысла. У меня был период, когда я надел себе на голову корону. Меня тогда в молодежную сборную Союза начали вызывать. Филипыч эту корону сбивал столь бесцеремонно, что я слезами умывался. Потом понял, что эти методы были для моей же пользы. Кто знает: может, я и не поиграл бы столько на высоком уровне, если бы Филипыч меня не дрючил? Причем на самом-то деле он был добрый и очень интересный человек. Шутку в серьезную тему и наоборот превращал виртуозно.

Что такое киевское «Динамо»

— Сколько платили в «Металлисте» 1980-х?


— Копейки. Даже точную сумму не вспомню. Когда в Киев перешел, зарабатывал в несколько раз больше. Но это пришло не сразу. Мой приход в «Динамо» совпал с отъездом Лобановского. Но приглашал меня именно Валерий Васильевич. Великий тренер сказал: «Станешь первым вратарем — будешь столько-то получать. А пока поменьше». Из «Динамо» Витя Чанов уехал в Израиль, и мне предстояло конкурировать с Сашей Жидковым.

— Чем «Динамо» поразило после «Металлиста»?


— Уровнем организации и высочайшими нагрузками. В Киеве все было отлажено как часы — ни одна мелочь из виду не упускалась. Вернее, мелочей там вообще не было. А тренировки такие тяжелые, что я их до конца выдержать не мог. Ноги судорогами сводило. Впрочем, старшие ребята успокаивали. Володя Бессонов говорил, что нас нагружают меньше, чем их поколение. А их — меньше, чем в 1970-е. Но интенсивность была сумасшедшая. Сама тренировка длилась не больше часа, перед ней все проговаривалось до мелочей. А начали работать — и почти без пауз. Когда в ворота на ударную серию вставал, она уже казалась отдыхом.

— Отношения в «Динамо» отличались от тех, к которым привыкли?


— Да, в этом смысле «Динамо» было командой специфической. Причем так еще с 1970-х повелось. Набор игроков был великолепный, на поле они были единым ансамблем. А за его пределами могли порой даже не здороваться. У нас до такого не доходило — общались вполне доброжелательно. Но по большому счету каждый был сам по себе.

Правда и слухи

— В 1991-м понимали, что играете в последнем союзном турнире?


— Нет, футболисты вообще не в курсе были. По ходу чемпионата думали, что все продолжится, как и раньше. Какие-то сомнения и разговоры пошли ближе к концу, но даже после завершения чемпионата думали, что все сохранится.

— Матчи с ЦСКА в том сезоне запомнились?


— Дома, если не ошибаюсь, вничью сыграли. А как в Москве — даже не помню. (Во втором круге чемпионата СССР 1991 года ЦСКА и «Динамо» (Киев) закончили матч нулевой ничьей. — «Спорт День за Днем».) А почему, кстати, спрашиваете?

— Потом эти матчи слухами обросли.


— Слухи всегда ходят. (Улыбается.) У меня подробности этих матчей вообще не отложились. Скажу за себя — я выходил играть.

— Неужели не было матчей, про которые потом узнавали, что можно было и не стараться?


— Куда же без них... 1987 год. В предпоследнем туре принимаем «Арарат». Нам очки уже не нужны, а вот соперникам требовалась победа. Несколько моментов они у моих ворот не использовали, в итоге мы 1:0 выигрываем. Уже потом выяснилось, что все должно было быть наоборот. Но что-то не получилось. (Смеется.)

— Косые взгляды на себе ловили?


— Еще как. Армяне наседали, но забить мне никак не могли. В какой-то момент кто-то из них не выдерживает: «В чем дело-то?!» Отвечаю ему: «Не знаю, в чем дело. Я вышел в футбол играть».

Игорь Николаевич Кутепов

Родился 17 декабря 1965 года в Первомайском (Харьковская область, Украинская ССР).

Воспитанник футбольной школы «Металлист».

Первые тренеры — Виктор Агафоненко, Николай Кольцов.

Амплуа — вратарь.

Карьера игрока: «Металлист» (Харьков, 1982–1990); «Динамо» (Киев, 1991–1994, 1996); «Динамо-Газовик» (Тюмень, 1994–1997, с перерывом); ЦСКА (1997–2000, с перерывом); «Ростсельмаш» (1999).

Карьера тренера: тренер вратарей ЦСКА (2001–2003); с 2004 года по настоящее время — директор Академии харьковского «Металлиста»».

Достижения:

  • чемпион Украины — 1992/93, 1993/94;

  • обладатель Кубка СССР — 1987/88

  • обладатель Кубка Украины — 1992/93;

  • серебряный призер чемпионата Украины — 1992;

  • серебряный призер чемпионата России — 1998;

  • серебряный призер юниорского чемпионата Европы — 1984.

В чемпионате СССР провел 123 матча, в чемпионате России — 76 матчей, в чемпионате Украины — 39 матчей.

Выступал за молодежную и юношескую сборные СССР.

Провел четыре матча за сборную Украины.

Читайте нас в мессенджерах

Оцените
Поделитесь

Статьи

Все статьи
Оставили комментарии на форуме: loading
Оставить комментарий на форуме
Здравствуйте!
Мы заметили что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его для footboom.com Реклама основной источник дохода для нас. Без нее мы не сможем оплатить работу журналистов.
Добавить в исключения