Главная Украинские Общие новости Виктор Чанов: "Если сборная выйдет из группы на Евро, буду удивлен"
^

Виктор Чанов: "Если сборная выйдет из группы на Евро, буду удивлен"

708
Виктор Чанов: "Если сборная выйдет из группы на Евро, буду удивлен"
Фото - dynamo.kiev.ua

Легендарный голкипер киевского «Динамо» и сборной СССР Виктор Чанов рассказал про общение с Ахметовым, о шансах сборной Украины на Евро-2016, сравнил чемпионат СССР и чемпионат Украины, а также рассказал о том, что мог стать телеэкспертом.

— Почему Вы решили отойти от футбола и посвятить себя бизнесу? Не было ли желания, например, попробовать себя селекционером или экспертом на телевидение? Не звали?

— Селекционером — нет. Это нужно знать специфику моей работы и мою жизнь. Я не представляю, как я могу быть селекционером. На телевидение звали. Вацко мне звонил. Я сказал: «Попозже перезвоните, я пока не готов». Больше не звали. Напрашиваться не буду.

— Но хотелось бы? Были такие амбиции, освежить память о себе?

— Почему нет? Иногда хочется посидеть в студии, посмотреть футбол, не одному, а со специалистами, журналистами, послушать мнение других, высказать свое.

— Вы смотрите футбольные программы?

— Да. Я не хожу на стадион не из-за того, что не хочу, а из-за того, что иногда приходишь на стадион — и футбол не видишь. Я понимаю болельщиков, когда они видят — начинают просить автографы. Вроде и отказывать не хочется, потому что многие люди неправильно воспринимают, говорят, что звездная болезнь. Не из-за этого отказываешься, просто футбол хочется посмотреть. После этого я сказал, что я в первом ряду на диване с повторами.

— И с экспертами. Вам нравится Виктор Леоненко — наш самый, скажем так, одиозный эксперт?

— Он специфический, конечно, ведет свои анализы. Может быть, это и хорошо, что люди какое-то другое мнение еще слышат. Он многим нравится, наверное, своими высказываниями. Публичный человек, одним он нравится, другим — нет.

— Какой Ваш выбор — Месси или Роналду?

— Как человек и как игрок мне импонирует Месси. Его, бедного, сколько ни бьют, сколько ни роняют, он же никогда не отвечает, никогда не спорит. Роналду немножко избалованный. Как к футболисту претензий нет.

— Он еще и выглядит хорошо. У Вас в команде были такие? Сколько времени Вы проводили перед зеркалом перед тем, как выйти на футбольное поле и показать себя стране?

— Мы как-то даже и не задумывались об этом. Единственный момент был — когда супруга заставила меня сделать химию. Тогда модными были длинные волосы, я сделал. Для чего? Во-первых, мы очень часто мылись, в день иногда по три раза принимали душ. Надоедало все время расчесываться. Потом, когда сделали химию мне, половина команды не могла понять. Я полотенцем вытерся, а у меня форма та же, будто я расчесался. Сначала начали шутить, спрашивать. А прошло недели три — половина команды сделала. Все волнистее и волнистее становилась команда.

— Я смотрю, Вы законодатель моды...

— По форме вратарской — да. Первый, кто тогда перешел на длинные вратарские трусы, был я. После этого пошла мода. То ли я так воспитан. то ли так показалось, что чем старше становишься — тем неудобнее в этих коротких трусиках. Решил попробовать, попробовал — и как-то эта мода прижилась. Я потом смотрю, не только в Советском Союзе, уже и дальше поползло.

— За кого Вы будете болеть в финале Лиги чемпионов — «Атлетико» или «Реал»?

— Я, если честно, буду болеть за «Атлетико», потому что команда не имеет суперзвезд. Там все работяги, это подкупает. «Реал» более избалованный. Я тоже проходил такие клубы в Израиле. У нас в городе Хайфа, где я играл за «Маккаби», тоже две команды было, как «Атлетико» и «Реал» в Мадриде. В Хайфе «Маккаби» и «Хапоэль». «Маккаби» считалась командой аристократов, богатых людей. А «Хапоэль» — рабочая команда. Я прочувствовал на себе, что это такое. Хотелось бы, конечно, чтобы «Атлетико» победило, но думаю, что «Реал», там очень хороший подбор игроков.

— Вы азартный? Могли бы сделать ставку сейчас?

— Нет. И карты меня миновали, играть умею, но они меня не прельщают. Ставки тоже.

— Кто был самым азартным?

— Ваня Яремчук. Он, по-моему, играет до сих пор во все игры, которые есть.

Читайте также: Виктор Чанов: "30 лет пролетели как день"

— Выигрывает?

— Хороший фильм есть американский «Убрать перископ». Капитан, принимая подводную лодку, принимал новую команду. Стоит один из матросов, очень элегантно одет, но босиком. Он его спросил: «Я так понял, Вы очень азартны?». Он говорит: «Да. Если Вы хотите ходить босиком, но в солидном костюме, то поставьте на такую лошадь — и Вы поймете, почему я в таком виде». Ваня у нас такой, он никак не может остановиться, даже проигрывая. Наверное, футбол оставил след, не умеет проигрывать.

— Вы родились в Донецке, играли шесть лет за «Шахтер». Какое Ваше отношение к нынешнему «Шахтеру»? Болеете ли Вы сейчас за донецкий клуб?

— Если я скажу, что не болею — совру. Эта команда дала мне путевку в жизнь. Я очень радуюсь успехам «Шахтера», лично знаю Рината Леонидовича, знаю, как он любит этот вид спорта, любит команду, и не только первую. Я знаю, что там сейчас очень хорошая детская школа. Дай Бог, чтобы этот клуб развивался и дальше. Хорошо, что появился «Шахтер», потому что стал интереснее чемпионат Украины. Раньше мы знали «Динамо» (Киев). Потом, как наши ребята шутили, 40 минут никого нет — и опять «Динамо» (Киев). Приятно, что появляется конкуренция. Когда есть конкуренция — есть рост.

— Вы удивились уходу Мирчи Луческу из «Шахтера»?

— Нет, потому что, насколько я знаю, Ринат Леонидович еще год назад сказал ему из-за того, что происходит на юго-востоке: «Если ты захочешь уйти, ты контрактом не связан». Но тогда Мирча Луческу сказал: «Нет, я останусь в команде». Видимо, сейчас он решил уйти. Зная Мирчу, он, наверное, уже устал. Он такой человек, который все время растет, даже невзирая на его возраст. Поэтому он решил попробовать себя теперь в российском чемпионате.

— Вы так близко общаетесь с Ринатом Леонидовичем?

— Я не могу сказать, что очень близко, но общаемся.

— То есть на День рождения он Вас поздравляет и Вы его?

— Да. Когда у меня умер отец, я был удивлен. Я их перетащил из Донецка, купил им дом в Боярке, оттуда хоронили отца. Я был удивлен, открылась калитка — один из первых занесли большой венок от «Шахтера». Мне было очень приятно. В принципе-то я больше киевскому «Динамо» отдал, чем «Шахтеру». Я был удивлен, что киевское «Динамо» даже венка не принесло. Мне было обидно.

— По бизнесу Вы с Ринатом Леонидовичем как-то пересекаетесь, сотрудничаете?

— Нет. У нас просто разные направления. Если надо будет — естественно, думаю, мы найдем точки соприкосновения.

— Вас спрашивают о полуфинале Кубка европейских чемпионов 1987 года против «Порту». Скажите, что случилось в тот вечер — Вы просто перегорели до матча или португальцы были настолько сильнее и мастеровитее? Что пережили в тот день?

— Во-первых, как я всегда говорю, для вратаря рикошеты — несчастный случай. Не перегорели, и «Порту» хорошо сыграл. Мы сами виноваты, столько моментов не использовали. По-моему, этих моментов хватило бы еще на четыре игры вперед. Поэтому здесь некого винить, кроме нас самих. Конечно, были очень расстроены, но жизнь продолжается. Меня поражает то, что журналисты любят спрашивать: «Какой счет будет?». Перед каждым матчем спрашивают прогноз. Я всегда говорю: «Футбол такая штука — трава зеленая, мяч круглый. Что там может получиться — никто не знает». Даже по моему опыту, я помню, что могли 89 минут атаковать, а на 90-й пропустили контратаку, и потом рассказывают, как ты красиво и хорошо играл. Одно время даже Валерию Васильевичу журналисты задавали такие вопросы: «Как Вы смотрите та свои выездные модели? Сами не играете, другим не даете. Ответ был сразу дан: «На табло в конце матча и в конце года на турнирную таблицу». Вопросы у журналистов закончились.

— Сборную Украины критикуют за то, что результат есть, но игры нет...

— В том, что сборная сейчас так выглядит, виноваты не игроки. Как я уже сказал, спорт — это не спорт, а бизнес. Когда покупается в команду легионер — главный тренер кого будет ставить?

— Легионера...

— Правильно. Где наши ребята получают игровую практику? На лавочке в основном. Давайте говорить честно, уровень украинского чемпионата немного ниже уровня зарубежных. Имеем то, что имеем. Поэтому они выходят и получают результат, прежде всего, за счет дисциплины. А там, где команда выходит получать результат за счет дисциплины, зрелищности не будет никогда.

— Почему не рискуют, как Вам кажется? Бывали же такие матчи, когда в принципе могла команда рисковать...

— Это вопрос к главному тренеру. Он решает, рисковать или нет. Все от тренера зависит.

— Наша сборная за счет своего трудолюбия и дисциплины сможет выйти из группы?

— Если они выйдут, пускай они на меня не обижаются, я буду очень удивлен. Тогда можно сказать им «большое спасибо». Потому что уж очень нелегкая группа попалась.

— Даже с третьего места не смогут выйти?

— Думаю, что нет. Но надежда умирает последней. Я не говорю, что не буду болеть за сборную Украины. Наоборот, буду болеть за сборную Украины. Хочу пожелать им не только пройти. а и чем дальше — тем лучше. Если реально смотреть на вещи, очень тяжело будет выйти даже из группы.

— Сравните уровни чемпионата СССР и чемпионата Украины. В чем принципиальная разница между этими чемпионатами? Почему сборная СССР достигала бОльших успехов, чем сборная Украины?

— Во-первых, когда начинался чемпионат Союза, в начале года всегда была интрига, никто не знал, кто будет чемпионом. То Ереван становился чемпионом, то луганская «Заря», то «Зенит». Во-вторых, у каждой республики были очень сильные команды. В Украине первые четыре-пять мест в турнирной таблице — значит, у команд нормальное финансовое положение. У тех, кто ниже, плохо. И по территории Украина намного меньше, чем Советский Союз.

— Но намного больше, чем Англия и Испания...

— Это другое дело. Экономика, то что происходит в государстве — это все влияет. Хоть и говорят, что спорт вне политики, никогда не поверю этому. События в стране будут влиять на спорт.

— Игроков, выступающий в чемпионате России, нужно звать в сборную Украины?

— Я считаю, что здесь уже никакой политики не должно быть. Если человек выступает в чемпионате России и показывает хорошую игру — не знаю, кем нужно быть, чтобы не брать человека в сборную. Тем более на кону Евро и рейтинг твоего государства. Откуда узнавали об Украине? Все знали, что такое «Динамо» (Киев). Я считаю, что здесь вообще не должно быть никаких вопросов. Если человек соответствует уровню сборной Украины — какая разница, где он играет? Если наши руководители, не дай Бог, думают так, то мы скоро сборную вообще не найдем. А сколько молодых ребят, выходцев из Украины, играют в первенстве России. Это же не влияет ни на что.

— Есть ребята, которые играют с российскими паспортами...

— Это уже другое дело. Это уже проблема ребят, которые получили российские паспорта. Это их выбор.

— Почему Вы после чемпионата СССР переехали в Израиль? Это далеко не футбольная страна. Можете сравнить уровень на тот момент чемпионатов СССР и Израиле. Было ли Вам интересно там играть? Как приспосабливались к новому образу жизни, стране, требованиям, тренировкам? Почему так случилось, что Израиль так и не стал футбольной страной?

— Это одна из самых фанатичных стран, однозначно — люди от мала до велика, особенно мужское население, больны футболом. Вплоть до того, что знали, как зовут мою собаку. Там они знают все «от» и «до». Я еще не успел приехать — уже мне сказали, как зовут мою собаку, как зовут мою жену, как зовут моего сына. По Израилю скажу, что так получилось, я немножко подустал, надо было ехать за границу — предоставилась такая возможность. Первым обратился «Маккаби» (Хайфа). Так получилось, что я сразу подписал контракт — и через дня два-три был звонок в «Динамо», спросили, когда прилетит Чанов в «Манчестер Юнайтед». Шмейхель оказался на моем месте. Но я уже подписал контракт. Но, если честно, я ни о чем не жалею. Единственное, что я прогадал — думал, приеду в Израиль и буду спокойно себе отдыхать. Ничего подобного. Прилетел в Хайфу, команда проиграла 6:0, была на шестом месте. И я тогда понял, что такое израильский футбол: если там одна команда хватает другую команду за горло — это что-то страшное.

— Что Вы имеете в виду?

— Пять-шесть мячей может забить. Я тогда понял, видимо, не туда приехал отдыхать и не в ту страну.

Там я забыл, что такое спортивная сумка на плече. То есть я приезжал на игру только с косметичкой.

— Как к легионерам относились?

— Мне главный тренер потом уже сказал: «Когда президент клуба сказал, что привезет Чанова, я у виска покрутил. А когда я тебя увидел — чуть в реанимацию не попал, потому что раньше везде видел по телевизору». Получилось так, что я удачно влился. Приехал уже на второй круг чемпионата. Мне за весь круг забили пять мячей, из которых три с пенальти. Там такой тотализатор уже был, как он сказал: кто первый забьет Чанову. Мы тогда впервые оформили «дабл» — выиграли и Кубок, и чемпионат. Что было самое непривычное — базы как таковой нет. То есть ты выходишь из дому с косметичкой, садишься в свою машину, едешь на стадион за два часа до игры. Отыграл — в машину и домой. То есть полностью домашний человек. Мне первое время видеть свою семью в таком количестве сначала было вообще дико. Аж скучно было. Думал, надо же куда-то ехать, куда-то бежать. А потом привык, к хорошему быстро привыкаешь.

— А «Динамо» могло Вас отпустить в тот момент в «Манчетер Юнайтед», если бы не контракт с «Маккаби»?

— Естественно. Когда я сказал, что у меня был контракт до окончания чемпионата в Хайфе, сказал, что, наверное, буду уходить, там была трагедия. Нельзя говорить, что было все плохо. Судьба видно так распорядилась, что мне нужно было поиграть в Израиле.

— Сколько «Маккаби» заплатил за Вас? Или Вы пришли свободным агентом?

— Понятия не имею. У меня в «Динамо» был хороший контракт, на уровне очень хороших европейских клубов. То же самое в Израиле. Бедные журналисты, они не могли понять, сколько я получаю. У меня был очень хороший адвокат, он тоже выходец из бывшего Советского Союза, но уехал. Он на тот момент был 28 лет в Израиле, считается одним из самых крупных адвокатов. Он мне тогда сказал: «Запомни, в этой стране, когда тебе задают вопрос, ты должен всегда соглашаться». Я это усвоил. Журналисты спрашивали: «Вы столько-то получаете?». Я говорил: «Да».

— Хоть кто-то угадал?

— Никто не угадал. Но они, бедные, в конце года так расстроились, и даже начали обижаться, не могли понять, сколько я получаю.

— Вы были самым высокооплачиваемым игроком?

— Думаю, да.

— Относились иначе?

— Нет. Как-то и команда сразу ко мне, и я к команде. Только журналисты могли задавать такие вопросы, а в самой команде среди футболистов никто никого не спрашивал, сколько получаешь, так не положено. Плюс президент «Маккаби» — один из самых богатых людей Израиля. На то время около 70-ти процентов недвижимости Израиля принадлежало ему.

— Вашим конкурентом в сборной СССР был Ринат Дасаев. Как Вы общались? Почему, на Ваш взгляд, тренеры отдавали преимущество ему, а не Вам?

— Часто от московских функционеров я слышал, что много киевлян в сборной, надо как-то разбавлять, из Москвы, из Минска. Иногда я смотрю на людей, их результат не очень интересовал. Им нужна была сборная Советского Союза. С Ринатом мы по сей день в очень хороших отношениях. Конкурентами были только на поле, а в жизни — друзья. Часто у Миши Михайлова спрашивали. Скажу больше, до сих пор первая жена Миши Михайлова и моя жена подруги. Никто не верил.

— Вы читали книгу Рината Дасаева?

— Нет, врать не буду.

— Он Вам не присылал подписанный экземпляр?

— Нет. Видимо, не до этого.

— Вы в одном из интервью говорили, что Валерий Васильевич Лобановский давал возможность игрокам выбирать вратаря, которому они больше доверяли. Якобы они доверяли больше Вам. Напряжения из-за этого не было, конфликтов?

— Нет. Честно скажу, в душе иногда было обидно. С другой стороны, я понимал Валерия Васильевича. Это же был Советский Союз, не Украина. Это не так, как раньше говорили в Украине, когда Валерий Васильевич шел к Щербицкому, у Щербицкого было свое мнение. Когда Валерий Васильевич выходил — у Щербицкого было мнение Лобановского. А в Москве это же в приказном порядке было. Недаром же всегда кто-то из Москвы ездил со сборной. Это же только поддержать, а и проконтролировать. Валерий Васильевич утром в день игры каждому футболисту раздавал листочки — и каждый писал состав, который видит на эту игру. Я четко знаю, что перед матчем со сборной Бельгии за меня 14 проголосовало, за Дасаева — 4. Тем не менее...

— Вы объяснились потом с Лобановским?

— Ни он, ни я не стали унижаться. Значит, так надо было. Хотя и болельщики все былы возмущены, и в прессе сколько писали, и спрашивали. Я думаю, что это на совести московских функционеров. Вы не подумайте, что я русофоб. Я тоже русский. Просто рассказываю, как есть на самом деле.

— Какими языками Вы владеете?

— Английским, иврит.

— Все-таки выучили иврит?

— Да, за год, сам. Не пишу, не читаю, а разговорная речь. Жена сказала: «Ты так хорошо выглядел первый год в Израиле, ты так молчал... А на второй год, как только выучил язык, тебя остановить невозможно».

— А украинский?

— Украинский я хорошо знаю. Пишу, читаю, понимаю.

— Династию Чановых кто-то продолжит?

— Есть хорошая пословица: природа иногда должна отдыхать.

— Внуки, может быть?

— Надеемся, дай Бог, будем ждать.

— Вы хотели бы, чтобы династия Чановых продолжилась?

— Конечно. У старшего брата старшему сыну 42 года, он пошел по медицинской линии. Потом я смеялся, говорил: «В семье Чановых никогда не было девочек, а тут сразу две». Я брату говорю: «Слава, наверное, на этом твоя вратарская династия закончилась». Говорит: «Сейчас надежда вся на тебя». Сейчас будем ждать, смотреть. Хотелось бы, конечно. Сын любил футбол, ходил на футбол. Но то ли я ему в свое время правильно подсказал... Я сказал, что не его это. Я же смотрел. Здоровье не дало ему продвижения. Жена, хоть она не профессионал, сказала: «Из него бы получился очень хороший защитник, но не вратарь». Сейчас он играет, как раз в защите. Ребята спрашивают: «А где Вадим?». Видимо, ребята тоже понимают, что что-то есть в нем.

Оцените
Поделитесь
Источник: Sport.ua

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме