Главная Украинские Общие новости Дмитрий Гречишкин: "В Мариуполе было страшно: и стреляли, и танки ездили"
^

Дмитрий Гречишкин: "В Мариуполе было страшно: и стреляли, и танки ездили"

512
Дмитрий Гречишкин: "В Мариуполе было страшно: и стреляли, и танки ездили"

Полузащитник донецкого «Шахтера», который текущий сезон проводит в луганской «Заре», Дмитрий Гречишкин рассказал о выступлениях в составе «горняков», а также мариупольского «Ильичевца».

— Люди, интересующиеся футболом, знают Северодонецк, где вы родились, через команду Химик, но она перестала играть на профуровне еще в 1998 году. Вы же уехали в Донецк в 2004-ом. Где занимались футболом в Северодонецке?

— В Северодонецке в те годы были еще ДЮСШ – я занимался мини-футболом немного, и играл в Химике. На то время условия для юношей были неплохие – по крайней мере, были и мячи, и сетки на воротах. Как сейчас с этим – не знаю. В 2004 году я уехал в донецкий «Олимпик», где провел четыре года в спортинтернате.

«Олимпик», который в Премьер-лиге сейчас играет?

— Да.

— От Северодонецка до Донецка больше ста километров. Для родителей было не проблемой вас отпустить в 13 лет?

— Я думаю, что это проблема для любых родителей. Но отпустили и, наверное, всё-таки сделали правильно.

— Большие команды приглашают к себе футболистов, если они удачно сыграли против них. У вас же в последнем сезоне в ДЮФЛ я нашел матч вашего «Олимпика» против «Шахтера», где «Шахтер» победил 0:7. Помните тот матч?

— Да, эта игра была на мой день рождения. Мне 15 лет исполнилось – это был предпоследний год в интернате.

— Кто вас приглашал в «Шахтер»?

— Я об этом узнал от директора. Сказал: «Дима, так и так, едешь на финальную часть среди юношей в составе «Шахтера». У них кто-то травмировался, и взяли меня. Так я и остался в структуре «Шахтера» – сначала был в «Шахтере-3», потом перешел в дубль.

— Вы родом из Северодонецка. Ваша семья проживает в этом городе?

— Да.

— Вы не забирали ее из города, когда он был под контролем ЛНР?

— Я даже не помню, был такой период или нет. Как-то не замечал. По крайней мере, на тот момент в городе все было спокойно.

— Часто ли приезжаете?

— Был период, когда год не приезжал. По возможности, конечно, приезжаю.

— Чувствуется близость зоны АТО?

— Конечно. Блокпосты стоят… А что делать?

— До того, как перейти в «Ильичевец», вы два с половиной сезона играли за дубль «Шахтера». По-вашему, что для молодых футболистов лучше – вот такой турнир дублеров или вторая лига — «Шахтер-3»?

— Когда я был в дубле, турнир был очень сильный. И команда у нас была сильная. Если посмотреть статистику, сколько футболистов вышло из дубля «Шахтера» и играет в высшей лиге. Помню, тогда на матчи против «Шахтера» давали основных футболистов, и они играли за дубль. Так что за те два с половиной года и опыта набрались, и выросли в игровом плане. Подготовили нас к Премьер-лиге хорошо. Как сейчас, конечно, не знаю.

— А вы не в курсе, как вообще происходило деление: кто идет в «Шахтер-3», а кто в дубль?

— Нет, этого я не знаю. Даже никаких догадок нет по этому поводу.

— Из молодежного состава «Шахтера» в «Ильичевец» вас пригласил Валерий Яремченко?

— Да, меня и еще нескольких ребят: Ваню Ордеца, Владлена Юрченко, Торнике Окриашвили, Виталика Федотова, Филиппа Будковского.

— Ваш переход был оформлен на постоянной основе?

— Уже тяжело вспомнить – кажется, была аренда. Позже я подписывал с «Ильичевцем» полноценный контакт.

— Вам не кажется странным, что «Шахтер» согласился отпустить молодого футболиста в другой клуб на полноценный контракт?

— Когда я подписывал полноценный контракт, в команде был Николай Петрович Павлов. Он заверил, что если молодые игроки хорошо себя проявят и обратят на себя внимание, то клубы смогут договориться между собой – как и что. Как отпускали, на каких условиях все это было – не могу сказать. Мне предложили контракт, и я его подписал.

— В вашем контракте с «Ильичевцем» были прописаны отступные?

— Не помню, надо смотреть.

— Что у Яремченко не получилось в «Ильичевце»? (подал в отставку менее чем через год после прихода в команду – прим.

— Помню, что нам было очень тяжело. Мы ведь еще не были сильно «обкатанными», все-таки играть в дублирующем составе – это одно, а Премьер-лига – уже совсем другой турнир. Мы тогда хорошо стартовали – обыграли запорожский «Металлург» на выезде 0:4. Затем, по-моему, была ничья и серия из поражений. Наверное, где-то с психологическим состоянием не справились. Получился отрезок, в котором вышло не все, что задумывалось. По крайней мере, Яремченко нужно сказать «спасибо». Все футболисты будут благодарны за то, что он пригласил их и дал шанс в команде высшей лиги.

— Вы провели 90 минут во встрече «Ильичевец» – «Динамо» 3:2. После матча ходили слухи, что «Динамо» не сильно старалось. Помните, как складывался тот матч?

— С одной стороны, можно, конечно, что-то такое подумать. Но я уже после игры говорил всем, кому можно, что это было не так. Конечно, какой-то болельщик может подумать: «Как это так, «Динамо» выигрывало 0:2 и проиграло 3:2?». Но вы посмотрите, какие там голы залетали. Какое-то чудо было. «Динамо» играло в полную силу, но ведь и у них в команде в том сезоне не все шло гладко. Мы тогда из кожи вон лезли, потому что нужна была только победа – боролись с «Севастополем» за то, чтобы остаться в Премьер-лиге.

— Как у вас сложились отношения с Игорем Леоновым, который стал главным тренером после Валерия Яремченко?

— Нормальные отношения сложились, но он меня не видел в составе команды.

— Как раз хотел спросить на этот счет — за то время, что Леонов руководил командой (с октября 2011 по май 2012 – прим.), вы ни разу не вышли на поле в чемпионате Украины, лишь два раза попав в запас. Разговора с тренером на эту тему не было?

— Нет, не было. Просто видел, чувствовал как-то, что тренер на меня особо не рассчитывает.

— У Павлова вы стали основным футболистом. Можно ли говорить о том, что он поверил в ваш потенциал?

— Да. Ему и Валерию Яремченко надо сказать «спасибо».

— Как вам дались знаменитые нагрузки Николая Петровича на зимних сборах?

— Трудно, сборы есть сборы. Тяжело, крепатура была, ноги ныли. Ну а что делать? У него да, есть такой момент в плане сборов – чуть погонять, погрузить футболистов. Зато в чемпионате потом летаешь.

— На какой по счету сбор начинали брать мячи?

— Тогда на все сборы брали мячи, кажется. Затрудняюсь ответить, точно не помню.

— В том же сезоне вы были приглашены и дебютировали в сборной Украины, получили шанс в «Шахтере». Можно считать тот сезон самым успешным в вашей карьере на данный момент?

— Тяжело сказать, надеюсь, что еще впереди ожидает много таких сезонов. Хотя, если в целом брать, то все-таки да. Запоминающиеся даты, вызовы, дебюты были тогда и за «Шахтер», и за сборную.

— Был ли разговор с главным тренером «Шахтера» до подписания контракта?

— Нет. Я прошел сборы с «Шахтером», и уже после них поехал подписывать контракт. На сборах Луческу смотрел, проверял, дал оценку – и после них сказать подписывать.

— Кто вас пригласил на сборы?

— Николай Петрович сообщил, что мне надо в такое-то время быть на базе Шахтера.

— Ваш контракт с «Шахтером» был рассчитан на 5 лет. Не было сомнений касательно такого длительного срока контракта?

— Какие могли тогда быть сомнения? Тогда не было.

— Уже сейчас не жалеете о таком сроке соглашения с «Шахтером»?

— Ответить, что жалею – неправильно. Ответить, что не жалею… Тяжело отвечать на такой вопрос. Как в будущем сложится – посмотрим.

— Вернемся к вашей карьере периода «Шахтера». Насколько тяжело было привыкать к игре в команде-участнице ЛЧ после команды-середняка УПЛ?

— Поначалу тяжело было, да. Особенно в том «Шахтере» – одном из сильнейших. Привык, конечно, посмотрел, начал тренироваться. Всё пошло по накатанной.

— Ваш последний матч за основу «Шахтера» в чемпионате – поражение на выезде от «Карпат». После этого вы сыграли 30 минут в кубке и выступали в молодежном чемпионате. Можно ли говорить, что та игра во Львове оказала решающее влияние на ваше место в команде?

— Наверное. После той игры резко доверие пропало.

— Назовите главную причину того, что вам не удалось закрепиться в «Шахтере».

— Нужно сесть и подумать. Не могу сказать, что я что-то делал неправильно. Не знаю. Тяжело ответить.

— Можно ли говорить о том, что вы просто не смогли потянуть уровень команды?

— Сейчас можно говорить все – и об уровне команды, и еще что-то. Это время уже прошло, не знаю, правильно ли будет сейчас в этом копаться. Нужно смотреть дальше.

— Клубы для аренды вам искал «Шахтер», или вы отталкивались от имеющихся вариантов?

— Разговаривал с агентом. Когда я переходил из «Шахтера» в «Ильичевец», то уже работал с Вадимом Шаблием.

— Вы находились в Мариуполе, как раз в то время, когда он был захвачен. Как вам жилось в то время? Страшно было?

— Страшно. И стреляли, и танки ездили. Тогда были последние туры чемпионата.

— Как команда тренировалась в таких условиях?

— Было такое, что пару дней не было тренировок. У нас оставалась одна игра – против «Таврии» на выезде. Еще решалось, будет она или нет. Но сыграли.

— Нормально въехали в Крым тогда?

— Да, нас просто остановили, проверили паспорта, и мы поехали дальше.

— Летом 2014-го вы перешли в «Черноморец». Почему выбор пал именно на одесский клуб?

— Позвонил главный тренер и сказал, что хочет видеть меня в команде. Команда на тот момент участвовала в еврокубках, так что выбор пал именно на «Черноморец».

— Ваш агент Вадим Шаблий тогда сказал, что у вас был выбор, но вы сделали его в пользу «Черноморца». Можете назвать клубы, в которые тогда могли перейти?

— Были разговоры, но уже не вспомню.

— Не вспомните, были ли варианты заграницей?

— Был один вариант, но это было в телефонном режиме. Конкретных вариантов было только два, и остановились на «Черноморце».

— Ваш переход в «Черноморец» был в какой-либо степени спровоцирован опасным положением, в котором находился Мариуполь? Это как-то повлияло на ваш переход?

— Это влияло на всех футболистов. Тогда ведь многие отказались выступать за «Ильичевец», потому что боялись за семьи из-за той ситуации, которая была в городе.

— Чем требования к построению игры и к вашей личной игре Романа Григорчука отличались от требований Николая Павлова?

— У каждого из них был свой подход. Допустим, у Григорчука каждый футболист должен знать свое место, знать, куда бежать. Николай Петрович больше доверял футболистам какие-то импровизационные моменты: забегания, стеночки, вскрывания зон. Он оставлял эти моменты на видение футболиста. Если футболист хочет – он импровизирует. Особенно в атаке – играть в красивый, зрелищный футбол. У Николая Петровича был более открытый футбол – все принимают участие в обороне, все принимают участие в атаке. У Григорчука же больший упор на тактику.

— Вам было интересно на теоретических занятиях Григорчука?

— Они просто бывали очень длительные. Иногда чересчур. И были очень эмоциональные – как в хорошем, так и в плохом смысле. Обычные разборы игр. Где-то мог напихать, где-то – похвалить. Было интересно, но они постоянно затягивались.

— Вам чаще пихали или хвалили?

— Чаще пихали, хотя получалось и то, и то.

— Персонально говорили с Григорчуком о том, почему он предпочитал видеть в основе других игроков?

— Говорили, но что тренер скажет? Тренер ставит сильнейших по его видению футболистов. Мы разговаривали, но эти разговоры ни к чему не приводили.

— Александр Бабич сильно поменял тренировочный процесс по сравнению с тем, что было у Григорчука?

— Не скажу, что прям сильно, но что-то свое давал.

— Не вспомните основные отличия?

— Было видно, что потихоньку создавалась и делалась ставка на молодежь. Бабич создавал свою команду, свой коллектив – пришло много ребят из дублирующего состава «Черноморца». У него были интересные и тренировки, и установки, и теория – все по делу.

— Теория, наверное, покороче, чем у Григорчука?

— Да тоже длинные были. В «Черноморце», я так понял, это уже как традиция. Есть хороший конференц-зал, где их проводили. Было интересно.

— За всю весеннюю часть прошлого сезона «Черноморец» набрал 6 очков, забив при этом всего 2 гола. В чем вы находили мотивацию играть в команде, переживающей серьезный спад, да и, к тому же, не играющей на домашнем стадионе?

— Играть-то надо было. А какая для футболиста должна быть мотивация? Нужно было выходить, показывать игру, доказывать свой уровень. В тот период у нас не все получалось, хотя какие-то игры были неплохие. Где-то должны были выигрывать, но, наверное, не было везения.

— Когда вы выступали в «Черноморце», зарплату платил «Шахтер»?

— Нет, «Черноморец».

— «Заря» тоже платит сама?

— Да.

— Зарплата зафиксирована в гривне или в иностранной валюте?

— В гривне.

— В какой момент вы почувствовали, что команде по силам бороться за третье место в чемпионате?

— Мы набрали хороший ход – одна победа, где-то еще очки, вторая победа. Ближайшие преследователи теряли очки, вот мы и закончили первый круг с отрывом в шесть очков. А какая команда после такого не поставит себе задачу закрепиться на этом месте? Тем более что это место дает право сыграть в Лиге Европы. Будем стараться делать все, чтоб остаться здесь.

— У вас нет ощущения, что «Заря» находится так высоко в таблице во многом за счет проблем других клубов?

— Пускай тогда другие клубы находятся на этом месте. У всех клубов сейчас серьезные проблемы. Пожалуйста, претендуйте и вы.

— Верите в возвращение в «Шахтер»?

— Многое будет зависеть от меня – от того, как буду себя проявлять.

— Контакт с кем-то из донецкого клуба поддерживаете?

— С руководством – нет. Из футболистов больше всего общаюсь с Ваней Ордецом – мы с ним знакомы еще давно, да и за дубль вместе играли.

Оцените
Поделитесь
Источник: shakhtar.info

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме