Евгений Павлов: "Даже в Крыму не понимают, что происходит с их футболом"

Евгений Павлов: "Даже в Крыму не понимают, что происходит с их футболом"

182
Евгений Павлов: "Даже в Крыму не понимают, что происходит с их футболом"

В основном мы помним Евгения Павлова как молодого форварда Волыни с хорошими перспективами и вызовами в молодежную сборную Украины. Но потом карьера Павлова «попала в турбулентность», и после перехода в Севастополь начала заваливаться в пике... На самом же деле футбольный путь Евгения по-своему интересен: этот игрок воспитывался в мире Кварцяного, без пяти минут был в бельгийском Генке, забивал Лиону, ловил шансы в Германии, отведал сербского Партизана, прошел «крымскую весну»... Мало кто из нынешних лучших молодых игроков Украины может похвастать таким воспоминаниями.

Осеннюю часть текущего сезона Павлов провел в российской ФНЛ (саратовском Соколе), а недавно перебрался в Сербию — в Младост из города Лучани.

- Волынь, Севастополь, российский Сокол в ФНЛ и... появление в Сербии. Это можно назвать самым неожиданным поворотом событий в вашей карьере?

- Не думаю, в моей карьере все идет обычным чередом. Что заслуживаю, то и получаю. На данный момент я показываю ту игру, которая соответствует уровню Младости. Да, это не самый сильный клуб Сербии, но здесь немало приличных футболистов, и что самое важное — хороший тренер. Так что с охотой работаю здесь, ставлю целью проявить себя и обязательно расти как футболист.

- Насколько известно, тренер пока не спешит пускать вас даже на скамейку запасных...

- Да, ведь еще надо подучить несколько сербских фраз, чтобы нормально общаться с партнерами на поле. Поэтому сейчас работаю над этим и стараюсь как можно быстрее заслужить доверие тренера. Пока я лишь три недели в команде (разговор состоялся в конце февраля — прим. М.С.), и этого оказалось мало для возможности дебютировать (первая игра Младости с Павловым могла состояться против Ягодины 21 февраля, но украинца не было в заявке на матч — прим. М.С.).

- Сербский поддается легко? Этот язык имеет много общего с украинским...

- Да, здесь трудностей не возникает. В Младости есть несколько человек, которые разговаривают на русском. Поэтому мы помогаем друг другу: они мне — с сербским, я им — с украинским и русским. Да и общие слова в лексиконе способствуют скорейшему изучению языка.

- Как появился вариант с переходом в Младость?

- Я сотрудничаю с одним футбольным агентом, который раньше уже мог устроить меня в западном футболе. Но в прошлом эти варианты срывались по независящим от меня причинам. А в конце 2014-го мы созвонились, и он спросил, не хочу ли я сейчас перебраться в Сербию? Я сразу согласился, клубы — Сокол и Младость — договорились без проблем, и я уехал в Лучани.

- Один из таких «сгоревших вариантов» — просмотр в Партизане в феврале прошлого года?

- Да. Тогда все складывалось удачно, дело шло к подписанию контракта, но в один момент в Партизане поменялся тренер. А новый наставник пришел не только со своим видением футбола, но и со своими игроками. Поэтому карьера с Партизаном не сложилась.

- Сербия была единственной страной, где могли продолжить свою карьеру?

- Вообще-то варианты были разные, как после Волыни, так и после Севастополя. Слава Богу, в Украине еще есть люди, которые верят в меня. Мне предлагали остаться в родном чемпионате, но я захотел поменять обстановку и поставил себе целью закрепиться в Европе. Мне очень импонирует украинский футбол, но все-таки тянуло за рубеж.

- На сколько лет подписан ваш контракт с Младостю?

- На полтора года. В футболе все меняется довольно неожиданно. Бывает, за полгода появляются интересные предложения. А бывает, что не хочется менять клуб, и контракт может быть продлен. Здесь все зависит только от моего роста, уровня мастерства, количества голов и т.д.

- Что можете сказать о Младости, если сравнивать клуб с той же Волынью?

- Я уже говорил, что это не самый сильный клуб Сербии, как в игровом, там и в инфраструктурном плане. Но здесь есть хороший набор футболистов, толковый тренер, поддерживается довольно высокий уровень. Если бы эти люди выступали в чемпионате Украины, было бы очень интересно на них посмотреть. Да, украинская Премьер-лига посильнее сербского первенства. Но в данный период мой уровень соответствует именно сербскому футболу, поэтому я и здесь.

- Середняк чемпионата Сербии смог предложить вам лучшие финансовые условия, чем в свое время высшелиговые украинские Волынь и Севастополь?

- (смеется) Если бы я отталкивался от денег, я бы никогда не оказался в Сербии. Но у меня немного другое видение развития моей карьеры. Поэтому я не ставлю финансы во главу угла, а стремлюсь добиваться карьерного роста. Деньги — не главное в моей жизни, хотя и без них никуда. Несомненно, в этот момент читающие интервью люди улыбнутся и подумают иначе, но у каждого есть свое мнение на этот счет. И я лишь могу сказать им «спасибо» за то, что они поддают стимула и подталкивают меня скорее доказать правильность своих взглядов.

- В Младости на вас рассчитывают как на классического центрфорварда?

- Я всю жизнь играл на этой позиции, но некоторые тренеры думали иначе. И Демьяненко в Волыни, и Червенков в Севастополе видели во мне крайнего полузащитника. Но мне было несвойственно это. Я — центральный нападающий, и в Младости меня наигрывают именно на этой позиции.

- Какой для вас сербский футбол?

- Здесь многое зависит от менталитета сербов, которые отличаются от украинцев. Они более эмоциональные, никогда не хотят довольствоваться малым, поэтому в Сербии мало тусклых матчей со сценарием «будет, как будет». Взять, к примеру, ту же игру Младости с Ягодиной. Да, наша команда проиграла — 2:3. Но сначала она вела в счете, потом пропустила трижды, но затем отыграла один гол и до последней секунды не оставляла надежды на успех. Меня очень радует это, и я буду играть также. Ну а если брать в общем и сравнивать с Украиной или Россией, то Сербия пока отстает.

- Судя по некоторым матчам Младости, а также Партизана и Цверны Звезды, сербский футбол не насыщен техникой и скоростью, а больше уповает на длинные передачи, навесы и силовую борьбу?

- Исходя из общения с сербами и того, что я успел увидеть, едва ли не главной проблемой сербского футбола являются поля. До апреля-мая, когда становится действительно тепло, газоны далеко не в лучшем состоянии. Поэтому наверняка тренеры и футболисты во многом отталкиваются от данного фактора, используя тактику длинных передач, физической борьбы в атаке, прессинга и т.п.

Но мне кажется, у сербов нет общей манеры игры и определенного единого стиля. Здесь каждый тренер видит футбол по-своему, из-за чего все команды вносят свое разнообразие.

- Гегемония Партизана и Црвены Звезды непоколебима? Или футбольная общественность настроена, что в ближайшее время кто-то сумеет подвинуть незыблемых фаворитов?

- Наверное, это было одной из первых тем, на которую я общался с тренером и футболистами Младости. Хотя стоит сказать, что Партизан и Црвену Звезду не называют «инопланетянами». Больше говорится о трех-четырех клубах, у которых налажена инфраструктура, система подготовки игроков, а футболисты и сама игра находятся на очень высоком уровне. Остальные же сербские клубы пока подтягиваются.

- Как вам Сербия в общем? Легко адаптировались к местной среде?

- Всем своим родным и близким на вопрос «как живется?» в первую очередь я отвечаю, что здесь очень гостеприимные люди. Везде я видел только замечательное отношение к футболистам! В команде тоже хороший коллектив. Как я уже говорил, некоторых людей я учу украинскому и русскому, они меня — сербскому. То есть, есть какая-то взаимовыручка.

- Лучани — город на 4300 человек...

- «Город» — это очень громко сказано об этом месте (улыбается). Скажем так, это маленький городок, в центре которого стадион, четыре кафешки и столько же магазинов. Но я не переживаю по этому поводу, наоборот — есть все условия полностью погрузиться в футбол и меньше отвлекаться. К тому же, мы больше собираемся командой и много общаемся, а не разбредаемся в разнообразии развлекательных мест.

- Наверное, стадион в Лучанах — настоящее культовое место...

- Думаю, да. Когда я присутствовал на трибунах во время поединка Младости и Ягодины, то наверняка увидел на матче половину населения Лучан. Из-за этого футболистов узнают почти везде, интересуются футболом и делами команды, от чего есть настоящая поддержка.

- Давайте немного вернемся в прошлое: в марте 2014 года вас подписал Севастополь, а в августе вы перешли в саратовский Сокол. Почему весной остались играть в Севастополе, когда большинство ваших экс-партнеров быстро покинули Крым и продолжили играть в Украине?

- Я был в хороших отношениях с тогдашним руководством Севастополя, и по окончании сезона меня просили немного подождать. Мотивировали это тем, что клуб должен остаться и играть в профессиональных соревнованиях. Но этого не произошло, и через некоторое время мы с Александром Красильниковым пожали друг другу руки. После того я начал поиски нового клуба...

И здесь началось самое ужасное в жизни футболиста, у которого нет постоянного агента. Мне начали названивать десятки неизвестных людей и предлагать какие-то варианты: «есть интерес», «хотят видеть» и т.п. В итоге наступает момент, когда ты выбираешь показавшийся лучшим вариант, полностью доверяешься одному человеку, а остальным отказываешь. А потом тебе резко говорят: «Ой, извини, здесь не получается, что-то не срослось...» И ты вообще остаешься ни с чем.

И тогда пришлось искать хоть что-то. К счастью, на выручку пришел саратовский Сокол, который был готов заявить меня за неделю до старта чемпионата. Саратовцы давали стопроцентные гарантии, и я согласился. Да, мне не удалось себя проявить в ФНЛ, зато я имел игровую практику и был с командой, а не сидел без дела.

- Почему вы приняли российское гражданство, учитывая, что даже российский паспорт не снимал с вас ярлыка «легионер» в России...

- Сами понимаете, если человек сегодня хочет нормально жить в Крыму и что-то делать, ему необходим российский паспорт. Хотя для меня это было формальностью. Поверьте, невозможно отказаться от своей Родины и от того, когда перед матчем сборной Украины ты поешь ее гимн с рукой на сердце! В итоге я все равно считался легионером в ФНЛ, и в Сербии заявлен как украинец. И менять что-то не собираюсь.

- Храните надежду когда-нибудь вернуться в Севастополь играть в большой футбол?

- По сути, сейчас крымские команды играют на первенство области. И чтобы развиваться, я был вынужден покинуть Севастополь. Но если в будущем все образуется и большой футбол вернется в Крым, я только «за» снова оказаться в родном городе. А сейчас болею за севастопольцев издали, общаюсь со многими ребятами из нынешнего СК ЧФ и желаю им нормального будущего.

- Как вы прокомментируете последнее решение УЕФА по Крыму?

- Честно говоря, здесь тяжело сказать что-то толковое. Даже в Крыму во многом не понимают, что происходит с их футболом. Скажем так: на то, чего нет, и мнения нет. Вот когда появится конкретика по развитию крымского футбола, тогда и можно что-то высказывать. А пока лишь пожелаю удачи крымчанам.

- Полагаю, что даже в начале лета в Крыму надеялись на участие в российских лигах...

- Я вам скажу, что там до сих пор надеются на это. Да и вообще, зачем забирать у людей надежду? Лично мне хочется, чтобы в Севастополе и в Крыму в общем все было хорошо, и чтобы люди нормально жили и полноценно играли в футбол.

- Какие впечатления остались от ФНЛ?

- Можно сказать, по уровню — немного лучше украинской первой лиги. Сам футбол чуть быстрее и команды более ровные. Каждый спокойно может навязать борьбу тем же Анжи и Крыльям Советов... Да и вообще, на мой взгляд, украинский и российский футбол не слишком отличается друг от друга.

- За время выступлений в Севастополе и Соколе, по какому направлению двигалось ваше футбольное развитие: регрессировало, стояло на месте или прогрессировало?

- Сложно сказать... Это был непростой период в моей карьере, но после перехода в Сербию мне кажется, что сейчас двигаюсь в правильном направлении. А прогрессировал ли я или регрессировал в последние годы — покажет ближайшее будущее. Вот что точно застопорило мою карьеру, так это пауза после ухода из Волыни. Сами понимаете, шесть-семь месяцев без футбола... Слава Богу, некоторые люди верили в меня (мой отец и экс-тренер Севастополя (U-19) Добрянский) и всячески помогали мне поддерживать форму. Но все равно вернуться в большой футбол было неимоверно сложно.

- За этот год часто встречались с потоками критики в адрес украинских футболистов, уезжающих в Россию?

- Нет. Что меня действительно беспокоило — так это события на востоке Украины и гибель людей. А если брать в общем, то я считаю украинский и русский народы братскими, несмотря на все политические игры. Я недавно читал интервью своего друга Богдана Бутко, полностью солидарен с ним и могу подтвердить, что в России многие действительно переживают и беспокоятся за Украину. Когда я жил в Саратове, россияне едва не каждый день спрашивали меня об Украине, интересовались. А порой россияне просто извинялись за действия определенных людей из их страны. И никакого прессинга из-за моего украинского гражданства вообще не было. Поэтому я хочу, чтобы все побыстрее закончилось, воцарился мир и перестали умирать люди.

- Сейчас вы в Сербии, что наверняка рассматривается как трамплин для попадания в более сильный чемпионат Европы. Лично вам футбол какой страны импонирует больше всего?

- Мне очень нравится наблюдать за матчами чемпионатов Англии, Испании и Германии. Но с детства меня почему-то тянет в Италию, хотелось попробовать себя именно там... Хотя все это — пока лишь рассуждения. Как будет на самом деле — жизнь покажет.

- Когда-то вы ездили на просмотр в Генк. Закрепиться там помешала молодость или другие факторы?

- Мне очень понравилось в Бельгии. Все очень профессионально: продуманный подход к тренировкам, к матчам, работа проходит на высочайшем уровне. Я очень хотел там остаться, и все к этому шло. Пробыв в Генке две недели, я вернулся в Украину с убеждением, что мне осталось лишь собрать вещи и попрощаться с Волынью перед основательным переездом в Бельгию. Но в результате все отменилось, потому что Волынь и Генк так и не смогли договориться о сумме трансфера... Оказалось, в Луцке играют очень дорогие футболисты. Хотя даже после того случая отношусь к Волыни с большим уважением.

- Удалось почувствовать, что бельгийцы очень ценят свою молодежь, и составить ей конкуренцию молодым легионерам весьма трудно?

- Честно говоря, даже не задумывался над этим. Тогдашний тренер Генка верил в меня, а проведенная работа на просмотре показала, что я был готов играть в Бельгии. Но сейчас это уже прошлое, и я только с приятными мыслями вспоминаю тот эпизод своей карьеры.

- Где-то еще, кроме Бельгии, удалось побывать на просмотре в зарубежных чемпионатах?

- После Волыни у меня был шанс попробовать себя в Германии, но из-за проблем с документами поехать не получилось.

- В Украину возвращаться собираетесь?

- Я хочу развиваться как футболист и как человек. Мне нужно было сменить атмосферу, и только поэтому я покинул Украину. Политическая ситуация и проблемы страны на это никак не влияли. Поэтому я не отбрасываю вероятности возвращения в Украину, и в будущем всегда буду рад сделать это.

Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форуме Обновить

Рейтинг Букмекеров