Игорь Ковалевич: "Суркису не понравилось, что Фоменко все говорит в глаза"

Игорь Ковалевич: "Суркису не понравилось, что Фоменко все говорит в глаза"

270
Игорь Ковалевич: "Суркису не понравилось, что Фоменко все говорит в глаза"
Фото - matchday.com.ua

Об украинском футболе 90-х многие пользователи Интернета знают совсем немного - то, что осталось в пожелтевших справочниках и газетах. На первый взгляд, тогда все было совсем по-другому.

Леоненко не говорил, а забивал, судьи не боялись видеоповторов и разборов 3D, о Пьерлуджи Коллине тоже не думали. Без трансляций большинства матчей, но со слезами, шишками и даже криминалом - он тоже был рядом.

Новая рубрика "лихие 90-е" будет знакомить вас со знаковыми историями конца ХХ века, а также культовыми персонажами. Первый из них - одиозный президент бориспольского "Борисфена" Игорь Ковалевич. В течение трех часов он без купюр рассказывал, что такое футбол 90-х и почему нам его не хватает, о том, как Михаил Фоменко собирался драться, строительстве стадиона за пару месяцев и как в Украине убирали конкурента "Динамо".

О нем давно ничего не слышали, хотя человек он точно футбольный, скорее даже футбольнейший. После долгого перерыва Игорь Ковалевич вновь собирается вернуться в футбол. С этого и начался наш разговор...

"ВРЕМЕНА БЫЛИ РОМАНТИЧЕСКИЕ, НЕ ТО, ЧТО СЕЙЧАС"

- Один мой друг собрался в футбол идти. Говорил, подключайся соучредителем, ищем спонсоров. Я первым делом спросил, где эта команда играет, - с горящими глазами начинает наш разговор бывший президент "Борисфена" Игорь Ковалевич. - Мне сказали, что собираются во вторую лигу заявиться. Я когда "Борисфен" финансировал, для высшей лиги спонсоров найти не мог. А он хочет для команды, которая даже во второй лиге не играет, отыскать. (Иронично улыбается.)

- Ваш знакомый говорил о ялтинской "Жемчужине"?

- Да. Мы в прошлом году с товарищем встретились, у меня как раз выборы закончились. Убедил меня поехать в Ялту посмотреть игру. Я же понимаю, что нужно для того, чтобы функционировал клуб. Мне два раза удавалось "Борисфен" со второй лиги до высшей довести. Первый раз с моим другом Димой Злобенко в начале 90-х, когда в бизнесе дела шли, решили заняться футболом. Создали свой банк, у нас хорошая финансовая база была, бизнес хорошо развивался.

- Откуда вы со Злобенко были знакомы?

- Мы с ним с детства дружили, вместе на улице в футбол играли. Парнишка очень умный, с золотой медалью окончил физико-математическую школу. Потом с красным дипломом университет Шевченко. Хоть и знал его с юного возраста, долгое время не ведал, что его отец был высоким чиновником, на сегодня министром. Об этом я услышал только после смерти отца Димы, который также умер в 52 года. Он никогда не хвастался своим статусом.

- Вы для статуса решили пойти в футбол?

- Не сказал бы!.. Просто имелось желание, а времена были более романтические, не такие прагматичные, как сейчас. На начальном этапе бюджет клуба составлял порядка полумиллиона долларов. Идея создать "Борисфен" возникла зимой 93-го, а чемпионат уже шел. Нужно было искать команду. Пригласили Ивана Ивановича Терлецкого (работал в динамовской школе. - Прим. авт.), он предложил позвать помощником Михаила Олеговича Ошенкова (в свое время работал с Лобановским. - Прим. авт.). Для начала стоял вопрос заявки, и я позвонил в полуаматорский клуб "Нива" (Мироновка). Задач у них не было, а они были на пятом месте переходной лиги. Да, была еще переходная лига. Я двадцать лет слежу за украинским футболом, такого, как происходит сейчас, никогда не было. Имею в виду, что клубы вымирают. Вы вспомните, какой хаос был в стране в начале 90-х. Тогда было 18 клубов в высшей лиге, по 22 - в первой и второй лигах, и еще переходная лига из 18 команд. Плюс коллективы физкультуры. Так вот, я предложил, что мы выходим с "Нивой", потом переименовываем ее в "Борисфен", а они начинают с области под другим названием "Нива" (Карапыши). За это мы давали им автобус. Посреди чемпионата команду переименовали в "Ниву-Борисфен" - и пошло-поехало.

Игорь Ковалевич: "Суркису не понравилось, что Фоменко все говорит в глаза" - изображение 1

- Но первенство в переходной лиге тогда ведь не выиграли...

- Заняли четвертое место. Но на этом история не закончилась. Тогда аматорский футбол курировал Анатолий Дмитриевич Коньков. Президентом федерации был Виктор Максимович Банников, а всю работу фактически курировал Евгений Петрович Котельников. Все было в его руках - и судейство, и прочая организация структуры федерации. К нему всегда стояли очереди в кабинет. И мы сделали ход конем. Предложили федерации стать титульными спонсорами в обмен на то, что нас переведут во вторую лигу. Когда мы назвали сумму спонсорства, Котельников чуть со стола не упал. Полмиллиона долларов в 1993 году были очень серьезными деньгами. Мы сделали предложение, а вечером в Киеве в ресторане у нас была презентация клуба. Пригласили журналистов, от федерации пришел Анатолий Коньков.

"ГРУЗИНЫ ПООБЕЩАЛИ ПОМОЧЬ, НО ВЫШЛО НАОБОРОТ..."

- Вы тогда же договорились финансировать и олимпийскую сборную Владимира Мунтяна?

- Нет, там другая история была. Возле метро "Большевик" совершенно случайно встретил Владимира Федоровича Мунтяна. Его тогда как раз назначили тренером олимпийской сборной. Мы два часа общались о футболе. Вы бы видели, с какими он эмоциями рассказывал о своих молодых ребятах! Молодежь перспективная, но нет денег поехать на сборы. Я в тот же вечер поговорил с Димой (Злобенко. - Прим. авт.), и мы решили помочь команде Мунтяна. Взяли полностью на себя финансирование олимпийской сборной. В которую входили такие люди, как Ребров, Косовский, Мороз. Владимир Федорович пришел к нам в офис и принес приглашение на международный турнир в Испании. Соперники были серьезные - Италия, Испания, Франция. Я спросил, сколько нужно денег. Мунтян сказал, что звонили его друзья из федерации футбола Грузии, они заказали чартерный рейс, и готовы сесть в Киеве, чтобы забрать нас в Испанию. Мы с Димой улыбнулись, но эта помощь от грузин нам стоила 25 тысяч долларов. Прилетают грузины, мы садимся на борт и понимаем, что там не только футбольная делегация, но и какой-то ансамбль, понабирали, кого хотели.

- Так а кто оплачивал эту поездку?

- Я так понял, что мы. Мы вылетаем из Киева, не успеваем долететь до территории Чехии, и самолет не пропускают. Компания, которая нас везла, оказалась крупным должником. Нас возвращают в Киев и опять садят в аэропорту "Борисполь". Мы пытались вернуть деньги, но поняли, что это бесполезно - их уже не было.

- Как игроки отреагировали на этот форс-мажор?

- Не помню. Больше всего запомнилось, как психовал Владимир Трошкин, он тогда помогал Мунтяну тренировать. Трошкин просто развернулся и ушел. Я хочу отдать должное Владимиру Федоровичу, он сел в аэропорту и со словами "я - Мунтян!" дозвонился министру иностранных дел Анатолию Зленко. Рассказал эту историю, и украинская авиакомпания дала самолет. Новый рейс нам пришлось вновь оплатить, но команда поехала на сбор и выиграла турнир. Первый международный победный турнир Украины. Потом мы финансировали поездку национальной команды Олега Базилевича в Америку. Были тогда, наверное, главными спонсорами федерации.

- Из молодежи Мунтяна кого-то себе присмотрели?

- Пушкуца, Соловьев, Безручко, Мороз у нас потом играли. Первого у "Динамо" из под-носа увели. Представители киевлян приехали в Харьков покупать Пушкуцу. Пока они разговаривали, его уже нам продали. Суркис не мог поверить, что человек из высшей лиги мог перейти во вторую. Кстати, хотел еще и Косовского забрать, не один раз за ним в Винницу приезжал. Он очень скромным парнем был. Потом его киевское "Динамо" к себе переманило. Понятно, что выбор был сделан в пользу гранда.

- Как вы с нуля набирали команду?

- Сначала звали свободных агентов. Первый наш футболист был Степан Матвиив. Иван Иваныч Терлецкий сказал, что это самый сильный бомбардир в первой лиге. Он тогда играл в черкасском "Днепре". Мы его пригласили к нам в офис, предложили ему хорошие условия, сняли для него квартиру в Киеве на Ивана Кудри.

- Условия были серьезные?

- На то время более чем. Матвиив получил контракт с жалованием 300-400 долларов в месяц. Это была средняя зарплата игрока "Борисфена". Правда, когда мы позвали Гену Мороза из "Днепра", ему мы дали 1000 долларов. Не удивляйтесь, что он перешел. "Борисфен" тогда гремел! Никто не мог предложить такие условия. Игроки "Днепра" получали по 200-300 долларов. "Динамо" переживало не лучший свой период, откровенно рассыпалось. Тогда президентом был Виктор Безверхий. Суркис был в клубе, но ждал, когда он обанкротится, чтобы взять под свою опеку. На этом фоне мы себя очень уверенно чувствовали. К нам перешел Ерванд Сукиасян, тренером мы пригласили Виктора Колотова. Ему пришли помогать Демьяненко и Бессонов. Фактически весь штаб, который работал с Лобановским. Позже у нас играл Чанов, Кузнецова, последнего из Шотландии позвали. Нам Мунтян рекомендовал Соловьева и Безручко. К нам шли серьезные игроки, потому что мы росли. В 1993 команду создали, а уже в 1995-м она играла в высшей лиге, где заняли четвертое место.

"КОГДА ДЖИШКАРИАНИ ПОСЛАЛ ФОМЕНКО, ТОТ ПОБЕЖАЛ ЗА НИМ РАЗБИРАТЬСЯ"

- А как в "Борисфен" попал Фоменко?

- Когда мы еще играли во второй лиге, мне позвонил Анатолий Коньков и сказал, что для серьезных задач мне нужен серьезный наставник. "Я тебе хочу порекомендовать хорошего тренера. Поверь мне, ты не пожалеешь. Миша Фоменко, - сказал Коньков. - Он сейчас в Гвинее сидит, ему там делать нечего, давай я тебе дам телефон, ты с ним созвонись". Коньков тогда национальную команду тренировал. Мы с Димой Злобенко позвонили Фоменко в Гвинею и пригласили к нам. В "Борисфен" он пришел, когда мы были в первой лиге, и вывел команду в элиту.

- Он и тогда был таким спокойным, как сейчас?

- Фоменко всегда был хладнокровным и спокойным. Настоящий мужичок. Никогда не забуду историю, когда мы играли с Ахтыркой на стадионе ЦСКА. Мы как раз взяли грузинского форварда у "Динамо" Михаила Джишкариани, и в первом тайме Михаил Иванович меняет его. Я сидел недалеко от поля и видел, как грузин отреагировал на раннюю замену (на 27-й минуте. - Прим. авт.). Недовольный, вообще не хотел с поля уходить. Проходя мимо Фоменко, он, видимо, на грузинском послал Михаила Ивановича. А тот в Грузии работал и понял, что Джишкариани сказал, вскочил с лавки и давай в раздевалку за ним, разбираться. В подтрибунку мигом помчал наш массажист Семен Яковлевич Сегаль... Что бы ни случилось, Фоменко может за себя постоять. Я очень рад, что Михаилу Ивановичу удалось доказать, что он тренер. Вы вспомните время, когда он работал в "Динамо". Тогда на нем все держалось. Ведь не было средств даже на питание, он, как мог, держал команду. Он из тех людей, которые всегда все говорят в глаза. Скажем так, Суркису это не понравилось. Фоменко обыграл "Барселону", а его потом убрали.

Игорь Ковалевич: "Суркису не понравилось, что Фоменко все говорит в глаза" - изображение 2

- У вас с ним разногласий не было?

- Да какие разногласия? Мне нравилось, что он все говорил в глаза и никогда не поднимал вопрос о личном контракте. У меня были некоторые тренеры, которые приходили и говорили: "Дай мне то, то и то!" А Фоменко работал с предложенными условиями. Он четко знал, что он хочет, и мог это объяснить. Не зря Валерий Лобановский позвал его тренировать в киевское "Динамо". В нем он видел тренера. Я уверен: если ему дать сегодняшние условия "Динамо" или "Шахтера", у него была бы хорошая команда. Моя субъективная точка зрения, что он самый достойный из учеников Валерия Лобановского. Посмотрите, в каком состоянии он взял сборную и к каким результатам мы пришли. Давайте говорить откровенно: что такое на сегодня федерация футбола Украины? Никаких позитивных проектов и только национальная команда Фоменко закрыла собой эту нерадушную картину.

- А как вам история, что он сам себя назначил в сборную?

- Они очень сильно дружат с Анатолием Коньковым еще с того момента, как играли вместе в защите киевского "Динамо". Это те люди, с которыми можно идти в окоп, ты знаешь, что тебе в спину ничего не ударит. Фоменко будет работать в имеющихся условиях, и не будет хныкать, что у нас нет базы. Он и раньше не говорил, мол, дайте мне лучших игроков, а работал с теми, кто был. Мы тогда только стадион начали строить.

- Бориспольский "Колос"?

- Да, еще Колотов у нас работал, а мы разрушили старый стадион и за три месяца построили новый. Когда Колотов пришел за день до игры на Кубок с "Динамо", он не мог понять, как мы будем играть, а мы за ночь все доделали. Он не мог поверить. Мы в "Борисфене" делали такие сборы, куда даже "Динамо" не ездило. В Португалии, Австрии, там, где Кличко сегодня тренируется. Ошенков нас познакомил с людьми, и мы поехали в Руйт, в Германию. Мы первые после "Динамо", кто мог себе позволить туда поехать. Лобановский любил туда ездить с "Динамо" и сборной Союза. Были на турнире в австрийском Граце. Представляете уровень участников? "Штурм", "Боруссия" (Дортмунд) - и вторая лига Украины. Наверное, таким образом мы компенсировали отсутствие базы.

- На базу не хватало финансов?

- Скорее времени. Мы строили стадион, потом собрались строить базу. Дима мне подсказал место. Когда едешь из Киева на Бортничи, есть бывший геологический лагерь, он там в детстве проводил лето. И мы хотели на том месте сделать базу. Уже были готовы начинать с австрийцами строительство. Идея была в том, чтобы сделать там футбольную базу и гольф-клуб, и таким образом заинтересовать австрийского инвестора вложить деньги. Тогда как раз министром обороны стал Шмаров Валерий Николаевич, и мы ему рассказали о нашем проекте и строительстве базы.

- Шмаров любил спорт?

- Один из немногих руководителей. Он нам сказал, что в украинской армии некогда не было футбола и очень хотелось бы сделать достойный клуб. Предложил объединить наши силы. Шмаров тогда как раз подружился с министром обороны России Павлом Грачевым. В Москве ведь была серьезная команда. Это был 1996 год, и тогда в нашей армии была команда во второй лиге. Руководил ею глава компании "Киев-Донбасс" Михаил Гриншпон, оно ему особо не нужно было. Виктор Додонов был начальником команды, мы встретились, сказали, что у них никого не забираем. Вот у вас ЦСКА, играйте дальше во второй лиге, мы строим "ЦСКА-Борисфен". У нас вышло, что 40% акций владело министерство обороны, 40% - наша компания и 20% - армия. Времена были сложные, и армейские летчики из-за отсутствия горючего почти не летали. И тут мы договорились, что летать на матчи будем на самолетах министерства. Все были довольны. Мы только заправляем, а летчики имеют практику, плюс гонорар им давали.

- Армия давала деньги на команду?

- Армия это государство в государстве. Там было много бартера и мало живых денег. Армия помогала чем могла, помню, давали даже векселями, которые я менял на энергию. Например, газ поставляю на комбинат, мне дают товаром, я его передаю на Чернобыльскую станцию, она мне дает электроэнергию, которую я уже продаю в Бориспольский аэропорт. Там я и выводил живые деньги.

"ПОЛИТИКА ОСТАНОВИЛА СОЗДАНИЕ СУПЕРКЛУБА"

- Договорились играть в Киеве на ЦСКА?

- Да. А немного раньше Ошенков повез нас в Бельгию на "Андерлехт" - был я, Дима Злобенко и наш архитектор Юрий Липинский. Мы поехали смотреть стадион, а скорее, комплекс "Андерлехта". Там муниципалитет отдал клубу землю для стадиона, а потом уже нашлись инвесторы, которые вложили средства в постройку. На самом стадионе полно магазинов, банки, офисы, рестораны. Каждой фирме принадлежит отдельный объект, а весь стадион - клубу. Инвесторы вложили в постройку раздевалок, трибун, поля. Приблизительно 100 инвесторов. Мы тогда увидели, как это все может функционировать и поняли, что хотим создать что-то подобное на стадионе ЦСКА. Рассказали Шмарову, он ответил, что готов. Мы даже начали оформлять документы с главой министерства государственного имущества Юрием Ехануровым.

- Ехануров остановил грандиозный проект?

- Нет, включилась политика. Я всегда говорил, что мог быть мощный клуб. Мы тогда пообщались с Игорем Бакаем, а он в то время мало того, что был одним из руководителей днепропетровского "Днепра", а и очень сильной политической фигурой. На "Днепр" он денег не жалел. Когда они играли финал Кубка с "Шахтером", их уже ждали новенькие автомобили. Он был уверен в победе. "Днепр" их возил бессовестно, но обрезка защитника перевела матч в серию пенальти, которую выиграл Дима Шутков. С Бакаем мы начали близко общаться, когда предложили ему баллотироваться по нашему Бориспольскому району в Верховный Совет. Выборы он выиграл. Мы тогда поговорили с ним о финансировании "ЦСКА-Борисфена". Я понимал, насколько это серьезный проект, и тогда кто-то первый раз очень сильно перепугался. Подхожу к Шмарову: "Валерий Иванович, такая ситуация, вы же понимаете, кто такой президент футбольного клуба "Днепр"? Это президент страны Кучма. Добавьте сюда днепропетровского премьер-министра Лазаренко и бывшего мэра города Пустовойтенко, тоже не последнюю фигуру в стране. Это очень серьезные люди, что б сейчас все не перешло к политике". Шмаров ответил, что этот вопрос решит, а мы начали процесс объединения.

- Бакай перевез сюда половину "Днепра"?

- Главный тренер Бернд Штанге и все его помощники приехали на сборы в Австрии. Из "Днепра" приехали очень серьезные игроки - Ковалец, Шаран, Максимов, Скрипник, Полунин. Тут финансовая база была сумасшедшая! Бакай сказал: "Вот человек от меня, который будет заниматься командой, Сергей Веселов". Мы сели с ним перед сборами, все обговорили. На сборах команда побеждает "Штутгарт", "Боруссию" (Дортмунд). А в это время "Динамо" вместе с Сабо едет в Швецию и проигрывает местным клубам... И тут снимают министра обороны. Звонит мне Бежан Иван Васильевич, он исполнял обязанности министра, и приглашает на встречу. Приезжаем со Злобенко, там сидят Гриншпон и Бежан...

- Это был конец сезона?

- Наоборот, начало. Бежан набирает одного человека и говорит, что мы его ждем. А получает ответ в духе "какого х... ты сюда звонишь?". А потом начался разговор: "Вот, вы объединились с "Днепром", не посоветовавшись". Злобенко ответил, дескать, мы советовались. Спросили Гриншпона, он не знал, что сказать. Потом начали говорить о том, что у днепропетровских проблемы с бизнесом. А тут еще мы мешаем. Мне было непонятно, потому что я, как мог, помог "Днепру". Показал им письмо. Мы встречались с тренером "Днепра" Вячеславом Грозным, он попросил меня отпустить Белкина, Топчиева и Анненкова к нему. У меня даже бумага от "Днепра", что никаких вопросов днепропетровский клуб к "Борисфену" не имеет. Я просто дал этот документ, подписанный директором "Южмаша" и президентом футбольного клуба "Днепр" Юрием Алексеевым. На встрече также присутствовал заместитель министра господин Собков, он говорит: "Давайте как-то выходить из ситуации". На этих словах собрание закончилось. Мы ушли, но кое-кто остался.

- Они же без вас ничего решить не могли?

- Я тоже так думал. И по всей здоровой логике и юридическим аспектам - не могли. Но на следующий день я прихожу на заседание ПФЛ, подбегает ко мне Виктор Додонов, начальник ЦСКА, и показывает протокол. Где написано, что прошло собрание акционеров с решением поменять президента "ЦСКА-Борисфен". Вместо Злобенко им должен стать Гриншпон. Когда только создали ПФЛ, президентом стал Григорий Суркис, а первым вице-президентом - Злобенко. И тут начинается заседание. Григорий Михайлович поднимает вопрос о смене президента клуба. Я начал возмущаться, как это ПФЛ голосует о смене президента клуба. Где такое видано? Суркис не дает мне слова, а спрашивает у Гришпона, давали ли полномочия Ковалевичу выступать. Он не знал, что ответить. Мне не дали сказать, и ПФЛ проголосовал принять смену президента. Вот так просто убрали конкурента.

- Вы намекаете на "Днепр"?

- "Днепр" к этой истории не имеет никакого отношения. Тогда не было футбольного клуба "Шахтер" в нынешнем виде, и "Динамо" было монополистом. Все это преподнесли как политику, якобы для президента страны. Вы сами понимаете... У нас как раньше было: первый круг сыграли и было понятно, кто чемпион. С "Динамо" тягаться не могли. А тут появлялась команда с серьезной финансовой базой, большими амбициями. Когда в клуб пришел Бакай, у нас самый богатый клуб был.

- А как Бакай отреагировал на такую рокировку?

- А как он мог реагировать? Сделали такую махинацию и сказали, что 80 процентов акционеров - за смену президента. Хотя такого не могло быть, потому что 40% акций у нас. Гриншпон сказал, что никакого объединения не было, а Суркис провел все это через ПФЛ.

- Вы обращались в суд?

- Злобенко не захотел. У него как раз начались проблемы - с бизнесом и политического характера. Так нам и не удалось создать проект на стадионе ЦСКА, хотя мы уже ждали, что министерство передаст стадион, и мы начнем строительство. Заметьте, новой, современной арены. Министерство уже передало все документы, чтобы нам дали стадион, по сути, оставалась последняя инстанция - Министерство государственного имущества. Самое интересное, что на стадионе ЦСКА ремонт последний раз делал я. В газете "Команда" писали об игре, и на фотографии было видно, какие поломанные лавки. Сильная команда и такой неприятный фон матча. Когда Фоменко только пришел к нам в команду, он привел из "Явора" (Краснополье) трех футболистов. И вот президент этого клуба попросил вернуть одного из этих ребят (Владимира Богача. - Прим. авт.). Я не был против, он не был ключевым игроком. Когда начали говорить о деньгах, я отказался - сказал, перезвоню, если понадобится. Хотя мы за игрока платили. И вот, спустя какое-то время, я позвонил в Краснополье и сказал, что мне нужно дерево для лавок. Он ответил: "Завтра будут машины". Приехало то ли пять, то ли десять машин, и мы все лавки поменяли на бруски. А раздевалки сделали, когда Дмитрия Коренева продали в "Ворсклу". 25 тысяч долларов пошли на ремонт стадиона ЦСКА. Более того, мы финансировали реконструкцию бассейна... "ЦСКА-Борисфен" мог стать вторым грандом украинского футбола.

- А что с футболистами произошло?

- Ушли кто куда. Некоторые назад в "Днепр". Витю Скрипника Штанге устроил в Германию. Мне же после этой истории ничего не хотелось делать. Но немного позже открыл академию футбола в поселке Счастливом под Киевом. Получился интернат на базе простой сельской школы. Ко мне в гости пришел журналист Юра Карман (ныне главный редактор газеты "Команда". - Прим. авт.), и в интервью ему я сказал: через пять лет "Борисфен" будет играть в высшей лиге.

Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форуме Обновить

Рейтинг Букмекеров