Андрей Распопов: "Продавали в "Шахтер" за миллион долларов"

Андрей Распопов: "Продавали в "Шахтер" за миллион долларов"

103
Андрей Распопов: "Продавали в "Шахтер" за миллион долларов"
Фото - ru.gdefon.com

Украинец Андрей Распопов в Беларуси давно стал своим. Защитник решил завершить игровую карьеру и остаться на ПМЖ в Могилеве. Вместе с корреспондентом Goals.by Андрей вспомнил о странных вещах, которые происходили в «Витебске», обращении в АБФФ с просьбой уволиться из «Днепра», сорвавшемся трансфере в донецкий «Шахтер», жизни в Микашевичах и фотосессии для журнала Playboy.

Андрей Распопов: "Продавали в "Шахтер" за миллион долларов" - изображение 1

— Чем вы сейчас занимаетесь?

Пока ничем. Нахожусь на заслуженном отдыхе.

— Планируете остаться в футболе или смените род деятельности?

— В футболе не хочу оставаться. Не вижу себя тренером. Может, характером не вышел. К тому же у меня техническое образование, а переучиваться желания нет. В белорусском футболе точно не хочу работать. Он варится в собственном соку. Пока непонятно, куда он движется...

— Поиграть еще не хотелось?

— В прошлом сезоне я поехал в «Витебск». Хотел как лучше, а получилось как всегда. В сентябре расстались с клубом по обоюдному согласию. Можно было, конечно, еще поиграть, но после полугодового простоя особого желания нет.

Год назад вы уже планировали завершить карьеру. Неужели так заинтересовало предложение из Витебска?

Были мысли о завершении карьеры, но все-таки решил потренироваться, подготовиться к сезону. Рассчитывал еще поиграть. Подвернулся вариант с «Витебском». Поговорили с тренерами. Меня все устроило — поехал. Если бы этот вариант не появился, завязал бы с футболом еще в прошлом году.

— Переходя в «Витебск», вы думали, что у клуба есть амбиции возвращения в высшую лигу. Надежды оправдались?

Когда переходил в «Витебск», не знал всей ситуации. В принципе нам можно было выйти в высшую лигу, не случись провала в середине чемпионата. Тогда на ребят обрушилось много травм. В команде было всего 12 футболистов — на замену даже некого выпустить. Все-таки в прошлом году «Витебску» рановато было возвращаться в «элиту». Если бы удалось выполнить задачу, клуб не играл бы, а мучился в высшей лиге. Финансовые проблемы дали бы о себе знать. Главный виновник витебского хаоса — Виталий Столбицкий. Не понимаю, как такие люди вообще в футбол попадают. Таких руководителей не должно быть ни в одном клубе. В структуре на первом месте должна стоять команда, а не бухгалтеры и директор.

— Как восприняли новость об увольнении Столбицкого?

— Я был двумя руками за это решение! «Витебск» мне до сих пор должен 4 миллиона. Об этих деньгах даже не спрашиваю. Для меня они потеряны.

— Витебские байки — особый разговор. Каково в день игры заселяться в общежитие и из него выселяться?

У меня на этой почве были конфликты с тренерами. Действительно надоело. Два дня живем в одном месте, потом нас перегоняют в другое, еще через несколько дней — в третье. Жили в общагах со скрипучими кроватями. Как так-то? Разговаривали с тренерами. У них ответ, мол, от нас ничего не зависит. Я говорю: «Но за результат отвечать вам. Администратор ведь не будет потом отчитываться!»

— Что самое незабываемое осталось у вас от этого клуба?

Не сказал бы, что в «Витебске» все было против футболистов. По сути, всего один человек. Это уже вся Беларусь знает. А сделать какой-то упрек в сторону тренеров у меня язык не поворачивается. В этом направлении все было в полном порядке. К сожалению, отношение к футболу в Беларуси не изменилось. Каким оно было, когда я приехал сюда 12 лет назад, таким осталось и сейчас. Смотришь чемпионат страны — вроде бы есть талантливые футболисты. БАТЭ играет отменно, «Шахтер», минское «Динамо» и «Гомель» хорошо смотрятся. Выступление остальных команд — просто тихий ужас. Прошлый год я провел в первой лиге, так там вообще...

— Что больше всего удивило в ее реалиях?

— Поразило отсутствие зрительского интереса. В Витебске на футбол ходило 200-300 человек. Это ведь областной центр! Приезжаем играть со СКВИЧом или «Городеей» — кандидатами в высшую лигу, — а у них ни нормальных полей, ни раздевалок на стадионе. И это первая лига. Что тогда творится во второй?

— В начале прошлого сезона «Витебск» играл домашние матчи в Орше. Там команда как раз из второй лиги.

— На тот момент оршанский вариант домашних матчей был самым приемлемым. Почему? Это вопрос отношений директора клуба с руководством стадиона в Витебске. Как так происходит? Есть стадион, есть команда, а ей нельзя играть на этой арене!

Кстати, в Орше на матчи приходило в два раза больше людей, чем в Витебске. Так что там было вполне приятно играть. Еще бы качество поля было чуть получше... На первых порах газон был мягким, бегать было одно удовольствие. Потом поле чуть подсохло и стало неудобным. Мы, например, играли там со «Сморгонью». Они приехали и всей командой стали на своей половине. А мы на этом сухом поле ничего не можем делать. А что ты покажешь, когда мяч прыгает до пупка? Когда вернулись на стадион в Витебске, газон там был великолепным. Выходишь на поле — и в свои 34 года носишься по нему, как угорелый.

***

— Давайте вспомним, как вы вообще оказались в Беларуси?

В 2000 году у меня был контракт с «Николаевом». Команда играла в первой украинской лиге. Правда, я выступал за любительский клуб «Олимпия ФК АЭС». Это была поселковая команда. Приехал как-то туда агент Николай Дайнеко и перевез меня в Могилев. Спасибо ему за это большое. В «Днепре» даже не знали, что это за футболист, но заявили. Два месяца я набирал форму, хотели уже отправлять домой. Но Дайнеко уговорил руководство, чтобы меня не выгоняли. Его послушались, а потом я заиграл в основе.

— Вы не раз говорили, что считаете Могилев своим домом.

Конечно. У меня жена отсюда. Во многом поэтому в 2010 году и вернулся в Могилев. Жена сказала: «Оставайся здесь, что ты будешь в конце карьеры ездить? Два-три года еще поиграешь, и все». Кстати, в Могилеве многие нашли себе жен и остались на ПМЖ.

— Докажите.

— Легко: Леха Тупчий, Макс Бердник, Владимир Костюков, Андрей Скоробогатько

Убедили. Но в 2002-м вы со скандалом перебрались из «Днепра» в минское «Динамо». Почему обратились в АБФФ, чтобы расторгли ваш контракт с «Днепром»?

Весь сыр-бор разгорелся из-за задержки премиальных. Нам практически полтора года их не платили. С ребятами пытались бастовать. Валерий Стрельцов пообещал, что первые деньги, которые получит команда, пойдут на выплату премиальных. Без проблем. Деньги приходят — он ими выплачивает зарплату. Руководство все делало грамотно. Зарплата есть — к нему никаких вопросов из проверяющих органов. Тогда я, Игорь Рожков, Рома Киренкин, Руслан Усиков и Руслан Копанцов написали письмо в АБФФ. В итоге меня и Усикова отпустили из клуба, потому что мы находились в статусе легионеров. Кстати, это был первый случай, когда от Стрельцова через КДК ушли футболисты. Раньше такого никто не мог сделать.

— Какие премиальные полагались в то время?

— По-моему, 100-150 долларов за матч. Если выигрывать в месяц две игры, получалась нормальная прибавка к зарплате. За полтора года там скопилась солидная сумма. Отсудить у «Днепра» не удалось ни копейки. У меня был вариант с «Динамо», поэтому и уходил.

— Это были самые большие финансовые задержки в вашей жизни?

Помню, в «Арсенале» нам четыре месяца не платили зарплату. Там как раз кризис бахнул, а еще и руководство в клубе поменялось.

— Чем запомнились полтора года в «Динамо»?

Первое, что бросилось в глаза, — смена декораций. Зарплата, премиальные, подъемные — все в срок. Форма новая, хороший автобус, питание, база — условия отличные. Тогда мы провели четыре игры в еврокубках. Просто незабываемые ощущения. Лучше один раз сыграть на этом уровне, чем сто раз услышать. Тогда, кстати, «Динамо» выиграло Кубок страны. Мы в том розыгрыше не пропустили ни одного гола. Вдобавок ко всему, это была самая молодая команда, выигравшая Кубок. Средний возраст того «Динамо» был 21,5 года.

— А как же постоянный прессинг, мол, «Динамо» всегда должно быть первым?

— Были с этим небольшие напряги со стороны руководства. Не всегда же получается выигрывать. В последние пару лет мне непонятно, почему у «Динамо» дела не клеятся. Вроде бы все делается правильно, а что-то не получается. Остается пожелать, чтобы в этом сезоне команда заняла место выше третьего.

***

После «Динамо» вы семь лет отыграли на Украине за «Карпаты» и «Арсенал». Тянуло на родину?

Хотелось поиграть на Украине. Этот чемпионат сильнее белорусского. Да и финансы солиднее. Когда переходил в «Карпаты», зарплата была в пять раз больше, чем в «Динамо». Хотелось поиграть дома, чтобы мама с папой хоть по телевизору посмотрели и за сына порадовались. Вообще, на Украине люди любят футбол. Когда я играл за «Арсенал», на стадионах собиралось по 20-30 тысяч зрителей.

Киевский этап вашей карьеры запомнился фотосессией в Playboy. Легко на это согласились?

Для меня это шоком не стало. Тем более в той фотосессии раздевались не футболисты, а девушки. Мы были для антуража. Рекламный ход. Отбор прошел очень быстро. Люди из Playboy приехали на тренировку. Нас построили в ряд, а затем сказали, кому на следующий день прийти фотографироваться. Съемки получились долгими.

— Как на эту фотосессию отреагировала жена?

— Первое время покипела, а потом успокоилась. Мне же будет приятно через 20-30 лет посмотреть на эти фотографии.

Почему из киевского «Арсенала» вы перебрались в скромный «Гранит»?

У меня закончился контракт. Можно было остаться на Украине, но были варианты только в первой лиге. Я созвонился с Серегой Кузнецовым, мы играли вместе в Киеве. Он говорит: «Приезжай». Тем более условия были неплохие.

Подписал контракт, складывалось все вроде неплохо, но начались проблемы с тренерами. Я не мог понять, что от меня хочет главком. Валерий Бохно ставит меня опорником, хотя я играл центрального защитника. Своего брата Андрея он отправляет на позицию либеро. Получается ситуация: команда атакует, я должен как опорник подпирать соперника вперед. В это время наша оборона стоит на линии возле своей штрафной, потому что Андрей Бохно боится выдвинуться вперед, не дай Бог не успеем вернуться. В итоге команда растянута по всему полю. Я в тех матчах за один тайм набегал больше, чем на Украине за всю игру. Начались взаимные упреки. Поэтому и расстались…

Владимир Маковский говорил, что в Микашевичах на тренировках команда просто собиралась поиграть в «дыр-дыр».

Я бы так не сказал. Тренировочный процесс был нормальным. Больше убивал микашевичский быт. Вся команда жила в санатории. Футболисты чувствовали себя, как в тюрьме. А куда выйти? В Микашевичах три дома стоят и все... Кстати, питание было удивительным. Сидим мы в столовой, а рядом школьники. Рацион ничем не отличается, только порции у нас чуть-чуть больше.

— После «Гранита» вы трудоустроились в азербайджанском «Симурге».

Позвонил агент. Говорит, мол, там тренер Роман Покора. Это украинский специалист. Кроме того, там человек пять моих соотечественников. Поехал к ним на сбор, понравился и подписал контракт. Правда, руководство сразу предупредило: «У нас задача попасть в шестерку. Если окажемся там — продлеваем сотрудничество. Не выполняем задачу — всех легионеров уберут». Клубу не хватало одного очка до попадания в шестерку, так его и не хватило. Сыграл в Азербайджане всего игр пять где-то.

У футболиста, много что повидавшего, не могу не спросить про договорняки.

— Пару раз предлагали деньги на Украине. Но с такими делами шутки плохи. Можно заработать две копейки, а потом потерять гораздо больше. Конкретных сумм не называли. Предлагали какие-то деньги на команду, которые потом делились бы между теми, кто сдавал. Так что в договорняках я не участвовал.

Самый яркий момент в вашей карьере?

— Победы над сильными соперниками. Вспоминается, как перволиговые «Карпаты» дошли до полуфинала Кубка Украины. Тогда «Черноморец», «Полтаву» и даже «Шахтер» обыграли. А в Донецке в то время играли Тимощук, Фернандиньо... Стадион во Львове вмещал 28 тысяч, а на матче было порядка 33-х! После игры люди взяли газетки, которые кладут на сидения, и сделали из них факелы. Мурашки по коже бегали от такой красоты!

В вашей карьере был момент, когда что-то могло кардинально измениться?

— Как раз после той победы над «Шахтером» руководство дончан выходило на «Карпаты». Они хотели забрать троих человек: меня, Шуста и Свищука. Но когда за меня попросили миллион долларов, интерес у «Шахтера» резко пропал.

— А в целом довольны тем, как сложилась ваша карьера?

— Да. Могло получиться и лучше, но могло быть и хуже. Чуть-чуть на жизнь себе заработал. Мне хватит.

Оцените
Поделитесь
Источник:
Оставили комментарии на форуме: 1
  • Припоминаю его в Карпатах. Не ахти какой защитник.

    0+ 0- 0
    +-
    VitoFirst
  • Оставить комментарий на форуме Обновить

    Рейтинг Букмекеров