Главная Украинские Общие новости Виктор Пасулько: "Получилось, что у меня отобрали титул олимпийского чемпиона"
^

Виктор Пасулько: "Получилось, что у меня отобрали титул олимпийского чемпиона"

669
Виктор Пасулько: "Получилось, что у меня отобрали титул олимпийского чемпиона"

Партнеры Виктора Пасулько по «Черноморцу» и «Спартаку» шутили, что его день рождения празднует вся страна — выпадал он аккурат на 1 января. После выступлений в «Спартаке» уроженец Закарпа тья уехал в Германию, где и осел после завершения игровой карьеры. Правда, тренерская судьба бросает его по широтам постсоветского пространства — Молдавия, Азербайджан, Узбекистан, Казахстан…

Сейчас Виктор Пасулько тренирует «Ордабасы» из Шымкента, с которым в минувшем сезоне финишировал на пятом месте в элитном дивизионе Казахстана. Кто знает, возможно, в недалеком будущем тренерский путь приведет Пасулько и в Украину... Нашу беседу мы начали не с тренерской, а с новогодней темы.

— Виктор, деньрождения — особый праздник? Учитывая, что выпадает он у вас на 1 января...

— Я уже привык к такому раскладу. У меня Новый год вообще тройной праздник. День рождения еще и у супруги. Плюсов много. Во-первых, неплохая экономия получается. Во-вторых, еще в бытность футболистом я свой день рождения всегда не на сборах, а в кругу семьи праздновал. А многие мои коллеги этого счастья были лишены.

— Рождество отмечаете по католическому или православному календарю?

— Оба раза. Как это говорится по-русски — был бы повод? Впрочем, повод можно всегда найти. Дети у меня выросли — Сергею 27 лет, Максиму 23. Почему решил остановиться в небольшом городишке Пульсау? За время своего 20-летнего пребывания в Германии мы сменили пять-шесть домов. Жил я и в Кельне, и в Брауншвейге, и в Бонне. В определенный момент просто надоели все эти переезды. В Пульсау хорошо. Удачное месторасположение — 10—15 минут езды на машине до Кельна и 15—20 минут до Леверкузена. Великолепные места, отдыхаешь от городской суеты. Можно спокойно выйти, прогуляться. Мне это нравится. В той же Москве я за три года так и не смог толком прижиться.

— Зато в Германии прижились. Причем не вы один. С Сергеем Фокиным, Петром Нейштетером и Владимиром Лютым общаетесь?

— С Лютым мы вообще, бывает, вместе празднуем Новый год у меня дома — живем рядом. С ним мы постоянно на связи. С Нейштетером изредка созваниваемся. А вот Сережу Фокина не видел 18 лет — после того как уехал из Брауншвейга, наше общение прекратилось. Но я слышал, что он неплохо живет под Брауншвейгом. У Сергея собственное кафе, в котором он работает вместе с женой.

— Во время стыковых матчей за выход на чемпионат мира-2010 между Украиной и Грецией вы были скаутом сборной Греции. Рехагель на эту работу пригласил?

— Да. Мы давно дружим с Отто. Почти три десятка лет назад, будучи наставником «Вердера», Рехагель очень хотел видеть меня в составе своей команды. В рамках 1/32 финала Кубка УЕФА «Черноморец» прошел бременцев. В Одессе мы обыграли немцев — 2:1, в гостях уступили — 2:3, но за счет гола, проведенного в гостях, вышли в следующий раунд турнира. Я отметился в Бремене забитым мячом. А через несколько недель меня вызвал председатель Черноморского пароходства Бычихин и сказал, что «Вердер» предлагает за Пасулько миллион марок — по тем временам это была очень большая сумма. Увы, в 1985 году в СССР еще существовал так называемый железный занавес, и советским футболистам разрешили уезжать за границу только через три-четыре года.

— С Рехагелем начали общаться уже после своего переезда в Германию?

— Мы с ним быстро нашли общий язык. Встречались на различных тренерских конгрессах, ходили вместе на футбол в Дортмунде, встречались в Эссене, где живет его семья. Отто предложил мне поработать скаутом еще лет восемь назад. Но тогда я тренировал азербайджанский «Хазар», и у меня не было возможности отслеживать игру футболистов сборной Греции, которые выступают в бундеслиге. Однако через год, когда я вернулся в Германию, мы сразу же договорились о сотрудничестве.

— За кого болели, когда Греция встречалась с Украиной?

— Я был бы рад, если бы победителями тогда стали подопечные Алексея Михайличенко. Все-таки я родился и 26 лет своей жизни провел в Украине. Было очень обидно за земляков. Считаю, что старый хитрый лис Рехагель на сто процентов переиграл своего оппонента. До ответного матча в Донецке в греческой прессе много писали о конфликте Рехагеля с лидерами сборной. Думаю, что это была полная чепуха. Вряд ли бы в таком случае после игры вся сборная подняла Отто на руки и стала подбрасывать вверх. Это не могло быть простой инсценировкой. А Михайличенко не хватило опыта.

— Болезненные поражения были и у вас. К примеру, фиаско «Спартака» в рамках розыгрыша Кубка чемпионов в Бремене — 2:6 после 4:1 в Москве. Поди, думали, что билет в следующий раунд турнира у вас уже в кармане…

— Там была немного другая история. Имел место и трагический просчет. Хотя 4:1 все-таки сыграли с нами злую шутку. Обыграли мы ведь в Москве «Вердер» в одни ворота. Бременцы попросили «Спартак» провести матч на день раньше — перенести его со среды на вторник. В этом какие-то интересы немецкого телевидения оказались замешаны. Бесков согласился. А у нас накануне в чемпионате СССР состоялся тяжелейший выезд в Ереван. Для полноценного восстановления не хватило буквально одного - двух дней. Хотя «Вердер» мы обязаны были проходить. Уровень нашей команды позволял бороться за Кубок чемпионов. В Бремене я вышел на замену — у меня была небольшая травма. Забил мяч, который признали лучшим голом ноября. Только вот радости это признание не принесло, ведь мы потерпели разгромное поражение и вылетели из турнира.

— Бесков питал к вам слабость?

— Я думаю, ее он питал к Дасаеву — Ринат играл при Бескове в любом своем состоянии. Хотя меня тренер первое время называл Витюша. Все-таки «Спартак» с моим приглашением не прогадал. За два с половиной года я дважды стал чемпионом СССР. До моего прихода этот титул «красно-белые» не могли выиграть с 1979-го по 1987 год. Я очень удачно вписался в тот состав. Это был и мой личный рост после «Черноморца». Ну и пользу команде я тоже принес.

— Ваш отец всю жизнь являлся преданным болельщиком киевского «Динамо». Для него ваш переезд в «Спартак» стал ударом?

— Он очень огорчился. В моем родном селе Иршава этого шага поначалу не понял никто. Родители порядком натерпелись от односельчан. Да и не только от односельчан. Было такое, что таксисты, узнавая выехавшего в районный центр отца, отказывались его подвозить. Сущность претензий сводилась к одному: как украинец мог уехать в «Спартак», а не в киевское «Динамо»! Но затем, после того как в 1987 году мы выиграли чемпионат СССР, страсти потихоньку улеглись.

— Между тем в киевское «Динамо» вас продолжали звать и после того, как вы стали чемпионом СССР в составе «Спартака». Если бы откликнулись на предложение Лобановского и уже из «Спартака» уехали в Киев, был бы грандиозный скандал?

— Я не берусь сказать, что было бы. Но Коман приезжал в Ленинград и после игры с «Зенитом» уговаривал меня перебраться в Киев. Сказал, что если перейду, гарантированно поеду на чемпионат Европы-1988 в составе сборной СССР. Дескать, европейские титулы тебя ждут. Но я тогда на такие коренные перемены не решился. К тому времени я уже вполне комфортно чувствовал себя в «Спартаке» и на Евро-1988 все равно попал.

Правда ли, что Бесков, когда приглашал вас в команду, честно признался, что столько, сколько киевское «Динамо» и «Днепр», «Спартак» платить вам не сможет?

— Был разговор на эту тему. Бесков делал акцент на том, что «Спартак» постоянно играет за границей. Причем выезжает команда не в Камерун, Индию или Таиланд, а практикуются вояжи в Испанию, Италию, Аргентину. Помню, как мы с «Ривер Плэйтом» играли. Для меня в спортивном плане это было очень интересно. Тем более что на международных турнирах мы поправляли свое благосостояние. Госкомспорт платил нам небольшие гонорары — по 200—300 долларов. Мы и этому были рады. Объездили всю Европу. Турниры, помню, почти всегда выигрывали.

Мирча Луческу отчитывал в «Шахтере» Дмитрия Чигринского за длинные волосы. У Олега Блохина, когда он тренировал сборную Украины, был конфликт на этой почве с Андреем Ворониным. Вас Бесков за роскошную шевелюру не ругал?

— Мне длинные волосы проблем не доставляли. Тогда ведь мода такая была. В «Спартаке» больше половины команды ходило с такой же прической. По-моему, даже у Черенкова были длинные волосы. Один Дасаев держался. Бесков нам на это не указывал. Он мне вообще запомнился настоящим интеллигентом. Никогда не ругался и не повышал голос на нас. Самое страшное было, когда он молчал. Это означало, что Бесков в крайней степени разъяренности. К нему в это время нельзя было обращаться. Нередко он страшно обижался, но виду не подавал.

— У вас с Бесковым наметились разногласия после Евро-1988?

— Только позднее понял, за что он на меня обиделся. Я в составе сборной СССР поехал на чемпионат Европы в Германию. Вернулся оттуда с кучей впечатлений. Проще говоря, был в полном восторге — и от страны, и от европейского форума, и от выступления нашей команды. До сих пор помню, как наставник итальянцев Адзельо Винчини заходил в раздевалку сборной СССР после проигранного полуфинала. Пожал каждому из футболистов руку, а Лобановского поблагодарил за урок. Когда я вернулся, телевизионщики у меня взяли интервью. Я без задних мыслей рассказал братьям Майоровым, как мне работалось под началом большого тренера. Интервью то, кстати, так и не увидело свет — не прошло авторизацию Бескова. Противостояние школ Лобановского и Бескова здесь взяло верх над разумом. Бесков перестал называть меня Витюшей, и, как позже выяснилось, приложил руку к тому, чтобы я не поехал на Олимпийские игры в Сеуле-1988.

— Так вы ведь даже в отборе за олимпийскую сборную СССР не играли.

— Ну и что? На чемпионате Европы я провел только два матча. Свежесть оставалась. Был с олимпийской командой на сборах в Швеции. Товарищеский поединок против московского «Динамо» удачно сыграл — забил решающий гол. За две недели до вылета в Сеул я еще был в списках. Но в последний момент меня убрали — по настоянию Бескова, который поговорил на эту тему с Бышовцем. Мне об этом Николай Петрович Старостин затем рассказал. Честно говоря, удивился позиции Бышовца, ведь у меня с ним были хорошие отношения. Хотя, уверен, в Сеуле каши бы не испортил. Получилось, что у меня отобрали титул олимпийского чемпиона. Ну да Бог с ним — я уже давно все всем простил.

— Бескова скоро в «Спартаке» сменил Романцев. Вы облегченно вздохнули?

— При чем здесь вздохи? Бесков был очень хорошим стратегом и тактиком. Просто, если за сезон в чемпионате СССР «Спартак» проигрывал больше двух раз, это считалось катастрофой. В 1988 году мы потерпели четыре поражения и финишировали четвертыми. Бесков за это поплатился. Команда его не снимала. Нас вообще никто об этом не спрашивал. Решение принималось сверху. Романцеву в этой ситуации страшно повезло — Старостин в него поверил. Олег Ива-ович только вливался в коллектив в новом статусе — ему было 35 лет.

— Но результат-то Романцев обеспечил.

— Помню, вел он себя очень скромно, со всеми был чрезвычайно вежлив. Он просто не мешал команде. Продолжил традиции Бескова. На тренировках осталось все то же самое — вплоть до последнего упражнения. Команда была на ходу. Романцев лишь кое-что немного подкорректировал. Но уже с 1990 года у него началась серьезная тренерская работа — ушли Хидиятуллин, Бубнов, я, другие ребята. А он уже принялся раскрывать Кулькова, затем Карпина, Цымбаларя. Вопросов нет — доказал, что является толковым тренером.

— Когда ваши отношения с Романцевым дали трещину?

— Сложно сказать. Когда я получил травму, он часто приезжал ко мне в больницу, у нас было полное взаимопонимание. А затем все изменилось, он дал понять, что на меня не рассчитывает. Может быть, дело было в талантливой молодежи — Мостовом, Шалимове?

— Тогда вы и решили, что пора уезжать за границу?

— После чемпионата Европы в Германии захотел оказаться в этой стране. Очень понравились стадионы и атмосфера во время матчей. Железный занавес к тому времени уже трещал по всем швам. Футболисты начали потихоньку выезжать за рубеж.

— Почему не сложилось с переходом в серьезные клубы?

— Тогда ведь агентов в СССР еще не было. В «Спартак» приходили запросы. Помню, как-то вызвал меня Николай Петрович. Говорит, «Эвертон» желает арендовать вас с Кузнецовым на полгода. Я ему в ответ: мне бы в ФРГ хотелось. В итоге моим трансфером занималась фирма по продаже сырья в Германию. Только потому, что имела доступ к немецким банкам. Вместе со «Спартаком» мы приехали в ФРГ на турнир. Немецкий агент повез меня на просмотр в «Карлсруэ», где чуть позже играли Кирьяков, Нейштетер и Шмаров. Потренировался с командой недельку. Все было почти на мази, не сошлись только в амплуа — Винер Шеффер хотел чистого нападающего.

— Руки у вас после этого не опустились?

— Тот же агент предложил съездить в Кельн. Дескать, там найдем тебе команду. Отправился на просмотр в клуб второй бундеслиги «Фортуну». Меня захотели забрать с руками и ногами уже после первой тренировки. Единственное, о чем жалею — что сразу подписал контракт на 3,5 года. А ведь еще рынка не знал. Когда заключил контракт, казалось, что буду получать хорошие деньги. Особенно по сравнению с тем, что зарабатывал в «Спартаке». Но затем, когда немного поиграл и узнал зарплаты немецких футболистов, понял, что работаю за копейки. Хотя, с другой стороны, стоит ли мне роптать на судьбу? Многие футболисты из СССР так и не выехали. Не доиграли до этого момента. Закончили карьеру и почти ничего не имели. Кто-то из них спивался, а кто-то всю оставшуюся жизнь мучился, так и не найдя себя за пределами зеленого поля.

— Сменить вторую бундеслигу на первую шанса так и не представилось?

— Когда я только вернулся из Кельна в Москву собирать вещи, мне в «Спартаке» говорят: на тебя пришел запрос из «Эспаньола». Испанский клуб предлагал двухлетний контракт с хорошими условиями. Мог поиграть в серьезный футбол. Увы, сейчас могу констатировать, что моя футбольная карьера в Германии была бездарной. Начинал неплохо — забил в 14-ти играх 7 голов. Клубы из бундеслиги мною заинтересовались. «Фортуна» из Дюссельдорфа хотела выкупить мой контракт. Но в Кельне за меня заломили миллион марок. Дюссельдорфцы такой трансфер не потянули. Дрезденское «Динамо», в котором играл Черчесов, тоже хотело меня приобрести. Но все остановилось из-за слишком высокой цены.

— Закончив игровую карьеру, вы перешли на тренерскую стезю. География вашей работы наставником впечатляет — сборная Молдавии, азербайджанский «Хазар», узбекский «Шуртан», казахские «Атырау» и «Ордабасы». Вот только не долго задерживались вы на тренерских мостиках этих команд.

— В сборной Молдавии проработал три года. Там сложные взаиморасчеты были — одна немецкая фирма имела коммерческие интересы в этой стране. Фирме пообещали содействие в бизнесе со стороны властей, а взамен она платила мне зарплату. Работал я добросовестно — были у нас и локальные успехи. Но реализовать свои проекты в Молдавии немецкая фирма так и не смогла, после чего свернула бизнес в этой стране. Мне тоже пришлось уйти — у самой федерации денег практически не было.

. Главные новости футбола в Viber viber background
Читать
. Главные новости футбола в Telegram telegram-background
Читать
Оцените
Поделитесь
Источник: Ефим Брусиловский, "Команда"

Статьи

Все статьи
Оставили комментарии на форуме: loading
Оставить комментарий на форуме
Здравствуйте!
Мы заметили что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его для footboom.com Реклама основной источник дохода для нас. Без нее мы не сможем оплатить работу журналистов.
Добавить в исключения