Главная Украинские Общие новости Артем Франков: "Если бы УМХ перешел в руки хозяев "Шахтера", я бы беспокоился больше"
^

Артем Франков: "Если бы УМХ перешел в руки хозяев "Шахтера", я бы беспокоился больше"

78
Артем Франков: "Если бы УМХ перешел в руки хозяев "Шахтера", я бы беспокоился больше"
Фото - shahta.org

Роман Бебех снова пытает главного редактора «Футбола» Артема Франкова: звонки Суркису, правда о Курченко, отношения со Стороженко и договорняки в журналистике во второй части откровенного разговора.

Да, будет и третья. И не менее интересная.

ЛЮДИ УХОДЯТ В СЕГМЕНТ ДАЖЕ НЕ ТЕЛЕВИДЕНИЯ, А ИНТЕРНЕТ-ТВ

- Артем, «Франков-шоу» это новая игрушка или серьезный проект?

- Было так: толковый, творческий и энергичный парень Игорь пришел и предложил - мол, давай запишем. Я действительно ощущаю некий недостаток телевизионного общения, считаю, что очень важна возможность для зрителя посмотреть тебе в глаза и проверить твою искренность не только по буковкам напечатанным, а увидеть каков ты есть, насколько ты искренен в своих словах. Телевидение это своего рода детектор лжи. Правда, в отличие от полиграф полиграфыча, еще и инструмент для формирования новой, куда большей лжи, хе-хе. Короче, относительно новая для тебя область это всегда интересно.

- Вы хотите иметь свою авторскую программу?

- Безусловно! И «Франков-шоу» это движение в этом плане. Плюс давайте не забывать, что у меня срабатывает инстинкт самосохранения - ведь печатный сегмент понемногу умирает, по крайней мере схлопывается. Люди уходят в сегмент даже не телевидения, а интернет-ТВ. Мы проходили разные эволюции, когда казалось, что кино загнется и везде будет одно телевидение, например. Оказалось, кино не загнулось, а просто переформатировалось, вышло на новый технологический и комфортный уровень. Есть такая теория, что будущие газеты и журналы это очень сегмент для очень продвинутых потребителей-снобов, то есть дорогой и элитный, как кубинские сигары.

- У вас была мысль, что журнал «Футбол» может умереть?

- Я всегда, ежеминутно и ежечасно об этом думаю с 8 сентября 1997 года, когда стал главным редактором.

- Говорят, что мысли имеют свойство материализовываться...

- Ни в коем случае! Как там говорил Воланд у Булгакова: «Страшно не то, что человек смертен, страшно, что он внезапно смертен». Так что б вот этой внезапности не возникало, всё нужно предусматривать и от нее убегать.

ЕСЛИ БЫ «УМХ» ПЕРЕШЕЛ В РУКИ ХОЗЯЕВ «ШАХТЕРА» - У МЕНЯ БЫЛО БЫ БОЛЬШЕ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ БЕСПОКОЙСТВА!

- В «Украинском медиа ходлдинге», в который входит и ваш журнал, произошли изменения в руководстве. Теперь он принадлежит собственнику харьковского «Металлиста», Сергею Курченко. Курс журнала изменился?

- Меня все эти 16 лет никто не трогал и думаю, что и дальше не тронут. Была встреча с новым акционером, с новым хозяином, он сказал, что планирует сохранить отношения с топ-менеджментом. Не знаю, я топ-менеджмент или нет? Ну пусть будет, недоменеджмент... Одним словом, никто ни на малейшем этапе не пытался рассказать, что и как писать мне и моим сотрудникам.

- Говорят - мол, Курченко хозяин, значит, в журнале больше позитива будет про «Металлист»...

- Если бы «УМХ» перешел в руки хозяев донецкого «Шахтера», возможно, у меня было бы больше оснований для беспокойства! (Хохочет.) На самом деле, и в этом случая я был бы вполне спокоен. Во всем, что я делаю для «Футбола», я честен. Максимальная фигура, которую себе позволяю, это фигура умолчания. Есть вещи, о которых мы не пишем - либо в силу их недоказанности, либо по причине следования медицинского принципа «не навреди».

- Если бы были указания от людей Курченко писать про «Металлист» хорошо, вы бы в этом не признались?

- Можете посмотреть мне в глаза и сказать, вру я или нет. (Смеется.) Даже если я начну объяснять, вы не поймете, правда ли это. Наконец-то мы добрались до главного: а как проверить? Вопрос веры - вашей, читателя, зрителя. У меня иногда опускаются руки, настолько чувствуется общий негативный настрой - не только по «Футболу», везде по стране! - но я наивно не оставляю надежды достучаться до мозгов.

- Была информация о том, что вы можете возглавить весь спортивный отдел холдинга, куда входит не только журнал «Футбол», но и сайты Football.ua, iSport.ua, а также газета «Команда»...

- Это была не информация, а слух. У каждого из этих изданий есть свои руководители. У газеты «Команда» редактор Юрий Карман, у сайтов - Кирилл Крыжановский. Как минимум, у них не меньше оснований претендовать на руководящую роль! Но я по-прежнему считаю, что если нас предстоит объединить, то под началом другого человека. Дальше вопрос не ко мне, а к руководству издательской группы. В то же время могу вас убедить, что мы прекрасно взаимодействуем. У нас не существует никакой недосказанности, кроме здорового спортивного соревнования. И когда я узнаю какую-то любопытную информацию, то первым делом звоню Кириллу и говорю - вдруг он не слышал еще, пусть проверяет по своим каналам... Тут никакого особого бескорыстия нет: мне эта новость не особо ценна, ибо я о ней только через три дня напишу. Оперативность журнала «Футбол» штука весьма условная, увы и ах. Сейчас все через пять минут появляется везде, «скопипастили» и вперед. Считаю, что пусть лучше наши ребята будут впереди планеты всей. Тем более, они молодцы.

РАЗГОВОР С СУРКИСАМИ НАЧАЛСЯ С ЧАШЕК

- Вы постоянно говорите о том, что нарушаете заповедь Льва Филатова которая гласит, что не стоит общаться с футболистами или руководителями. Можете позволить себе раскритиковать того же Андрея Гусина или Игоря Суркиса?

- Не могу сказать, что я сильно грешу в это плане - я не тусовщик. А друзей и вправду в обиду не дам и сам обижать не буду.

- Вам же может позвонить Игорь Михайлович Суркис и спросить ваше мнение о матче?

- Может. И я ему могу.

- И вы после этого можете его раскритиковать в журнале?

- Могу.

- Но нечасто это делаете….

- Делаю это, но вежливо. Бывало такое, что в общении Игорь Михайлович спрашивал: «Ну зачем же так? Не кажется, что уж сильно жестоко? Что вы имели в виду?» Я объяснял, и у нас не было никаких недосказанностей - мы ни разу не ссорились.

- Как вы познакомились с братьями Суркисами?

- Кажется, это было после первого «Ньюкасла», когда динамовцы, уже обеспечив себе первое место в группе ЛЧ, в декабре 98-го играли в Англии и сгорели 0:2. И тогда я написал здоровенный репортаж, это был мой первый зарубежный выезд. Для меня все было в новинку, и помимо всего прочего я был шокирован сувенирным магазином «Ньюкасла». И тут же я написал - мол, «Динамо», ты что озверело в каком-то плане? Где фирменные чашки, где всё остальное? Тогда же и состоялся разговор в вежливо-ироничном поначалу режиме: «Спасибо, но мы тоже что-то делаем в этом плане, понимаем что недостаточно». И так в сторону - надо же, начали о чашках писать...

Как-то так и раззнакомились, а дальше пошло и неофициальное общение, которое так или иначе выплескивалось на страницы «Футбола». Ведь футбольные люди поймут друг друга всегда. Я с Ринатом Леонидовичем Ахметовым не созваниваюсь, конечно, это Виктор Евгеньевич Леоненко с ним на связи, но когда мы с ним пересекаемся, то обязательно есть о чем поговорить. Мне всегда интересна его точка зрения, его понимание вопроса, ну и наверное ему интересна моя точка зрения. Почему? Потому, что наличие «Футбола» чрезвычайно полезно для «Шахтера». Кто ж еще максимально откровенно расскажет им об их ошибках? А в плане «Динамо» мы очень часто перегибаем с эмоциями. Очень часто у нас проявляется болельщицкая черта, мы бьем настолько наотмашь, отчаянно и как в последний раз, что получается эмоций больше, чем трезвого анализа.

- Вы, наверное, прежде всего говорите о Андрее Шахове?

- Да и нет. Безусловно, Андрей больший фанат, чем я. Свое сердце я отдаю двум клубам - «Металлисту» и «Динамо». Не могу забыть, что я харьковчанин. Ну и «Челси», конечно - тут всё проще, тут никто не мешается. (Смеется.)

НАЧАЛАСЬ ВОЙНА МЕЖДУ КИЕВОМ И ХАРЬКОВОМ, КОТОРАЯ ПОВРЕДИЛА И ТЕМ, И ДРУГИМ

- Как вам удавалось писать о противостоянии Суркиса с Ярославским? Ведь ветер подымался очень сильный. В ваших материалах были очень тонкие грани...

- Я сам себе выставил эту планку, хотя иногда проще было просто промолчать. Но я, строго два раза в неделю, а то и чаще садясь писать редакционную статью, не могу обойти определенную тему. Если эта история номер один, то я должен о ней писать! Опять же - вот я говорю, что пишу только правду (разумеется, то, что я считаю правдой, иначе и быть не может), но вы мне можете не поверить. Я могу просто не знать, что было на самом деле, могу чего-то просто не знать. Главное, что б у меня самого присутствовало чувство, что я все делаю правильно.

В свое время, когда началась перестройка, когда у нас начали снимать цензурные рамки, пролился на наши головы огромный поток литературы, ранее запрещенной и полузапрещенной. Поперло невероятное, безразмерное количество! Но среди этого мусора я выловил вещь, которая меня страшно проняла - Дудинцев, «Белые одежды». Там герои обсуждали критерии добра и зла, как отличить одно от другого, если по форме они могут быть одинаковы. И в процессе спора приходят к выводу, что по намерению. Когда врач подходит с ножом к человеку и начинает его резать. Как определить, это зло или добро? Убийца ведь тоже с ножом. Но у врача другое намеренье!

- У вас какое намеренье?

- Хочу творить добро, но при этом не забывать, что у меня есть служебные обязанности.

- Какое же добро для «Металлиста», когда нужно разбираться в истории матча «Металлиста» и «Карпат». Вам любой в Харькове скажет, что это зло...

- Знаете ли, я тот злополучный диск не писал! Говорили, говорили, и в предательстве меня обвиняли много раз - в том числе, когда я говорил, что поход в Лозанну бесполезен и даже опасен. Поэтому я максимально отстраненно излагал фактическую часть этого вопроса. Мой любимый прием: когда ты не хочешь выражать свое личное отношение, проявлять эмоции, просто задавай вопросы. Вот есть факт, у меня вопросы по этому поводу следующие. А еще лучше цитировать документы.

- Когда вы писали редакционный материал о культовом матче «Металлист» - «Карпаты», консультировались с Суркисом или Ярославским?

- Я всех слушал в тот или иной момент. Я и со Стороженко разговаривал. До тех пор пока наши отношения не ухудшились вплоть до полного отсутствия общения. Считал и считаю, что история того матча была намеренно и усердно раздута несколькими людьми, и это был не Суркис, и не Ярославский. Началась война между Киевом и Харьковом, которая повредила и тем, и другим.

СТОРОЖЕНКО ОКАЗАЛСЯ БЕЗ ПОДДЕРЖКИ ЯРОСЛАВСКОГО И ПРОВИС

- Вышло, что Стороженко защищал «Металлист»…

- Стороженко очень хорошо себя чувствовал в условиях боевых действий.

- Вы были удивлены, когда он ушел с руководящего поста в федерации?

- Слухи о том, что он уйдет, пошли давно, а потом подтвердились действиями региональных федераций футбола. Я бы пояснил это просто. Каждый человек должен пользоваться поддержкой на руководящем посту. Подчеркиваю, это мое мнение, ибо как такое доказать, что Стороженко занял пост первого вице-президента Федерации футбола при новой власти исключительно благодаря поддержке Ярославского. После того как Ярославский продал «Металлист» и отошел от наших футбольных дел, Стороженко лишился последней поддержки. Он просто «провис», а в такой ситуации чиновник обречен.

- Вот вы говорите - поддержка региональных федераций. Вспомнить какая поддержка от этих же федераций была у Григория Суркиса, но потом эти люди пошли против него...

- Никто от этого не застрахован. Суркис в отличие от Стороженко полностью поддержки не лишался. И не забывайте, что у него есть поддержка другого, куда более высокого уровня. А региональные федерации что - им дали команду и они изменили свою точку зрения! Это была очень неприятная ситуация, и я так себя бы не повел. Наверное. Во всяком случае, от степени давления зависит... Конечно, по отношению к Суркису многие выступили просто предательски. Думаю, с такой оценкой согласятся даже ярые его враги - потому что всему есть предел даже в борьбе «бульдогов под ковром». Насколько я знаю, сам Григорий Михайлович никого не осуждал - примерно представлял, с чем довелось столкнуться людям.

КОГДА ФУТБОЛИСТ ГОВОРИТ, ЧТО НЕ ИГРАЛ ДОГОВОРНЯКОВ - НЕ ВЕРЮ

- Считаете матч «Металлист» - «Карпаты», который Лозанна признала договорным, честным?

- Без комментариев. Я не футболист - в данном случае это мне на пользу. Пусть профессионалы отвечают.

- Недавно один игрок, у которого спросили об участии в договорных матчах, сказал, что каждый футболист в среднем за карьеру играет в двух договорных матчах. О характере игры он может и не знать. Для журналиста договорной матч это заказной материал. У вас журналистские договорняки были?

- Когда футболист говорит, что не играл договорняков - не верю. В нашей стране договорные матчи начинают играть с 10 лет. Бывает, что футболист может и не знать, что игра была не совсем честная, но потом-то он точно должен узнать! Не верю, что футболист не понимает происходящего на поле. Вспоминаю, Маслаченко рассказывал, когда его «Спартак» в 66-м году играл в Баку. Так вот он быстро понял, что его защитники чего-то взяли - и это стало заметно по их действиям с первых минут! Что касается журналистских грехов, то не сразу возможно понять, «заказуха» это или автор так реально считает. Мы живем в настолько коррумпированном обществе, что не допускаем иного - если человек пишет то, что мне не нравится, значит, взял деньги или соболями! Мой случай. Если я написал, что-то критикующее «Металлист» (это любят называть «против «Металлиста», почувствуйте разницу!), значит у Суркиса взял деньги. Если я написал что-то критикующее «Динамо», значит взял деньги или у Харькова или Донецка. И еще, и еще вариант... В чем меня только ни обвиняли! Мне говорили, что от коммунистов деньги беру за пропаганду коммунистических ценностей, например, а от партии регионов - за ценности региональные, по всей видимости. А социал-демократическую партию (объединенную) помните? Уй-юй!

- Вы в Киеве - харьковский, в Харькове - киевский. В «Днепре» какой?

- Пусть я лучше буду космополитом. Меня зовут Артем Франков, и считайте это моей национальностью.

- Футболисты часто уверяли вас, что в договорняках не играли. Вы можете сказать, что деньги за «хороший», лояльный материал не брали?

- Вспоминаю 96-й год. В «Теленеделе» должен был появиться материал, который анонсировал спектакль московского театра. И вот женщина, которая проверяла исполнение рекламного заказа, спросила: «А кто будет писать анонс?» На меня указали, и она выдала мне 10 долларов со словами: «А вот это чтоб лучше писалось!» На то время это были серьезные деньги, после получения которых у меня душа запела. Спектакль, кстати, был хороший, с серьезными актерами, так что я был вполне искренен. Решайте сами, криминал это или материальная подпитка. В любом случае, я не бесплатно работаю. Но скажу - такого, чтобы мне заносили бабки со словами «Напиши так!», не было.

Продолжение следует...

Оцените
Поделитесь

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме