Главная Украинские Общие новости Олег Саленко: "Ромарио мог спокойно проспать тренировку, а Гаскойн мочился в шорты"
^

Олег Саленко: "Ромарио мог спокойно проспать тренировку, а Гаскойн мочился в шорты"

681
Олег Саленко: "Ромарио мог спокойно проспать тренировку, а Гаскойн мочился в шорты"
Фото - ru.uefa.com

Во второй части интервью лучший бомбардир чемпионата мира-1994 рассказал о том, как он судился в Турции, как завязывал галстук Полу Гаскойну и как помогал Ромарио обживаться в Испании.

"Я ЗВЕЗДА, А ТЫ КТО?"

- Олег, у тебя были варианты на будущее, кроме футбола?

- Конечно, нет. Я еще в подростковом возрасте понял, что футбол - это мое. У нас как - человек в 16 лет еще не знает, что делать в жизни. А я в 16 лет уже в высшей лиге Союза за "Зенит" играл.

- Звездная болезнь по голове быстро ударила?

- Быстро ударила - быстро отпустила. Где-то в 17 лет были проблемы, даже уголовные дела против меня заводили. Подрался на школьной дискотеке в Питере. Потом вышла статья в газете по этому поводу - "Я звезда, а ты кто?". Мол, резко я звездой стал и только драться умею. Короче, меня быстро опустили с небес на землю.

- 29 апреля 1992 года ты сыграл в первом матче в истории сборной Украины. Помнишь, как это было?

- После развала Союза надо было официально зафиксировать, что есть такая новая страна - Украина. Просто галочку поставить. Думали, что таким образом эту сборную утвердит ФИФА. Никакой подготовки к матчу не было. Приехали в Ужгород, сыграли и разъехались. Мне игра не запомнилась - помню только, что у нас сразу три тренера было: Прокопенко, Пузач и Яремченко.

- Когда ты пришел в "Динамо", тебя "старики" гоняли?

- Нет, наоборот, все подбадривали. Вова Бессонов, Толя Демьяненко, Витя Чанов, Леха Михайличенко, Олежка Протасов. Когда я на тренировке сильно хотел проявить себя, они останавливали: "Нет-нет, Олег, ты давай поспокойнее, а то сил не хватит".

- Бессонов и Демьяненко, наверное, просто знали что такое "нагрузки от Лобановского"?

- Если полностью выкладываться на тренировках Лобановского - в игре сил уже могло просто не остаться. Лобановский иногда умудрялся даже тренировку в день игры делать. Представь - ты настроен на игру. И тут узнаешь, что еще тренировка будет. Это уже конечно было лишним.

- Что собой представлял чемпионат в последние годы СССР и первые годы независимой Украины?

- Уровень был очень низким. Играешь в Ахтырке, например, - поля нет, гостиницы нет. Еду брали с собой - в автобусе покушали, часик в том же автобусе отдохнули, а потом на игру. А через три дня у тебя игра с "Барселоной" - как тебе контраст? В том чемпионате Украины должны были играть те, кто не играл в чемпионате Союза. Я понял, что пора уходить. "Ловить" в этом чемпионате было нечего.

"В ДЕНЬ ИГРЫ КОМАНДУ В ЛОГРОНЬЕСЕ СОБИРАЛИ В ВИННОМ ПОГРЕБЕ"

- Насколько я знаю, ты мог опередить Реброва в "Тоттенхэме"?

- Я даже контракт с "Тоттенхэмом" подписал, но не получил рабочую визу. В Англии с этим очень строго. Надо сыграть определенное количество матчей за сборную. А играть в "Динамо" мне запретили. Понимал, что надо выбираться из этой ямы. И тут звонит менеджер: "Олег, есть команда, которая в Испании на последнем месте". Я говорю: "Да какая разница?! Я полгода дурью маюсь. Я играть хочу!"

- Что собой представлял этот "Логроньес"? Как быстро ты адаптировался в команде и в новой стране?

- Город Логроньо - это винная столица Испании. После советской системы мне казалось, что я на курорте оказался. Нет заездов на базу: команду только в день игры собирали на обед, причем собирали нас в винном погребе. Потом все на своих машинах ехали на игру. По дороге можно было заехать попить кофейку. Для меня все это было шоком.

- Ты долго не играл, но в "Логроньесе" начал забивать чуть ли не с первой игры...

- В Логроньесе не надо было, как у Лобановского, играть на команду, биться в отборах, прессинговать. Я делал только свое дело. Играл впереди и колотил голы.

- Ты там был настоящей звездой. Фанаты не доставали?

- Чтобы ко мне меньше приставали, я заходил в магазин, делал покупки и выходил через черный ход. А владелец одного из ресторанов выставлял мне за каждый гол стейк со свежей кровью и бутылку вина. То есть, 23 стейка я насобирал.

- И 23 литра вина?

- Если так считать - то да. (Смеется.)

- У тебя в Испании была очень хорошая пресса. Не было ли соблазнов быстро поменять клуб?

- Я отыграл полгода и собрался уходить: у меня были предложения. Но тут президент "Логроньеса" (серьезный винный магнат) пригласил меня на свою виллу погостить с супругой три дня. Кстати, рядом находилась вилла короля Испании. Президент понимал, что отпускать меня из команды, когда я на ходу нельзя. И, ясное дело, на виллу пригласил не просто так. На третий день этого "отдыха" мы договорились: я играю еще год и, если команда остается в высшем дивизионе, перехожу в другой клуб.

- "Логроньес" ты оставил в элите, но контракт с "Валенсией" подписал раньше?

- Это отдельная история. Я рисковал из-за последнего матча за "Логроньес" не поехать на чемпионат мира. Контракт с "Валенсией" был подписан за два месяца до конца чемпионата. Но останется ли "Логроньес" в Примере или нет, решалось в последней игре. Представь, у меня контракт с "Валенсией" плюс впереди чемпионат мира. А тут микротравма, которую я мог усугубить. Но мне очень хотелось уйти из команды красиво. Я сразу сказал: "Буду играть!" Мы поехали в Овьедо, я забил два гола, и команда осталась в элите.

"РОМАРИО ПРИЕЗЖАЛ НА ТРЕНИРОВКИ С ДВУМЯ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯМИ"

- Это правда, что те самые пять мячей Камеруну ты забил в новых бутсах, которые тебе вручили в день игры?

- У сборной России был контракт с "Рибоком", а я первые 2 игры отыграл в бутсах "Адидас", которые переделали под "Рибок". Отклеили "адидасовские" полоски и переклеили их под фирменные полоски "Рибок", но на подошве-то было видно, что это "Адидас" на самом деле. Это заметили, конечно, и последний матч я играл уже в "Рибоке".

- Та мутная история с "письмом 14". Тебя это как-то затронуло?

- "Возвращенцам" в сборную Садырин обещал место в стартовом составе - у меня по этому поводу был с ним конфликт. Садырин на первый матч за возврат в сборную поставил Юрана. После игры подхожу к Садырину: "Федорович, это че за цирк?" С Камеруном уже вышел с первых минут.

- Слушай, перед игрой с Камеруном "чуйки" не было что в историю войдешь?

- Настраивался на игру, как обычно. Но во сне увидел, что забью. И не один… "Чуйка", как ты говоришь, не обманула.

- После чемпионата мира тебя ждала звездная "Валенсия". Мандраж был?

- Я подписал контракт, когда тренером был Гус Хиддинк. Во время чемпионата мира Хиддинка сняли. И назначили тренером Перейру.

- Он видел тебя в "старте"?

- Конечно. Я, кстати, после игры с бразильцами с ним разговаривал - он хотел, чтобы я играл в его команде. Партнерами впереди у меня были Любо Пенев и Миятович, а в середину поля для отбора и первого паса Перейра купил Мазиньо. В те времена просто так иностранцев не покупали. В команде могло быть только четыре легионера. Если иностранца покупали - значит, на него делает ставку. Это сейчас "Динамо" может легионеров пачками покупать...

- Почему только сезон отыграл?

- Была микротравма, потом чехарда с тренерами. В команде началось непонятно что. Я понял, что пора уходить. И, кстати, после этого сезона, мы втроем ушли - я, Пенев и Миятович.

- Зато пришел Ромарио. Ты успел с ним познакомиться?

- Конечно. Ромарио - это человек на своей волне. Он живет отдельной жизнью. Ему никто не может перечить. И никто не указ. Мог спокойно просыпать тренировки. Приезжал на тренировки с двумя телохранителями - я ему сразу сказал: "Это тебе не Бразилия". Он на тренировке тренеру мог сказать: "Не ругай меня, ты не имеешь права, ты не мой папа".

"ГАСКОЙН МОЧИЛСЯ В ШОРТЫ"

- Чем тебе больше всего запомнился период в Шотландии?

- "Рейнджерс" - единственная команда в мире, где ты на тренировку должен приезжать в галстуке. Там так принято. А если галстук, то значит и пиджак, и классические брюки. Я регулярно помогал Гаскойну завязывать галстук.

- Гаскойн - хороший парень?

- Он приколист по жизни. Ему во всем надо было выделиться. Причем напоказ. Идет тренировка. Тут тренер начинает Гаскойна ругать, что тот мало работает, и тут Пол лицо такое делает, вроде ему страшно, и демонстративно начинает мочиться в шорты. Или еще. В Шотландии после игры футболисты идут в бар с болельщиками пить пиво. Но курить запрещено везде. Гаскойн спокойно курил хоть в гостинице, хоть на стадионе. Причем курил не потому, что хотелось, а всем назло. Ему нравилось внимание прессы, телевиденья.

- Лаудруп поспокойнее?

- Лаудруп - очень спокойный. За пределами поля он как будто растворялся.

- По сравнению с Испанией, шотландский чемпионат - слабенький?

- Сто процентов. Есть только две игры в сезоне. Матчи "Селтика" и "Рейнджерс" - это не футбол, а полурегби. Судьи практически не свистят. Это настоящая война. Я, когда только приехал в команду, ходил в зеленом свитере. Мне сразу сказали: "Э, нет, такие цвета у нас не пойдут". А вообще, Шотландия мне не понравилась: в городе в 6-7 вечера все закрывается. Было скучно. Мы вылетели из Лиги чемпионов. Было трудно пройти дальше: с "Ювентусом" и "Боруссией" шансов не было. А тот чемпионат Шотландии мне напоминал чемпионат Украины 12-летней давности. Тем, что есть только 2 команды в чемпионате. Остальные матчи - просто формальность.

"ПРЕЗИДЕНТ "ИСТАНБУЛСПОРА" НЕ ОТПУСКАЛ: "ТЫ ЧТО? МОЙ СЫН - ТВОЙ ПОКЛОННИК"

- Потом ты оказался в "Истанбулспоре". Забил 11 мячей. Надолго думал остаться там?

- Нет, хотел вернуться в Испанию. Пришел к президенту и говорю: "Хочу уйти". А президент, как настоящий турок, на повышенных тонах отвечает: "Ты что? Мой сын - твой поклонник. Оставайся". Потом серьезная травма, операция. Турки перестали платить. Предлагали платить только за сыгранные матчи. Я говорю: "Подождите ребята, у меня же контракт..."

- И президент, наверное, и про сына, твоего фаната, перестал вспоминать?

- Конечно. Я стал с ними судиться и отсудил половину денег. Если бы они тогда не рассчитались со мной, УЕФА бы всю турецкую федерацию футбола оштрафовало.

- Когда ты понял, что травма не даст вернуться в футбол, что почувствовал?

- Было очень сложно, но, в принципе, оказался к этому готов. Отошел довольно быстро. Жизнь продолжается.

- Олег, у тебя была насыщенная карьера. Сейчас тоже без дела не сидишь, но почему-то глаза грустные. Такое ощущение, что в жизни тебе чего-то не хватает...

- Я уже говорил. Очень хочется вернуться в футбол по-настоящему и начать тренировать.

Оцените
Поделитесь

Статьи

Все статьи

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме
Здравствуйте!
Мы заметили что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его для footboom.com Реклама основной источник дохода для нас. Без нее мы не сможем оплатить работу журналистов.
Добавить в исключения