Александр Ищенко: "С Милевским можно смело идти в разведку"
^

Александр Ищенко: "С Милевским можно смело идти в разведку"

456
Александр Ищенко: "С Милевским можно смело идти в разведку"
Фото - fcdynamo.kiev.ua

Коллеги ценят его за профессионализм, родные и друзья — за искренность, журналисты — за умение дать нетривиальную оценку сложному эпизоду. 3 сентября Александру Алексеевичу исполнилось 60. Но те, кто с ним знаком, могут подтвердить, что это именно тот случай, когда паспортные данные не отражают реальности, ведь жизнелюбию юбиляра могут позавидовать и куда более молодые люди…

Юбилей — прекрасный повод пообщаться. И хотя газетного формата явно недостаточно, чтобы рассказать обо всем, что удалось пережить за эти годы, тем не менее кое о чем юбиляр поведал.

— Александр Алексеевич, что чувствует мужчина в 60 — ваша версия…

— На первый взгляд — солидная цифра, но, признаться, я не ощущаю этого возраста. Два последних года я возглавляю детско-юношескую футбольную школу «Динамо», очень много общаюсь и с молодыми тренерами, и с юными футболистами. Оттого приходится быть в тонусе — как в физическом, так и в интеллектуальном, следить и за собой, и за событиями в мире. Ну а для футбольного наставника 60 — самый расцвет. Уже многое знаешь, за плечами огромный опыт, но при этом не боишься экспериментировать, внедрять новинки. Так что юбилей встретил без каких-либо комплексов, хотя заслуженный тренер Украины Евгений Котельников и пошутил: «Добро пожаловать в клуб семидесятников!» — намекая, что я уже разменял седьмой десяток.

— Вы выросли в большой семье, но с футболом из пяти братьев оказались связаны только вы…

— Один из старших братьев, Виктор, играл на уровне производственных коллекти-
вов… Когда наша семья в Запорожье переехала из окраинного района на бульвар Центральный, то оказалось, что в соседнем подъезде живет известный по тем временам футболист Виктор Еременко. Когда мы его видели, то из-за его колоссальной популярности цепенели и лишь могли полушепотом говорить: «Ерема идет! Ерема идет!» Ну а я как-то набрался смелости и, спросив разрешения обратиться, от лица дворовой команды попросил футбольный мяч. Тогда даже профессионалы играли шнурованным мячом, а нам в подарок достался один из первых ниппельных — «Артек». Поначалу мы долго думали, стоит ли таким дорогим подарком играть на щебенке, где проходили наши баталии (другого места не было), но затем не удержались, и пока мяч не стерся, я чувствовал себя едва ли не чемпионом мира. Ну а через год, в 11 лет, я прошел конкурс в футбольную школу «Металлурга», и с тех пор дворовое увлечение стало делом всей моей жизни.

— А как на это реагировали родные? Ведь в те времена в простых семьях считали, что занятия спортом вообще и футболом в частности не дадут заработать на кусок хлеба…

— Это точно. Чего стоит только образ недалекого Пана Спортсмена из популярнейшей тогда программы «Кабачок «13 стульев»! Да и поговорка: «Было у отца три сына, двое умных, а третий — футболист», — была довольно популярной. Но так уж сложилось, что у отца с матерью не заладились отношения, и нас воспитывала одна мама. А в такой ситуации главная задача — проследить, чтобы каждому досталось хотя бы по тарелке супа. Да и увлечение футболом дисциплинировало — тренеры Борис Васильевич Зозуля и Владимир Федорович Олейник (царство им небесное) всех предупредили: «Если хоть раз проскочит запах табака, считайте, что в школе вы больше не занимаетесь». Опоздал — к тренировке не допущен, двойка в школе — снова наказан. И я благодарен этим наставникам — такая внутренняя дисциплина осталась на всю жизнь. К тому же учеба в общеобразовательной школе давалась мне легко (как-то мое сочинение «В жизни всегда есть место подвигу» даже победило на городской олимпиаде), и поэтому у мамы претензий к занятиям футболом не возникало.

Леонид Буряк назвал советский период своей жизни счастливым футбольным временем. Вы согласитесь с такой формулировкой?

— Могу сказать лишь, что если слышу критику в адрес советского футбола, то защищаю его. Дело в том, что тогда футбол был очень популярен, и делом чести было иметь команду в области, в районе, на производственном предприятии. Я ведь и сам тренерскую карьеру начал, возглавив команду Малинской бумажной фабрики. Отношение к футболу, в первую очередь — на государственном уровне, было не в пример нынешнему. Да и сама жизнь была такой, что заставляла детей двигаться. К примеру, идешь на тренировку, залез в сад за яблоками — а там собака, нужно убегать. Потом догоняешь трамвай, носишься как угорелый на тренировке, после чего, по возвращении домой, у тебя еще полтора часа футбольные баталии во дворе. У многих нынешних мальчишек схема такая: привезли от компьютера на тренировку — и после нее снова за клавиатуру. Тут ничего не поделаешь, такова жизнь…

А времена великого и могучего Советского Союза (кстати, эти слова я произношу без грамма иронии) должны для нашего футбола служить примером как минимум в качестве подбора кадров и системного подхода к обучению специалистов. Но я не хочу, чтобы кто-то подумал, что я живу ностальгией. Сравнивать те и нынешние
времена некорректно — это две разные системы. Поверьте, когда мы в составе кировоградской «Звезды» осенью 1973-го выиграли Кубок Украины, который тогда разыгрывался среди команд первой и второй лиг, победив в Киеве ивано-франковский «Спартак» и получив в качестве премии радиоприемники ВЭФ «Спидола» и часы «Победа», были не менее счастливы, чем те, кто выигрывают трофеи сейчас, зарабатывая многотысячные гонорары. К слову, ох и походил я с той «Спидолой» потом по запорожскому бульвару Ленина, а часы первый раз снял с руки примерно через полгода…

— Когда пришлось заканчивать карьеру игрока, долго размышляли, чем заняться дальше?

— Я закончил выступать в «Автомобилисте» из Житомира в 28 лет — очень уж любил делать подкаты, просто обожал играть в дождь, и на этой почве возникли проблемы со здоровьем. Врачи порекомендовали как можно быстрее завязать с футболом, потому что могли быть проблемы с суставами на всю жизнь. Решение завершить карьеру далось очень тяжело. Я в Житомире жил напротив стадиона и, слыша звук автобуса команды «Автомобилист», который я мог отличить среди тысяч других, просто места себе не находил. И был очень рад, когда получил предложение поехать в Малин играющим тренером. Там руководителям бумажной фабрики предложил свою концепцию создания боеспособного коллектива — и, к моему удивлению, они полностью согласились с моими предложениями! Так 13 января 1981 года я стал на тренерскую стезю.

— Что собой представлял ваш первый коллектив?

— Поначалу команда собиралась в день игры, и если не было нескольких трехлитровых банок, наполненных соответствующей жидкостью, сала и лука, то некоторые выезды могли и не состояться. Но постепенно был налажен тренировочный процесс, своими силами с помощью местных властей мы восстановили стадион, и в итоге «Бумажник» выиграл республиканский турнир, за что, к слову, был премирован международной встречей с болгарской командой «Семптеврийска слава» из Михайловграда. Кстати, на единственном международном футбольном матче в Малине собралось тогда около пяти тысяч болельщиков. К слову, так впоследствии получилось, что где бы я ни работал, мы параллельно с тренировочным процессом занимались и улучшением инфраструктуры клуба. И вообще, кроме периода в «Ильичевце», мне не стыдно за свою работу ни в одной команде. В Мариуполе, к сожалению, я откровенно провалился — после выхода в элитный дивизион пошли ошибки в комплектации, делалась ставка не на тех игроков… А так я старался доказывать и самому себе, и руководству, что без задач, без перспективы работать не имеет смысла.

— А что хорошего из тренерской работы вспоминается в первую очередь?

— К счастью, таких моментов намного больше. Помнится, как, когда я возглавлял клуб из Александрии, мы выбили команду из Житомира из первой лиги во вторую, а потом я вернулся в Житомир, где жила моя семья, и мы за год снова повысились в классе. Или как пришел в Кировоград, коллектив после первого круга был на восьмом месте, а нужно было решить задачу выхода в первый дивизион — и мы справились! А уже через год выиграли турнир и завоевали право играть в элите, соперничая с командами «ЦСКА-Борисфен» Михаила Фоменко и «Металлург» (Никополь) Павла Яковенко. Да и в «вышке» «Звезда НИБАС» не затерялась — мы дважды выступали в полуфинале национального Кубка…

Огромным стимулом для меня было назначение главным тренером молодежной сборной. Горжусь я и работой в тренерском штабе Алексея Михайличенко, когда мы в 2006 году не только стали вице-чемпионами Европы среди молодежных сборных, но и подготовили группу игроков для национальной команды, выступавшей на ЧМ-2006. Ради таких моментов стоит работать, сжигать здоровье, сидя на тренерской скамейке!

— А кого из футболистов вспоминаете в первую очередь?

— Тут так сразу и не скажешь — столько ребят сразу вспоми нается… Самый веселый, наверное, Ярослав Яцышин. Как-то его пригласили из Житомира в «Металлист», который выступал в высшей союзной лиге. Ну и спустя некоторое время звонит мне Евгений Лемешко и говорит: «Кого ты мне прислал?! Ты знаешь, что он тут натворил?» У меня чуть сердце не остановилось…

А Евгений Филиппович продолжает: «Вызывает его первый секретарь обкома и говорит: «Слава, выбирай квартиру и скажи, какую модель машины ты хочешь». А в ответ слышит: «Та не потрібна мені ваша квартира. Дайте бензопилу «Дружба», бо батьку немає чим дрова різати у Львівській області». Вспоминается и Борисенко Сергей, которого я буквально нашел на рынке — он там продавал автозапчасти.

Мы играли товарищеский матч с командой из Черкасс, а они, в свою очередь, взяли Сергея, который выступал в первенстве области. Бондаренко со своим двухметровым ростом изрядно потрепал наших защитников, хотя мяч от него порой отскакивал, как от стенки. Но в итоге он затем и в Лиге чемпионов поиграл за «Слован» из Братиславы, и чемпионом России в составе «Алании» стал. К счастью, на моем тренерском пути мне встречалось много квалифицированных исполнителей…

— Среди них были и Милевский с Алиевым. Почему, по-вашему, у этих ребят не все сложилось?

— Надо объективно оценивать то, что было и что в итоге произошло. На мой взгляд, в команде обязательно должен присутствовать воспитательный аспект. В «Динамо» же это упустили. Нужно было приложить максимум усилий, чтобы проконтролировать у этих ребят то, что называется бытовой дисциплиной. И, если хотите, — организацию быта. Полностью управлять этим нельзя, но надо стремиться делать это хотя бы частично. Когда два молодых парня остаются один на один со своим нынешним окружением, то, поверьте, ни «Войну и мир», ни «Анну Каренину» они в той компании читать не станут. А вот в ночной клуб — это пожалуйста. И соблазн этот перебороть сложно. Алиеву в какой-то степени повезло — создание семьи его остепенило. С Артемом, у которого семьи нет, тяжелее. Вот представьте: он после тренировки пришел домой — и что дальше? А дальше к тебе приходит друг, и, как правило, не один. Ты что, его не впустишь? Поверьте мне, с Артемом можно смело идти в разведку — он рубаха-парень в лучшем понимании этой характеристики. Но после реализации принципа «Мы все пропьем, но флот не опозорим» футбол отходит на второй, а то и на третий план. И что-то нужно бросать — или первые два момента, или третий. Артем вольно или невольно свой выбор сделал, и в итоге мы говорим о Милевском как о футболисте лишь в прошедшем времени. Но вину за это должны взять на себя в том числе и руководители команды.

— В начале нашего разговора вы вспоминали заслуженного тренера Украины Евгения Котельникова. Я знаю, что он сыграл в вашей жизни немаловажную роль…

— Я знаком с этим специалистом более 30-ти лет. И порой меня спрашивают: «Вы часто встречаетесь, но говорите исключительно о футболе. Вам не надоело?» Познакомились мы, когда я приехал в Киев получать форму для «Бумажника». Получить футбольную форму, да еще «Адидас», в начале года — это было все равно что в космос слетать. Я пришел в Спорткомитет, познакомился с Котельниковым, а он, предварительно перезвонив, отправил меня в организацию «Укрспортобеспечение». Приехав туда, я достал целую папку слезных писем от общественности Малина, от руководства фабрики, подкрепил эти просьбы несколькими пачками писчей бумаги и сверхдефицитной — копировальной, которая в иных ситуациях открывала все двери. Но тут мне пришлось пройти дополнительное испытание — увидев, как до краев наполняется стакан, я произнес фразу: «Я не пью!» После этого услышал слова: «Забирай свои письма», — и последовал звонок Котельникову примерно с таким текстом: «Кого ты нам прислал?» Поняв, что все, операция находится под реальной угрозой, я вынужден был в тот раз поступиться принципами…

Организаторские способности Евгения Петровича, его профессиональные качества давно известны всем, кто работает в украинском футболе, и при всей простоте общения с этим человеком ощущается его высокая требовательность — малейшее проявление непрофессионализма тут же ставит между вами практически непреодолимый барьер.

— Вы входите в первую десятку тренеров по количеству матчей в элитном дивизионе чемпионата Украины, но уже два года работаете в детской школе «Динамо»…

— Я, возглавляя профессиональные команды, сам не раз говорил молодым игрокам: кто вас учил? Почему вы не умеете играть головой, бить с лета и т.д. Сейчас у меня есть возможность понять проблему изнутри. И, я уверен, после изменений, которые мы сделали в школе «Динамо», мы двигаемся в правильном направлении. Скорость и интеллект — вот те основополагающие факторы, на которых мы базируемся в своей работе.

— Ну и, как водится в таких случаях, расскажите о своей семье.

— Так по жизни сложилось, что у меня второй брак. Жена моложе меня на… Просто — моложе меня (улыбается). У нас дочь, Александра, ей 11 лет, она увлекается большим теннисом, и я рад, что сейчас она попала в руки тренера Людмилы Петровой — специалиста советской школы, по сравнению с которым ее предыдущие наставники — массовики-затейники. Дочь от первого брака погибла, а внук Александр, которому исполнилось 16, увлекается одной из разновидностей спортивного велосипеда. Травм у него, правда, уже больше, чем у меня за всю
карьеру, но ему нравится. По-настоящему счастлив может быть лишь тот, кто сделал счастливым хотя бы одного человека. Не буду говорить о своих родных, но уже несколько бывших футболистов, став на тренерскую стезю, подходили ко мне со словами благодарности. Так что я — счастливый человек!

Александр ИЩЕНКО (заслуженный тренер Украины)

Родился 3 сентября 1953 года в Кременчуге Полтавской области.

Воспитанник СДЮШОР Металлург» Запорожье. Игровое амплуа — защитник. Выступал в командах «Металлург» Запорожье (1970—1971), СКА Одесса (1971—1973), Звезда» Кировоград (1973—1975), Автомобилист» Житомир 1976—1980).

Тренерская карьера: КФК «Бумажник» Малин, «Спартак»/ «Полесье»/ «Химик» Житомир, «Полиграфтехника» Александрия, «Звезда» Кировоград, «Нива» Винница, «Таврия» Симферополь, «Прикарпатье» Ивано-Франковск, «Кривбасс» Кривой Рог, «Актобе-Ленто» Казахстан, «Карпаты» Львов, «Ильичевец» Мариуполь, молодежная сборная Украины (1996-го — главный тренер, 2005—2007 — ассистент главного тренера).

С лета 2011-го — старший тренер ДЮФШ «Динамо» им. В.Лобановского.

Победитель первенства Украины в 1-й лиге 1995-го и 2008 годов.

Окончил Кировоградский государственный педагогический университет.

Заслуженный тренер Украины (1998), заслуженный работник физической культуры и спорта Украины (2007).

Серебряный призер молодежного чемпионата Европы (2006).

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме