Эдуард Цихмейструк: "Армия выбросила меня из поля зрения "Шахтера"

Эдуард Цихмейструк: "Армия выбросила меня из поля зрения "Шахтера"

257
Эдуард Цихмейструк: "Армия выбросила меня из поля зрения "Шахтера" - изображение 1В послужном списке Эдуарда Цихмейструка почти два десятка любительских и профессиональных команд плюс семь матчей за сборную Украины. В свое время экс-полузащитник в составе киевского ЦСКА посягал на статус «настоящая звезда украинского футбола», но после распада Армейцев подался искать счастье «за бугор», а после возвращения в Украину постоянно оставался главным «актером провинциального театра»...

Еще в 2012 году 39-летний хавбек тянул за собой второлиговый «Макеевуголь», но затем вовсе покинул профессиональный футбол. Однако надолго Цихмейструк не выпал из виду, вернувшись к болельщикам в роли футбольного эксперта на украинском ТВ.

«Если кто-то не согласен, может просто выключить телевизор»

- Эдуард, еще недавно вы бороздили поля второй лиги, но спустя несколько недель оказались на телеэкранах в роли футбольного эксперта. Признаться, довольно скоро и весьма неожиданно...

- Это вам так кажется. На самом деле я больше года не выступаю за Макеевуголь (хотя еще некоторое время оставался в заявке клуба. — прим. М.С.). Сказывается и мой возраст, и сам ФК больше ориентируется на молодежь. Поэтому мы поблагодарили друг друга за сотрудничество и распрощались. Но однажды меня пригласили на ТВ. Сначала я приехал на канал, как футболисты едут на просмотр в новый клуб. Затем сделали пробу, и все пошло. Правда, я не так часто появляюсь в студии (Цихмейструка приглашают на матчи еврокубков. — прим. М.С.), но, на мой взгляд, свое время использовал толково.

- Поначалу чувствовали страх перед камерой?

- Нет, к таким вещам отношусь спокойно, ведь у меня и раньше имелся опыт участия в ТВ-программах. Да, во время съемки возникает немало нюансов, но они чисто технические.

- Тяжело работать во время прямого эфира?

- Не сказал бы. Мне это интересно, и я всегда с удовольствием участвую в телепередачах.

- Каково был перестроиться с действующего футболиста на эксперта?

- Я не считаю себя каким-то суперэкспертом. Просто выражаю свою точку зрения как человек, который недавно завязал с профессиональным футболом. И не стоит воспринимать меня, как последнюю инстанцию. Если кто-то согласен со мной – хорошо, если нет – ничего страшного.

- Вообще не реагируете на критику?

- Мы в студии обсуждаем определенные темы, спорим, приводим какие-то свои доводы. Точно так же и остальные люди говорят про футбол, только дома на кухне. Если же неинтересно, можно просто выключить телевизор.

- Доводилось на следующий день после эфира встречаться с людьми, готовыми при первой же возможности оспорить ваши слова...

- В основном все говорят, что программа выходит очень поздно, и ее почти никто не досматривает до конца (смеется). Если серьезно, мнения встречаются разные. Родные люди больше говорят о том, как выглядел, и какое сложилось общее впечатление от эфира. Мама даже уделяет внимание таким мелочам, как «побрился/не побрился» (улыбается).

- Во время прямого эфира в голове витает мысль: «Вот бы не ляпнуть что-то не то»?

- Если бы постоянно думал об этом, обязательно что-нибудь «выдал» (смеется). Но с этим не испытываю проблем. Да, надо помнить, что ты говоришь перед масштабной аудиторией. Поэтому я всегда сконцентрирован на том, чтобы правильно донести до зрителя свою мысль. Стараюсь допускать меньше слов-паразитов «чтобы», «типа», «как бы» и т.п., чтобы не выглядеть идиотом.

- Для вас нет разницы, о ком и о чем говорить?

- Если у меня имеется четкая и обоснованная мысль, то я не боюсь ее озвучить. Мне все равно, о ком говорить – Динамо, Шахтере или любом другом клубе.

«Украинские футболисты попросту не готовы давать столько интервью»

- Побывав на ТВ и увидев журналистику изнутри, ваше отношения к СМИ как-то изменилось?

- А я никогда и не относился плохо к журналистам. Ведь у людей такая работа. Просто раньше СМИ не были столь развиты и вездесущи. К примеру, еще пять-семь лет назад было сложно найти видеозаписи или голы матчей даже самых видных турниров. Сейчас же все, как на ладони!

Само собой, нельзя быть везде и поднимать всю подноготную: тренера и футболисты имеют право на личное пространство. И когда тебя провоцируют и стараются поддеть, это неприемлемо. Жаль, что люди не хотят слушать именно о футболе, а ждут информации о зарплатах, кто и где отдыхал и кому нахамил...

- Из-за этого у вас случались конфликты с журналистами?

- Нет, потому что в мое время СМИ не имели больших возможностей. Лишь когда я играл в Болгарии, чувствовалось, что пресса работает мощно. Например, доходило до того, что жена из газет раньше меня узнавала, когда мне дадут премиальные (смеется).

- В Болгарии, наверное, уже тогда было все более открыто, нежели у нас...

- У местных клубов вообще не имелось привычных для нас спортивных баз, где протекает жизнь команды. Поэтому все прозрачней, ближе к европейским принципам. Болгары раньше нас вникли в тему массовости СМИ и начали раскручивать ее. Потом люди заинтересовались продуктом журналистики, и стало понятно, что зритель готов платить за него деньги.

- Когда в Украине начало замечаться подобное?

- Вот вспомните, показывали ли лет пять назад одновременно три-четыре аналитических футбольных программы после каждого тура чемпионата? А сейчас такой прогресс!

- На ваш взгляд, почему украинские футболисты так неохотно идут на тот же послематчевый комментарий?

- Потому что всегда поднимается тема, о которой в данную минуту игроку не хочется говорить больше всего. Да, команда проиграла, но что толковое может сказать футболист под влиянием эмоций? И я понимаю таких людей. Но всем же надо сейчас и сразу, причем новости погорячее...

- Вообще футболистам тяжело давать интервью?

- Многое зависит от воспитания человека. Он может деликатно отказаться, а может просто отделаться общими фразами... Тем более, раньше в прессе не появлялось так много интервью, поэтому далеко не все готовы удовлетворять бешеную потребность СМИ.

- Вы помните свое первое по-настоящему серьезное интервью?

- Возможно, после перехода в Спартак, когда мне удалось хорошо проявить себя на Кубке Содружества, журналисты по-настоящему заинтересовались мной.

«Автографы? Я вас прошу!»

- Ваше появление на ТВ в роли футбольного эксперта означает, что ваши бутсы уже раз и навсегда повешены на гвоздь?

- Можно сказать, я «завязал» еще до выступлений в Макеевугле. Да, макеевчане носят статус профессиональной команды, но я не тренировался с ними постоянно. Просто приезжал на матчи, когда была возможность. Сейчас же занимаюсь футболом на любительском уровне, и чувствую себя очень хорошо.

- Можно сказать, период в Макеевугле своеобразный эпилог вашей карьеры?

- Мы изначально договаривались о чисто дружеских отношениях. Но все-таки я начинал там, поэтому старался помогать, как мог. И это всех устраивало.

- Каково было после «вышки» и заграничных чемпионатов оказаться во второй лиге?

- Само собой, резонанс большой. Там ведь многие доверяют молодежи, от которой не стоит требовать зрелой игры сию минуту. Однако нельзя сказать, что во второй лиге легче. На поле много борьбы и движения, хотя футбольного мышления – меньше. Единственное, что беспокоит – это финансовые трудности и худшие условия.

- Проблемы второй лиги – это проблемы клубов и их инвесторов или же таких органов как ПФЛ?

- Здесь все в комплексе. Во-первых, мало кто хочет вкладывать деньги в футбол. Во-вторых, трудно найти футболистов, которые хотели бы задержаться во второй лиге. Сейчас игроки, научившись три раза попадать по мячу, сразу бегут искать каких-то агентов и выбивать себе условия...

- Я уже боюсь спрашивать вас о буднях аматорского чемпионата Украины, где вы играли некоторое время в составе Ирпеня...

- А там у нас вообще не было проблем (смеется). Часть команды состояла из экс-сборников, которые играли в свое удовольствие. Какие могут быть трудности? Нас вообще не волновали подобные факторы.

- То есть вы выступали в роли вспомогательной артиллерии?

- Костяк команды был составлен из молодых ребят, которые полноценно тренировались. Мы же просто помогали им. Помню, приезжали Ващук, Ребров, Нагорняк, Косовский. Практически вся сборная Украины моего поколения прошла через Ирпень. Тогда некоторые люди создали специальный проект, в рамках которого задумывалось собрать бывших звезд вместе. Но потом все наигрались и разошлись.

- Молодежь часто просила у вас автографы?

- Я вас прошу! У нас вообще не было деления на «звезд» и «всех остальных». Вот в Макеевугле я тоже играл с молодыми ребятами, но никто не делал акцент на моей персоне. Когда выходишь вместе с ними на поле, вся слава улетучивается через пять минут! Так что никаких особых отношений с молодежью у меня не было. А что касается Ирпеня, то там и без меня было кому давать автографы.

- Сейчас не скучаете по профессиональному футболу?

- Если возникает желание, могу хоть пять раз в неделю играть с хорошей компанией, о которой не мог мечтать даже во времена карьеры профессионала! Мы периодически собираемся, тренируемся, и действующие футболисты не всегда могут рассчитывать на легкий матч.

«Золотую медаль не дали, потому что я раньше времени уехал в Москву»

- В вашем послужном списке насчитывается больше полутора десятка самых разных клубов. Почему такой талантливый футболист, как Эдуард Цихмейструк, не задержался в одном из них на долгое время?

- Здесь нет никакой загадки, просто так складывалась жизнь. Хотя период в киевском ЦСКА я считаю весомой страницей своей карьеры: больше ста матчей за киевлян я провел с капитанской повязкой! Что касается остальных клубов, то моей целью всегда была возможность играть в футбол. Если бы я хотел просто сидеть в одной команде 10 лет, сейчас спокойно мог бы работать в одном из моих прошлых ФК (например, в Ворскле, когда я уходил, Павлов предлагал остаться и еще на год подписать контракт). Однако наступал момент, когда приходил новый тренер и говорил, что футболист Цихмейструк не подходит ему для «основы». И если я заседал на скамейке, сразу пропадала мотивация. Это вынуждало искать новую команду.

- Наверное, лишь ЦСКА стало исключением, когда вы наверняка не хотели уходить...

- Да, но тогда клуб оказался не в силах выполнять контрактные обязательства. А тут еще появилось предложение от Левски, который тогда играл в Лиге чемпионов. Это расценивалось серьезным трансфером, поэтому я решил попробовать. Хотя, честно говоря, тогда я вообще не планировал куда-то переходить.

- Такие предложения поступали только вам или другим игрокам ЦСКА тоже?

- Насчет других не скажу, а что касается Левски, то вместе со мной в Болгарию отправился защитник Александр Коваль из Донецка (на тот момент выступал в донецком Металлурге – прим. М.С.). Пока там работал покойный Владимир Федотов, все было нормально. Нас хорошо приняли, с игровым временем не имелось проблем, было доверие.

- А потом?

- Затем Федотов ушел, и в команде все начало меняться.

- Именно место в «основе» было главной мотивацией при переезде в Болгарию?

- Нет, мне никто и никогда не давал подобных обещаний. В Спартаке в одно время я вообще полгода играл за вторую и третью команду... Все зависит только от собственных усилий.

- Чем тогда в первую очередь завлек Левски?

- Во-первых, болгары участвовали в Лиге чемпионов. Во-вторых, клуб с именем. Кроме этого большую роль играл финансовый фактор. Ведь в ЦСКА начались проблемы, а у меня на тот момент уже была семья... Понятно, что в Болгарии никто не предлагал сумасшедших контрактов, однако оставаться в Киеве без уверенности в завтрашнем дне было бессмысленно. Тем более уже три-четыре месяца не выплачивали зарплату...

- В Болгарии условия были лучше, чем в Украине?

- Если сравнивать с ЦСКА, то приблизительно одинаковые.

- Визит в Левски считаете удачным для себя?

- Вполне! Я постоянно выходил на поле, был игроком основного состава и мог спокойно «подмахнуть» трехлетний контракт. Однако предложения от Спартака не поступают каждый день.

- В Левски как-то объяснили, почему вам так и не досталась золотая медаль за чемпионство сезона 2000/01?

- Так получилось. Мне пришлось немного раньше уехать в Москву, чтобы подписать предварительный контракт. Я даже не стал ждать конца чемпионата. Но особо не расстраивался. Главное, что я прикоснулся к этому достижению и отыграл достойно.

«Переходя в Спартак, очень хотел выиграть чемпионат России. Даже Лига чемпионов была на втором плане»

- Многие говорят, что только благодаря Владимиру Федотову вы оказались в России...

- Может быть, кто-то и звонил, спрашивал... Однако в Спартак не попадают после одного звонка. Думаю, если бы я очутился в Москве лишь из-за стараний Федотова, вряд ли стал бы одним из ведущих футболистов москвичей.

- Какую цель преследовали при переезде в Москву?

- Очень хотел стать чемпионом России. Даже Лига чемпионов отодвигались на второй план.

- Почему так?

- В Украине мне не удавалось взять золото, но выиграть национальный чемпионат на просторах СНГ очень хотелось. Тем более, в России всегда был очень сильный футбол.

- Вам сильно льстила фраза Олега Романцева о том, что Цихмейструк и Парфенов будут проданы лишь тогда, когда сами этого захотят?

- Если честно, эти слова я впервые прочитал только после ухода из Спартака (смеется). Так что ничего мне не льстило. Главное, что коллектив тогда был хорошим, постоянно поддерживал меня в трудную минуту. Ведь мне долго не давали трансфер из-за нюансов, связанных с российской футбольной федерацией. Но все время я тренировался с командой.

- Романцев уделял вам особое внимание?

- Ребята говорили, что он нечасто общается с футболистами. Однако со мной Олег Иванович постоянно старался перекинуться парочкой слов, оказать поддержку, пока мне не давали трансфер. Но особо лестными словами Романцев не разбрасывался. И мне тяжело представить, когда это тренер выписывал нам с Парфеновым такие эпитеты...

- Если все шло хорошо, почему вдруг вы перестали попадать в основу, из-за чего и заварилась каша с вашим уходом из Спартака?

- Честно говоря, мне и сейчас до конца непонятна эта ситуация... Тогда же мне хотелось лишь одного: все уладить как можно быстрее. И, слава Богу, что подвернулся вариант с донецким Металлургом, который сумел меня выкупить.

- Однако в Спартаке до сих пор считают, что вы попросту сбежали от них...

- Если вы спросите об этой ситуации моих тогдашних партнеров по команде, они скажут вам совсем другое. А те, кто пишет комментарии в интернете, говорят так. Пускай. Но если подумать логично, то какой смысл был мне убегать, если до этого я постоянно играл в основе, а до конца моего контракта оставалось два месяца?!

- Почему, на ваш взгляд, у Романцева резко поменялось отношение к вам?

- Думаю, здесь не в Олеге Ивановиче дело. Большую роль играли посторонние факторы, которых было довольно много. Тогда и Дима Сычев уходил не так гладко... Все делалось как-то непрофессионально. Когда футболист и ФК больше не собираются сотрудничать, игрока продают, отправляют в аренду или ищут компромисс. В Спартаке же почему-то действовали совсем иначе...

- Романцев хотел оставить вас?

- Знаю только, что он выступал за мое приглашение в Спартак, однако потом у меня не было разговора с тренером. Думаю, если бы он действительно хотел видеть меня в своем коллективе, нашел бы способы оставить в Москве.

- Как так получилось, что вы едва не оказались в Ростове?

- Это был сугубо пожарный вариант. Но я не хотел совершать этот трансфер, ведь привык принимать взвешенные решения и не делать необдуманных поступков.

«Я сам принимал ключевые решения, а это многим не нравилось»

- Были рады снова оказаться в Украине?

- Да, ведь в Донецке ждали и надеялись на меня. Тем более компания там собралась приличная. Правда, Металлург меня не сразу подписал, пришлось два месяца проходить просмотр... Подумайте, а сейчас бы футболист из сильнейшей команды России стал бы ехать на просмотр в Металлург? (смеется)

- Вы никогда не задумывались, почему большинство ваших переходов выходят из ряда обычных? Возможно, вас преследует злой рок?

- Просто новый клуб всегда выбирал лишь я, руководствуясь только своими соображениями. А это не всегда устраивало других людей... Поэтому и возникали определенные скандалы. В цивилизованных странах трансферы не сопровождаются такими вещами. Если человек отработал свой контракт и решил уйти, его спокойно отпускают. И случается такое, что людей переподписывают за два года! А у меня оставалось два месяца до конца соглашения со Спартаком, а я не знал своего будущего.

- Получается, на просторах СНГ футболисты буквально незащищены в правовых отношениях с клубом?

- Если говорить о ситуациях десятилетней давности, то возможно. Сейчас все намного проще: у каждого футболиста есть агент, он же и юрист. И агент всегда сделает так, что клуб будет обязан выполнять свои обязательства, иначе это будет ему дороже.

- В ваше время хотя бы каждый десятый футболист имел агента?

- Некоторые игроки пользовались их услугами, но это были единичные случаи.

- Я так понимаю, вы никогда не подумывали об услугах футбольного агента...

- Были люди, которые порой выступали связующим звеном между мной и руководством клуба. Но условиями контрактов и их подписанием я занимался сам. Единственное, при переходе в Москву мне помогали оформить бумаги.

«Армия выбросила меня из поля зрения Шахтера»

- После Спартака судьба забросила вас в Донецк. Однако факт так и остался фактом: в главной команде вашего края — Шахтере, вы так и не появились...

- В начале 90-х меня брали на просмотр в «дубль» Шахтера, я регулярно приезжал и выходил на поле. Однако на тот момент тренеры не видели во мне усиления для Горняков. А потом все сложилось иначе: армия, демобилизация, возвращение в футбол... За это время я выпал из поля зрения донетчан. Да и мой жизненный путь повернул в совсем другом направлении: Борисфен, ЦСКА и так далее.

- Сожалеете об этом?

- Нисколько. Не всем же играть в Шахтере, верно? Да, когда я был совсем юный, немного чувствовал обиду. Но сейчас я понимаю, что это нормально, и нельзя зацикливаться на чем-то одном.

- В те годы вы также постоянно играли в центре поля или пробовались на других позициях?

- Нет, я всегда был полузащитником. В основном играл центрального хавбека, иногда — на флангах. Хотя при необходимости мной могли закрывать дыры, ставить в защиту, но это было крайне редко.

- Помните Сергея Реброва по матчам «дубля»?

- Да, хотя тогда он был почти игроком основного состава, и за «молодежку» играл очень мало. Но кроме него в «дубле» Шахтера хватало заметных личностей: Щербаков, Ателькин, Кривенцов... Однако я приезжал на базу редко и пересекался с Ребровым совсем чуть-чуть.

«Свой бизнес? Я же не самоубийца»

- Насколько изменилась ваша жизнь после расставания с профессиональным футболом?

- Понятно, сейчас все по-другому. Количество свободного времени резко увеличилось, в результате чего появилось расслабленность (теперь не надо жить по графику тренировок) и возможность заниматься семьей. Так что вожу ребенка на танцы, хожу по магазинам, просто играю с друзьями в футбол – в общем, живу как обычный человек. Хотя, не спорю, многое по-прежнему вертится вокруг футбола. Вешай бутсы, не вешай – а от него никуда не деться (улыбается).

- Не было мысли заняться чем-то «не футбольным»? Например, собственным бизнесом?

- Я же не самоубийца (улыбается). Не имея соответствующего образования, правильно раскрутить свое дело крайне сложно. Тем более, сейчас в стране и так все непросто... Поэтому рисковать, а потом прогореть не хочется. Я даже не вижу направления, в котором смог бы себя реализовать. Так что надо заниматься тем, что ты действительно умеешь делать.

- Украинский футбол достоин того, чтобы остаться в нем после завершения карьеры?

- А почему нет? Сам футбол, как сфера деятельности, здесь ни при чем. Все зависит от порядочности людей, работающих в нем.

- Вы уже думали над тем, какую роль могли бы примерить на себя в будущем?

- Честно сказать, я еще не задумывался серьезно о своей дальнейшей деятельности. Сейчас же просто наблюдаю за футболом со стороны и получаю удовольствие. А когда появляются возможности поработать, как на ТВ, с удовольствием откликаюсь на них.

- Сейчас очень популярной стала профессия скаута...

- Скаутом я себя не вижу, и вообще отношусь к данной перспективе очень равнодушно.

- А что касается тренерства...

- Сейчас в Украине куча молодых ребят с тренерскими дипломами, и эти люди постоянно ищут работу. Да, можно было бы поучиться тренерскому делу и попробовать податься во вторую лигу, но там нужен больше не тренер, а менеджер. К тому же пока я не готов окунуться в плотный график с многочисленными переездами.

- И напоследок немного философии: какой главный тезис вы можете выделить из своей долгой и увлекательной карьеры футболиста?

- Всегда надо подходить к делу честно. Ведь футбол – это такая же работа, которой человек занимается каждый день. И не стоит изменять своим ценностям, где бы ты ни играл: в Лиге чемпионов или во второй лиге. Отношение к работе и к людям должно оставаться на одном уровне.

Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форуме Обновить

Рейтинг Букмекеров