Николай Павлов: "Даже на первенстве Мариуполя получают премиальные, а у нас этого нет"
^

Николай Павлов: "Даже на первенстве Мариуполя получают премиальные, а у нас этого нет"

396
Николай Павлов: "Даже на первенстве Мариуполя получают премиальные, а у нас этого нет"
Фото - FootBoom.com

Блокпосты и разбегающиеся игроки, смешные зарплаты и проблемы из-за того, что президент лечится за рубежом, – интервью Николая Павлова программе «ПроФутбол».

- Какое настроение у вас и в команде?

– Учитывая ту среду, в которой мы находимся последнее время в Донбассе, по сравнению с остальными людьми в нашем регионе у нас обстановка более-менее спокойная. За все время, что находимся в Мариуполе, ни разу не сорвался у нас тренировочный процесс, ни разу нам не помешала погода – и это главное, что сейчас мы профессионально делаем свою работу. Может быть, не так качественно, ведь качество работы зависит от того, кто ее делает. У нас, к сожалению, не обижая моих подопечных, не очень квалифицированный состав. Многие покинули нашу команду.

Я хотел бы проанализировать один момент. Сегодня доктор подготовил мне докладную записку. За это время, кроме того, что нас покинуло столько футболистов, у нас девять игроков перенесли операцию. Все молодые ребята, которые у нас остались, они просто оказались не готовы – не только психологически, но и физически. Сыграв одну-две игры, лезли из кожи вон – и организм просто не выдерживал нагрузок и ответственности.

- Как вы считаете, почему не только главная команда, а еще и дубль с U-19 находятся на последних местах?

– У меня, как и у футболистов, есть контракт. Кроме прав и обязанностей есть еще, то что я не имею права рассказывать, о происходящем в клубе. Я могу рассказать про команду, у меня этого в контракте нет. То, что они внизу, это же не только тренировочный процесс, это кадры, это, то где мы находимся.

Я могу сослаться на некоторые вещи, которые клуб признал – что они сделали ошибки. Вовремя не побеспокоились о переезде, как это сделали остальные клубы из региона. Я когда-то сказал, чисто эмоционально, что в клубе нет людей, которые компетентны. Я имел в виду одно: они не компетентны ставить задачи перед командой. Перед командой ставит задачи президент, он в это время отсутствует. Я когда-то сказал, что мне бы главное – мальчишек одеть. Я же не одеваю, одевает клуб. На следующий день одели.

Я не подразумевал кого-то конкретного, я не называл фамилии. Видимо влияют процессы, которые происходят в клубе. Ведь не секрет, что когда приезжает Владимир Бойко, он обходит всю инфраструктуру города – он в городе все построил все поля, все стадионы. Был период, когда было слишком жарко. Он проехал, а поля выгорели. Там команды не тренируются, не играют. Он возмущался, а потом приехал к нам и увидел, что у нас тоже желтые пятна – в его отсутствие начали экономить воду. Он же такую команду не давал. Я помню что на следующий день начали поливать, удобрять.

Бойко пришел в зал, там где тренируются мальчишки. У нас раньше был полный зал, полный комплекс детей. Он приехал, а там работают единицы. Спрашивает: почему? Ему говорят: в Мариуполе есть команда «Азовсталь», все возрасты играют в Бердянске на первенство Украины. А «Ильичевец», имея команду премьер-лиги, не заявил 4 команды. Все способные мальчишки, в которых вкладывались деньги, разъехались туда, где играют на первенство Украины. Когда он это увидел, у него пена пошла изо рта – я его давно таким не видел. Вот о некомпетентности клуба в его отсутствие.

- А когда вы в последний раз с ним общались?

– Он был недавно, где-то недели четыре назад. Сейчас мы подготовили план подготовки на команды на зиму. Он подписал, сказал: готовьте смету. Но я до сих пор не уверен, поедем мы на сборы или нет. Клуб гарантий нам не дал. Ждем его, он должен утвердить. Ждем его, чтобы он опять кому-то сказал, что все должно выполняться.

- Есть информация, что он болеет и лечится в Германии.

– Слухи есть слухи. Думаю, об этом может сказать он или его семья. Я редко ему звоню. Потому что когда человек болеет, действительно болеет, у нас в клубе не конкретно мне, а кое-кому сказали, что лучше его лишний раз не беспокоить. У нас субординация есть которую мы в свое время установили и не нарушаем. Владимир Семенович мне часто звонит, мы с ним общаемся. Я сам ему не звоню, потому что не хочу отвлекать от процедур. Он действительно болеет, он этого не скрывает. Все время приезжает, говорит, чтобы ему здоровья хватило все сделать, что он задумал.

- Вы говорили, что есть некомпетентные люди. Они вас не понимают?

– Я не хочу критиковать их, я не имею на это права. Они не приходят к нам в команду, они не представляются, их нам не представляют. Мы могли бы многие вещи решить, если бы они были ближе к нам. Может, они так договорились, – я не знаю.

- Я так понимаю, есть одна персона из-за которой происходят многие неурядицы – финансовый директор Сергей Бендерский?

– Он новый человек в клубе. С его приходом мы затянули ремешки. У меня ни одного лишнего килограмма, видите?

Возможно, Бойко поставил Бендерского в определенные рамки, и он просто не может единолично все решать?

– Мы можем об этом только догадываться. Договоренностей между ними мы не знаем. Это их деньги, это их финансы – мы не знаем откуда они. Мы знаем, что только благодаря Владимиру Семеновичу все держится. На его любви к футболу, на его ответственном слове. Он в последний раз, когда с ребятами говорил, сказал: у вас все будет хорошо, пока я, вас никто не обидит.

В нашей команде нет премиальных, нет бонусов, того, что есть в других клубах. С этим я столкнулся впервые в карьере футболиста и тренера. Даже на первенстве города Мариуполя играют и получают какие-то премии, а у нас этого нет.

- Премии закончились, когда начались проблемы?

– Когда в клубе появились другие люди. Я знал куда шел. Политика клуба – работа с молодежью. У нас 4 арендованных футболиста «Шахтера», а не 24, как было. Все говорили, что это плохо. Нет футболистов – нет результата, были футболисты – был результат. Надо выбирать. Вот выбрали такой путь, по которому едем.

- Как вы считаете, возможно, проблема в том что структура клуба построена так, что все завязано на Бойко. И когда его здоровье пошатнулось, начались проблемы, ведь он не всегда с командой?

– Все проблемы начались с приходом нового руководства в клубе, после того как Владимир Семенович заболел, изменилась ситуация в стране, и сейчас все перемешалось. Я могу говорить только о спортивной стороне. Я знаю, что к нам никаких претензий нет со стороны клуба. Все понимают, в каком положении мы оказались. Я для специалистов могу сказать следующее. Фоменко говорит, что стабильность состава дает результат. У нас в «Ильичевце» в 11 играх сыграло в обороне только в обороне 13 футболистов – из них 4 вообще дебютировали, а еще четверо, которые пришли к нам в команду, имеют 1-2 игры в премьер-лиге. О чем можно говорить. Плюс вратарь ушел Худжамов, плюс 4 защитника ушло центральных – Чижов, Ордец, Ищенко, Путивцев, и мы никого не взяли. За счет атаки, середины поля мы пытаемся, но как только пропускаем, у нас уже руки опускаются.

- По вашим играм в Кубке можно было считать, сколько будет дебютантов.

– Скажу вам по Кубку еще один момент. Мы впервые четыре дня прожили, не выезжая в Полтаве. В первой игре мы 2:3 проиграли, а после первого тайма мы вели 2:0. Пропустили только из-за ошибок одного игрока, из-за которого мы пропустили три гола. Во второй игре мы, пожив два дня, сыграли на ноль, изменив только несколько позиций на поле и достойно выглядели. Все это только потому, что мы прожили 4 дня на одном месте, где нам создали условия. Мы никуда не ездили, не проезжали блокпосты.

- Тогда вся страна видела, как вы Аксенову рассказывали о его ошибках в матче.

– А в игре с «Металлистом»! Даценко вышел перевязанный-перемотанный. Я увидел только перед игрой. Он все это скрывал. Из-за него мы пропустили два мяча, а еще и замен нет.

- Зачем он это сделал?

– Они слишком молоды. Переоценивают или недооценивают свои возможности, из-за этого большие проблемы. Мы игру проиграли только из-за одного центрального защитника. У нас 29 футболистов задействовано – у остальных команд 24-25 максимум. У нас из весеннего чемпионата остался один игрок – это Бутко. Остальные не были игроками стартового состава. Таких потерь я не помню в своей карьере.

- Вы вообще верите в успех?

– Я не верю уже в успех, честное слово. Но у меня не опускаются руки, мы продолжаем. Все футболисты, которые хоть раз два вышли на минуту в премьер-лиге, им повышают зарплату сейчас. Потому что у них такая зарплата, что если бы мы сказали вслух, то над нами бы все смеялись. Ни в одной команде премьер-лиги игроки стартового состава такую зарплату не получают.

- А в первой лиге?

– И в первой лиге. Думаю, что в командах первой половины таблицы получают больше. Сейчас у нас три футболиста из второй лиги и первой лиги. Спрашиваю про зарплаты -наши футболисты получали меньше. У нас зарплата в гривнах по курсу 7,99 – и вот как мы ее получали, так и получаем. Кто не хочет, у кого есть предложения – все уходят.

Вдобавок могли бы помочь травмированные. Для нас это сильные потери. Виценец мог сыграть на нескольких позициях, Чурко вообще у нас больше всех забил за последний год, играя на позиции левого полузащитника. Эти потери мы не смогли компенсировать.

- Думаете, это уже конец оттока игроков из «Ильичевца»?

– Я вам больше скажу. У нас и врачи ушли. Так получилось, что на три команды было всего два врача. Теперь в первой команде остался один. Слава богу, что финдиректор решил вопрос и поднял ему немного зарплату, потому что он у нас до сих пор один и разрывается. Из научной группы у нас было три человека. Сначала летом ушел один по семейным ушел, потом еще один, и я сделал все, чтобы его вернуть. К сожалению, пока не получилось.

Тех игроков, которые ушли, я не могу винить. Я слежу за всеми. Ни один футболист не ушел из команды, не позвонив мне. Если клуб не может создать условия, он должен отпускать. Ни об одном из них я не могу сказать плохо, и они тоже не говорят плохо. Я читаю интервью, где-то что-то они говорят о проблемах, но об этом и я говорю. Все об этом говорят.

- О своем будущем думали?

– Посчитает клуб, что что-то изменилось – я за контракт держаться не буду. Третий год истечет у нас летом. Если руководство скажет, что разрываем контракт, я без всяких вопросов клуб покину. Если нет, я буду работать до тех пор, пока буду нужен. Я не могу в этой ситуации бросить своих коллег. Кроме Балана, который, как и я, пенсионер, у нас есть Дирявка, Тарахтий, есть Есин. Что будет с ними, если я покину клуб? Я не могу не думать о них. Не говоря уже о футболистах, которые не то что дети, а уже нам во внуки годятся.

- Мне кажется, что если вы так говорите, то уверены в своих силах.

– Я не могу в 60 лет измениться. Если не получается результат, значит, происходит другое, но я уже изменится не могу. Если меня сейчас просят: Николай Петрович, что нужно, чтобы результат был другой? Я в течении пяти минут отвечу тем людям, которые гарантируют выполнение всех условий. Если те условия, которые были два года назад выполнялись, а сейчас их нет, то в этом виноват не Владимир Бойко. Виновата экономика, ситуация на Донбассе. Как я могу кого-то винить?

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме