FootBoom ⚽ Украинские Национальная сборная Украины Андрей Шевченко - о Чернобыле, Лобановском, "Милане" и стамбульском финале
^

Андрей Шевченко - о Чернобыле, Лобановском, "Милане" и стамбульском финале

3870

Андрей Шевченко - о Чернобыле, Лобановском, "Милане" и стамбульском финале
Фото - Денис Руденко, Footboom

Главный тренер сборной Украины Андрей Шевченко в интервью Corriere della Sera вспомнил взрыв Чернобыля, подписание контракта с "Миланом" и эмоции стамбульского финала, которые терзают его по сей день.

- Каково было расти в 200 км от Чернобыля?

- Надеюсь, никого не шокирую, если скажу, что мне все казалось нормальным. Мне было десять лет. Веселился как сумасшедший, играя в футбол всюду. Меня отвели в академию киевского "Динамо", где я почувствовал, что начинаю жить мечтой.

Потом взорвался 4-й реактор ЧЭС, и нас всех увезли.

- Что вы помните с той поры?

- Школы были закрыты немедленно. Приехали автобусы со всего СССР, погрузили детей от 6 до 15 лет и увезли. Я оказался один сперва на Азовском, а затем на Черном море, в 1500 километрах от дома.

Но до сих пор я не чувствую боли. Я чувствовал себя, как в кино, прожил этот опыт как путешествие. Я был ребенком.

- Какие остались воспоминания о СССР?

- Жить в СССР было неплохо. Для всех было все одинаково. Повсюду много школ и спорта. Это была закрытая страна, из-за которой и ты сам закрывался. Вы даже не могли себе представить, что может быть другая жизнь.

- Когда вы узнали, что существует другая жизнь?

- Италия, видимо, была моей судьбой. Мне было 12 лет, и нас пригласили играть на турнир в городе Агрополи. Нас проинструктировали о том, что мы должны были быть замкнутыми и не оказывать доверия окружающим.

Вместо этого мы таяли, словно снег на солнце. Нам улыбались, приветливо встречали. Я помню, как подумал, что однажды хочу сюда вернуться

- Со своими друзьями из Киева?

- На моем районе у меня становилось все меньше и меньше друзей. Все они мертвы. Не из-за радиации, а из-за алкоголя, наркотиков, оружия.

Трещины СССР становились все заметнее. Все рушилось, мир, в котором мы родились, разваливался. Мои друзья, как и многие другие в стране, перестали во что-либо верить и потеряли свой путь.

- Как вам удалось спастись?

- Благодаря любви и и преданности мамы и папы. А также благодаря любви к футболу.

- Вы чувствуете себя гражданином мира или все же украинцем?

- Где бы вы не были, прошлое всегда находит вас. Я живу в Лондоне, жена американка, у детей двойные гражданства. Но я остаюсь глубоко украинцем. И меня очень беспокоит то, что происходит в моей стране в последние годы

- Каким человеком был полковник Лобановский?

- Он был и до сих пор является частью моей жизни. Он был мне близок в период с 18 по 21 год, для меня это самый тяжелый и важный момент в жизни футболиста.

- Суровый учитель?

- Даже нечто большее. Он заставлял нас делать десятки и десятки повторов того, что мы называем "восхождением смерти". Бегали под уклоном в 16%. Тот, кого не стошнило, играл в стартовом составе. Если бы вырвало всех, то все играли бы меньше.

Моя выносливость во время быстрого бега выработалась за счет этих страданий. Он был очень жестким человеком, но честным.

- Вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы сдаться?

- Ни разу. Я был голоден. Не за деньгами, в первую очередь, а ради успеха. Я хотел добиться успеха в том, что мне нравилось делать.

Когда я впервые подписал контракт с "Миланом", я не смотрел на цифры, которые были написаны в нем.

- Как вам удалось оказаться в итальянском клубе?

- Спасибо Ариедо Брейде. Он увидел во мне нечто такое, о чем я даже не подозревал. Когда он привез Галлиани в Украину, чтобы повидаться со мной, я сыграл ужасную игру, но он меня защищал.

И когда он пришел ко мне домой, чтобы убедить меня поставить подпись под контрактом, то подарил мне футболку "россонери" с моим именем. "В ней ты выиграешь нам Золотой мяч", — сказал он мне. Мы с отцом засмеялись. Но он оказался прав.

- Что сделало тот "Милан" особенным?

- Наш успех был обусловлен не талантом, а человеческими качествами людей. Это была группа умных людей. Фактически, все мы стали тренерами или менеджерами

- Кто думал о футболе больше других?

- Филиппо Индзаги помешан на футболе. Утром перед финалом в Манчестере я просыпаюсь рано и открываю окно. Мы были в отеле с видом на поле для гольфа.

Смотрю и вижу человека, бегущего в одиночестве: он имитирует атакующие движения, оборачивается, чтобы увидеть, не просвистел ли невидимый судья офсайд, подбадривает себя, указывает на воображаемую цель. Это был Пиппо.

- Скажу только одно слово. Стамбул.

- Это рана, которая все еще кровоточит. Писали, что между первым и вторым таймом мы начали праздновать. Это ложь.

Скорее, Паоло Мальдини был первым, кто сказал, что "Ливерпуль" не сдастся, даже если они проигрывают 0:3. Мы повторили это друг другу.

- Но как вам удалось проиграть уже выигранный финал Лиги чемпионов?

- В первые три месяца после того болезненного поражения в финале я просыпался ночью с криком и начинал думать об этом. Я до сих пор думаю о нем, несмотря на то, что прошло шестнадцать лет.

Многие из моих товарищей по команде никогда больше не хотели смотреть эту игру. Я же знаю ее наизусть.

- И какой ответ удалось найти?

- Я все еще ищу его. Мы были лучшей командой, играли очень хорошо. Помню их капитана Джейми Каррагера. В конце основного времени я убегал от него, я был моложе и быстрее его. Он бежит за мной, фыркает, его хватают судороги. Не знаю, как ему тогда удалось зацепиться за мяч.

У них был один шанс из 100, они цеплялись за него изо всех сил. Они молодцы.

- Что бы вы сделали по-другому?

- Теперь, как тренер, считаю, что, может, нам стоило сломать свою игру на те проклятые шесть минут, когда нам забили три мяча. Нужно было остановиться, что-то поменять. Но это не критика Карло Анчелотти, который нас очень хорошо подготовил.

Знаю, что некоторые мои болельщики захотят послать меня куда подальше, но матч "Ливерпуль" - "Милан" является доказательством изящества и красоты футбола. Иногда эта красота жестока.

- Вам нравится сегодняшний футбол?

- Я завершил карьеру в 2012 году. Но уже в моё время в футболе было много денег. Всегда важны люди, игроки и менеджеры. Ничего больше.

- Вы жалели, что ушли из "Милана"?

- Галлиани и Берлускони всячески пытались удержать меня. "Милан" был моим домом. Даже сегодня чувствую очень сильную связь с городом, хотя живу далеко. Но я сделал выбор. Роман Абрамович обхаживал меня три года. Мне было тридцать, это было подходящее время, чтобы получить новый опыт.

Я пропустил матч-реванш с "Ливерпулем". В "Челси" не все складывалось хорошо, слишком много проблем было физического характера. Но это не было ошибкой. Вспомните манчестерский пенальти.

Когда вы приняли решение, не меняйте его. Я поступаю так всю свою жизнь. И для меня это было не так уж плохо.

Читайте нас в мессенджерах

Оцените
Поделитесь
Оставили комментарии на форуме: loading
Оставить комментарий на форуме
Здравствуйте!
Мы заметили что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его для footboom.com Реклама основной источник дохода для нас. Без нее мы не сможем оплатить работу журналистов.
Добавить в исключения