Главная Украинские Национальная сборная Украины Вячеслав Шевчук: "Наглость, жесткость, настырность – без этого на поле никак"
^

Вячеслав Шевчук: "Наглость, жесткость, настырность – без этого на поле никак"

682
Вячеслав Шевчук: "Наглость, жесткость, настырность – без этого на поле никак"
Фото - Виктора Перегняка, FootBoom.com

На крупном международном форуме он может дебютировать в 37 лет и при определенных раскладах стать самым возрастным участником подобного турнира в истории сборной Украины.

Защитник «Шахтера» – пример профессионального отношения к делу. Я об этом знал и раньше, но в ходе разговора с Вячеславом убедился еще раз...

– Слава, 20 лет назад ты провел свой первый матч на профессиональном уровне. Думал тогда, что в 37лет можешь стать участником такого турнира, как чемпионат Европы?
– 20 лет? Вот время пролетело... (Улыбается.) С самого детства я привык ставить перед собой максимальные задачи. Сначала просто стать профессиональным футболистом, затем попасть в хорошую команду, добиться с ней определенных успехов, участвовать в серьезных турнирах.

Все идет своим чередом. Когда ты видишь цель и много трудишься, чтобы ее добиться, жертвуешь свободным временем и здоровьем, нет ничего невозможного.

– Одну ступеньку ты все-таки переступил – за команду родного города так и не сыграл. Мечтал в детстве только о «Волыни?»
– Конечно. Я тебе и сейчас назову весь чемпионский состав луцкого «Торпедо». Всех знаю! Мы с ребятами из ДЮСШ подавали этим футболистам мячи. Встречая кого-то из той команды, мне всегда приятно знакомиться и общаться с людьми, которые были для меня кумирами. Впрочем, когда уехал в «Подолье», сильно не расстроился. Все-таки это был солидный уровень для 17-летнего исполнителя.

– Что тебе, по сути, еще школьнику, дали тренировки Виталия Кварцяного?
– Я знаю не много людей, которые настолько отдаются футболу – 24 часа в сутки. Для меня это была своего рода воинская служба, курс молодого бойца.

– Наряды вне очереди часто получал?
– Нет. (Улыбается.) Мы жили вместе в общежитии, и каждое утро Виталий Владимирович брал меня с собой на зарядку, вместе играли в парке в футбол, даже с прохожими. Для меня это было большой честью.

– Тяжело было в таком возрасте дышать полноценной самостоятельной жизнью?
– Зато как это дисциплинирует! Строгий распорядок дня, никаких опозданий, чистота в номере. Мы сами форму себе стирали. Мне это сильно помогло. В общем, такая школа дорогого стоит.

Однажды супруга сказала моей маме: «Спасибо за воспитание такого сына», а она ей в ответ: «Он сам себя воспитал». Мама, конечно, преувеличила, но самодисцплина играет большую роль в жизни каждого человека.

– У тебя было много наставников. Можешь сказать, что с тренерами тебе везло?
– Я всех их сильно уважал и уважаю. Для меня главный тренер —это самый главный начальник. Конечно, у меня свой характер, и что-то мне может не нравиться. Могу высказать свое мнение в отношении каких-то игровых моментов, но не более того. Конфликтов никогда не было, я всегда понимал, что слово наставника —закон.

– Можешь вспомнить самую памятную установку на игру в своей карьере?
– Да их столько уже было, что какую-то одну выделить сложно!

– У кого они были наиболее лаконичными?
– Думаю, у Евгения Кучеревского в «Днепре», хотя разные бывали ситуации. Случалось, назовет тренер состав, два слова скажет, пожелает удачи —и вперед.

– Говорят, у Михаила Фоменко напутствие перед матчем – минут 40, не меньше. Это так?
– Я такое встречал не только в сборной. У каждого тренера свой подход, и это имеет право на жизнь.

– У тебя будут длинные установки?
– Не короткие – точно. Главное, что говорить, и как команда это воспринимает.

– Слава, в «Шахтер» ты приходил дважды. Когда было проще?
—Первый раз было сложнее. Я пришел в команду, которая состояла из опытных исполнителей, а тогда молодым особых шансов не давали. Дорогу себе нужно было пробивать самому. За счет одной молодости в состав никто не включал. Даже наоборот.

– Кто-то сказал, что в больших клубах необходимо вести себя намного наглее, чем в средних командах. Правда?
– Не думаю. В быту это правило точно нигде не работает. В «Шахтере» у нас этому придают большое значение. Мирча Луческу все замечает, видит, как ведут себя футболисты за пределами поля, и делает соответствующие выводы. Уважение – на первом месте.

– Но на тренировке-то точно не надо церемониться!
– Полностью выкладываться – да. Наглость, жесткость, настырность, агрессивность – без этого никак, но злого умысла быть не должно.

– Тяжело серьезно относиться к рядовым тренировкам?
– Мне – нет. Ты ведь можешь сыграть 10 матчей, а потом допустить ошибку в 11-м – и надолго сесть на скамейку. В такой ситуации причины нужно искать только в себе, и главный рецепт – это хорошая работа на тренировках. Будет максимальная отдача, тренер это обязательно увидит. А начнешь на кого-то обижаться, сам себе приговор подпишешь.

– Насколько я понимаю, парень ты терпеливый. Не всегда выходишь в «основе», но никогда не унываешь. Тяжело ждать свой шанс?
– Непросто. Но я знаю, что тренер на меня рассчитывает, и это самое важное. Мне Мистер так и сказал однажды: «Слава, тебя поставишь – и ты ниже определенного уровня не сыграешь, не подведешь. У тебя нет перепадов, когда либо очень хорошо, либо очень плохо. Зато есть стабильность».

После таких слов ты не можешь не выкладываться на тренировках полностью. Важно, как сам готовишься. Если я не играю, всегда устраиваю себе дополнительные занятия. Особенно если впереди поединки за сборную.

– В общем, нам не нужно писать открытое письмо Луческу с просьбой предоставить тебе игровую практику перед выступлениями на Евро-2016?
– Думаю, не стоит. (Улыбается.) После домашнего матча с «ПСЖ» я сел на скамейку, но перед поединками со Словенией Мистер, понимая, что мне нужна практика, дал мне возможность сыграть несколько матчей. Важно, что тренер все понимает и учитывает интересы своих футболистов.

Да и мне уже не 20 лет, я чувствую свой организм, знаю, как себя готовить, как нагружать. В некотором роде я для себя сам тренер по физической подготовке. (Улыбается.) Конечно, игровая практика важна, но ее нехватку иногда можно компенсировать за счет опыта.

– Это правда, что несколько лет назад ты купил себе квартиру в Ялте специально возле стадиона?
– Не совсем. Хотя когда выбираю жилье или место для отдыха, стараюсь, чтобы рядом была возможность совершать пробежки. На протяжении 15-ти последних лет не было такого дня, чтобы я не вышел на кросс. Просто получаю от этого удовольствие.

– До 40 лет поиграешь?
– Загадывать не хочу, но в этом нет ничего нереального. Нужно смотреть на факты. На фитнес-анализ игры, где видно, сколько и как пробежал – общая дистанция, ускорения, рывки и так далее...

Недавно доктор «Шахтера» готовил отчет в УЕФА и поделился с нами статистикой. Говорит, что меньше всего тренировок за последние несколько лет в нашей команде пропустили Дарио Срна и Слава Шевчук. Мне было приятно.

– Неужели ни одного занятия?
– Одно, когда мне палец сломали. Я просто не мог бутсы надеть, а потом взял обувь на полразмера больше – и вышел на поле. Хорошо, что повреждение было на правой ноге.

– Играл с переломом?
– Пришлось. Причем с «МЮ» в Лиге чемпионов. Такие события надолго откладываются в памяти, ведь приходится жертвовать здоровьем. В течение трех недель я принимал сильнодействующие обезболивающие препараты, и в отпуске потом пришлось лечить печень, которую посадил лекарствами.

– Когда долго не выходишь на поле, не возникает желания уйти в другую команду?
– Главное, как я уже говорил, ни на кого не обижаться. Знаю много футболистов, которые так поступали, потом начинали плохо тренироваться – и все. Так ты только себе хуже делаешь.

Прийти и сказать: «Все, ухожу», – тоже не выход. Для меня так точно. Я знаю, что если столько лет нахожусь в «Шахтере», то это признак стабильности. В меня верят тренер и президент, и это нужно ценить.

– Но предложения наверняка были?
– В клубе мне никто не говорил, что приходили какие-то запросы, а вот Мирча Луческу недавно признался, что несколько лет назад мной интересовался Лучано Спаллетти...

На сборе в США мы с Дарио Срной и Эдуардо ужинали вместе с Мистером, и наш капитан затронул тему интереса к украинским футболистам. Мы долго спорили, Луческу слушал, а потом рассказал, как бывший наставник «Зенита» обращался к нему с просьбой отпустить меня.

– Агента у тебя нет?
– Нет – и никогда не было. Мне однажды Ринат Ахметов сказал: «Слава, я буду твоим агентом». Я не против. (Улыбается.) Скажу больше – еще ни разу не забирал в клубе свой личный контракт, потому что доверяю руководителям. Не знаю даже, как выглядит этот документ!

– Слава, ответный матч плей-офф против Словении стал для тебя юбилейным, 50-м, в составе сборной Украины. Рубеж?
– Считаю, что это не много. Вот достижение Анатолия Тимощука – совсем другое дело. Это заслуживает уважения. Он настоящий профессионал, всегда в хорошей форме. Молодежь должна брать с него пример. Тимощук играл в больших клубах, а сейчас хоть и выступает в не самом сильном чемпионате, спуску себе не дает.

– 27 матчей из 50-ти, сыгранных в национальной команде, ты провел под руководством Михаила Фоменко. Можешь сказать, что это твой тренер?
– Безусловно, я с большим уважением отношусь к этому специалисту. Для нас он как отец. Тренер чувствует каждого футболиста, доверяет нам, и мы должны это ценить. Обязаны пожертвовать всем, чтобы добиться результата в июне этого года.

– Со стороны Олега Блохина такого доверия не было?
– Несмотря на это, я к нему тоже отношусь с огромным уважением. Ничего плохого о нем не скажу.

– Перед чемпионатом мира в 2006 году ты сыграл только в одном матче. Были шансы поехать в Германию?
– Разве что минимальные. Возможно, я находился в не очень хорошей форме. Или тренер не видел меня в команде. Все решалось на футбольном поле.

– На Евро-2012 ты попал, но не играл...
– Там была другая история, я знал, что нахожусь в отличных кондициях, но не сложилось.

Была сделана ставка на футболистов «Динамо», в которое потом перешел главный тренер. Это его выбор, он отвечал за результат.

– Как ты считаешь, почему в Украине возник такой дефицит фланговых защитников?
– А я так не считаю. Нет у нас никакого дефицита, есть много хороших ребят. Молодежь, какя уже говорил, заявляет о себе с каждым днем. Все будет отлично! Уверен, что в будущем наша сборная станет еще сильнее.

– Сейчас на игроков твоего амплуа ложится повышенная ответственность, ведь практически все лучшие футболисты своих команд действуют на флангах атаки. Тяжело?
– Не тяжелее, чем раньше. В любое время было по-своему сложно, поэтому не стоит преувеличивать. Дело в том, что 10 лет назад крайние полузащитники являлись крайними полузащитниками, а теперь они стали нападающими. Футбол —простая игра. Если ты, конечно, все правильно делаешь. (Улыбается.)

– В сборной ты действуешь на одной бровке с Евгением Коноплянкой. Приятно с ним играть?
– Конечно, Женя – очень сильный футболист с высоким уровнем индивидуального мастерства. Может, иногда он передерживает мяч, но мы стараемся друг друга дополнять. Коноплянка хорош в атаке, поэтому иногда может позволить себе не до конца отработать в обороне.

– Ты на него не обижаешься, когда делаешь забегание, а он тебе не отдает передачу?
– Нет, что ты! Я понимаю, что за счет моего подключения у Жени есть возможность уйти в середину, и у него это хорошо получается. Все личные интересы не должны мешать достижению коллективных целей. Забежал – уже помог команде.

– Мне кажется, что ты никогда не устаешь. Все дело в режиме?
– Естественно, это залог успеха. Я, например, практически не употребляю спиртных напитков. Максимум – бокал сухого вина. Летом могу выпить бутылку хорошего пива. Крепкий алкоголь – не для меня.

– Легендарный тренер «Шахтера» Виктор Носов когда-то сказал: «Алкоголь не мешает играть, но укорачивает карьеру». Согласен?
На сто процентов. Просто некоторые футболисты начинают это понимать лет в 27, а надо раньше об этом думать. В спорте нужно жертвовать многим.

– Какое питание, такое и катание. Хоккейное правило для тебя тоже актуально?
– Безусловно. Не могу сказать, что это на первом месте, все должно быть в комплексе.

– Неужели никогда не возникает желания насыпать в тарелку чипсов или залить сосиску кетчупом и майонезом?!
– Никогда. Кетчуп и майонез я вообще не употребляю, а хот-дог могу съесть разве что где-нибудь в Германии, Швейцарии или Австрии. Там, где уверен, что дадут нормальную сосиску. (Улыбается.) Да и булочки там вкусные.

– Ты стал таким серьезным, и даже не верится, что когда-то Славу Шевчука считали главным юмористом в любой команде.
– Пошутить я всегда любил, но с годами действительно становишься немного другим. Тем более если хочешь работать тренером. Теперь на многие вещи смотрю совсем иначе.

– Неужели даже футболки перестал собирать?
– Да я их, в общем-то, никогда и не собирал. Бывало, обменивался после матчей. В итоге приличная коллекция получилась.

– Первый экземпляр помнишь?
– Спрашиваешь! Это была майка Олега Лужного. Тогда он выступал в лондонском «Арсенале». Для меня этот защитник всегда был примером, в молодости я на него равнялся.

– С кем бы хотел поменяться футболками на чемпионате Европы?
– Я об этом не думаю. Мы туда не за майками едем – есть дела поважнее...

«КОМАНДА»

Читайте также: Тарас Степаненко восстановится к матчу против сборной Уэльса
Оцените
Поделитесь
Источник: Футбольный клуб

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме