Андрей Русол: "Мы готовы продавать лидеров, но только по адекватным ценам"
^

Андрей Русол: "Мы готовы продавать лидеров, но только по адекватным ценам"

468
Андрей Русол: "Мы готовы продавать лидеров, но только по адекватным ценам"
Фото - Анна Барко, FootBoom.com

Спортивный директор "Днепра" Андрей Русол рассказал о деятельности селекционной службы днепропетровского клуба, поведал, почему стало сложнее привозить новичков из Бразилии и какова роль Хуанде Рамоса в трансферной политике "Днепра", а также о том, как украинским клубам в Европе завышают цены на игроков, что увидел в "Вольфсбурге" Феликса Магата и почему за поддержку надо платить.

"В Испании и Португалии уже не так категорично относятся к украинскому чемпионату"
- Возглавляя скаутскую службу, Вы часто бываете в Бразилии? Ведь наверняка там работает немало людей Днепра...
- Лично мне пока не удалось побывать в этой стране, но мы очень хорошо владеем информацией об этом чемпионате. Сейчас, конечно, данный рынок становится более труднодоступным – игроков из Бразилии все сложнее заманить в Украину. На фоне европейского кризиса при развитии экономики в Бразилии в футбол вкладываются довольно серьезные деньги.
- Какой период времени Вы возглавляете скаутскую службу?
- Около года. Но за это время постоянно собиралась информация о том, как все должно правильно работать. И стоит сказать, что система функционирует надлежащим образом только с июня или июля этого года. Первые полгода ушло на то, чтобы собрать все нужные сведения, организовать и утвердить у президента.
- Вы обновили кадровый состав скаутской службы?
- Это очень сложный и динамический процесс. Нельзя просто выйти на улицу и собрать десять человек, сказав им "Теперь вы будете скаутами, и должны делать то и то". Прежде всего, большую роль играют критерии отбора людей, есть и пожелания президента, чтобы это были личности с днепропетровским футбольным прошлым. Чтобы они по окончании карьеры могли работать в отделе скаутинга, параллельно обучаться, если кто-то видит себя будущим тренером. Мы даем им такую возможность. Потом человек проходит определенный период, и лишь затем он выбирает свое будущее.
- Кто сейчас трудится в этой службе?
- Сегодня там задействовано пять человек. Вернее, было пять человек, потому что один из скаутов принял команду U-19 — Александр Поклонский.
- А кто составляет остальную четверку? Можете назвать фамилии?
- Русол, Тищенко (Вадим Тищенко, экс-полузащитник и экс-тренер Днепра, сегодня на официальном сайте клуба значится как спортивный директор — прим. М.С., А.В.), Бицюра (Виктор Бицюра, ныне ассистент спортивного директора академии Днепра — прим. М.С., А.В.) и Геращенко (Владимир Геращенко, экс-защитник Днепра. — прим. М.С., А.В.).
- Вспоминая Ваши слова "много бразильцев — уже карнавал", можно сказать, что у Днепра есть какой-то лимит на бразильских игроков?
- Здесь нет какой-то формулы. Данная величина зависит от ситуации в клубе и в коллективе. Но всегда надо держать руку на пульсе событий. Нужно понимать, принесет ли пользу приход нового игрока? Или это только навредит. Мы очень скрупулезно относимся к этому делу, стараемся находить много информации о личной жизни футболиста, думаем, как он вольется в коллектив. Потому что все, что строилось на протяжении нескольких лет, сломать можно довольно быстро. А мы очень ценим тот коллектив, который сейчас существует в команде. Это наше сильное оружие. И решение по новой кандидатуре мы взвешиваем не один раз.
- Если человек демонстрирует игру высочайшего уровня, но при этом не слазит с обложек изданий желтой прессы, как Вы поступите?
- Каждый случай индивидуален, но на сегодняшний день, скорее всего, мы бы не взяли такого исполнителя. Ведь мы очень дорожим нашей атмосферой в команде, и такой футболист может разрушить коллектив из 20-ти человек.
- Какие основные континенты и страны, куда направляет свой взор скаутская служба Днепра?
- Это Латинская Америка и близкие нам по духу славянские страны. Раньше нам было очень сложно привезти футболиста из Испании, но так как экономический кризис в Европе усугубляется, футболисты из тех краев не так категорично смотрят на украинский чемпионат. В жизни происходит немало перемен, которые меняют ситуацию. Если бразильский рынок стал очень сложным для работы, то с испанскими и португальскими клубами стало общаться гораздо легче.
"Сегодня в пожеланиях Рамоса на ближайшее трансферное окно приобретения украинцев отсутствуют"
- Хуанде Рамос сказал, что он не имеет никакого влияния на трансферную деятельность клуба. Это правда?
- Нет, ситуация обстоит не так категорично. Мы должны принимать определенное правило — если тренер не хочет видеть футболиста в команде, мы не можем ему навязать игрока.
- Но он принимает какое-то участие в поиске игроков, или скауты просто преподносят ему на выбор готовые досье футболистов?
- Мы просим у Мистера определить проблемные позиции в клубе и предоставить характеристики, которыми должны обладать новички, приглашенные на эти позиции. Он дает нам список необходимых качеств, которыми должен обладать футболист. Однако помимо этого он может называть свои кандидатуры. Мы их просматриваем, готовим отчет, даем на рассмотрение президенту, и он все решает.
- Как выглядит список характеристик футболиста? Это масса информации, сверху до низу заполняющая четыре листа формата А4, или всего пять строк?
- Это пять-шесть характеристик, которыми должен обладать потенциальный новичок.
- То есть, это позиция, возраст, скоростные данные и т.п.?
- Да. Что касается возраста, то тренер может сказать "я хочу сюда более опытного, готового футболиста" или просто дает более общие характеристики, а потом уже отбирает из предоставленных кандидатур.
- Политыло, Влад и Бойко — как "рождались" эти переходы?
- Все кандидатуры были согласованы с Рамосом и утверждены.
- Но не предложены им?
- Некоторые были и предложены. А некоторые стали плодом обоюдной работы по выбору игроков. Мы прислушались к мнению Мистера, и нашли нужных людей.
- При условии, что Днепр никто не покинет ближайшей зимой, Рамосом уже озвучены конкретные данные по новичкам или их фамилии?
- Да. Но детальнее рассказать не могу.
- Можете назвать хотя бы их количество?
- На сегодняшний день наша команда количественно укомплектована очень хорошо. В Днепре очень большая конкуренция за то, чтобы попасть в заявку на матч. Не в стартовый состав, а в заявку! Поэтому мое и Мистера мнения совпадают и гласят, что если нам нужно усиление, то, прежде всего качественное, а не количественное. И если мы будем усиливать определенные позиции, то нам надо брать новичков гораздо сильнее людей, уже выступающих в Днепре.
- Среди желаемых Рамосом кандидатур есть украинцы?
- Нет. Но это на сегодняшний день. До открытия трансферного окна нам предстоит пройти очень длинный путь, и у нас только недавно состоялась беседа с Мистером, где он высказал свои пожелания. И сейчас мы начинаем конкретно работать над поиском кандидатов на определенные позиции.
"У Днепра нет четко обозначенного трансферного бюджета"
- Скажите, сейчас у скаутинговой службы Днепра "на карандаше" есть люди, которым до зимы будет сделано конкретное предложение?
- Конечно, такие списки существуют, и уже сейчас ведется работа по приглашению этих футболистов. И сделаем маленькое прояснение: любого футболиста можно купить — это лишь вопрос цены и предложенных человеку условий. Когда я говорил о том, что в Бразилии стало сложнее покупать футболистов, теоретически можно привезти любого игрока. Но мы же хотим приобретать его за адекватную, рыночную цену. Или можно переплатить несколько миллионов и сделать ему зарплату намного больше, чем он заслуживает. По сути, футболиста можно купить везде. Но сейчас наша стратегия и тактика такова: мы не будем переплачивать за новичков и попытаемся достичь баланса между затраченными деньгами и результатом.
- А как клуб формирует цену, когда собирается делать предложение?
- Это все обсуждается с президентом, и он принимает окончательное решение. Мы готовим ему отчеты и рапорты, где есть полное описание футболиста, объяснение, как мы и Мистер видим этого игрока в коллективе, и что он может дать Днепру. Плюс учитываются все экономические факторы. И тогда президент принимает решение — покупать или не покупать данного исполнителя.
- Прошлым летом Коломойским была озвучена какая-то конкретная сумма, больше которой нельзя было тратить на трансферы?
- Наша система не работает таким образом, у нас нет определенного бюджета на летнее или зимнее трансферные окна. Сначала мы смотрим на позиции, которые нам надо усилить. Потом обсуждаем кандидатов. А дальше уже президент принимает решение покупать или нет.
- Были случаи, когда Коломойскому была предложена кандидатура, а он сказал: "Извините, это дорого"?
- Конечно, он может решить "дорого" или "не дорого". Но мы не просто приносим ему фамилию, а стараемся объяснить, почему нам нужен именно этот игрок, как мы его видим и почему именно он сделает команду сильнее.
- За каким количеством игроков скауты наблюдают постоянно, выделяя из общей массы?
- Составление списков — это очень длительный процесс. Постоянно смотрятся матчи, составляются отчеты, есть база данных, куда эти отчеты складываются. И после того, как Мистером озвучивается желание усилить конкретную позицию, у нас уже есть определенное количество исполнителей. Дальше мы сопоставляем характеристики игроков с заданными тренером параметрами. И потом уже начинаем более детально следить за этими футболистами, контактировать с ними, с их агентами. Это не так просто: тренер сказал проблемную позицию, и ты побежал смотреть матчи или залез в Интернет.
"Во время моей карьеры игрока отношения между футболистом и агентом были совсем другие"
- Футбольные агенты — друзья менеджеров ФК?
- Это исключено. Ведь рано или поздно ты садишься за стол переговоров, и если агент — твой друг, сразу же возникает конфликт интересов. Поэтому партнер — да, но друг — нет.
- То есть, Днепр вообще не пользуется услугами футбольных агентов?
- На сегодняшний день влияние футбольного агента на мнение футболиста велико, и этот процесс только набирает обороты. Сегодня футболист сам крайне редко решает свою судьбу и принимает сложные решения.
- А почему так происходит? Ведь, кажется, если в голове человека есть серое вещество под названием "мозг", то можно и самому все решить. Или это просто модно — иметь своего агента?
- Контракты становятся сложнее, отношение между клубом и игроком становятся сложнее, информации очень много. Проще иметь надежного человека, который будет заниматься этим всем. Футболист в первую очередь должен думать о том, как играть в футбол. И постоянные звонки от потенциальных покупателей его могут отвлекать.
- А у Вас был агент?
- Да. Шандор Варга.
- О, с таким агентом, наверное, никогда не возникало проблем?
- Тогда, в моем случае, отношения между агентом и футболистом были другие. У нас не было никакого контракта. Между нами имелся договор и рукопожатие. Его комиссионные равнялись той сумме, которую я считал нужным заплатить. Тогда отношения были немного иные, нежели сейчас: полное доверие, и никаких бумаг.
- А работа агента могла быть Вам интересна?
- Нет.
"Мы готовы продавать лидеров, но только по адекватным ценам"
- Несмотря на то, что у наших ФК есть привычка с большим трудом расставаться со своими футболистами, главный источник заработка украинских клубов — трансферы. У Днепра имеется какая-то стратегическая линия в этом вопросе? Клуб готов воспитывать и продавать своих игроков, или больше волнует спортивная составляющая и сохранение своих лидеров?
- Хочется достигнуть баланса, когда можно добывать результат, но при этом затрачивать меньше денег. Надо создавать определенную бизнес-модель, когда ты достигаешь равновесия между затратами и результатом. Что касается лидеров, то мы тяжело с ними расстаемся и не хотим их терять. Но, думаю, мы готовы их продавать по адекватным ценам.
- Но в данный момент можем констатировать тот факт, что Днепр продает редко и не за большие деньги...
- Да, но мы учимся.
- Учитесь полноценно зарабатывать на трансферах?
- Это звучит несколько громко, но, повторюсь, — мы готовы отпускать любого нашего лидера за приемлемую сумму.
- Проблема выгодной продажи футболистов состоит в том, что Днепр пока не умеет правильно преподнести товар?
- Может, в некоторой степени восприятие сегодняшнего Днепра потенциальными покупателями немного занижено. И если клуб, который желает у нас кого-то купить, обращается к нам с запросом на какого-то игрока, и его цена шокирует или не устраивает, то в какой-то степени из-за неправильного восприятия нашего клуба. Однако у нас не стоит задача "только продавать". Нужно добиваться спортивных высот и работать на трансферном рынке. Да и любой клуб в Украине не может всегда удерживать у себя футболиста. Практика Шахтера это хорошо иллюстрирует. В Донецке созданы идеальные условия для игры и для жизни любого человека. Но на сегодняшний день наш чемпионат не способен удержать топ-исполнителя. Ни с помощью денег, ни с помощью условий. Потому что когда приходят предложения от Челси или Манчестер Сити, ты ничем не остановишь человека. Это лишь вопрос времени: можно как-то оттянуть, подождать, пообещать, что ты его обязательно продашь позже.
- При покупке игрока чувствуете отношение к Днепру, как к своеобразному "денежному мешку"? Ведь в Европе уже привыкли, что в Украине и России тратят большие средства на покупки и умеют в разы умножать зарплату игроку...
- Есть такое, и мы это чувствуем. И сейчас нам все сложнее и сложнее работать на трансферном рынке, потому что когда покупатель слышит слова "Украина" и "Днепр", сразу же называются неадекватные цифры.
- Можете привести примеры?
- Фамилии называть не буду, но даже сейчас мы общаемся с потенциальными новичками и клубами, которые могут продавать, и когда они слышат про Днепр и Украину, значит, сразу же устанавливается определенная цена. На вопрос "Это много?" и ответ "Да, много" тут же следует "Ничего, вы можете платить, вы богатые".
- Прямо так и говорят?
- Да.
- И даже не помогают такие вещи как уровень клуба, результаты, имидж того же тренера? Ведь Хуанде Рамос — авторитетный европейский специалист, двухразовый обладатель Кубка УЕФА...
- Здесь видим две стороны одной монеты. С одной стороны футболисты отвечают "Да, мы знаем тренера, он очень известный, значит, у вас строится большой проект, и мы готовы ехать". Практически каждый готов ехать, но сразу же называются космические цифры.
- По зарплате?
- И по трансферу, и по зарплате.
"В институте спортивного менеджмента Йохана Кройфа учился вместе с Райцигером"
- Обучение в институте спортивного менеджмента Йохана Кройфа сильно помогает вам в нынешней деятельности?
- Зимой я закончил этот курс. И я очень рад, что поступил туда и прошел такой путь, получив очень много полезной информации и связей.
- Кто-то еще из известных футболистов был вашим "одноклассником"?
- В одной группе со мной учился также Михаэль Райцигер, с которым мы познакомились, и теперь иногда переписываемся.
- На что учеба открыла вам глаза?
- Одно из основных правил — нельзя перенести существующую модель какой-то структуры на, допустим, тот же Днепр. Существует много местной специфики. Ты должен обладать какими-то определенными знаниями, которые помогут решать все вопросы здесь, в Украине. И на самом деле не так все просто: пришел, выучил, сделал. Везде есть своя специфика работы. Да, учеба в институте Кройфа дала массу общих знаний. К сожалению, не все возможно воплотить у нас, но я думаю, что в будущем наш чемпионат в целом и наши клубы в частности познают какие-то моменты.
- Кем вы себя чувствуете на сегодняшний день — футбольным менеджером или человеком, который в будущем наверняка попадет на тренерскую скамью?
- Я не стремлюсь тренировать. Вообще.
- На стажировку в один из ФК Англии попасть так и не удалось, как вы этого хотели раньше?
- Физически нет, но в том же институте Кройфа мы детально изучали работу Манчестер Юнайтед и Тоттенхема. И я не думаю, что моя физическая поездка в Великобританию даст мне много новой информации. Мы очень подробно изучали все основные принципы работы этих клубов.
- В каких клубах Вы проходили стажировку, как футбольный менеджер?
- Барселона, Севилья, Вольфсбург. Ну а потом поступил в институт Йохана Кройфа, где мы уже детально изучали огромные объемы информации. И я не думаю, что в моей жизни случится огромный прорыв, если я посещу еще какой-то клуб. Данных собрано предостаточно, они проанализированы, выбрана модель, которая может работать в Украине.
- В Вольфсбурге, наверное, всем заправляет Магат и только Магат?
- Да. Система управления футбольных клубов Германии очень строга и ясна. Есть люди, которые отвечают за отдельные структуры в клубе при единой основной стратегии. Магат же в себе объединял большую часть власти в клубе. И когда он подписывал контракт, это все оговаривал и ставил условие: "Либо я и тренер, и спортивный директор, либо никак". И хозяин клуба или принимал это условие, или отказывал.
- Сегодня принято разделять тренеров на тренеров-менеджеров и чисто рулевых футбольной командой. Исходя из интервью Хуанде Рамоса, он специалист второго типа. Согласны с этим мнением?
- Да, на сегодняшний день он больше сконцентрирован на тренировочном процессе. И я думаю, что система управления, когда наставник ФК объединяет в себе сразу несколько функций, со временем останется в прошлом. На сегодняшний день в футболе можно найти единицы тренеров, которые совмещают несколько должностей. В основном мы говорим о звании спортивного директора и тренера клуба. Да, есть наглядный пример Жозе Моуриньо. И здесь есть свои плюсы и свои минусы. Но, как показывает практика и статистика, любому тренеру, пришедшему на место Моуриньо, работать очень и очень тяжело. Ведь такая модель управления может дать результат лишь на короткой дистанции. Наставник подбирает под себя футболистов, на это тратятся большие деньги, а если нет результата, то в таком клубе как мадридский Реал, тренера убирают. И потом приходит новый специалист и говорит: "Все, что было до меня, мне не нравится. Я хочу строить заново".
- Во время своей работы вы соприкасаетесь с деятельностью маркетингового отдела Днепра и работой над тем, чтобы клуб зарабатывал в связи с введением финансового фейр-плей УЕФА?
- Лично у меня нет таких задач, и этим вопросом у нас занимается служба маркетинга. Поверьте, невозможно охватить необъятное. ФК Днепр — очень большой организм, и нужно уметь разделять поставленные задачи между разными людьми.
- Как считаете, в чем главная слабость украинского футбольного менеджмента? Что мешает клубам, у которых есть деньги, лучше развиваться?
- Думаю, что сейчас те клубы, которые действительно обладают хорошими финансовыми возможностями, развиваются очень быстро в нормальном направлении. Всему свое время. Было бы удивительно, если бы мы шагали с европейскими топ-клубами нога в ногу. Мы всегда будем немного позади. Вопрос лишь в том, насколько. Конечно, всегда хочется быть на высоком уровне, и я надеюсь, мы обязательно выйдем на него.
- А если взять украинский футбол в целом? Имеется ввиду организация турниров и организация проведения матчей, когда возникают легко предвиденные трудности, инциденты, попадающие в КДК ФФУ и т.п. Это уже не говоря о второй и первой лиге, когда ее лидер — алчевская Сталь, заняв первое место, отказывается выходить в ПЛ. А за ней и следующие команды... Для той же Англии это нонсенс!
- Думаю, это вопрос страны, в которой мы живем. Стоит отметить проблему инвестиций в футбол. Пока у нас не хватает таких людей, которые могли бы инвестировать в футбол свои деньги. К сожалению, сегодня это убыточное занятие. Не стоит забывать и об экономическом кризисе, когда мало кто готов отдавать свои деньги просто так. Ведь футбол — достаточно дорогая игрушка.
Клуб, который хорошо финансируется — тот же Днепр — благополучен, играет на новом стадионе, имеет хорошую команду, достаточно конкурентоспособен в Европе. Но большая часть коллективов даже из Премьер-лиги, можно сказать, не защищены финансово.
- Но в данных условиях реально выйти на самоокупаемость?
- Это, наверное, зависит от уровня жизни во всей стране. Потому что у нас на сегодняшний день не существует необходимых рынков — телевизионного и маркетингового. Так что выйти на самоокупаемость очень сложно. Посмотрим, как будет в будущем.
- Получается, сколько бы у клуба не было денег, выйти на самоокупаемость украинскому ФК нереально?
- Это очень сложно.
"Я не вижу ничего опасного в тех действиях и акциях, которые инициируют наши ультрас"
- Будучи одним из первых лиц Днепра, поддерживаете отношения с фанатами? Часто с ними общаетесь или ходите на фанатскую трибуну?
- Для того чтобы уважать, любить и хорошо относиться к болельщикам, не обязательно быть на фан-сеторе либо каждый раз говорить об этом в интервью. Я считаю, что самое главное в жизни — это поступки. Все знают, как я отношусь к Днепру и к его фанатам.
- Тем не менее мы часто видим, как болельщики Днепра сами создают клубу проблемы, что выливается в очень приличные штрафы от КДК ФФУ... Это же миллионы гривен — немаленькие деньги и удар по финансовому состоянию и имиджу клуба! Какой выход из этой ситуации, если он есть вообще? Ведь тенденция гласит, что они как нарушали правила, так и будут нарушать, а КДК как выписывал чеки Днепру, так и будет выписывать...
- А как называлась ваша статья, опубликованная перед матчем с Металлистом?
- "За поддержку надо платить".
- Конечно, не хочется воспринимать это буквально... Я отношусь к этому так: поддержка не должна переходить грань. Особенно это не должны чувствовать люди, которые не находятся в фан-секторе, а смотрят матч на соседних трибунах. Пока эта грань не переступается (а сейчас она не переступается), а ультрас Днепра привносят что-то особенное на стадион, то на наших фанов могут жаловаться только болельщики команд противника. Пока такая аура царит на стадионе, все хорошо. И я не вижу ничего опасного в тех действиях и акциях, которые инициируют наши ультрас. Фаера... Честно говоря, я не знаю, как с этим бороться. Но опять же, в файерах и тех же речевках против Металлиста я не вижу чего-то опасного. Здесь нет такого большого криминала.
Но это все — плохая сторона медали. А хорошая — это то, что фан-сектор — постоянно пульсирующее сердце стадиона! Мы видим и разные шоу, и постоянную поддержку. Я, как бывший футболист, знаю, настолько это важно для игроков. Когда ты постоянно чувствуешь поддержку своих болельщиков, это заряжает энергией и придает сил в тот момент, когда они уже на исходе и вот-вот ты можешь упасть. Но зрители никогда не дадут тебе сдастся. В общем, у нас с болельщиками Днепра одна семья, от фанов не исходит никакой угрозы остальным зрителям, поэтому я не вижу в этом вопросе никаких проблем.
- Тем не менее, чиновники из КДК считают по-другому...
- Да, есть регламент и правила. Они нарушаются, но нарушаются не критически.
- Можно добиться какого-то баланса, чтобы и поддержка на стадионе была классная, и Днепр не платил исправно штрафы?
- Не знаю, как найти такой путь. Но не думаю, что на этом надо заострять внимание. И смотря на события в последнем матче с Металлистом, а также вспоминая предыдущее дерби (по крайней мере, первый тайм), все прошло в довольно спокойной обстановке, болельщики просто зажгли фаера, и никакой особой агрессии не ощущалось. А речевки... Думаю, если брать в общем, то ситуация улучшается. Ведь были матчи, когда обстановка была более накаленная и очень неприятной для остальных зрителей.
- Клуб проводит регулярные встречи с болельщиками?
- Мы очень близки с ними, постоянно находимся в контакте, и если они хотят с нами пообщаться — нет проблем. Мы периодически организовываем эти встречи. И с лидерами движения ультрас у нас очень хорошие отношения.
"Мне даже сложно комментировать ситуацию с ФАРЕ и обвинения ФИФА..."
- В контексте зрительской поддержки ваше мнение касательно претензий к нам со стороны ФАРЕ и ФИФА по мотивам львовского матча?
- Смотря игру по ТВ, вообще не ощущалось какого-то трибунала, и думаю, было бы большой несправедливостью провести такой важный поединок (беседовали мы с Андреем Анатольевичем перед матчем "сине-желтых" с Польшей. — прим. М.С.) при пустых трибунах. Я не считаю украинских болельщиков самыми недисциплинированными, и даже когда я был игроком, то не видел ничего такого на трибунах. Сейчас обстановка абсолютно нормальная. Мне даже сложно комментировать ситуацию с ФАРЕ и обвинения ФИФА...
- А вам когда-то приходилось играть при пустых трибунах?
- Не припомню такого.
- Положа руку на сердце, могли представить, что после тех неудачных матчей с Молдовой и Черногорией сборная может реально претендовать даже на первое место?
- Ключевым моментом стало то, что в первых же матчах под руководством Михаила Фоменко тренерский штаб сумел вселить в футболистов уверенность и мысль о том, что всегда надо сражаться до самого конца. Если есть шанс, надо всегда попытаться его использовать. И шаг за шагом нашей команде удалось изменить ситуацию. Не хочется радоваться чему-то преждевременно, надо продолжать в том же духе. А уже по достижению результата — попадания на ЧМ-2014, можно будет радоваться, благодарить, делать какие-то выводы.
- Когда назначили Фоменко, не было опасений, что тренер долго не работал, никогда не трудился в сборных...
- При принятии таких решений есть не то, чтобы сомнения, а мысль "получится или нет?" Но насчет Фоменко я могу сказать, что это достаточно опытный специалист с огромным опытом работы, пускай и не на таком уровне. Но раз он решился на такой шаг, значит, у него была уверенность в успехе. И такой шаг заслуживает только уважения.
- Если сборная попадет на чемпионат мира, поедете в Бразилию?
- Надеюсь, что да. Но давайте не будем загадывать, я не люблю когда есть много "если".
Оцените
Поделитесь

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме