Алексей Антонов: "Хуанде Рамос за футболистов до конца не пойдет"
^

Алексей Антонов: "Хуанде Рамос за футболистов до конца не пойдет"

981
Алексей Антонов: "Хуанде Рамос за футболистов до конца не пойдет"
Фото - chernomorets.odessa.ua

В Одессе его гол увидели уже при первом знакомстве – свой трансфер Алексей Антонов начал отрабатывать с дебютного матча. «Черноморец» стал для него седьмым клубом в карьере, но единственной и неповторимой командой навсегда останется одна...

– Алексей, оказаться в «Черноморце» после «Кривбасса» – все равно, что слетать на Луну. Правильно?

– Инфраструктуру клубов действительно сравнивать тяжело, но сама команда в Кривом Роге тоже была отличная. Не хочется лишний раз говорить о причинах, вынудивших «Кривбасс» существовать, по сути, в спартанских условиях, но в Одессе в любом случае все на самом высоком уровне – стадион, база и другие неотъемлемые атрибуты футбольной организации.

– Как тебя приняли в коллективе?

– Никаких проблем нет. Времени на адаптацию особо не понадобилось.

В Одессе много легионеров. Встречал раньше такое количество иностранцев?

– Никогда их не пересчитывал, но мне кажется, что в «Днепре» ребят, приехавших из-за границы, не меньше. Да и в «Кубани» легионеров хватало. Впрочем, в «Черноморце» никакого дискомфорта в связи с этим не ощущается. Коллектив – хороший, а ребята – приветливые и коммуникабельные.

– Приходилось когда-то отдыхать на здешних пляжах?

– Нет. Бывал тут только на матчах чемпионата. Сейчас появилась возможность восполнить этот пробел. Правда, времени для этого пока нет: начинается сложный соревновательный график – по две игры в неделю.

– Успел прочувствовать на себе весь спектр одесского колорита?

– Нет, знакомство с городом только в процессе.

– На Привозе уже побывал?

– Нет. На седьмом километре – тоже (улыбается). Начну с других достопримечательностей.

– В четверг «Черноморец» стартует в Лиге Европы. Для города это событие, или пока соперник немножко не тот?

– Настоящий футбольный ажиотаж в полной мере удалось ощутить еще на поединке за Суперкубок. Я знал, конечно, что в Одессе прекрасный стадион и преданные болельщики, но атмосфера на трибунах и поддержка фанатов, признаться, превзошли все мои ожидания. Думаю, на «Дачию» тоже соберется много народу.

– Давно не играл в еврокубках?

– Да уж, давненько. У меня, правда, не так уж и много матчей на таком уровне – по одному в «Днепре» и «Металлисте».

– Можешь с ходу назвать, каким по счету клубом стал для тебя «Черноморец»?

– Нет, нужно считать (улыбается).

Как относишься к футболистам, которые могут провести всю карьеру в одном клубе?

– С большим уважением. Если это хорошая команда, и если она из родного города, то это большой плюс.

– Для тебя такая – «Днепр»?

– Безусловно. Я этого никогда не скрывал. Но сейчас все мои мысли связаны с «Черноморцем».

– Ты уже смирился с тем, что пока в Днепропетровске работает испанский десант, у тебя там играть не получится?

– Мой последний переход и есть ответ на твой вопрос.

– Знаешь, когда у Хуанде Рамоса заканчивается контракт?

– Летом 2014-го.

Два года назад ты, наверное, и представить себе не мог, что попадешь в такую ситуацию. Правда?

– Дебют в «Днепре» у меня, конечно, получился просто фантастический. В двух первых поединках забил по два мяча – лучшее начало и придумать сложно. Но прошла пара туров, и меня перестали выпускать на поле, а через некоторое время – и вовсе включать в заявку на игру.

– И как тебе это объяснили?

– В том-то и дело, что никак! Говорили, что все хорошо, что я здорово тренируюсь, что мной довольны...

– Может, нужно было терпеть и ждать своего шанса?

– Я не из тех футболистов, которые будут просто получать зарплату, находясь на контракте пускай даже в самом большом клубе. Мне важно играть, у меня много амбиций, поэтому и попросил отпустить меня в аренду.

Получается, что тебя в «Днепр» приглашало руководство клуба, а не наставник?

– Мне кажется, что перед тем как делать предложение игроку, это согласовывают с главным тренером.

– Ты часто разговаривал с Рамосом?

– Несколько раз. Слышал слова, которые потом расходились с делом, поэтому больше не инициировал никаких бесед.

– Раньше с иностранными специалистами пересекался?

– В Краснодаре работал чех Йозеф Хованец, но ему, наверное, было проще с нами, а нам – с ним. Славянская душа.

– Может, мы неправильно рассуждаем, и в западных клубах нет такого, чтобы наставники регулярно проводили индивидуальные беседы, вызывали к себе игроков...

– Понимаешь, мы все – взрослые люди, мужики. Нам не нужно вытирать сопли, но если тренер что-то подсказывает, находит слова поддержки или, напротив, заставляет задуматься, это нормально. Есть такие вещи, которые обсуждаются только один на один. И потом за такого человека можно горы свернуть!

В общем, за Рамоса горы ты уже не свернешь. А он пойдет за ребят в огонь и в воду?

– Думаю, нет. Рубаху он на себе не порвет и за футболистов до конца не пойдет. Но это только мое мнение. Многие ведь подумают, что я просто обижен или что-то еще, поэтому давай закроем эту тему.

– С другими наставниками у тебя были какие-то недоразумения?

– Разве что только с Валерием Яремченко в «Ильичевце». Да и то – это тяжело было назвать недоразумением. Я долго молчал, ничего не говорил, читал всякие гадости в свой адрес. Меня даже крысой называли – мол, с корабля сбежал.

На самом деле все было очень просто. Зимой, когда донецкий десант высадился в Мариуполе, оставалось полгода до окончания моего контракта, и я, как и любой нормальный игрок, поднял вопрос о нашем дальнейшем сотрудничестве. Мне ответили – за три тура до финиша все решим.

Я спокойно играл, весной забил, кажется, четыре мяча. Ног не берег, переживал, чтобы команда не вылетела. Остается три тура, потом два, а мне ничего не говорят. И тут, перед последней игрой чемпионата, – звонок из «Днепра». Из клуба топ-четверки, из моего родного города. Что я должен был делать? Просить у «Ильичевца» новый контракт?

Какому тренеру ты можешь позвонить в любой момент и попросить у него совета?

– Илье Близнюку. Можно сказать, что именно он реанимировал во мне нападающего. В прошлом этот специалист был выдающимся кипером, и с высоты своего вратарского опыта он всегда давал такие советы, которые потом помогали забивать. Впрочем, я благодарен многим наставникам – и прежде всего Евгению Кучеревскому, который первым увидел во мне профессионального игрока. Никогда не забуду уроки своего детского тренера – Геннадия Чашина.

– А я слышал, что твоим первым наставником был отец.

– Не совсем. Папа меня воспитывал, пока я не попал в футбольную секцию в родном Павлограде.

– В каком возрасте ты переехал в Днепропетровск?

– В 13 лет.

– Родители не возражали?

– Нет. Папа ведь сам в футбол играл – на уровне второй лиги.

Чем он сейчас занимается?

– В настоящий момент он не работает. А мама всю жизнь была парикмахером.

– Так это она тебе прически делает?

– Нет (улыбается). Постричь под ноль можно и соседа попросить.

Когда-то вы так с Денисом Кулаковым и сделали?

– Совершенно верно. На сборах в Австрии. Меня Лаштувка и Мазух достали – меняй, мол, прическу. Кулак поддержал. Решили, что если вдвоем, то жены не так сильно будут ругать (улыбается). Впрочем, сейчас опять отпускаю волосы. Надоело ходить лысым. Хотя нужно попробовать все.

– Жизнь тебя побросала?

– Можно сказать и так. Когда в 10-м классе меня, 15-летнего пацана, впервые заметил Евгений Кучеревский, я был на седьмом небе от счастья. Получил приглашение в «Днепр-4», выступавший на первенство области. А потом и заметить не успел, как поехал на сборы с первой командой.

– Какой у тебя был первый футбольный оклад?

– 150 долларов. По тем временам для моего возраста отличные деньги. Бутсы можно было купить и еще что-то оставить. Сейчас не купишь.

– Мемориал Гранаткина 2004года круто изменил твою судьбу?

– Да уж, тот турнир мне удался. Кажется, я забил шесть голов в четырех матчах. Евгений Кучеревский позвонил в Москву нашему тренеру Юрию Калитвинцеву и попросил отпустить нас с Костей Кравченко. В последнем поединке мы так и не сыграли, купили билеты на поезд и сразу после прибытия в Днепропетровск отправились на сборы с первой командой.

– Потом тебя сбили с толку агенты?

– Нет, агента у меня не было, но в том возрасте, сам понимаешь, самостоятельно принимать решения непросто. А кому доверять, если не своим родителям? Вот я и послушал отца.

Жалеешь?

– Нет. Не в моих это правилах. В Краснодаре я прошел отличную школу выживания. Может, играл не так часто, как хотелось бы. Травмы мешали, а порой и лимит на легионеров.

– Что за время пребывания в России запомнилось больше всего?

– События из личной жизни. Будучи в Краснодаре, я сделал предложение своей жене. А если говорить о футбольных моментах, то жизнь научила смотреть вперед и не опускать руки. У настоящего мужчины безвыходных ситуаций не бывает. Кто не падал, тот не поднимался.

– Возвращение в Украину получилось не из легких, не так ли?

– Возможно. Пришлось и по просмотрам поездить. Спасибо Мирону Маркевичу, что поверил в меня, и я оказался причастен к первой бронзе «Металлиста» в чемпионате, был свидетелем начала восхождения клуба.

– Кто из футболистов, с которыми тебе доводилось пересекаться в разных командах, произвел самое сильное впечатление?

– Саша Рыкун. Феномен, каких, наверное, еще долго не будет. Ты даже представить не можешь, насколько приятно с ним было играть! Не успел сделать какое-то движение – а мяч уже там, только беги. Все вовремя, а порой на несколько шагов вперед. Очень сильный игрок.

– С кем еще было комфортно?

– Со многими, но, пожалуй, выделю еще Костю Кравченко. Мы с ним вместе в Днепропетровске еще в 15 лет начинали.

– Загубил он свою карьеру?

– Я так не считаю. Он поиграл в хороших командах, да и сейчас на слуху. Вот посмотришь, восстановится после травмы – и ты еще не один его дальний выстрел отметишь. Стоило Косте взяться за голову, пройти сборы у Николая Павлова – и как он начал прошлый чемпионат! Нельзя опускать руки, а доказывать что-то нужно не каким-то людям, а самому себе.

– Алексей, на поле тебя часто можно увидеть в гневе. А в жизни?

– Нет. Характер, может, и непростой, но я быстро отхожу.

– От игры тоже?

– В общем-то, да. Самоанализ необходим. Сразу после матча прокручиваю все моменты, думаю, правильно ли я поступил в том или ином эпизоде. Получаса достаточно, чтобы все проанализировать, а потом переключаюсь. Нужно смотреть в будущее. В общем, пока на машине домой доедешь, уже остываешь.

– Музыка тебя успокаивает?

– Бывает. Предпочитаю слушать рэп.

– Диска Юрия Антонова в автомобиле нет?

– Нет (улыбается). Классику я не слушаю.

– А знаешь, какой шлягер однофамильца звучит на «Днепр-Арене», когда хозяева забивают?

– Не знаю. Какой?

– «Мечта сбывается».

– Никогда не обращал на это внимания. Может, потому, что все свои немногочисленные голы за «Днепр» забил в гостях.

– Но ты еще веришь в свою мечту?

– Верю. Тем более что такая песня от такого исполнителя... Впрочем, сейчас все мои мысли связаны только с «Черноморцем». Хочу, чтобы в этой команде у меня все получилось. Хочу забивать, приносить пользу. Хочу играть в Лиге Европы. А потом видно будет - может, болельщики «Днепра» еще увидят мои голы.

– Тогда мы тебе от редакции диск и подарим.

– Заметано! Но пока, повторюсь, мне по душе одесские мотивы.

Оцените
Поделитесь
gorilla

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме