Владимир Аржанов: "Сказал Вернидубу: "Спасибо, но я уже выбрал "Черноморец"

Владимир Аржанов: "Сказал Вернидубу: "Спасибо, но я уже выбрал "Черноморец"

86
Владимир Аржанов: "Сказал Вернидубу: "Спасибо, но я уже выбрал "Черноморец"
Фото - shakhtar.com
Полузащитник Черноморца Владимир Аржанов рассказал обо всех этапах своей карьеры.
С предложениями проблем не было, но все факторы говорили в пользу Черноморца
- Владимир, назовите, пожалуйста, время и место, когда вы получили предложение перейти в Черноморец, когда возник первый разговор на эту тему?
- Точно не припомню. Но дело было осенью, как только возникли проблемы у Арсенала. Я тогда был в Киеве.
- Сколько было еще предложений от других клубов?
- Считаю, что, несмотря на возникшие проблемы у Арсенала, я извлек и определенную пользу в той ситуации – регулярно играл, был на виду, поэтому и проблем с предложениями у меня не было. Сейчас нет смысла называть конкретные клубы – были предложения и от украинских, и от нескольких российских клубов.
- Думали, выбирали, анализировали?
- Взвесил все "за" и "против", пообщался напрямую с Григорчуком – я ведь давно его знаю – и свой выбор остановил на Черноморце.
- Заря пыталась подписать вас еще в 2011-м, когда вам пришлось уходить из Металлурга, но вы выбрали Арсенал. Юрий Вернидуб признался, что лично с вами разговаривал и этой зимой. Я так понимаю, Заря была настроена решительно…
- Судя по всему, да. Но на момент диалога с Вернидубом я уже договорился с Черноморцем, который, ко всему прочему, занимал высокое место в турнирной таблице и играл в Лиге Европы. Поэтому все факторы говорили в пользу Черноморца.
- То есть вы сразу же сказали Вернидубу что-то вроде "Я уже выбрал Черноморец", или, скажем так, вступили в переговоры с Зарей?
- Так и сказал. Не дословно, может, но суть была такой.
- Руководству Черноморца пришлось убеждать вас выбрать именно Одессу? Или для себя вы приняли решение довольно легко?
- Особых сомнений у меня не было. Думаю, определяющим фактором стала все же персона главного тренера, ведь ранее я работал с Григорчуком. Да и как тут убеждать? Был интерес клуба, и мы пришли к общему знаменателю: провели переговоры и достаточно быстро уладили все вопросы.
- По длительности контракта, финансовым условиям, и, возможно, другим деталям договора, предложение Черноморца было лучше, чем условия, которые могла себе позволить предложить вам Заря и другие заинтересованные клубы?
- (Улыбается) Это был не определяющий фактор. Правда.
- Когда развалился Арсенал, сложилось впечатление, что вы уже тогда были абсолютно спокойны и уверены в своем будущем, в отличие от многих партнеров.
- У меня зимой заканчивался контракт с Арсеналом. Наблюдая же за сложившейся ситуацией, было очевидно – в команде я точно не останусь. Но у нас был очень дружный коллектив и я сильно переживал: и за себя, и за ребят, и за персонал клуба. На то время для всех существовал один вопрос: "Что будет дальше?", а ответа никто не знал. Все-таки я до последнего момента был с командой, и мы с ребятами всеми силами пытались сохранить клуб. Но не получилось.
- А когда вы приняли окончательное решение покинуть Арсенал? А если бы финансовые проблемы тогда уладили?
- Дело в том, что все к этому шло постепенно. Видя ситуацию, в которой никому не было дела до Арсенала кроме игроков и сотрудников, выбирать не приходилось.
- Проблемы Арсенала начались с первой задержкой зарплаты, или какие-то процессы предвещали беду и раньше?
- Ну, я-то мог еще летом покинуть команду – у меня оставалось по контракту полгода – имел право подписать предварительный контракт с другим клубом. Но Арсенал, кстати, тоже предложил мне новый договор, я взял время подумать, и примерно в этот момент начались проблемы и первые задержки по зарплате. Вот тогда и принял решение – надо уходить. Хотя еще летом все было отлично, и стояла задача выхода в Лигу Европы.
- Для игроков всегда важен разговор с тренером прежде, чем перейти в его команду. Меня в принципе интересует, что игроки хотят услышать во время таких вот разговоров и какие вопросы вы задавали Григорчуку?
- Суть в общих фразах: я спросил, как тренер видит меня в своей команде, Григорчук же спрашивал, как я себя чувствую и не хочу ли попробовать свои силы в Черноморце. То есть ничего сверхъестественного не было и не происходит в принципе во время подобных бесед, но, с другой стороны, как вы себе представляете переходы, если подобные диалоги с тренерами до этого не происходили бы?
- Показательный момент: в Запорожье вы работали под руководством и Григорчука, и Вернидуба. Можно ли сделать вывод, что в случае с переходом в Черноморец, вы выбрали в том числе и между двумя хорошо знакомыми вам тренерами?
- Наверное, нет, поскольку я не выбирал между Зарей и Черноморцем, и его тренерами. Вариантов было больше, но определился я сразу же в пользу Одессы.
Звонки прямо во время матча? Думаю, Чанцева не стоит в этом винить
- Вы работали под руководством Григорчука в Металлурге. И вот, вы приходите в комнату для теоретических занятий уже на тренировочной базе Черноморца. Какое отличие вы замечаете в первую очередь в словах, требованиях Романа Иосифовича?
- Прошло достаточно много времени, я даже успел подзабыть какие-то нюансы работы под руководством Романа Иосифовича – за эти годы у меня ведь были другие тренеры со своим виденьем футбола. Пришлось вспоминать, в общем. Что-то было действительно новым для меня. Футбол не стоит на месте, то и Роман Иосифович прививает своим игрокам что-то новое. Мне было на самом деле интересно.
- Тренировки, в том числе теоретические, с Григорчуком в Металлурге и Черноморце – это одна и та же система с небольшими инновациями, или совершенно разные вещи?
- Скорее, второе. Это было два разных коллектива.
- В Металлурге Григорчук также уделял тактике настолько много времени?
- Да. Дневники для теоретических занятий у нас были уже тогда, в Запорожье.
- Так вы в Одессу могли привезти свою старую тетрадь, и вести записи в ней!
- Ой, я даже не задумывался об этом. Возможно, дома, в Запорожье, она где-то еще и сохранилась. Надо поискать.
- Собственно говоря, немного поговорим о Металлурге: Григорчук был тогда единственным тренером за долгий промежуток времени, который принимал все решения самостоятельно и не позволял тренировать себя же Игорю Дворецкому, о чем сказал в интервью Андрей Глущенко. Человек из вне системы "плановой ротации тренерского состава" многое сумел изменить в Металлурге за время своей работы?
- Думаю, обо всем говорят результаты, которые он показывал во главе команды. Думаю, если сейчас спросить у болельщиков Металлурга, все с восхищением отзовутся о Романе Григорчуке. А это ли не показатель того, что ему удалось изменить многое в лучшую сторону? Запорожцы помнят его, ведь футбол того Металлурга просто нравился людям.
- В каком сезоне Металлург при вас был самым сильным?
- Были разные коллективы. Но, думаю, за годы моего пребывания в первой команде именно Металлург Григорчука показывал самый зрелищный и сильный футбол. Плюс из того состава многие ребята пошли на повышение и играют сейчас на хорошем уровне (из того состава можно выделить Максима Коваля, Кривцова, Степаненко, Сидорчука, Полевого, Виталия Вернидуба. Но степень влияния на развитие этих футболистов именно Григорчука, пожалуй, определить невозможно – прим. Ан.В.).
- Был уверен, что вы назовете Металлург Грозного, который вышел в финал Кубка.
- Я больше говорю о периоде, когда мог считать себя твердым игроком стартового состава. Поскольку я являюсь воспитанником клуба, видел, что прошло много тренеров и футболистов. Конечно, могу вспомнить без проблем, например, Металлург Тарана, но я тогда был весьма юным. Мне запомнился именно тот последний сильный Металлург Григорчука, после чего клубные дела пошли сокрушительно вниз.
- Что вы вспоминаете в первую очередь, когда речь идет о Металлурге? Имею в виду не абстрактные вещи, как вот тот факт, что это родной для вас клуб, а конкретные предметы, процессы, людей, диалоги, которые вам запомнились на всю жизнь.
- Люди. У меня в Металлурге много друзей: не только футболистов, но и персонал, сотрудники базы. Там много людей, которых я считаю родными, потому что знаю их с детства, и они много лет работали, в том числе и ради того, чтобы из меня получился футболист. А что касается города – все мое, все родное.
- Анатолий Чанцев – человек, который пригласил вас, десятиклассника, во вторую команду Металлурга. Следовательно, этот человек отыграл большую роль в становлении вас как футболиста?
- Согласен.
- Но, в то же время, его-то как раз тренировал президент клуба, когда Чанцев был у руля первой команды. Все помнят, в частности, как он по телефону получал советы прямо во время матчей. Футболисты тогда понимали это?
- Во-первых, я ему очень благодарен – он давал мне шансы даже не единожды. Было время, когда я получил серьезную травму, и он меня вернул в первую команду, когда у меня была сложная ситуация. Так что я многим обязан этому человеку за его доверие. А то, что он отвечал на телефонные звонки прямо во время матча... Мне кажется, винить человека за это нельзя. Судьба тренера такая – сегодня ты здесь, завтра – уже не нужен. Ему выпал шанс быть главным тренером команды, и он за него держался.
- Футболисты в то время понимали, что в чисто тренерскую работу вмешивается руководитель клуба?
- У нас были контракты, которые мы обязаны были выполнять. Мы должны были просто с этим смириться – иного выхода не было. К тому же тренировочный процесс у нас был нормальный, так что проблем с этим не возникало.
- Игорь Дворецкий мог себе позволить давать футболистам установку на игру и единолично определять стартовый состав, заходить в раздевалку и вести тактическую беседу с игроками в перерыве?
- Не знаю точно, как все это происходило, но конкретно таких случаев не было точно.
Если бы не выставили на трансфер, возможно, играл бы за Металлург до сих пор"
- С момента вашего дебюта в первой команде Металлурга и до момента, когда вы покинули клуб, у руля команды было с десяток тренеров. Назовите, пожалуйста, наставника, который в Металлурге произвел на вас наибольшее впечатление – хорошее или плохое – это уже другой вопрос.
- Я такой человек, что не стану говорить плохое о тренерах, ведь эти люди были моими наставниками. Так что могу выделить многих. Например, Яремченко, который в 2004 году поверил в меня, и именно при нем я дебютировал в первой команде. Тот же Чанцев, да и вообще – многие другие специалисты. Но, повторюсь, ничего плохого говорить не буду.
- А если бы могли себе такое позволить, нашлось бы что плохого сказать о том или ином тренере? Скорее всего, не могут же все быть хорошими и профессиональными…
- Если говорить о том, что кто-то доверял больше, а кто-то меньше – это не стоит обсуждать, поскольку это нормальная ситуация. Потому что проходит тренировка, и ты понимаешь – человек не хочет сделать тебе хуже, просто он определяет сильнейших в конкретный момент. Так что потом анализируешь и успокаиваешься.
- Были моменты, когда футболисты попросту не воспринимали тренера, не доверяли и не хотели с ним работать?
- Нет, потому что у нас никогда не было выбора. Были только контракты, и мы обязаны были принимать любого человека на должности тренера.
- Когда футболисты знали о вмешательстве в работу тренеров, никто из них не страдал недостатком уважения?
- Мне тяжело судить, так как по статусу был молодым. Что-то сказать тренеру могли ребята постарше.
- Если коротко о глобальном: в чем причина многолетнего кризиса Металлурга?
- Очень тяжелый вопрос. Наверное, причин много, и в них должны разбираться компетентные люди. Возможно, нужно дать время команде поиграть одним составом. Как запорожцу, мне, конечно, хотелось, чтобы играли именно запорожские ребята. При мне было одно время, когда нас, воспитанников Металлурга, играло по 9-10 человек на поле одновременно. Этим Металлург и выделялся. А глядя на то, сколько легионеров было в команде в прошлых сезонах, было неприятно. Может быть, это как-то повлияло бы в лучшую сторону – если бы играло больше наших парней, не знаю. Как показывает практика, команды, выбравшие такой путь развития, в конечном итоге остаются в выигрыше.
- Скажите, какова была ваша первая реакция, когда узнали, что Александр Томах, хорошо знакомый вам хотя бы по Арсеналу, трудоустроился в Металлурге на руководящей должности?
- Я обрадовался. Он знает свою работу и способен навести порядок в Металлурге.
- С кем-то из игроков нынешнего Металлурга дружите?
- Да, общаюсь с Лазаровичем, Годиным, Писоцким – с ребятами, с которыми я еще играл в Запорожье.
- Металлург не зря считается кузницей талантов. В ваши времена там играло очень много ребят, которые с детства были в клубе. Значит ли это, что с теми же Полевым, Невмывакой и остальными ребятами вы дружите с детства и до сих пор?
- Да, такие ребята есть. Например, с Сергеем Силюком мы дружим уже давно, прошли все этапы футбольного взросления. Мы были сыграны с ним на поле, и дружили вне его. И таких ребят было много. Поэтому мне и запомнился наш тогдашний коллектив. По-другому, наверное, и быть не может.
- В чем секрет успеха детской школы Металлурга?
- Мне кажется, правильно построена система. Сначала качественная работа детских тренеров, потом – планомерная подготовка к юношескому футболу, и, в конечном итоге, большое доверие уже во взрослом футболе. Сейчас не везде увидишь в профессиональных клубах доверие к молодежи.
- Когда вы уходили из клуба, выставить вас на трансфер было решением какого-то конкретного человека, и вы об этом знаете, или это загадка для вас до сих пор?
- Это не загадка, потому что я не ищу ответ на этот вопрос и не задумываюсь об этом. Я пришел к руководству и мне сказали, что решили выставить меня на трансфер. Все произошло очень быстро. А вся соль в том, что до этого были предложения и меня Металлург не отпускал, а тут – решил сами отпустить.
- Так это было решение тренерского состава Олега Луткова или руководства?
- Не знаю. Мне передали эту новость, как решение руководства, и я ее принял.
- Если бы на трансфер вас не выставили, представляете себе такую картину: вы до сих пор играли бы в Металлурге?
- У меня тогда был еще контракт… А что, играл бы. Почему нет?
- Просто в одном из интервью вы говорили, что на то время посещали мысли о том, что пора бы сменить обстановку.
- Прошло слишком много времени. Мне тяжело судить, как бы я поступил.
Бывало, тренер вместо установки читал состав с листика, и все — выходите и играйте
- Признаться, Леонид Кучук лично для меня – наибольшее открытие и впечатление за многие годы украинской Премьер-лиги. В то же время этот тренер не видел вас в своей команде. Это тот случай, когда вы не согласны с таким его виденьем, и вам есть, чем подтвердить свои претензии, или же тот случай, когда тренер давал результат, а, значит, любые его решения были оправданы?
- Я бы не сказал, что он совсем уж не видел меня в составе. Просто была большая ротация состава, у Кучука не было одиннадцати футболистов, которые постоянно играют. Вполне себе могло случиться такое, что мы выигрывали 3:0, а игрок стартового состава этого матча вовсе не попадал в заявку на матч следующий. Но меня не устраивало то время, которое я проводил на поле, поэтому мне пошли навстречу и отпустили в Волынь, которая проявляла интерес. Но в то же время я мог спокойно остаться в Арсенале и продолжать работать, как ни в чем не бывало.
- Вы без сомнений уходили из Арсенала? Все-таки команда, как и тренер, были очень сильными.
- Я стараюсь от каждого тренера извлекать какую-то пользу для себя. Точно так же мне было интересно работать с Кучуком. Но, в то же время, если ты футболист – ты должен играть. Если же ты не получаешь игровой практики, значит ты деградируешь. Поэтому ради того, чтобы играть чаще, я и ушел в Луцк.
- Если это сравнение уместно, кто больше времени уделяет тактике: Кучук или Григорчук?
- Оба уделяют много внимания тактике. А кто больше или меньше – все зависит от конкретного матча.
- Я не футболист, но мне представляется, что для игрока очень важно иметь определенную базу тактических знаний, переданных от тренера, это существенно облегчает жизнь – в такой ситуации ты четко знаешь, что делать в той или иной ситуации, понимаешь свою роль на поле до мелочей и знаешь, чего ожидать от партнеров. В ином случае футбол превращается в "бей-беги".
- Конечно, я с вами согласен. Легче, когда каждый знает, чем он должен заниматься на футбольном поле. Многое зависит от тренера. В зависимости от уровня команды, игроков, противника бывают ситуации, когда тренеры часами читают лекции о тактике, готовя футболистов к матчу. Бывает, все происходит значительно быстрее.
- Были моменты, когда вы чувствовали недостаточную образованность тренера, в частности, тактическую?
- (Смеется) Были разные случаи, если честно. Бывало, вместо разбора игры смотрели просто кассету с матчем, бывало, вместо установки читали состав с листика, и все – выходите и играйте. Но обойдемся без фамилий.
- Возвращаясь к разговору о все-таки сильном тактике, в целом, вам нравилось работать под руководством Кучука?
- Конечно. Он дал мне многое. А свой уровень он сейчас подтверждает в России.
- Выбрав Волынь, когда вам пришлось идти в аренду, вы сами сказали, что все решил разговор с Демьяненко. Опять же: что такого вы услышали из его уст?
- Естественно, места в стартовом составе он не обещал, ведь после подобных слов футболист может снизить к себе требования. Сказал, что видит меня в команде и рассчитывает на меня, и мне было этого достаточно. Сказал, что у меня есть шанс проявить себя. И, считаю, я им воспользовался.
- Был ли вариант, при котором вы могли остаться в Волыне на условиях полноценного контракта, а не аренды?
- Да, в Луцке мне тоже предлагали контракт. Но тогда в Волыни начались проблемы, поэтому я вернулся в Арсенал.
- Говорят, Демьяненко мягковат как для тренера.
- Скажу коротко: Демьяненко – хороший тренер. Ко мне, как и к остальным игрокам, он относился отлично. Да и команда, вроде, добивалась неплохих результатов.
- Ваша первая реакция на уход из Черноморца целой группы легионеров: вы же только-только подписали контракт, а тут – массовый уход футболистов.
- А как я мог отреагировать? У каждого есть семьи и право принимать самостоятельные решения. Они их приняли, и я не вижу причин осуждать за это ребят.
- А вам не обидно было, ведь вы приходили в один Черноморец, а без ушедших футболистов стало ясно, что команда станет все-таки слабее.
- Не обидно, потому что в этой ситуации есть и плюсы, и минусы. Получит шанс молодежь и футболисты, которые раньше играли меньше. Все захотят себя проявить, а мастерство многих футболистов позволяет бороться за наивысшие места.
- Как вы сами считаете: насколько близка сейчас к вам национальная сборная Украины? Насколько это реально?
- Реально или нет – это нужно спрашивать у тренеров. А то, что к этому должен стремиться любой уважающий себя игрок в любом возрасте – факт. Всегда надо надеяться, верить и ради этого работать.
Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форумеОбновить

Лучшие букмекеры