Главная Украинские Favbet Лига Андрей Богданов: "Приходим в 7:30 на завтрак, а Кучук уже какой-то матч на яичнице разбирает"
^

Андрей Богданов: "Приходим в 7:30 на завтрак, а Кучук уже какой-то матч на яичнице разбирает"

629
Андрей Богданов: "Приходим в 7:30 на завтрак, а Кучук уже какой-то матч на яичнице разбирает"
Фото - fcvolyn.net

Экс-полузащитник столичных «Динамо» и «Арсенала», харьковского «Металлиста» и греческого «Эрготелиса» рассказал о работе с Леонидом Кучуком и Курбаном Бердыевым, приглашении от Юрия Семина, поведал о ситуации с Дмитрием Селюком, а также объяснил, почему решил уехать из Харькова и не смог перейти в «Ростов».

— Андрей, давай начнем с самого актуального вопроса. «Волынь» близка к тому, чтобы сняться с чемпионата Украины. Ты уже расторг сотрудничество с луцкой командой или тебе уже дали на руки «свободного»?
— Пока что «Волынь» еще не окончательно завершила процедуру снятия с чемпионата. Пишут, что до 31 мая для «Волыни» открыли аттестационное окно. То есть, если команда до этого времени успеет погасить все долги, ее допустят к следующему чемпионату. Что касается лично меня, то мой контракт с луцким клубом истекает 31 мая, и после этого я автоматически становлюсь свободным агентом. Пока еще никакие документы из клуба не забирал.

— Чем сейчас занимаешься? Ищешь ли ты себе новую команду и кто тебе в этом помогает?
— Да, какие-то варианты ищу. Пока еще слишком рано, чтобы говорить о чем-то конкретно. Потому что ведь еще действует контракт с «Волынью», и только после его окончания, можно будет что-то говорить. Плюс, в «Волыни» существует определенная ситуация, сложившаяся из-за задержки заработной платы. Мы надеемся, что клуб эту задолженность погасит, и все будет хорошо. Сколько конкретно должны, сказать не могу. Это конфиденциальная информация, и разглашать ее не хочется. Но, повторюсь, мы всей командой верим, что с нами расплатятся, как и обещали.

— Что тебе дал период, проведенный в «Волыни»? В частности, как тебе работалось с Кварцяным? Его методы очень специфические...
— Для меня это хороший опыт. Побывать у такого тренера, поработать с ним дорогого стоит. Я абсолютно не жалею, а наоборот рад, что все так сложилось и я попал в «Волынь».

— У тебя с Кварцяным никогда не было конфликтов?
— Ну, у нас были какие-то недопонимания, но называть их конфликтами я бы не стал. Эти недопонимания довольно быстро разрешались.

— На повышенных тонах общение происходило?
— Не сказал бы. Я всегда уважал Виталия Владимировича и всегда прислушивался к нему. Поэтому до повышенного тона с моей стороны не доходило.

— А с его стороны?
Может, и было. (Улыбается.) Все же знают, какой Виталий Владимирович тренер. Такое могло произойти только в играх, в перерывах между таймами. Но это все рабочие моменты и мы нормально к этому относимся.

— Что это была за история, когда Кварцяный якобы выгнал тебя и Полевого из автобуса по дороге домой после поражения «Заре»? Как все было на самом деле?
— Была определенная ситуация после проигрыша «Заре» со счетом 0:5. Все тогда были на эмоциях. На следующий день мы решили этот момент и потом все было нормально.

— То есть по дороге из автобуса он вас не высаживал?
— Нет, такого не было.

«ЧТО МОЖНО БЫЛО ГОВОРИТЬ ТЕМ ЖЕ МАРЛОСУ, ШАВЬЕРУ, СОСЕ?»

— В «Металлисте» ты успел поработать с Маркевичем. Какое впечатление на тебя произвел этот специалист, чем удивил?
— С Мироном Богдановичем я успел поработать месяц или полтора, потому что после этого он ушел из команды. Понятно, что за такой непродолжительный период я не смог хорошо изучить этого тренера. Четко не могу сказать, какой он тренер и как он ведет себя в официальных играх. Знаю только, что он очень хороший специалист.

— Правда, что Мирон Богданович по-особенному относился к латиноамериканским легионерам, а украинским игрокам по сравнению с иностранцами больше «пихал»?
— Нет, такого не было. Он не «пихал» украинцам и никого не выделял. В этом плане все было нормально. Легионеры в «Металлисте» в то время ведь были очень высокого качества. Тот же Марлос, Соса, Шавьер, Эдмар. Что им можно было говорить вообще?

— Ты был в команде, когда уже начался развал «Металиста». Как все происходило, как ты это видел?
— Да, мне не повезло в этом отношении. Так как я приходил в команду с одними целями и задачами, а сложилось все так, что «Металлист» начал сыпаться. Я сразу увидел, что что-то не так. Когда сложилась определенная ситуация в стране, это сразу стало видно. Перестали платить премиальные. Зарплату еще тогда платили, а вот премиальные совсем перестали. Плюс, ушел Маркевич, что уже само по себе было большим сигналом, что что-то не то происходит. Но есть то, что есть. Ничего уже не изменишь. Я тогда решил для себя летом, что даже имея контракт на три года, нужно что-то менять. Потому что понял, к лучшему эта ситуация точно не приведет. Поэтому по предложению Юрия Семина я поехал в «Мордовию». Но там не сложилось из-за травмы. Очень серьезную травму получил и выбыл на три месяца. И так я оказался в Греции.

«В ГРЕЦИИ ПРОБЫЛ ПОЧТИ ПОЛГОДА, НО НЕ ПОЛУЧИЛ НИ ОДНОЙ ЗАРПЛАТЫ»

— И как ты в целом оцениваешь этот опыт?
— Сложно сказать. Пробыл там почти полгода, не получил ни одной зарплаты. Тяжело было. Плюс, там еще погодные условия очень тяжелые. Реально очень жарко. Я тяжело привыкал к климату. Поэтому если говорить откровенно, то опыт, который я приобрел, играя в «Эрготелисе», оцениваю скорее как негативный, чем позитивный.

— Как к тебе относились, учитывая то, что в Греции ты был легионером? Как с тренерами общался?
— Там были очень специфические наставники. За то время, которое я пробыл в Греции, а это четыре месяца, в команде сменились три тренера. Коллектив был нормальный, я выучил английский быстро. Поэтому в этом аспекте все было отлично. Команда была слабого уровня по подбору футболистов, да и вся эта ситуация, что не платили деньги, она давила на всех игроков. Мой тогдашний агент Дмитрий Селюк сказал, мол, давай, едь туда, все будет нормально. А в итоге ничего не получилось.

— Вы с ним поссорились из-за этого?
— Нет. После была такая ситуация, что я уехал из Греции и поехал в «Ростов» к Бердыеву. Курбан Бекиевич хотел, чтобы я остался в его команде и сказал мне об этом. Но на тот момент у меня был действующий контракт с «Металлистом». Я приехал в Харьков, объяснил им ситуацию. Я очень хотел с харьковским клубом разорвать контракт, это была моя личная инициатива. Готов был простить «Металлисту» определенную сумму долга и уйти. Но Селюк мне на это сказал, мол, нет, так не пойдет. Мы заберем деньги, которые они тебе должны и только потом ты станешь свободным агентом и уйдешь. Я поверил, а потом уже впоследствие оказалось, что этого не произошло. Когда приближался чемпионат, Бердыев постоянно спрашивал меня про сдвиги в этом вопросе. Так как «Ростов» не мог меня заявить из-за того, что «Металлист» все блокировал. Они говорили, что у меня якобы еще действует арендное соглашение с «Эрготелисом». Вот такая вот сложилась ситуация на тот момент. Селюк мне сказал на это, что все порешает. Близился первый тур, игра с «Локомотивом». Бердыев на меня рассчитывал, а в итоге меня так и не смогли заявить. Я считай полгода просто с ними тренировался, хотя можно было легко разорвать контракт с «Металлистом», простив ему при этом какую-то энную сумму задолженности и начать играть по-новому. А я же вместо этого потерял всю весну, то есть полгода.

— Разочарование было огромным?
— Конечно. Очень сильным. Потом по советам все того же Селюка я ездил в Молдавию. Он сказал, надо ехать, мол, заберем документы из «Металлиста» и все будет хорошо. Я-то конечно, поехал, но то, что я там увидел — это был шок. Я там пробыл две недели. За «Саксан» я сыграл два матча в Лиге Европы. После этого я вернулся в Украину. Селюк мне опять же говорил, что у него есть варианты. Мол, поедешь туда и туда. Но в итоге я никуда не ехал до 7 августа. Вся эта ситуация начала меня реально пугать. После этого мы с Селюком расстались. Считаю, что расстались нормально и спокойно, несмотря на то, что у меня с ним еще был действующий контракт. Я объяснил ему ситуацию, что я так больше не могу. То, что происходило на протяжении последнего года нашего сотрудничества, меня абсолютно не устраивало. После того, как мы расторгли с ним контракт, я поддерживал форму в «Колосе» из Коваливки. Тренировался до тех пор, пока не позвонили от Кварцяного и не пригласили играть в «Волынь».

«В «РОСТОВЕ» ХОТЕЛИ, ЧТОБЫ Я ОТСТАЛСЯ, НО БЫЛИ СВОИ НЮАНСЫ»

Расскажи о Бердыеве. Он очень авторитетный и уважаемый специалист...
— Могу сказать, что я работал со многими тренерами. Много у меня было хороших тренеров, под чьим руководством мне очень нравилось работать. Но когда я попал к Бердыеву — это просто нереальный подход ко всему: к тренировочному процессу, к каждой мелочи. Я такого не видел. Бердыев меня очень впечатлил. Он просто топ. И, кстати, он же возглавил «Ростов», когда они были чуть ли не на последнем месте, а ситуация в команде была очень тяжелая. Команде тяжело было выкарабкаться из той зоны, где она находилась. В «Ростове» подобрался очень хороший тренерский состав, там работают очень хорошие люди. Было очень приятно с ним работать. Жаль, что так получилось. Они хотели, чтоб я осталась, но повторюсь, там были свои нюансы.

— Как считаешь, самый лучший период в твоей карьере пока — это время, проведенное в киевском «Арсенале»?
— Думаю, да. В «Арсенале» я по сути начинал свой профессиональный путь. Сначала меня подтянул в команду Грозный. Могу сказать, что Вячеслав Викторович дал мне дорогу в большой футбол. При Грозном я играл почти во всех матчах. Потом пришел Юрий Михайлович Бакалов, которому я тоже очень благодарен. При нем я тоже играл. Затем клуб возглавил Кучук. Отличный тренер. Супер тренер. Он мне тоже очень нравился своим подходом. Благодаря Кучуку я узнал много нового для себя. Потом я уже ушел в «Динамо». А как можно не уйти в «Динамо», когда тебя лично зовет главный тренер Юрий Палыч Семин? Ему тоже очень благодарен. Жаль, что в итоге все так сложилось. Ну значит, такая у меня судьба, что когда я прихожу в команду, тренер через два-три месяца уходит. Уверен, что если бы Юрий Палыч остался, я бы из «Динамо» так быстро точно не ушел. Но сложилось так, как сложилось.

— Давай вернемся к Кучуку. В чем его «фишка»?
— Кучук постоянно находится внутри тренировочного процесса. Он болен футболом, он фанатик, в хорошем смысле этого слова. Все всегда разбирает детально. Была ситуация, которую я никогда не забуду. Мы были на сборах в Турции, и подъем был в 7:30 утра. Мы такие заспанные выходим на завтрак, а Кучук с тренерами уже сидят кушают. И Кучук вместе со своими помощниками разбирал какие-то тактические схемы на яичнице. (Смеется.) На сосисках и на яичнице там что-то показывал, объяснял. Я тогда вообще не понял, подумал, ничего себе, это в 7:30 утра такое. Или бывало в день игры у нас была утром зарядка. Он говорит: «Так, я тут просмотрел только что видео, полностью матч «Металлиста», так что нужно в тактической схеме вот это и вот это поменять. Представляете, 8 утра, а человек уже просмотрел полный матч команды соперника! Так что, повторюсь, Кучук — это супер тренер. И я очень рад, что мне удалось поработать с таким сильным специалистом. И у нас вместе был хороший период, когда «Арсенал» очень сильно выступал.

— С Кучуком поддерживаешь связь?
— Бывает, да. Созваниваемся. Редко, конечно, но тем не менее. В определенный период созванивались чаще. У нас всегда с ним были хорошие отношения.

«МОЖНО БЫЛО СПОКОЙНО СИДЕТЬ В «ДИНАМО» НА КОНТРАКТЕ, НО Я ХОТЕЛ ИГРАТЬ»

— В «Динамо» тебя позвал лично Игорь Суркис...
— Да. У меня на тот момент не было агента. Со мной связались люди, и я приехал на встречу с Игорем Михайловичем. Конечно, меня удивило это. Мне тогда было 22 года. Я не рассчитывал на приглашение из «Динамо», играл себе в «Арсенале». Поэтому, конечно, был удивлен такому повороту событий. Когда тебе поступает такое предложение, нельзя отказываться. Тем более, когда я встретился лично с Семиным, который подтвердил, что он действительно хочет видеть меня в команде. Для меня это было очень важно.

— Ты с Семиным был до этого знаком?
— Нет. Он сказал, что за мной следили в течение года. С их стороны было желание, чтобы я перешел в Динамо. Плюс, у меня заканчивался контракт с «Арсеналом».

Ты воспитанник «Динамо». Какие эмоции испытывал, примеряв на себя футболку родного клуба?
— Поначалу не мог до конца оценить всю ту ситуацию, осознать, что теперь я — игрок «Динамо». Мне кажется, в слишком юном возрасте я тогда находился, чтобы понять весь смысл этого. 22 года. До этого я постоянно играл в «Арсенале», был футболистом «основы», а тут мне надо было смириться с тем, что получать много игрового времени будет сложно. С другой стороны, считаю, что мои амбиции меня где-то и погубили. Потому что я хотел играть постоянно. Ну и, конечно, немаловажную роль во всей сложившейся ситуации с «Динамо» сыграла смена тренера. Пришел Блохин, с которым у нас абсолютно не сложились отношения.

— Блохин тебе сразу дал понять, что не рассчитывает на тебя?
— Нет. Были моменты, меня выпускали то справа в защите, то слева. То есть, вообще не на моей позиции. Один или два раза выпустили в центре, и на этом все. Был момент на сборах, когда Блохин даже не давал мне играть в товарищеских матчах, не выпускал вообще. Кого устроит в 23 года вот так сидеть? Хотя, может и надо было просто переждать, работать и никуда не срываться. Но я сам по себе такой человек, что постоянно хочу играть.

«КАЖДЫЙ ТРЕНЕР ОТВЕЧАЕТ ЗА РЕЗУЛЬТАТ, НО ВСЕ ЗНАЮТ, КАКИМ ОН БЫЛ В «ДИНАМО» У БЛОХИНА»

— Сергей Ребров и его помощник Рауль Рианчо сделали ставку на украинских игроков и воспитанников «Динамо». Не было ли у тебя сожаления, что ты вовремя не попал в эту струю обновления команды?
— Жалеть не хочу. Всю жизнь о чем-то жалеть считаю неправильным. Тем более, из «Динамо» я ведь переходил не в тот «Металлист», который разваливался, а в тот «Металлист», который был топ-клубом на тот момент. Харьковчане тогда шли на втором месте, все было хорошо. Ну и звал лично Маркевич, что тоже немаловажно. Но так сложилось, что поделаешь. Так что повторюсь, жалеть нечего.

— Переходя в «Динамо», тогда, в 22 года, ты осознавал насколько высокой была на тот момент конкуренция в этой команде в принципе и на твоей позиции в частности?
— Да, я понимал. Но когда зовет лично главный тренер, я не мог отказать. Повторюсь, я понимал, что будет очень тяжело. Но сам факт того, что меня тогда позвал главный тренер, наверно, сыграл определяющую роль в моем переходе в «Динамо». Если бы звали спортивный директор или президент, я бы может быть еще подумал переходить или нет.

— В «Динамо» у тебя был отличный контракт по условиям. Мог сидеть себе, как говорится «на сигарете». Почему ушел, так и не дождавшись своего шанса?
— Потому что я был слишком забит на футболе и сильно хотел играть часто. Я не хотел сидеть, не мог просто. Повторюсь, может, я тогда слишком юный был. Некоторые сидят по году, по два, по три. Но я не мог. Я хотел каждую неделю выходить и играть. Вот из-за этого по сути так и получилось, что сначала я попросился в аренду, чтоб в «Арсенал» вернуться. Когда мы с Блохиным разговаривали, я ему сказал: «Я пойду поиграю, я хочу доказать, что я смогу составить конкуренцию». Он сказал: «Хорошо, иди». Я пошел в аренду, отыграл вроде бы неплохо, что меня даже Фоменко в национальную сборную вызвал. И что в итоге? Вернулся в «Динамо» и Блохин меня со сборов через пять дней просто убрал.

— Ты считаешь, что Блохин к тебе несправедливо тогда отнесся?
— Не то, что несправедливо. Он был тогда главным тренером и отвечал за результат. Но все же знают, какой результат показал Блохин. Он выбирал людей, с которыми ему работать. Не все футболисты подходят всем тренерам. Какому-то тренеру нравится игра определенного футболиста, кому-то не нравится. Так что это дело такое.

— В Лиге чемпионов ты принял участие в матче против «ПСЖ», у которого состав просто нереальный. Тьяго Силва, Лавесси, Верратти, Ибрагимович... Каково это играть против таких звезд?
— Это было что-то с чем-то. Что-то нереальное. Обычно ты по телевизору смотришь на этих звезд. А тут играешь с ними на поле. Когда я вышел на поле, так получилось, что я вместе с Ибраговичем стоял. То есть совсем рядом с ним. Поэтому, конечно, был очень приятно удивлен. Понятно, что эти воспоминания останутся на всю жизнь. Может, когда-нибудь в будущем я смогу сыграть в Лиге чемпионов. Я надеюсь на это. Надо ставить перед собой максимальные задачи.

«ПУСТЬ ЗАЯВЛЕНИЯ ЛУЖНОГО ОСТАНУТСЯ НА ЕГО СОВЕСТИ»

— Когда в СМИ прошла информация, что ты тренируешься с «Ростовом» и близок к подписанию контракта, Олег Лужный сказал, что тебя надо депортировать из Украины. Он в свое время звал тебя в «Таврию». Был шокирован его заявлением?
— Честно скажу, я его не понял. С той точки зрения, что мне непонятны такие заявления. Мы же не будем сейчас говорить, где живет Лужный вместе со своей семьей. А живет он в Лондоне. Он, конечно, человек, который вправе делать какие-то свои заявления. Но все же я считаю, что в той ситуации он был неправ. И даже тренера, такие как Бердыев, они не поняли это. Они спрашивали, причем здесь ты к депортации из страны? В общем, ситуация, мягко говоря, была не очень хорошая в плане психологии. Все ребята в «Ростове» тоже меня спрашивали, мол, почему Лужный так высказался в твой адрес? «Он что, так хорошо тебя знает?» — спрашивали. Ты что, предал кого-то? Но пусть это останется на его совести.

— Ты после этого с Лужным не общался?
— Я с ним никогда не общался. После его заявления я, конечно, был расстроен. Но, честно скажу, я не понял его.

— Ну Бердыев тебя в этой ситуации поддержал?
— Ну да. И все тренера говорили мне, мол, не обращай внимания на такие заявления.

— Как ты вообще относишься к той жесткой критике, которая обрушилась на тебя и на твоих коллег, которые уехали в Россию — Селезнева, Пилявского? Руслан Ротань в свое время из-за этого вернулся из расположения «Рубина», потому что не выдержал давления...
— Я считаю, что критиковать неправильно. Но у каждого ведь есть свое личное мнение. Если люди хотят это обсуждать, пускай обсуждают. Я не хочу вдаваться в детали. Это у каждого на совести. Когда в прессе про меня такое сказал Лужный, я конечно, попереживал, но потом понял, а зачем переживать? Я же ничего плохого никому не делаю. Вот и все.

— Где ты видишь свое футбольное будущее? В Украине или за рубежом?
— Конечно, хотелось бы себя еще раз попробовать за рубежом. Только на этот раз в хорошем чемпионате. Ближе к Западной Европе. Но посмотрим, как жизнь сложится.

Читайте также: Итоги второй части сезона 2015-2016. "Волынь" (Луцк) /strong/p

Читайте нас в мессенджерах

Оцените
Поделитесь
Источник: MatchDay

Статьи

Все статьи
Оставили комментарии на форуме: loading
Оставить комментарий на форуме
Здравствуйте!
Мы заметили что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его для footboom.com Реклама основной источник дохода для нас. Без нее мы не сможем оплатить работу журналистов.
Добавить в исключения