Эдуардо: "С Дарио Срной познакомились в Duty Free"
^

Эдуардо: "С Дарио Срной познакомились в Duty Free"

492
Эдуардо: "С Дарио Срной познакомились в Duty Free"
Фото - shakhtar.com

Это интервью должно было состояться еще в середине августе, но Дуду, как его называют партнеры, крепко заболел. И это - в условиях аномальной для Украины жары!

ЛИХОРАДКА В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ

- Так что же случилось с вами накануне одесского матча с «Днепром»?

- Наверное, что-то съел. Прихватило живот, ломка перешла на все тело, началась лихорадка, поднялась температура. В общем, пережил несколько весьма неприятных дней.

- Что не помешало вам вывести свою команду в ранге капитана в кубковом матче с «Арсеналом-Киев».

- Это был очень приятный момент, который дал повод для гордости, ведь я впервые был капитаном «Шахтера». Было любопытно и ответственно - помогать молодым парням, получившим свой шанс в той игре. Хотя на поле, конечно, о таких вещах стараешься не задумываться. Главное - выиграть, что не всегда легко в поединках такого уровня. Кажется, и соперник намного ниже классом, и игра дается, но это все обманчивые впечатления.

- В том матче вы забили весьма оригинальный гол: приняв мяч, успели перебросить его через вратаря и, догнав почти на линии, не дали опуститься и внесли его в сетку. Ранее в подобном стиле забивать доводилось?

- Да, я забивал такие мячи и раньше, но не лукавлю, когда говорю, что отношусь к тем нападающим, кому абсолютно все равно, как именно мяч пересекает линию - эффектно или корявенько. Главное, чтобы он оказался там. Для форварда вообще очень важно забивать, это повышает уверенность в собственных силах. И тут не до эстетики.

РАВНЕНИЕ НА РОМАРИО

- Давайте вернемся в конец прошлого века. Вы, простой бразильский мальчуган, совершили путешествие через полсвета, высадившись в Хорватии…

- Мне едва исполнилось шестнадцать. И это возраст, когда, по сути, ты еще остаешься ребенком. Никто и не думал, что я останусь в Европе. Я приехал просто для того, чтобы попробовать себя, показаться тренерам, пройти тестирования. Но вдруг выяснилось, что я показал отличные результаты, после чего мне тут же предложили подписать контракт с юношеской командой загребского «Динамо».

- Один из героев нашей литературы, оказавшись на вашем месте, наверняка бы осмотрелся и сказал: «Да, это не Рио-де-Жанейро…»

- Я не без труда адаптировался к новой реальности на чужом континенте, где живут люди с совершенно другими менталитетом и культурными ценностями, которых я в придачу еще и не могу понять. Не знал ни слова по-хорватски, а самым большим шоком стал впервые увиденный снег. Это было реальное потрясение.

Я ведь приехал из Рио, а это та самая часть Бразилии, где средняя температура зимой составляет 15 градусов выше нуля. А тут на тебе - с неба сыпется что-то белое и холодное. Я был в шоке. И, конечно, очень скучал по друзьям и своей семье. В общем, это было сложное время.

- А какой была реакция ваших родителей, когда оказалось, что любимое чадо остается жить за тысячи километров от дома?

- Они… поздравили меня. Потому что понимали: для моей жизни и карьеры это лучший вариант.

- В предварявшем крутой поворот в вашей жизни 1998 году во Франции состоялся чемпионат мира, который оказался одинаково памятен как пережившим драму финала бразильцам, так и добившимся беспрецедентного успеха хорватам…

- Я на тот момент еще жил в Бразилии и, естественно, отчаянно болел только за свою сборную. Наши обыграли в полуфинале голландцев в серии пенальти, а в параллельной встрече симпатии оказались на стороне Хорватии, поскольку я чувствовал, что играть с французами в решающем матче для нашей команды было бы сложнее.

По именам и титулам хозяева выглядели мощнее. В общем, я, как и многие, болел за Хорватию, которая усилиями Давора Шукера повела в счете, но ближе к концу защитник Лилиан Тюрам забил два мяча - и в финал шагнули французы. Чем все закончилось, вы знаете.

- Кто был вашим кумиром в то время?

- Я начал что-то понимать в футболе, когда мне было лет шесть-семь, и тогда в нашей сборной начал блистать Ромарио. В конце 80-х он переехал в Европу и очень успешно играл за ПСВ и «Барселону».

РЕВОЛЮЦИЯ ИМЕНИ ГВАРДЬОЛЫ

- При подготовке к интервью я говорил о вас с сотрудниками «Шахтера» и некоторыми футболистами. Большинство из них считает, что у вас совершенно европейская ментальность, на типичного бразильца вы не похожи. Мол, Эдуарду - человек не столько эмоциональный, сколько сдержанный.

- Вы не первый, кто говорит мне об этом. Прошлый сезон я провел в Бразилии, выступая за «Фламенго», вернувшись на родину 15 лет спустя. И мои друзья постоянно удивлялись: «Эй, приятель, ты только снаружи бразилец, а внутри - совершенно другие культура и темперамент». Наверное, сказались годы в Европе, где я научился всему не только как футболист, но и как человек.

- Ваша статистика в загребском «Динамо» просто поражает - около ста мячей за четыре полноценных сезона. Можно ли говорить, что вас использовали на позиции чистого форварда, тогда как позже некоторые тренеры перевели ближе к полузащите?

- Скорее всего, дело в том, что когда я начинал карьеру, самой популярной в мире тактической схемой считалась 4-4-2 с двумя нападающими, постоянно помогавшими друг другу. И естественно, что я занимал место одного из этих форвардов. Однако когда в 2008 году «Барселона» Хосепа Гвардьолы выиграла шесть трофеев за сезон, а именно все, что могла, и внедрила систему 4-3-3, многие клубы начали копировать стиль игры с одним центрфорвардом, двумя вингерами и атакующим полузащитником за спиной нападающего.

Помню, я в то время играл в «Арсенале» и имел возможность наблюдать, как быстро отреагировал на последние тренды тактики Арсен Венгер. Он моментально поменял расстановку, и тогда мне пришлось переквалифицироваться. Чаще всего играл на фланге атаки - справа или слева, хотя иногда по-прежнему выходил на позиции страйкера. Примерно так же меня использовал Мирча Луческу после переезда в Донецк.

- Перед вами когда-нибудь стояла дилемма, за какую сборную выступать? Или бразильские тренеры не особо интересовались вами в то время?

- Послушайте, для того, чтобы в 2002-2004 годах попасть в сборную Бразилии, нужно было очень хорошо играть в большом европейском клубе - лучше всего в «Реале», «Барселоне» или одном из грандов серии А. Тогда в Старом Свете гремели имена Роналдо, которого никто не называл иначе как Феноменом, Кака, Роналдинью, Адриану. Они блистали в ведущих европейских клубах. А у меня, молодого игрока скромного хорватского «Динамо» шансов попасть в первую команду своей родной страны не было. Как не было и времени ожидать и надеяться, что когда-нибудь заиграю на Западе.

Вместе с тем, на тот момент я отыграл в Хорватии уже порядка пяти лет, сроднился с этой страной, получил паспорт гражданина и начал строить какие-то планы. Тренеры молодежной сборной начали привлекать меня, я участвовал в чемпионате Европы в Германии для ребят до 21 года (там хорваты заняли последнее место в группе с Сербией, Белоруссией и Италией, но Эдуарду забил соседям-балканцам. - Прим. М.С.).

Кстати, тогда за нас играл и Дарио Срна, который позже отправился на взрослый Euro-2004. А чуть позже Златко Краньчар, сменивший Отто Барича, пригласил меня в главную команду.

УПАЛ. ОЧНУЛСЯ. ПЕРЕЛОМ!

- В 2007 году вы перешли в «Арсенал». Почему вы выбрали именно «канониров»?

- Я думаю, точнее будет сказать, что это они выбрали меня. Начиная с 2003 года мои показатели результативности постоянно росли: сначала 10 голов за чемпионат, потом - 20… А в своем последнем сезоне за «Динамо» я провел около 55 мячей - 34 в чемпионате, 6 или 7 в национальном кубке, 5 в европейских клубных турнирах и еще около десяти - в составе сборной.

В прессе поползли слухи о моем неминуемом переезде в большой европейский клуб. Список был длинный - от «Ювентуса» до «Марселя», но в итоге я оказался в Лондоне: стиль игры Венгера мне очень подходил. Впоследствии один парень из «Арсенала» сказал мне, что скауты «канониров» просматривали меня полтора года, и только после этого убедились, что я достоин этого предложения.

У «Арсенала в то время была такая концепция: они не покупали больших игроков, им было интереснее их воспитать. Сейчас кадровая политика клуба изменилась, там начали приобретать состоявшихся исполнителей высокого уровня.

- Поговаривают, что в том же 2007-м вами всерьез интересовался «Шахтер»…

- Я тоже об этом слышал. Причем речь об этом шла еще в 2005 году. Говорят, в Донецке хотели купить меня и Луку Модрича, с которым мы начинали в Загребе.

- Ого! Вот вам и альтернативная история украинского футбола. А почему не срослось?

- Моим агентом был вице-президент «Динамо». Этот человек контролировал все трансферы в клубе, так что простора для выбора было немного.

- 23 февраля 2007 года. В столкновении с Мартином Тейлором вы получаете одну из самых ужасных травм в современном футболе - открытый перелом ноги. Этот человек хотя бы извинился?

- Не знаю. Все случилось очень быстро, к тому же был болевой шок. Меня положили в машину скорой помощи, привезли в бирмингемский госпиталь, дали анестезию - и я заснул. А когда проснулся, какое-то время не мог понять, кто я, где и что со мной произошло. Потом ребята говорили, что этот парень приходил в клинику, но пообщаться со мной, конечно, не смог.

А потом прошел год, я наконец-то выздоровел. Мы играли против «Кардифф Сити», и мне показали e-mail от Тейлора, в котором он поздравлял меня с возвращением на поле и выражал поддержку.

ИСТОРИЯ ОДНОГО ПЕНАЛЬТИ

- Возвращение вышло знаменательным: в том матче вы забили два мяча.

- Думаю, что это был один из самых запоминающихся и, наверное, самый эмоциональный момент в моей карьере. Когда я «сломался», множество людей - в том числе и журналисты - показывали на меня пальцем и говорили: «Всё, теперь Эдуарду придется завязать. Он больше никогда не вернется на поле».

Я не играл год, тяжело работал, проходил постоянную терапию, работал с тренерами по физподготовке. И главное - постоянно слышал неутешительные прогнозы относительно своего будущего… Это закалило меня, сделало сильнее, и в том матче против «Кардиффа» я доказал, что снова могу играть на высоком уровне.

- Британские защитники славятся своей неуступчивостью. Знаете ли тех, кто играет в стиле fair play?

- На самом деле, таковых немало. Вот, например, Джон Терри. Он всегда борется до последнего, но у него нет желания убить вас, он нацелен исключительно на мяч. То же самое могу сказать о своем партнере по сборной - игравшем в Англии долгие годы Ведране Чорлуке, который также действует очень аккуратно: если он видит, что может нанести вам травму, никогда не пойдет в стык, что называется, до конца.

- В августе 2009-го УЕФА дисквалифицировал вас за «нырок» в штрафной в квалификационном матче Лиги чемпионов против «Селтика», который завершился реализованным вами пенальти. Однако впоследствии наказание было аннулировано …

- Да, меня отстранили на два матча, после чего я приехал в Швейцарию с адвокатом «Арсенала», и после более тщательного рассмотрения дела чиновники Европейского футбольного союза реабилитировали меня. Таким образом, я смог выйти в первом матче группового турнира против «Стандарта» в Льеже и забил победный мяч.

- Так все же, что там было - пенальти или «нырок»?

- Как говорят англичане, фифти-фифти. Ну… Или 60 на 40 в пользу «нырка». (Улыбается). На самом деле, ситуация была очень неоднозначная - чем-то похожая на падение Гармаша в матче с Белоруссией. Все произошло очень быстро - в мгновение ока. Я влетел в штрафную на очень высокой скорости, если бы вратарь коснулся меня хоть кончиком пальца, устоять на ногах было бы почти невозможно. Времени на размышление не было, решение принималось интуитивно: я почувствовал момент и пошел на контакт. Что ж, перехитрить соперника любой ценой - тоже часть работы нападающего.

ДРУЖБА НАЧИНАЕТСЯ В… DUTY FREE

- Вы долгие годы приятельствуете с Дарио Срной. Но как получилось, что игроки, представляющие команды самых принципиальных соперников в Хорватии, подружились?

- Да, «Хайдук» и «Динамо» - большие противники. Матчи межу ними проходят, что называется, от ножа. Но дело в том, что мы с Дарио в чемпионате Хорватии не пересекались. В 2003-м я только-только начинал играть в высшей лиге. Перед этим меня дважды отправляли в аренду (в команду «Интер» из Запрешича. - Прим. М.С.) и лишь затем дали шанс в Загребе. Дарио на тот момент уже перешел в «Шахтер» и считался величиной национального уровня.

Хорошо помню момент, когда посмотрел на него другими глазами. Он заиграл в национальной сборной значительно раньше, чем я. Но иногда молодежная и главная команды Хорватии пересекались, когда мы проводили отборочные матчи. В залах ожидания наши сборные обычно сидели порознь - на какой-то дистанции, и это было нормально. Но в 2005-м летели, кажется, в Норвегию. И вот у нас как всегда было время в аэропорту, я пошел прошвырнуться по Duty Free, что-то там смотрел в магазине, и вдруг меня кто-то окликнул. Я повернулся - это был Дарио, и он завел со мной беседу.

Я был абсолютно растерян, даже шокирован: «Вау! Сам Срна разговаривает со мной! Он со мной шутит!» На тот момент Дарио был суперзвездой, он постоянно забивал голы за первую сборную, в том отборочном цикле его потрясающая игра, по сути, предрешила наше участие в ЧМ-2006: Дарио забил 5 мячей, 4 из которых оказались решающими!

Срна - очень открытый парень за пределами поля, но огромный профессионал. Он постоянно выключает телефон, чтобы сконцентрироваться только на игре. Он - отличный капитан и ярчайший футболист. Думаю, что только в сборной я забил не меньше 6-7 голов после его выверенных передач с правого фланга, или после навесов со «стандартов». Дарио - безусловно, один их лучших игроков в мире на своей позиции, который при желании мог бы выбирать любой великий клуб.

Однако Срна предан «Шахтеру». Помню, когда мне поступило предложение из Донецка, я первым делом связался именно с ним. Дарио выдал исчерпывающую информацию о клубе, городе, игроках и тренерах. Можно уверенно говорить, что мой выбор в пользу «Шахтера» состоялся во многом благодаря ему.

ЧЕГО ХОЧЕТ МИСТЕР

- Слышал, что президент «Шахтера» Ринат Ахметов может позвонить любому игроку, чтобы, к примеру, лично поздравить его с днем рождения…

- Я допускаю, что такое вполне может быть, но у нас с ним прямых бесед не было. Наверное, потому, что не можем говорить на одном языке. Но он постоянно находится на связи с Дарио как с капитаном команды, и это нормальная практика. Более того, когда мы базировались в Донецке, президент раз в неделю приезжал на день открытых дверей в Киршу и общался с игроками. Сейчас такой возможности у него, конечно же, нет.

- Еще одна ключевая личность в клубе - Мирча Луческу. Можете назвать основные уникальные качества, позволившие ему стать выдающимся тренером?

- Главный козырь Мистера - его огромный опыт. Он не позволяет нам расслабляться, требует максимальной концентрации в каждом матче - вне зависимости от того, играем ли мы против «Реала» или команды второй лиги на Кубок Украины. Ему важно, чтобы команда играла в свой футбол - низом, используя технику и быстрые передвижения, постоянно меняя направления атак. И, конечно, Луческу - человек, для которого нет секретов в футболе.

- Можно ли сравнивать их с Венгером в эмоциональном плане?

- Во многом они похожи: когда мы выигрываем, они делают все, чтобы мы побыстрее забыли об этой игре и думали о следующей. И я не видел, чтобы эти люди кричали в раздевалке после матчей. Впрочем, так получилось, что с Венгером я не выиграл ни одного трофея, и я не знаю, как он реагирует на титульные победы. Луческу в таких ситуациях всегда говорит: «Молодцы, ребята, это был серьезный сезон, мы справились, но посмотрим, что будет дальше...»

- Некоторые эксперты считают, что после отъезда Луиса Адриану в «Милан» самой проблемной позицией сегодняшнего «Шахтера» является амплуа центрфорварда. Могли бы вы сыграть на этой позиции - или Луческу видит вас в качестве вингера?

- Понимаете, мне нужно вернуть понимание специфики игры на этой позиции. Если мне дадут 3-4 игры, чтобы вспомнить, каково это, наверное, я смогу адаптироваться. Но решение принимает главный тренер, а я, как бы это банально ни звучало, готов помогать команде там, куда поставят.

- А вот интересно, как вас использовал во «Фламенго» Лушембургу?

- Чаще всего я атаковал из глубины, играя под выдвинутым вперед нападающим - то, что в Италии обозначают как «фантазиста», а в «Шахтере» делает Алекс Тейшейра. Но иногда, когда наш центрфорвард был травмирован, меня использовали на его месте.

ПУТЕШЕСТВИЕ К ЛУШЕМБУРГУ

- Правда ли, что прошлым летом вы могли отправиться в «Трабзонспор»?

- Нет. Не думаю, что это было серьезно. Год назад было принято решение прервать контракт с «Шахтером», но единственное конкретное предложение, которое я рассматривал, поступило от «Фламенго».

- Ваш соотечественник, динамовец Жуниор Мораэс, рассказывал мне, что Вандерлей Лушембургу, может быть, самый лучший тренер в его карьере…

- Я тоже ждал нашей встречи, потому что знал: работать с этим человеком будет очень интересно (в данный момент Лушембургу уже тренирует «Крузейру». - Прим. М.С.). В Бразилии он выиграл почти все, что можно, и даже чуточку больше, являясь самым титулованным тренером последнего времени: 5 побед в чемпионатах страны с разными клубами и более десятка чемпионств штатов Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу.

Во «Фламенго» Вандерлей изменил все - и в тактике, и в менталитете. Он очень серьезно подходит ко многим вещам, является прекрасным мотиватором, много говорит с игроками - при этом дружески настроен как к лидерам, так и к тем, кто играет мало или не очень хорошо. В общем, всегда старается поддержать каждого футболиста.

- Когда вы возвращались в «Шахтер», то говорили, что у вас нет личного приглашения от Луческу. Это было проблемой?

- Понимаете, ситуация складывалась не очень простая. Я не знаю, как зрело это решение, но определенно его принимало несколько человек - главный тренер, руководство, президент… Дело в том, что летом клуб потерял Адриану и Дугласа Косту, а ведь это те самые люди, которые играют на моих позициях. И во время турне по Бразилии, тренеры вспомнили, что есть Эдуарду. Они посмотрели мою статистику: увидели, что я забил достаточное количество голов, узнали, что восстановился от травмы. И, конечно, я подходил «Шахтеру» хотя бы потому, что уже играл здесь, помню стиль игры клуба, знаю требования Мистера и не боюсь ехать в Украину.

Другой, думаю, не поехал бы. У всех на устах одна ассоциация с вашей страной - война. А я спокойно связался с тем же Дарио, задал ему пару вопросов. Он сказал: «Все нормально, мы переехали в Киев, условия приличные», и я подумал, что вполне могу вернуться. Поговорил с семьей, размышления заняли, может быть, десять минут. Скажу больше, я был рад такому повороту. Мне кажется, нечасто есть возможность вернуться в ту же команду второй раз, особенно если эта команда тебе нравится.

ЭХ, ЕСЛИ БЫ НЕ «БАРСЕЛОНА»…

- Тот же Жуниор Мораэс говорил мне, что украинские защитники для него, словно киллеры, которые готовы оторвать ему ноги. Адаптироваться к такому стилю игры на первых порах бразильцу было очень непросто.

- Да, здесь играют жестко, но стиль игры «Шахтера» не предполагает длительного контроля одним игроком. У нас такой принцип: бегает мяч, а не игроки с ним в ногах. Так что мы не даем защитникам много шансов догнать себя, чтобы грубо атаковать. Ну а в общем, в чем-то я с ним согласен.

- Вы часто забивали киевскому «Динамо». Какой из этих голов для вас самый памятный?

- Наверное, тот, который я забил в финале Кубка в мой первый сезон в Украине. Незадолго до этого мы проводили матч чемпионата в Киеве и уступили 0:3, но затем взяли кубковый реванш в Сумах, победив 2:0. Игра была напряженной, долгое время на табло красовались нули, и только ближе к середине второго тайма мне наконец-то удалось огорчить Шовковского (а через 13 минут Эдуарду был удален за вторую желтую карточку, полученную за удар по воротам после свистка. - Прим. М.С.).

- Какой состав «Шахтера» вы считаете самым сильным в истории?

- Давайте думать. Это мой пятый год в Донецке, так как я играю здесь с сезона-2010/11. Что ж, наверное, именно тот вариант команды и был самым мощным. Мы тогда выиграли все, что могли в Украине и очень сильно выступили в Лиге чемпионов: дошли до четвертьфинала, где проиграли «Барселоне». Я до сих пор думаю, что если бы жребий был к нам более благосклонным, мы могли бы пройти дальше, ведь у нас были Фернандинью, Мхитарян и Виллиан…

- Википедия рассказывает нам о том, что 10 июля 2012 года в Луганске после матча за Суперкубок Украины против донецкого «Металлурга» во время празднования вы вместе с одним из сотрудников клуба разбили кубок, распавшийся на две части. Причем, вы несли верхнюю часть награды.

- Нет, мы ничего не сломали. Мы действительно его несли, но тут оказалось, что чаша просто не была должным образом прикреплена к основанию, и Кубок развалился.

- Можете назвать самого перспективного украинского игрока, которого вы видели в «Шахтере» за все эти годы?

- На данный момент, наверное, так можно говорить о Коваленко. Я вижу его на тренировках и в играх, и мне кажется, что у него есть все данные для того, чтобы стать большим игроком и со временем заиграть в Европе.

ПОЧЕМУ «ДНЕПР» ПОХОЖ НА «СТОК СИТИ»

- У нас любят говорить: один бразилец - хорошо, два - очень хорошо, три - уже карнавал…

- Когда я играл в Хорватии, фраза звучала иначе: один бразилец - хорошо, два - самба, а три - карнавал. И я вам скажу, что эта поговорка имела смысл. В загребском «Динамо» было четыре бразильца, и в команде существовали проблемы, большие проблемы! Парни часто выходили в город, выпивали, ходили по клубам, в общем, вели себя непрофессионально. В «Шахтере» все иначе, все очень серьезно, каждый знает свое место и задачу. И, конечно же, подбирая игроков, наши скауты наблюдают не только за игровыми, но и за человеческими характеристиками.

Так что в «Шахтере» такая ситуация невозможна. Самба? Какая самба?! Тут нет времени на самбу. Начнешь танцевать - тебе быстро найдут замену на поле. Ну и потом, у большинства донецких бразильцев есть семьи, и они ведут себя очень солидно.

- Вы чувствуете разницу между Киевом и Донецком?

- Киев - красивый, большой город, который полностью соответствует статусу столицы своей страны. Но привыкнуть к смене обстановки лично мне было непросто. Поймите, у меня в голове все еще всплывают картинки донецкой жизни: я вижу базу, стадион, какие-то любимые места, ресторанчики… А теперь мне нужно заменить эти картинки новыми.

- Есть в украинской премьер-лиге игрок, с которым вы бы предпочли играть в одной команде, чем постоянно оказываться по разные стороны баррикад?

- Самый яркий пример - Матеус из Днепра. Он постоянно создает нам большие трудности, как, например, в нашей последней игре (в августе Матеус забил «Шахтеру» дважды за последние десять минут встречи. - Прим. М.С.). Собственно говоря, с первого матча против «Днепра» в 2010 году я сразу почувствовал, что эта команда будет доставлять нам много проблем.

- Это из-за стиля игры Хуанде Рамоса?

- Да нет. Просто так бывает, что какая-то команда тебе удобна, а какая-то нет. И какой-то рациональной причины на это не существует. У нас была ситуация в АПЛ, когда «Арсенал» годами не мог обыграть «Сток Сити», который даже не считался середняком. Никто не мог понять, почему так происходит, но мы невероятно мучились в каждом матче, потому что эти парни одним им известным способом как-то адаптировались к нашему стилю игры.

«МЕРСЕДЕСЫ» ОТ ФЕДУНА

- Хотелось бы задать несколько вопросов о сборной. Матч Хорватии против Бразилии на ЧМ-2014 стал для вас серьезным психологическим тестом?

- Да нет, что вы… У меня было абсолютно нормальное моральное состояние. В Бразилии все знали о моей ситуации, никто не держал на меня зла, я не ощущал давления со стороны прессы и общественности. При этом, на тот момент я никогда не играл на исторической родине: переход во «Фламенго» был впереди.

- Ноябрь 2007 года. Вы знали, то вице-президент «Лукойла» и владелец московского «Спартака» Леонид Федун пообещал четыре «Мерседеса» игрокам сборной Хорватии, если она обыграет на выезде англичан, обеспечив тем самым путевки на Euro-2008 сборной России?

- Я вам расскажу, почему мы выиграли в том матче на «Уэмбли». Накануне мы играли против Македонии. Турнирная ситуация обязывала нас побеждать, чтобы напрямую выходить на чемпионат Европы с первого места. Россия в тот момент играла против Израиля, и мы не особо рассчитывали на то, что подопечные Хиддинка потеряют очки. И вот мы закончили первый тайм нулевой ничьей, сидим в раздевалке, вдруг узнаем, что Израиль забил на последней минуте и победил - 2:1. Сборная Хорватии автоматом попадает в финальную часть Euro-2008.

Мы забыли об игре, начали прыгать по раздевалке и праздновать! А потом вышли на второй тайм и нас порвали - 2:0! Ладно, о’кей, мы не особо расстроились. Там, в Скопье, было ужасно вязкое поле из-за дождя. Не могу забыть один момент: при счете 0:1, я обыгрываю вратаря, бью по пустым воротам метров с пяти, а мяч застревает в луже прямо на самой ленточке!

Короче, мы не расстроились и в веселом настроении отправились в Лондон. Фактически - на прогулку. Матч для нас ничего не решал. Мы были свежие, веселые, за день до игры Славен Билич сказал: «Идите - погуляйте по городу, сделайте покупки». Мы дружной толпой пошли в «Хэрродс» (один из самых больших и фешенебельных универмагов в мире. - Прим. М.С.) и накупили всякой всячины. А на следующее утро в абсолютно расслабленном состоянии вышли на поле.

Не знаю, насколько сильно нервничали англичане, но давление на них было куда большим. Мы быстро повели - 2:0. Сначала Краньчар неожиданно выстрелил из-за штрафной, затем я сделал пас вразрез на Олича, и тот легко переиграл Карсона. Хозяева поднажали и сравняли счет, но ближе к концу матча Младен Петрич принес нам победу. В параллельном матче россияне со счетом 1:0 одолели Андорру и вышли на чемпионат Европы вместо англичан.

Кажется, только через два дня Стипе Плетикоса, который тогда играл за «Спартак», показал нам газету, где было написано, что русский бизнесмен хотел подарить хорватам «Мерседесы» - только непонятно сколько и непонятно кому. Мы понятия не имели, что такое обещание было сделано до начала игры и, насколько я знаю, автомобили так никто и не получил.

КОРРУПЦИЯ ЕСТЬ ВЕЗДЕ

- Вы забили множество голов головой, хотя рост у вас, скажем так, совсем не баскетбольный…

- Эту способность я совершенствовал в «Шахтере» и в «Арсенале». Если я не очень сильно уставал, то всегда оставался после тренировок и просил фланговых игроков пасовать мне исключительно по воздуху. Мяч летел на любой высоте, но я пытался ударить головой, даже если от земли его отделяло не больше 20 сантиметров.

Я понимал, что в игре случаются такие ситуации, когда все решает одно-единственное касание, у тебя просто нет времени на то, чтобы обработать мяч. Поэтому я моделировал и тренировал ситуации, в которых я мог бы хотя бы изменить траекторию полета мяча так, чтобы это стало неожиданным для голкипера.

- Однажды вы забили в падении через себя сборной Эстонии. Это самый красивый мяч в карьере?

- Ну, не сказал бы. Мне, например, больше понравился мяч, который я забил Англии в том самом отборочном цикле - головой при счете 0:0. Мяч полетел по высокой дуге и застал врасплох вратаря соперников.

- В прошлом году вы официально заявили об окончании международной карьеры. И намекнули, что на ваше решение повлияло несправедливое отношение людей из Хорватской футбольной федерации. Это правда?

- Да. Абсолютная. Как бы вам объяснить... Помните, как сказал герой Аль Пачино в «Крестном отце»: «Коррупция есть везде». То же касается и грязи в мире футбола. Но мне кажется, что если даже мой четырехлетний сын понимает, что вокруг происходит нечто аморальное и люди ведут себя непорядочно - это ненормально. В какой-то момент я и сам остро осознал, что не могу адаптироваться к системе, в которой есть такие проблемы.

- О каких именно проблемах вы говорите?

- Около верхушки федерации крутятся ребята, которые держат в руках пульт управления и указывают, что делать даже главному тренеру. Условно говоря, в сборную могут быть вызваны 23 человека, но я, как наставник, могу выбрать на свой вкус только 15. Фамилии еще восьмерых мне называют сверху. И я должен вжаться в свое кресло, услышать инструкцию какой-то большой головы и сделать так, как она мне велела. То есть я - уже не главный тренер, а марионетка в руках кукловода. Отсюда и всякие непонятки.

- Которые напрямую касались вас?

- Да, были ситуации, когда я играл хорошо, и все понимали, что Эдуарду - в порядке, но в сборную меня не вызывали.

- Описанные вами механизмы неплохо работают и в некоторых украинских клубах…

- Клубный футбол - это бизнес, где такие шаги могут быть необходимы для выживания. А в национальной сборной бизнеса быть не может, есть только результат. Сборная - достояние общественности, а не какого-то денежного мешка. Почему я не могу играть, если я в порядке? И причина отнюдь не в тренере!

Понимаете, если бы такое происходило в команде уровня Англии или Италии, в прессе поднялся бы огромный скандал, но национальная сборная Хорватии никому не нужна, за ней так пристально не следят, и поэтому некоторые люди полагают, что можно прокручивать у кого-то за спиной подобные вещи.

ЛЮБОВЬ НА ЯЗЫКЕ ЖЕСТОВ

- Как вы познакомились со своей женой Андреей?

- Вы не поверите, но это было на второй день моего пребывания в Хорватии. Мне было всего шестнадцать. Андрея ходила на стадион, чтобы побегать для себя, а я приходил туда, чтобы тренироваться с «Динамо». И так получилось, что мы пересеклись у самого входа на стадион. Я был с другим парнем, она - с подругой. Я посмотрел на нее. Начал жестикулировать, сказал что-то на португальском. Шансов, что она меня поймет почти не было, но Андрея чуть-чуть знала итальянский, и слова показались ей знакомыми.

Мы немного поговорили, а впоследствии очень часто пересекались при встрече на стадион. Однако затем она пропала. Прошло два года, когда я зашел в какой-то кафе-бар и увидел ее с сестрой. Подошел: «Ты меня помнишь?» На тот момент я уже мог говорить на хорватском, так что беседа завязалось быстро.

- Какая песня играла у вас с Андреей во время первого свадебного танца?

- Это был вальс. Классический вальс на три четверти.

- Представьте, что у вас есть абсолютно свободный день отдыха в Киеве. Что бы вы делали?

- Да ничего особенного. Может, сходил бы с детьми в зоопарк, мой сын очень любит животных.

- Можете описать идеальный завтрак, который бы состоял из одного украинского, одного бразильского и одного хорватского блюда?

- На первое съел бы борщ. На второе - шураско. Это очень популярный бразильский аналог вашего шашлыка, по сути - барбекю. Ну а на третье - выберу хорватское блюдо, оно называется «чевапи». Это жаренные колбаски, которые готовят на гриле по специальному рецепту.

ДВА ЖЕЛАНИЯ ДЛЯ ЗОЛОТОЙ РЫБКИ

- В завершение этой беседы - короткая анкета от «СЭ». Какую музыку вы любите?

- Разную. Очень нравится классический рок - например, Брайан Адамс или Стинг.

- Вы любите домашних животных?

- Да, предпочитаю собак. У меня есть одна - породы шицу.

- Ваш любимый фильм?

- Мне нравится «Заложница» с Лайемом Ниссоном. Но только первая часть. Вторая и третья хорошими не получились.

- Ваши любимые актер и актриса?

- Джейсон Стэтхэм и Джессика Симпсон.

- Ваш идеал в спорте?

- Майкл Джордан.

- Какой стиль в одежде предпочитаете?

- Мне нравится элегантный спортивный стиль - джинсы, футболка, удобная обувь на мягкой подошве.

- Любимые напитки?

- Алкогольные? В общем, я хорошо отношусь к пиву. Кстати, в Украине оно тоже неплохое. А еще предпочитаю некрепкое красное вино. Среди безалкогольных напитков особых предпочтений нет. Обычно пью воду или мультивитаминовый сок.

- У вас есть плохие привычки?

- Ну, не знаю. Ногти никогда не грыз. (Смеется).

- Самая сумасшедшая вещь, которую вы делали в своей жизни?

- Я не очень склонен к сумасшедшим вещам. Не люблю экстрим. Не провожу никаких экспериментов с внешностью. На моем теле только две маленькие «татушки»: имена детей - Лорена и Матеус.

- В какой стране вы бы хотели провести остаток жизни?

- Прежде всего, хотелось бы попутешествовать по США, это большая и очень разнообразная страна. Ну и в Бразилии есть уголки, где я еще не был.

- Есть что-то, чего вы боитесь?

- Может быть, полетов. Не то чтобы у меня была аэрофобия, просто иногда самолеты меня напрягают. Я летал очень часто, и иногда мне в голову лезли плохие мысли еще до того, как стюардессы просили пристегнуться покрепче.

- Что бы вы попросили у Золотой рыбки?

- Если речь идет о карьере, загадал бы победу «Шахтера» в Лиге чемпионов. Ну а в остальном мои желания просты - хочу, чтобы мои родные, семья и друзья всегда оставались здоровыми…

Михаил Спиваковский

Оцените
Поделитесь
gorilla

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме