Максим Калиниченко: "Было бы здорово чего-нибудь достичь с молодежкой "Металлиста"
^

Максим Калиниченко: "Было бы здорово чего-нибудь достичь с молодежкой "Металлиста"

297
Максим Калиниченко: "Было бы здорово чего-нибудь достичь с молодежкой "Металлиста"
Фото - championat.com

Бывший футболист московского «Спартака», «Днепра» и сборной Украины Максим Калиниченко рассказал о своих первых шагах в тренерской карьере, отношениях с друзьями из России и сравнил украинский и российский чемпионаты.

— Теперь можно сказать окончательно и бесповоротно: Калиниченко решил пойти по тренерской стезе?

— Знаете, тут такой момент, что сегодня так говорить уместно, однако завтра все может измениться. Неоднократно говорил, что хочу попробовать свои силы на этом поприще. Первый робкий шаг сделан, теперь вот потихоньку вникаю в суть дел. Работаю всего две или три недели и пока не могу сказать, что мне слишком тяжело. Хотя, признаться, есть нюансы, которые, будучи игроком, не замечал.

— Вы уже спланировали свою тренерскую модель поведения? Кнут или пряник?

— Нельзя сказать, что есть универсальный способ управления командой. Есть люди, которые понимают только кнут, — и наоборот. Футболисты нынче другие: кому-то нужно разжевывать, а кто-то понимает без слов. Раньше было так: сказали — все делают. Нынешние реалии таковы, что нужно быть более гибким.

— Как-то, рассуждая о перспективах молодых игроков «Таврии», вы заявили: «Мне хочется их поубивать. Половина из них, простите, бараны, а ведут себя, как чемпионы мира». Все в лоб и сразу — ваш метод?

— Нет, абсолютно не мой. Так сложилась ситуация. Даже если пороетесь, не назовете человека, который из той молодежи играет на более-менее высоком уровне. Но это вовсе не говорит о том, что я разгадал их и молодец.

Говорил это потому, что люди не понимали, какой шанс им представился. Возможно, тогда был единственный момент в их жизни, когда нужно было выпрыгнуть из трусов, но воспользоваться шансом, что я и пытался им донести. Не имел в виду, что они плохие футболисты, скорее — не очень умные молодые люди, которые в итоге потерялись. Значит, не дошло.

— Вы работали экспертом на украинском телевидении. Позитивный опыт?

— Я и сейчас продолжаю этим заниматься. Поймите, я не берусь за, что мне неинтересно. Тот опыт привлекателен для меня, как и тренерская деятельность. Что будет дальше? Не знаю. Могу сказать, что с легкостью закрою за собой дверь, если что-то будет не устраивать меня или я буду не устраивать кого-то. Слава богу, пока могу себе это позволить.

— У вас есть мечта или цель, к которой вы будете стремиться на тренерском поприще? Например, возглавить «Спартак» или, скажем, выиграть Лигу чемпионов?

— Когда начинал играть в футбол, даже боялся о чем-то мечтать. Смотрел по телевизору на «Спартак» и киевское «Динамо» и хотел попасть на экран. То есть равнялся на людей, которых там показывали. Глобальной мечты — например, сыграть на чемпионате мира — у меня не было. Шаг за шагом цели появлялись и были локальными, приземленными. Так и сейчас — не хочу кричать, что мечтаю выиграть первенство планеты со сборной Украины. Это хорошая цель, но она должна быть чем-то подкреплена. На данный момент было бы здорово чего-нибудь достичь с молодежкой «Металлиста», чтобы ребята доросли до первой команды.

— Наверняка следите за чемпионатом России?

— Не скажу, что смотрю много матчей, но периодически — да.

— В чем главные отличия украинского футбола от российского?

— Финансовая сторона. От нас уехало много качественных легионеров. Большинство клубов урезали бюджеты и произошел большой скачок назад, куда-то в район 90-х. Чемпионат сильно потерял в зрелищности из-за того, что упал уровень середняков. Ситуация в стране очень непростая — также и в футболе: клубы пытаются выживать. В России кризис пока заметен не так сильно, но судя по слухам и общению с людьми, скоро бюджеты будут урезаны и в командах РФПЛ. Возможно, футбол ждут непростые времена. Тяжело сказать, что будет дальше.

— А ведь активно обсуждался проект объединенного чемпионата…

— Изначально скептически относился к этой инициативе. Даже когда между нашими странами не было таких серьезных разногласий, в реализацию проекта верилось с трудом. Сейчас о нем и вовсе можно забыть.

— А вы знаете, что оргкомитет турнира по-прежнему функционирует, по крайней мере если судить по сайту, где продолжают появляться записи. Последняя, например, датирована 21 июля. Каково?

— Это комментировать тяжело. (Смеется.) Видно, нужно освоить выделенный бюджет, вот новости и появляются.

— Лично вас как человека, связанного с обоими государствами, расстраивает то, что происходит между братскими народами?

— Знаете, я пережил много стадий этого конфликта. Я — украинец и всегда им буду, но больше всего меня расстраивает стена непонимания между сторонами. Обидно, что люди даже не хотят попытаться понять друг друга. Все это больно, и боюсь, что в ближайшие несколько лет стена никуда не денется.

— В чем причина этого непонимания? Пропаганда?

— Очевидно, что и там, и там пропагандистская работа ведется. Хотя украинская пропаганда в сравнении с российской выглядит просто детской… Люди смотрят телевизор, и им хватает информации, которую они видят. Есть новость, а есть картинка, которая имеет огромное значение. Правдива она или нет — не важно, она в любом случае отпечатывается в сознании. После этого тяжело как-то их переубедить. Так устроен мозг, чем активно пользуются.

— Это правда, что когда вы хотели записаться на тренерские курсы в России, вам сказали, что с украинским паспортом там делать нечего?

— Конечно, не прямым текстом, да я и не сам звонил, а узнавал через людей, но такой посыл действительно был. Получается, могу выучиться в любой стране мира, кроме России — что поделаешь. (Смеется.) Обид не включал, да и не вижу никаких проблем пройти курсы в Киеве, но тогда я проживал в Москве и было бы логичнее поступить на курсы поближе к месту жительства. Как говорится, нет худа без добра: во многом из-за этого теперь работаю в Харькове.

— Вы частенько высказываетесь на страницах российских спортивных СМИ. Можно ли из этого заключить, что на ваше отношение к России конфликт не повлиял?

— Футбол и политика связаны, но мешать эти понятия все-таки не стоит. Есть вещи, в которых я категоричен, но не вижу проблемы в том, чтобы комментировать футбольные моменты, связанные с российским чемпионатом. У меня отличные отношения со многими футболистами и журналистами в этой стране. Почему из-закого-то я должен с ними ссориться? Хотя есть люди, которые думают иначе.

— И что бы вы таким людям пожелали?

— Точка невозврата во многих вещах уже пройдена. Люди, которые ненавидят кого-то, наверняка имеют для этого веские основания. Хотел бы пожелать, чтобы было меньше лжи, в первую очередь это относится к тем, кто причастен к происходящему на юго-востоке Украины. А по-хорошему — разъехались бы все по домам и все бы закончилось.

Оцените
Поделитесь
gorilla
Источник:

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме