Владимир Чеснаков: "Президент позвонил, а я его не узнал…"

Владимир Чеснаков: "Президент позвонил, а я его не узнал…"

232

Автор:
Владимир Чеснаков: "Президент позвонил, а я его не узнал…"

Раньше таких футболистов было намного больше. Игроков, для которых клубный патриотизм определяет не сумма прописью в контракте. Мы называем их символами, а они олицетворяют свою команду, даже если не всегда мелькают на телевидении или в газетных отчетах…

Никогда бы не поверил, что ему уже 27. Посмотришь на Владимира Чеснакова — и кажется, что только вчера он, совсем еще юный, цементировал оборону «Ворсклы» в финале Кубка Украины и забивал голы в ворота сборной Франции в составе «молодежки». Сколько лет прошло, а он ничуть не изменился!

— Владимир, когда ты постигал футбольную азбуку, кто для тебя был эталоном преданности «Ворскле»?

— В то время таких игроков, пожалуй, и не было. Кумиры были, я знал всех исполнителей полтавского коллектива, но тогда в команде происходила такая кадровая текучка, что говорить об этом было бы не совсем уместно. Это уже позже, когда я сам попал в «Ворсклу», для меня настоящим символом клуба стал Сергей Долганский. Сейчас в один ряд с ним смело могу поставить Арменда Даллку и Йована Маркоски. Скоро будет 10 лет, как эти ребята играют в Полтаве.

— Какие можешь привести примеры из мирового футбола?

— Пожалуй, назову Джона Терри и Стивена Джеррарда. Хотя зачем далеко ходить? В «Динамо» уже больше 20-ти лет выступает Александр Шовковский. Думаю, его достижение точно никто не перекроет.

— Тяжело выступать на одном месте?

— Да о чем ты? Что тут сложного? Я в своем городе, в клубе, который меня воспитал. У меня здесь семья, друзья, все рядом. Только работай, играй и отдыхай.

— Цвета первой команды «Ворсклы» ты защищаешь уже больше семи лет. Неужели за все это время не было ни одного предложения сменить обстановку?

— Хочешь— верь, хочешь — нет, но не было. Может, руководителям или тренерам кто-то и звонил, но лично ко мне никто не обращался. Кое-какие слухи доходили, но назвать их предложениями сложно.

— Ты помнишь свой первый день в главной команде Полтавы?

— Конечно. Я хорошо запомнил, как однажды мой детский тренер Александр Ежаков сказал, что меня берут в«Ворсклу». Никогда не забуду, как перед началом летних сборов в2007 году наставник молодежного состава Сергей Диев объявил список ребят, которым нужно было ехать в первую команду. Тогда «Ворсклу» возглавлял Анатолий Момот.

— Как тебя приняли старожилы?

— Отлично. Первыми, кого я встретил на базе, были Александр Чижов и Сергей Кравченко. Чиж устроил мне экскурсию, показал комнату, в которой я должен был жить, и добавил: «Никого не бойся, если что, задавай вопросы…»

— В Полтаве всегда был (и есть) хороший коллектив. В чем секрет таких отношений?

— Знаешь, как говорится, погоду делают люди. Так и у нас. Во-первых, при мне в «Ворсклу» всегда приглашали ребят с соответствующими человеческими качествами. Во-вторых, нас всегда учили— когда появляются новички, помните, как относились к вам, когда вы пришли в команду. В-третьих, в тренерском штабе тоже всегда были великолепные отношения, да и в клубном офисе, когда я туда попадаю, также ощущаю здоровую атмосферу.

— Когда ты только пришел в «Ворсклу», это была по всем параметрам средненькая команда украинского чемпионата, а сейчас полтавский клуб — один из самых стабильных в стране. Согласен?

— В этом большая заслуга наших руководителей, которые действительно вкладывают в дело всю душу. Жаль, что с нами больше нет нашего президента, Олега Бабаева (вздыхает).

— Ты с ним часто общался?

— Конечно. Он всегда держал руку на пульсе. Мог приехать на самую рядовую тренировку, позвонить и просто спросить, какое у кого настроение.

Правда, однажды после такого звонка я чуть было не нарвался на крупные неприятности, но, к счастью, все обошлось.

— Не вовремя поднял трубку?

— Да нет, как раз наоборот (улыбается). В 2012 году я отмечал свое24-летие. Команда прилетела со сборов, проходивших в Турции, у нас было два выходных, в Киев приехала моя жена, и вечером мы решили отужинать в ресторане.

Тут на моем мобильнике раздается звонок. Смотрю — какой-то крутой номер, одни семерки. Поднимаю трубку — не узнаю собеседника. Мне говорят: «Привет!» — ну и я говорю: «Привет!» Спрашивают: «Не узнал?» Отвечаю: «Нет». Молчу, а мне приказным тоном: «Встань!» Я встал, смотрю по сторонам, думаю, кто-то из знакомых сидит в этом же заведении, но никого не замечаю. Если честно, хотел уже психануть и чего-то там наговорить — и тут слышу: «Вова, неужели ты не узнал своего президента?»

— Немая сцена?

— Да уж, мне стало так неловко! Начал извиняться, говорю: «Вы же мне никогда не звонили, у меня нет вашего номера». А Бабаев в ответ: «Так ты ведь молодым был, а теперь стал игроком основного состава, претендуешь на лидерские функции». Мне, конечно, было очень приятно. От президента всегда исходила положительная энергетика. Когда он все успевал, ума не приложу! Часто приезжал к нам на сборы, мы это всегда ценили, хотя тренерско-административный штаб начинал волноваться— им нужно было играть с Мейдановичем в футбол (улыбается). И не просто играть, а действовать на максимуме, особенно если ты попал с ним в одну команду. Конечно, на него часто играли, без своего гола он с поля никогда не уходил, но при этом перед президентом никто не расступался. Иначе были бы большие проблемы…

— Владимир, как ты считаешь, какой момент в твоей клубной карьере был переломным?

— Пожалуй, это было весной 2009 года. До этого я уже, конечно, попадал в«основу», но, как правило, сидел на замене и выходил на поле, как говорится, под премии. А тут был выездной матч с «Шахтером». Мы уступили с минимальным счетом — 0:1, я отыграл все 90 минут. На следующий день собрались на базе, а ко мне подходит тренер вратарей Андрей Тарахтий и говорит: «После вчерашнего поединка Николай Павлов сказал, что у нас появилась еще одна боевая единица». С тех пор я и почувствовал какую-то особенную уверенность.

— Уже в следующей встрече с «Шахтером» вам удалось взять реванш. Победа в Кубке Украины — вершина твоей клубной карьеры?

— Пока да. Но я надеюсь, что у нас с «Ворсклой» награды еще обязательно будут.

— Чем тебе запомнился финал 2009 года?

— Да много чем! Для нас это была настоящая сказка. Дошли до решающего матча— уже достижение. Сначала думали: «Главное — крупно не проиграть, не потерять лицо», — а потом, после победы горняков в Кубке УЕФА, в команде пошли разговоры, дескать, может, они устали, не настроятся и так далее. В общем, постепенно мы обретали дополнительную уверенность, а усиливал ее Николай Павлов.

— Когда ты узнал, что выйдешь в «основе»?

— На установке. Хотя мысленно я себя к этому готовил, поскольку наш ведущий защитник Геннадий Медведев был травмирован.

— Грубых ошибок не допустил?

— Если честно, то после игры мне было все равно — мы победили! Хотя уже потом, когда все проанализировал, мне показалось, что команда неплохо отработала в обороне.

Было очень тяжело, особенно во втором тайме. Помню, отбили очередную атаку «Шахтера» — и дружно выдохнули с защитниками. Когда слышим, а болельщики тоже тихонько: «Фух...» Дело в том, что за теми воротами, которые мы защищали после перерыва, были полтавские секторы (улыбается).

— Где ты хранишь свои медали?

— Детские призы — у родителей, в Глобино, а кубковую награду — дома.

— Твой бывший партнер по команде Денис Кулаков, говорят, держит медаль под замком?

— И все-то вы, журналисты, знаете (улыбается). Ничего не скроешь… Когда мы с Кубком Украины вернулись из Днепропетровска в Полтаву, сразу поехали на стадион, где нас встречали болельщики. На радостях решили подарить им все, что могли. Поснимали с себя экипировку, начали бросать, а Денис вместе с футболкой метнул и медаль. Хорошо, что у нас в Полтаве такие фанаты! Один из болельщиков поднял медаль и вернул ее хозяину. Вот он теперь в сейфе ее и хранит (улыбается).

— Часто общаетесь с Кулаковым?

— Время от времени созваниваемся. Мы же столько лет делили один номер в отелях, на сборах. Я его каждый день вспоминаю, когда кофе на базе пью. У нас до сих пор стоит аппарат, купленный на штрафы Дениса Кулакова (улыбается).

— Ты помнишь свой самый яркий разговор с Николаем Павловым?

— Конечно (улыбается). Петрович часто общался с футболистами с глазу на глаз. Вроде заходишь к нему спокойно в кабинет, а он начинает говорить— и сердцебиение учащается…

Однажды наш коллектив прилично встряхнула новость о том, что целая группа игроков подписала контракты с агентами. Когда Павлов узнал, признаюсь, места мало было всем. Вызвали на ковер и меня. «Ты тоже, Вова, уже с агентом?» — спросил Николай Петрович. Я отвечаю: «Да», — а он опускает голову и молчит. Пауза была такая, что мне уже не только пульс, но и давление нужно было мерить!

— Долго молчали?

— Нет. Тренер сказал коротко и ясно: «Мне не нужны футболисты, которые не верят в меня и не верят в себя». Через неделю я разорвал контракт с агентом...

— Выход в групповой раунд Лиги Европы — вторая вершина в твоей клубной карьере?

— Опять же — пока. У «Ворсклы» амбициозные цели, и я надеюсь, что мы еще поиграем в еврокубках.

— Международный опыт, полученный в молодежной сборной Украины, тебе помогал?

— Вне всяких сомнений. К тому времени я уже объездил много стран, поиграл на хороших стадионах, против серьезных соперников. «Молодежка» — это, знаешь, как первая футбольная любовь. У нас была великолепная команда!

— Часто просматриваешь свой дубль в ворота французов?

— Нет, хотя это действительно был один из самых счастливых дней в моей жизни. Два раза Ярослав Ракицкий пробивал штрафной, а я два раза первым успевал на добивание. Не мог поверить, что такое бывает!

— Для того чтобы попасть на чемпионат Европы (U-21), вам пришлось пройти не только Францию, но и Бельгию с Голландией. Чем запомнились те поединки?

— Никогда не мог подумать, что на молодежном уровне нам будут противостоять такие атлеты. Группа атаки и у бельгийцев, и у голландцев была как на подбор — все ребята мощные, быстрые. Признаюсь, непросто пришлось.

— Кто из игроков больше всего запомнился?

— В Бельгии — Ромелу Лукаку, а в Голланди — Бас Дост.

— Что же с вами случилось летом 2011-го, в финальном раунде турнира?

— Не знаю, для нас самих это была загадка.

— Но при прочтении ваших интервью перед вылетом в Данию казалось, что для команды в футболе секретов уже не осталось…

— То-то и оно. Правильно сказал Ракицкий сразу по окончании последнего матча: «Ну что, парни, обделались мы…» А интервью, кстати, потом долго никто не давал (улыбается).

— Ты вообще редко мелькаешь в СМИ. Не любишь публичности?

— Нет. Скромность украшает человека — так меня учили родители.

— Так и главный тренер у тебя сейчас живет по принципу «Меньше слов — больше дела». Согласен?

— На все сто процентов. При этом Василий Сачко таким был всегда, даже когда играл.

— Ты ему когда-нибудь противостоял?

— Только на тренировках.

— Каким он тебе запомнился футболистом?

— Целеустремленным. Будучи прирожденным форвардом, который чувствует ворота соперника, он всегда играл на команду. Так стелился в подкатах, что защитники иногда удивлялись!

Однажды на сборах Николай Павлов вообще поставил его в центр обороны, так он и там не подвел. Вверху все выиграл, на опережение хорошо действовал…

— Ему легко дался переход от игрока к тренеру?

— Мне тяжело об этом судить, но с первого дня его самостоятельной работы подкупало отсутствие паники и присутствие все той же целеустремленности. Не было никаких шараханий. Не знаю, как кто, а я Василию Сачко сразу поверил.

— Значит, и нам надо верить в то, что «Ворскла» снова попадет в Лигу Европы?

— Мы же уже поговорили по поводу громких заявлений (улыбается)…

— Тише едешь — дальше будешь?

— Да. Главное — стабильность.

— По-моему, на поле это твой козырь. Согласен?

— Не мне судить. Всякие игры бывают, но стабильность действительно имеет огромное значение. В жизни — так точно.

— Ты по ней с «Ворсклой» так и прошагаешь?

— Почему бы и нет, ведь это — моя команда…

Евгений Гресь

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставить комментарий на форуме Обновить

Рейтинг Букмекеров