Роман Безус: "Конечно, осадок на душе остался"

Роман Безус: "Конечно, осадок на душе остался"

107
Роман Безус: "Конечно, осадок на душе остался"
Фото - fcdnipro.ua

Новичок днепропетровского «Днепра» Роман Безус рассказал о подготовке к весенней части чемпионата с новой командой и вспомнил выступления за «Динамо».

— Вы проходили зимние сборы с Павловым и Блохиным. Можно сказать, что в физическом плане сборы под руководством Маркевича самые легкие?

— Никогда раньше так много не играл на сборах. У Маркевича форма набирается через спарринги, игровые упражнения на тренировках. Есть специфические вещи — полусферы, например. Если судить по ногам, по крепатуре — как было год назад или два, так и сейчас.

— Понятно, что вам будет просто адаптироваться в плане отношений в коллективе. Намного ли труднее понять структуру того футбола, который ставит команде Маркевич?

— Труднее. В команде я уже адаптировался, тут много знакомых мне людей. На футбольном поле еще не до конца всех понимаю, но взаимодействие есть. В любом случае, хочу выйти на лучший уровень. Работаю и очень рассчитываю, что это случится.

— В плане сыгранности, психологической уверенности, физической формы вы можете быть готовы к выходу в основе против Олимпиакоса?

— Буду надеяться. Посмотрим, как буду выглядеть. От этого и будет зависеть решение тренера.

***

— Когда стало понятно, что вы покидаете Динамо, наверняка начали поступать звонки от других клубов и агентов. Было ли хотя бы одно предложение, кроме того, что поступило от Днепра?

— Скажу честно: большой конкретики не было. Я старался концентрироваться на том, что я игрок Динамо, потому никаких разговор осенью или в декабре по этому поводу даже не вел.

— В последний год в Ворскле вы имели варианты в Европе — было предложение, например, от Болоньи. Сейчас вам хотя бы на секунду приходила идея заручиться поддержкой сильного посредника со связами в Европе и попробовать себя там?

— Было бы отлично когда-нибудь переехать в сильный европейский чемпионат. Как я хотел это сделать раньше, так и есть такие желания сейчас. Но конкретно в данный момент для меня главное принести пользу Днепру и улучшить свою игру. Если честно, раньше из Европы на меня никто не выходил — может, на Ворсклу приходили предложения... Слышал, что был интерес только.

— При трансфере до последнего стоял вопрос о полноценном контракте или аренде. Каким было ваше мнение и в какой мере оно влияло на окончательно решение?

— Я немного решал. У меня спросили: «Хочешь в Днепр?», я ответил, что хочу. Потом там все утрясалось на самом высоком уровне. Это уже меня не касалось. Тем более, я не был против полноценного контракта. Меньше всего хотелось переходить на три месяца.

— Почему? Ведь такая аренда давала бы шанс на возвращение в Динамо.

— Если б сказали, то, наверняка, согласился, но это довольно плохая идея. За этот срок к команде не всегда получается привыкнуть. Так что, все хорошо сложилось.

— Оговаривали ли вы уже свою роль в команде с Мироном Маркевичем? Были ли какие-то эксперименты на сборах, или все в привычном русле?

— Мы разговаривали и пришли к выводу, что — да, все, как и раньше, позиция под нападающим. Планируется, что у меня будет больше свободы. Например, на старте сезона в Динамо была тактическая схема с двумя атакующими полузащитниками — чувствовал себя немного сложновато. В Днепре должно быть больше места для импровизаций. Некоторые игры на сборах пробовали опорным, но это, скорей всего, для того, чтоб получить дополнительную нагрузку.

— Как раз есть вопрос по поводу старта сезона, когда вы выходили с Бельханда вместе на поле. Вам нравилась та роль, которую вы исполняли в тех матчах?

— Было три матча: на Суперкубок, с Полтавой и в Харькове, где мы вместе выходили. Изначально тактика предполагала наличие двух атакующих полузащитников, но мне приходилось садиться глубже, потому что Бельханда часто заигрывался, надо было страховать.

— На тренировках продолжали ли наигрывать такое сочетание, или тренерский штаб полностью отказался от этого эксперимента?

— Наверное, второй вариант. Против Олимпика со старта я не вышел, а потом появлялся уже очень редко.

— По поводу вашего амплуа больше всего экспериментировал Олег Блохин. При нем вы дебютировали в сборной, как опорный полузащитник, а первый матч в Динамо против Бордо провели на фланге. Вы из тех футболистов, которым главное играть и все равно, на какой позиции, или вне любимого места чувствуете себя не так комфортно и полезно?

— Понятно, что я готов играть там, где поставят. Но с другой стороны, как показывает опыт, то я действительно не особо полезен, когда играю, например, в опорной зоне — и тогда против Германии провел явно не самый лучший матч. Против Бордо — тоже не супер. Но, если тренер считает, что на какой-то позиции я сильнее, то — не вопрос. Я не из тех, кто будет возмущаться или что-то на словах доказывать.

Расскажу одну историю: в Ворскле при Павлове играл Олег Красноперов. Он играл и справа в защите, и слева. Петрович всегда говорил при кадровых проблемах: «Ну, мы Олега попросим». И Красноперов всегда выходил туда, где не хватало футболиста.

— Самая необычная позиция, на которой вас просил сыграть тренер?

— Разве что в юношеском футболе мог выйти в защите. А так, ничего необычного не случалось.

***

— Какой матч в составе Динамо можете назвать идеальным для себя?

— Сложно вспомнить. Я думаю, идеального даже и не было. Неплохой был против Таврии на Олимпийском, когда 2:0 выиграли. Бывало, что на замену выходил и усиливал игру. Против Днепра хорошо вышел: когда проигрывали 0:1 и сравняли. Бывали другие матчи, где смотрелся пристойно, не выпадал, но не могу сказать, что выглядел идеально.

— Есть мнение, что вы из тех игроков, которые не могут себя раскрыть без полного доверия тренера: казалось, что при выходах на замену вы ощущаете определенную неуверенность.

— Так у всех футболистов. Доверие окрыляет. Когда тренер с тобой разговаривает, тебя поддерживает, то ты чувствуешь себя совсем по-другому. Выходы на замену были разные: случалось, что забивал и за сборную, и за Динамо. Бывало наоборот: не вписывался в игру. Многие меня, наверное, все еще критикуют за некоторые подобные матчи. Вообще, очень сложно постоянно выходить на замену.

— Когда вы поняли, что не сможете претендовать на место в основе Динамо? Когда пропало ощущение в духе «я прибавлю, я смогу, я выиграю конкуренцию», ведь оно наверняка было раньше?

— Мы разговаривали с тренером и решили, что так будет лучше. После этого общего решения и стало понятно, что лучше искать другой вариант.

— Как Ребров объяснил, что вы не подходите?

— Не было такого, что мне сказали, мол, уходи, тут на тебя не рассчитывают. Нет, просто было принято решение в моих интересах. Какой смысл сидеть еще полгода или год, просто тренироваться, доказывать непонятно что… Отсутствие игровой практики пошло бы только во вред, в первую очередь, мне.

— Игорь Суркис в мае достаточно жестко вас раскритиковал в прессе. Первый момент — лишний вес. Тут речь идет о вашей невнимательности или какие-то физиологические процессы, которые невозможно контролировать?

— Было такое, правда. С другой стороны, не могу сказать, что там что-то такое уж катастрофическое. Еще до того интервью Суркиса я общался с Ребровым и он мне сказал: «Приведи себя в порядок, скинь, сколько нужно тебе». Оставалось две-три недели до конца сезона, и я пообещал, что выйду из отпуска без лишнего грамма. Я сдержал слово. В отпуске скинул три килограмма, хотя на отдыхе все наоборот набирают. Но основная проблема была не в этом.

— А в чем? Везде тогда только и писали о лишнем весе.

— В другом. Пока я не готов говорить. Надо проанализировать для себя. Насчет веса — я мало ем, но набираю, надо это контролировать. Хотя в то время были футболисты в команде, которые тоже имели такие проблемы, но подобного шума никто не поднимал.

— Второй момент из интервью Суркиса: на его взгляд, вы снизили требования к себе. Вы можете сказать, что в этом где-то есть правда?

— Лучше у президента спрашивать. Люди, которые смотрели все тренировки, говорили, что им нравилось мое усердие, моя работа.

— «Люди» — тренерский штаб?

— Нет, функционеры, которые приходили на тренировки. Хотя, может быть, стоило дополнительно работать. Такого, чтоб я приходил на тренировку, и отбывал номер, практически не было. Почему практически? Я думаю, что тренер всегда может быть недоволен твоими тренировками, потому что иногда случается плохое физическое состояние, плохое самочувствие. Единственное, что могу сказать: я каждый день работал с полной отдачей.

— Последняя цитата от президента Динамо с намеком на вас: «Получил хороший контракт — можно расслабиться». Вас удивили эти слова?

— Может, это интервью было дано специально, чтоб меня как-то мотивировать. Я думаю, об этом лучше Игоря Михайловича и спрашивать, а не меня. Мало ли, вдруг ему кто-то сказал, что, мол, у него лишний вес, тренироваться он не хочет. Есть же люди, которые говорят такое. Тем более, журналисты спрашивали постоянно, почему он не играет. Кто-то мог за день до этого рассказывать Суркису: «Посмотрите, он тяжелый. Квартиру купил, машину, ребенок родился — расслабился, сто процентов». Лично один на один я с Игорем Михайловичем по этой теме не говорил.

— А по поводу Днепра общались?

— Конечно, перед трансфером поговорили. Я очень благодарен и ему, и клубу в целом, все нормально. Грустно расставаться со всеми друзьями, но приятно, что остались хорошие воспоминания обо всей команде: и о футболистах, и о тренерах, и о массажистах.

— Деликатный вопрос: вы приобрели или потеряли в финансовом плане после перехода?

— Наверное, не выиграл.

— На понижение, получается?

— Ну, не в плюсе точно, но и не в обиде (улыбается). В любом случае, вопрос зарплаты был второстепенным. Да и решался он наверху, практически без моего участия.

— Вы говорили, что Днепр не является шагом назад. Получается, в нынешнем составе, на ваш взгляд, Днепр может претендовать на золотые медали?

— Может, но сейчас есть отрыв. Тут многое зависит от соперников — будут ли терять очки или нет. У нас пока задача одна — победа в каждом матче. Потом посмотрим.

— По собственным эмоциям, у вас сейчас больше сожаления на душе из-за неудачи в Динамо, или радости, потому что сейчас есть все факторы для успеха?

— Конечно, осадок на душе остался. Было чувство, что могу больше сделать для клуба, быть более полезным. Теперь у меня новый этап в жизни — хочу успешно играть в клубе и стабильно выступать за сборную.

Глеб Корниенко

Оцените
Поделитесь
Источник:
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить

Лучшие букмекеры