Штелин: "Селекционная работа, как доменная печь"

Штелин: "Селекционная работа, как доменная печь"

74
Штелин: "Селекционная работа, как доменная печь"
Фото - youtube.com

Если вы мало знаете об этом человеке – это нормально. Дело в том, что после 17 лет работы в Бельгии Александр Штелин лишь полгода тому назад вернулся в Украину, заняв пост главного селекционера Металлурга.

У него интереснейшая биография – в начале девяностых ныне 61-летний Штелин работал в комплексно-научной группе киевского Динамо, после – главным тренером в клубах Грузии, Туниса, Молдавии, в киевском ЦСКА. В конце девяностых возглавлял запорожский Металлург, затем работал в Бельгии – вплоть до возвращения в Запорожье. В нескольких бельгийских клубах низших дивизионов Александр Александрович работал главным тренером. Трудился и в тамошнем первом дивизионе – помогал главному тренеру ФК Льеж и был скаутом Стандарта.

Европейский опыт, непривычные нам взгляды на специфику клубной работы и даже изредка проскакивающий легкий акцент сделали интервью таким, которое можно смело рекомендовать к прочтению. Что интересно – разговор состоялся в ночь с понедельника на вторник – по словам Штелина, после интервью он собирался поработать еще пару часиков, а подъем запланировал на четыре утра, чтобы… снова работать, то есть более удобное время для интервью найти было проблематично.

- Уход целой группы далеко не последних для команды игроков (Приемов, Сахневич, Коротецкий, Боровик, Матяж) очень удивил. Объясните мотивы расставания с этими футболистами.

- У этой ситуации есть ряд причин. Но то, что игроки не были уведомлены – это, конечно, нас всех не красит, просто так получилось. Очевидно, компетентные в этом вопросе сотрудники клуба оказались заложниками непростой ситуации, связанной с уходом прежнего главного тренера. Так как назначение нового наставника – это приоритетная задача для клуба, вероятно, это и отодвинуло на второй план такую простую вещь, как уведомление игроков. Увы, случилось, как случилось. Я понимаю ушедших ребят и сожалею, что так получилось. Но, будучи хорошими спортсменами, думаю, они найдут возможность трудоустроиться легко и быстро.

- Исходя из вашего ответа, у меня возникло два вопроса. Первый: футболисты узнали, что покидают Металлург из интернета. Не солидно, как для клуба Премьер-лиги, вы так не считаете? Минутное дело ведь – позвонить, или предупредить заранее.

- Да, конечно, это не солидно. (Вздыхая) Мне очень нелегко об этом говорить. Ну, вот что теперь делать? Я думаю, что такие ошибки мы больше повторять не будем. Если позволите, то, пользуясь случаем, лично от себя и людей, которые вовлечены в управление непосредственно командой, приношу извинения этим пятерым футболистам.

- И второй вопрос: почему было не дождаться назначения нового тренера, и только потом принять решение по этим игрокам? Можно ли было попросить футболистов, у которых закончились контракты, подождать неделю или две? Думаю, это реально, так как найти сейчас новое место работы футболистам чрезвычайно сложно.

- Собственно говоря, стремление дождаться назначения главного тренера и привело к тому, что момент, когда футболистов должны были уведомить о непродлении с ними контрактов, изо дня в день откладывался. Мы думали, что скажем после заключительной игры первой части чемпионата, потом – до 15 декабря, затем отложили, так как продолжали ждать назначения тренера. Очевидно, у администрации клуба были какие-то свои сложности, а наше среднее спортивное звено оказалось между двух огней. Не зная результата решения вопроса с тренером, как мы могли говорить футболистам, чтобы они ждали? Сказать им: "Оставайтесь, ребята, подождите" – это значило бы, что они сидели бы и ждали, а новый тренер в итоге вполне мог сказать, что они ему не нужны. А так у них появилась возможность начать активную деятельность по поиску новых клубов.

- Со спортивной точки зрения вы всех этих футболистов знаете очень хорошо. На ваш взгляд, кто-либо из этой пятерки мог еще помочь Металлургу?

- Оценивая чисто спортивный потенциал этих футболистов, во внимание принималось очень много факторов: и показатели игровой деятельности, и статистика выступлений, и возраст, и потенциал их конкурентов по конкретным позициям, и, естественно, экономическую составляющую. Допустим, один из ушедших футболистов получал определенную зарплату, а другой, претендующий на ту же позицию и имеющий такой же игровой потенциал, зарабатывал в полтора раза меньше. Нам же нужно было извлечь средства: для привлечения своих воспитанников и приглашения молодых игроков – и на ближайшую, и на далекую перспективу.

- Когда Александр Томах приходил в Металлург, он заявил, что впредь за поиск и выбор игроков для первой команды будет отвечать селекционный отдел, спортивный директор, а тренеры будут работать с теми футболистами, которых им предоставит клуб. Вы поддерживаете такую концепцию работы? Реально ли ее реализовать?

- Конечно, всецело поддерживаю. Но для того, чтобы она была функциональной, а не просто декларативной, нужно несколько составляющих, главная из которых – философия игры команды. То есть совокупность основополагающих принципов построения игры, ее образ, который бы позволял специалистам подбирать футболистов на те или иные позиции. Субъективная точка зрения одного человека, пусть даже главного тренера, или скаута не должна быть определяющей. Футболист должен получить объективную оценку, благодаря многочисленным наблюдениям и с учетом философии игры команды. Все сказанное Томахом говорилось не случайно. Он к этому стремился и продолжает идти к достижению этой цели. Может быть, не так быстро, как бы этого хотелось, но все равно это движение есть, и оно четко прослеживается.

- Считаете ли вы, что у Металлурга есть какая-то философия игры?

- Если говорить о первой части чемпионата, то по поединкам, сыгранным с 27 июля по 7 декабря, говорить о какой-то философии игры было бы слишком самонадеянно. Естественно, были хорошие игры и отличные игровые эпизоды, но не было какой-то целостности. Но предлагаю не продолжать развивать тему философии игры. Зачастую это лишь красивый журналистский штамп, который каждый истолковывает как хочет. Для того чтобы у команды появилась вот эта философия, нужен подбор квалифицированных футболистов, соответствующих каким-то основополагающим базовым принципам построения игры. И, конечно же, нужен тренер, который обладает соответствующими умениями эту игру построить.

- Когда Металлург планирует решить вопрос с новым главным тренером?

- В ближайшее время вы все узнаете.

- Металлург не может позволить себе покупать игроков, не может предложить высокую зарплату свободным агентам, и у первой команды нет тренера. Не тяжело ли работать вам, селекционеру клуба, в таких условиях?

- Не тяжело. С одной стороны, скауту или селекционеру не должно быть тяжело в принципе. Это работа, которая приносит удовольствие. Но, с другой стороны и именно в моем конкретном случае, есть сложности, из-за того, что действительно на момент нашего разговора, ни вы, ни я не знаем, кто будет новым главным тренером команды. Да, мы идем по пути, когда селекция осуществляется автономно, без участия тренера, то есть когда он тренирует и ставит игру, а служба селекции игроков для клуба подбирает. Но, думаю, что участие главного тренера, все же было бы важным на финальном этапе – в момент выбора одного из двух-трех представленных кандидатов. В любом случае, я уверен, что специалист, который возглавит команду, получит в свое распоряжение достаточно хорошо укомплектованный состав – по два человека на каждую позицию, группу игроков, которые взаимодополняют друг друга и отвечают определенным критериям, возможностям и философии клуба. Один из важных принципов Металлурга Запорожье – приоритет местных воспитанников. Это уже традиция. Ребята, которые играют в командах Металлурга U-19 и U-21 и в этом году получат свой шанс.

- То есть даже отсутствие тренера – не проблема?

- Мы прекрасно понимаем, что скаутинг в условиях отсутствия главного тренера не может продолжаться долго. Как ни крути, если тренер отвечает за конечный результат, то он должен, во-первых, принимать участие в определении профиля искомого игрока; во-вторых, его мнение должно быть учтено при выборе одного из кандидатов на какую-то конкретную позицию. В противном случае, если результата не будет, тренер всегда сможет сказать: "Извините, я тут ни при чем". Поэтому трудности есть.

- Не возникают ли эти самые трудности в поисках тренера, который согласился бы работать в таких условиях? Потому что для Украины привычней, когда тренер всегда имеет право последнего голоса в вопросах селекции. И не поэтому ли Металлург так долго не может определиться с этим назначением?

- Я бы не хотел проводить здесь параллель. Выбор тренера – один из самых сложных процессов в жизни любого клуба. Это очень и очень серьезное дело. Возможно, наше руководство медлило с выбором наставника, потому что за последнее время у руля команды сменилось много специалистов, но, ни с одним из них не удалось достичь желаемых результата или качества игры.

- Ваш селекционный отдел ищет только игроков, или вы сейчас принимаете непосредственное участие и в выборе нового тренера?

- В выборе тренера я участия не принимаю. А вот в поиске кандидатов – да. Собственноручно я отобрал и изучил человеческие и профессиональные качества 28 человек и подал их кандидатуры на рассмотрение руководству клуба.

- Остается ли в команде Штурко, у которого также закончился контракт с клубом?

- Да. Считайте, что это свершившийся факт.

- Расскажите о ситуации с переходом Грдлички в Динамо Тбилиси.

- Ситуация очень грустная. Мне очень больно осознавать свои личные упущения в этом вопросе, и сам факт того, что Либор уехал. Расскажу детальней. За последний год Либор сыграл три поединка. Почему он не играл мне судить сложно. За тот месяц, который с командой проработал Томах, ему было уделено максимум внимания – для того, чтобы вытащить его из психологической ямы и дать возможность, через тренировки и матчи за команду U-21 вновь обрести свои лучшие качества. Под конец этого месячного периода мы не могли нарадоваться тем, как прогрессирует Либор. У меня были с ним и личные беседы, из которых совершенно четко напрашивался вывод, что мы хотим, чтобы Либор остался. Кроме этого с ним общался Томах, который сказал, что клуб рассчитывает на него и планирует продолжить рабочие отношения. Но по той же причине, что и в случае с вышеупомянутой пятеркой ушедших футболистов, ничего конкретного долго не говорили и Либору. Потому, получив несколько случайное предложение от Динамо, завязанное на личных знакомствах и авторитете агента Грдлички, Либор получил там контракт без всяких просмотров. История печальная, но остается лишь пожелать Либору успехов в Грузии, а нам – найти вместо него хорошего вратаря.

- Может ли еще кто-то уйти из первой команды, чего мы не знаем?

- У всех оставшихся футболистов есть контракты. Да и не заметил я в числе присутствующих на тренировках игроков ни одного, кто бы плохо работал, или у кого было бы заметно желание уйти. Здесь я однозначен – никто из наших футболистов не горит желанием сменить клуб.

- Кто руководит тренировочным процессом в эти дни?

- Тренерский штаб, в который входят Александр Томах, Анатолий Чанцев, Виктор Жук, Михаил Дмитриев, также нам помогает Дмитрий Колодин. Вот такая дружная компания. Мы считаем, что команда работает хорошо, поэтому, кто бы ни пришел на должность главного тренера, он получит хорошо укомплектованную команду из футболистов в отменном состоянии – как эмоциональном, так и физическом.

- Могут ли в ближайшее время появиться игроки на просмотре? Или вы работаете таким образом, чтобы просмотров, классических для Украины, не было вовсе?

- Из числа тех шести игроков, которые находятся в нашем трансферном списке (не будем пока называть их фамилии), два человека подписывают с нами контракты без всяких просмотров. Эти футболисты были четыре-пять раз просмотрены в видеозаписях одной из профессиональных интернетплатформ и по два раза – вживую. Поэтому ни в каком дополнительном просмотре они не нуждаются. Другие четыре человека также очень близки к тому, чтобы считалось, что они пришли к нам без просмотра. Но дабы обезопасить себя от всякого рода случайностей, они пройдут с нами сборы и, уверен, все подпишут с нами контракты. Исходя из этого, можно сделать вывод, что наша цель – приглашать людей без просмотров. Почему? Потому что просмотр – это весьма изнурительный процесс для самого футболиста, неприятная процедура для устоявшегося коллектива, а самое главное – помеха в подготовке команды к соревнованиям. Команда на сборах должна готовиться, а не устраивать смотрины. Так что, если в будущем речь зайдет о просмотрах, то мы будем иметь в виду игроков 17-19-летнего возраста – на перспективу, с прицелом пополнить ряды первой команды.

- Есть ли среди этих шести потенциальных новичков игроки, не игравшие раньше в нашем чемпионате?

- Нет. В данный момент все шесть человек – украинцы.

- Летом на сборы с Металлургом отправилось изначально всего 15 человек. Вы тогда уже принимали какие-то кадровые решения?

- На тот момент, когда мы выезжали на сборы (действительно с 15-ю игроками), я проработал в клубе всего полтора месяца, и принимать какие-либо решения, кого брать на сборы, а кого – нет, я не мог. Вернувшись в Украину после длительного отсутствия, мне было необходимо определенное время, чтобы хорошо познакомиться не только с украинским футболом в целом, но и с игроками собственного клуба. В чемпионате 2013/14 вживую я видел Металлург всего в одной игре.

- Среди летних новичков Металлурга были такие люди, как Орелеси, Лисицкий, Лепа, Курилов… Это – плоды вашей работы?

- Я принимал участие в их оценке, просматривал вживую и давал свое заключение. Просматривая вышеназванных футболистов, я, естественно, открывал для себя многих других игроков и уже тогда предлагал несколько человек. Но они, к сожалению, выбрали не нас. Среди них были, например, Гладкий, Ковпак, Пилявский, Федорчук. Так обычно бывает в нашей работе – выбираешь десять человек, чтобы в итоге ангажировать лишь одного. Не так все просто.

- Половину первой части чемпионата пропустил Сергей Рудыка (ранее – капитан), отсутствующий также на летних сборах команды. Вы могли бы объяснить причины?

- Нет, причин не знаю. По этическим соображениям, я не счел возможным и необходимым общаться с бывшим главным тренером на тему того, почему он не взял Сергея на сборы, почему не привлекал его к тренировкам после приезда со сборов, почему не обращал на него внимания. Поймите, у каждого своя работа и у каждого свои границы ответственности. В то же время я изучал записи игры Рудыки, видел его в тренировочной работе и думал, что этот парень мог бы принести значительно больше пользы, чем раньше. Сейчас Сергей потихоньку оживает, если не сказать, что вообще уже ожил. Мы считаем, что это хороший футболист, и я активно боролся против того, чтобы отдавать его куда-то в аренду или прекращать сотрудничество.

- Летом Металлург мог подписать Бартуловича и Андрея Ткачука.

- Да, Младен был уже в составе тех игроков, которые прибыли в расположение Металлурга. Вместе с Лепой и Пашаевым все они принадлежали Днепру. Лично я был не очень благосклонен к привлечению Младена в команду. Объясню почему. Исходя из увиденного на поле, я сделал вывод, что наша команда пытается играть на быстрых индивидуальных или групповых прорывах. Бартулович же – футболист другого плана. Он не выполняет большой объем работы, мало двигается, но у него есть другая сильная сторона – короткая быстрая игра в пас, отличная передача и сумасшедший удар левой. В целом, это футболист позиционной игры. Поэтому я и тренеру говорил, и в своем заключении написал о том, что это футболист другого плана, под иную философию игры, и что я не вижу, какую пользу он может принести Металлургу. Но главный тренер решил, что Младен ему нужен, а мы сделали все, чтобы хорват оказался у нас. Днепр, правда, в итоге не согласился.

- На данный момент Металлург продолжает поиск футболистов на конкретные позиции?

- Тут абсолютно конкретно отвечать невозможно. Селекционная работа, как доменная печь – не останавливается никогда. Это замкнутый цикл – постоянно кто-то уходит и приходит. У нас у пяти-шести человек через год заканчиваются контракты. Что нам сейчас, ждать пока закончится этот год, а потом хвататься за голову и искать им замену? Нет, мы работаем уже сейчас. Работать на год вперед – это естественно и нормально. Работать со многими футболистами на одну и ту же позицию – это тоже нормально, потому что есть травмы, желание футболистов зарабатывать большие деньги и другие факторы, влияющие на трансферную работу. Мы пытаемся обезопасить себя. Я не говорю, что нам уже удалось это сделать, но мы двигаемся в этом направлении.

- В каких финансовых условиях сейчас существует Металлург? Какая ситуация с задолженностями, если они существуют (Иван Матяж в одном из интервью после ухода признался, что всей команде должны зарплату за месяц)?

- Отвечу частично. Не говоря о цифрах, могу сказать, что у клуба перед футболистами задолженность составляла неполный месяц. Но перед Новым годом все получили зарплату до конца. И с ушедшими игроками, как вот, например, с Сержио и Лео, клуб тоже рассчитался до копейки, без всяких проблем. И сейчас перед игроками, насколько мне известно, вообще нет долгов.

- Можете ли рассказать, как оказались в Бельгии, где прожили 17 лет, где там работали и при каких обстоятельствах вернулись в Металлург?

- В Бельгию я попал в 1993 году, один год проработал в любительском клубе, еще один – в профессиональном. Потом мне больше не выдавали разрешение на работу, и я вернулся. Работал в Молдове, киевском ЦСКА, в Запорожье – в сезоне 1998/99, когда был главным тренером Металлурга. Потом я получил вид на жительство в Бельгии и начал работать с клубом третьего дивизиона. Затем получил предложение работать в Грузии – в Торпедо Кутаиси, где с перерывом проработал два сезона. А уже после этого из Бельгии никуда не выезжал. Там я проработал в Шарлеруа (тогда – во втором дивизионе), в клубах Монтенье Серэ, Синэ в третьем дивизионе. Параллельно работал внештатным скаутом почти целый сезон в Стандарде. Три с половиной года тому назад спортивным директором клуба стал мой бывший игрок Жан-Франсуа де Сар, который позже стал главным тренером олимпийской сборной Бельгии. Так вот, попав в клуб, он сразу же пригласил в Стандард меня. Во всех клубах, кроме Стандарда и киевского Динамо (из которого я ушел в 1991 году, работая до этого в комплексно-научной группе), работал тренером. Ну и в 1994-95 годах был помощником тренера в Льеже и параллельно тренировал дубль, составленный из 18-летних ребят.

А что касается того, как я попал в Запорожье, то все очень просто – с Томахом мы познакомились еще в 1978 году, и все это время поддерживали дружеские отношения. Понятно, что расстояние и время нас не сближали, но все равно мы сохраняли настолько хорошие отношения, что в 1998 году он пригласил меня в Металлург на должность главного тренера. А сейчас он же пригласил на должность селекционера клуба.

- Сразу согласились?

- Нет! Я отказывался, шутливо говорил, что министром трансферной политики я еще нигде не работал и в Запорожье тоже не хочу. Но, в конце концов, все же согласился.

- Насколько приемлемо для вас было перейти с тренерской работы на скаутскую?

- Знаете, работать скаутом очень интересно. Когда ты наблюдаешь за конкретным игроком, у тебя как бы и нет необходимости охватывать всю игру. Ты следишь только за действиями одного футболиста, но при этом, все же, оцениваешь системно его игру в рамках того, какой футбол исповедует его команда. Так что я не потерял интерес к работе скаутом, но, если быть откровенным, то тренерская работа продолжает меня очень сильно привлекать. Что же касается возможности вернуться к этой работе, то, несмотря на 61 год, я чувствую себя юношей. Все еще может быть.

- Вы уже полгода работаете в Запорожье. Как сильно отличается клубная система Металлурга от того, что вы видели в профессиональных клубах Бельгии?

- Отличие системы работы любого украинского клуба и, например, Стандарда – это как разница между экономикой Украины и экономикой Бельгии. Футбольный клуб Стандард – это предприятие, которое производит и продает спектакль, и таким образом формирует свой бюджет. Любой футбольный клуб Украины, даже Шахтер, если и производит спектакль, то не всегда его продает. Если сравнивать прибыль клубов от продажи билетов, телевизионных прав, атрибутики и так далее, то мы увидим, что бюджет украинского клуба – это 90-95 процентов спонсорских денег, а пять-десять – в лучшем случае – заработанные на продаже футбольного спектакля. Отсюда исходят и все последующие отличия: в инфраструктуре, взаимоотношениях между людьми, работающими в клубе, между футболистами, отношение вообще всех ко всему. Здесь, в Украине, все другое.

- У вас нет чувства, что попали в каменный век? Не было реакции, вроде "Боже, куда я попал?"

- (Смеется) Я попрошу вас забыть об этом вопросе. Очень прошу: не задавайте мне его.

- Хорошо. Расскажите детальней, что собой являет селекционная служба Металлурга на данный момент: кто работает, какой распорядок дня, как ищите игроков, планах и так дальше?

- Я просыпаюсь в четыре утра. А ложусь… который уже час у нас? Полночь. Ну, я еще часика два проработаю после интервью. Конечно, так не каждый день, но почти каждый. Вся селекционная служба Металлурга состоит из… одного человека – это Штелин Александр (смеется). Пока это так. Но в скором времени, естественно, будет штат. Думаю, человека два, которые будут со мной работать. Работа будет организована на базе современной методики, как это делается в Стандарде и других клубах Европы. Многие вещи привезены мной оттуда. Работая скаутом Стандарда, я отвечал за восточные и центральные регионы Франции, за два дивизиона Голландии, просматривал игры команд вживую, и по возможности изучал принципы скаутинга во французских клубах. Поэтому могу заверить вас, что современная система оценки игровой деятельности футболистов в Металлурге работает уже сегодня.

Анатолий Волков

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставить комментарий на форумеОбновить

Лучшие букмекеры