Андрей Пятов: "Тяжелый сезон. Мы не блистали"

Андрей Пятов: "Тяжелый сезон. Мы не блистали"

113
Андрей Пятов: "Тяжелый сезон. Мы не блистали"

На «Донбасс Арене» состоялась видеоконференция с Андреем Пятовым. На протяжении часа голкипер «Шахтера» отвечал на вопросы, заданные болельщиками.

Все это транслировалось в прямом эфире. А местом проведения онлайн-конференции была панорамная студия, из которой открывается живописный вид на газон и трибуны «Донбасс Арены». Вопросов задали изрядное количество. Андрей был открыт к общению. Вашему вниманию – наиболее интересные моменты.

Андрей, когда на тренировке тебе бьют штрафные и ты их отбиваешь, как-то подшучиваешь над игроками?

– Конечно. Мы остаемся после тренировок поработать индивидуально. И стараемся «затравить» друг друга, чтобы был какой-то интерес. Играем на кувырки, например. И если они с десяти ударов забивают мне один – я делаю три кувырка. Но если нет – тогда уже они, все десять человек!

А чьи штрафные самые заковыристые?

– Дарио, например. Саня Воловик хорошо бьет…

Умеешь ли ты готовить?

– Умею. Суп могу сварить – без проблем, очень вкусный. Но в основном завтраки. Яичница, пытаюсь ее как-то разнообразить. Бутерброды!

Умеет ли кто-то в команде играть на музыкальных инструментах?

– Наши бразильцы. И на гитарах, и на барабанах, и на бубенцах. (Смеется.) Тайсон хорошо играет, поет. И Адриано!

Тебе бывает страшно, когда ты летишь в угол ворот?

– Нет, это уже привычка. Мы же в игре можем один-два раза упасть, а на тренировке – по сто и по двести.

С кем живешь на базе в одной комнате?

– С Сашей Кучером.

Известны вратари-бомбардиры: Чилаверт, Игита, Сени. Не возникало ли желания не только защищать ворота, но и пробивать штрафные и пенальти?

– Нет. Если бы умел, может, и бил бы. Я в детстве когда-то послематчевые пенальти бил – и не забил. Тогда и закончил. (Смеется.)

Расскажи историю о мопеде…

– Отец подарил мне мопед на 14 лет. На него садился я, еще два человека – и мы тянули на тросе еще пару велосипедов. Представляете, какой длинный паровоз у нас был? Так мы ездили на рыбалку – в 4–5 утра. Надевали по два спортивных костюма, потому что холодно было даже летом!

Согласен ли ты с мнением, что вратарь – как вино: чем старше – тем лучше?

– Это не я придумал: говорят, чем опытнее вратарь – тем стабильнее он становится. Я придерживаюсь такого мнения, но нужно все это доказывать на поле!

А какова приблизительно продолжительность карьеры вратаря?

– Вы же видели, Шварцер играл в полуфинале Лиги чемпионов за «Челси» – ему 41 с половиной. Игорь Шуховцев в «Металлисте» – 42 года.

Ты играешь в видеоигры? Кто в команде лучше всех играет в FIFA?

– Я – иногда. У нас ребята на сборах устраивают турниры, берут с собой приставки. Делятся на команды: Кривцов играет со Степаненко, Сарнавский с Соболем, Каниболоцкий с Крюковым. И мы с Кучером.

Когда ты пропускаешь мячи, сохраняешь спокойствие. Это черта характера?

– Наверное, со временем выработалось немного флегматики. И это помогает в работе. Во время игры есть возможность все исправить. Главное – оставить партнерам уверенность, чтобы они чувствовали: ничего страшного не произошло.

Какой удар легче парировать: под перекладину или при котором мяч летит низко и быстро в дальний от вратаря угол?

– Ничего себе! Любой удар по-своему тяжелый. Бывает, самый простой оказывается для тебя самым сложным. Здесь главное, как говорил покойный Виктор Васильевич Носов: «Если вратарь прыгает за мячом – значит, он уже потерял позицию». Ты должен оказаться в такой позиции, чтобы мяч летел в тебя. Если будешь читать игру и перемещаться – идеально.

Статистика говорит, что в среднем профессиональный вратарь пробегает 3–5 километров за матч. Не замерял?

– У нас есть статистика по каждому матчу. В среднем у нас с Антоном 4,5–5… Бывало и больше. Вот, например, мы играли на выезде в Запорожье – я пробежал шесть километров.

А нет статистики, сколько Мистер за матч пробегает?

– О, нужно Симеоне замерить. Он много бегает! В Лиге чемпионов – там побольше. (Смеется.)

– Ты автор нового рекорда в сборной: сухая серия в 752 минуты. Поздравляем тебя и…

– Спасибо, конечно. Но на фоне тех событий в сборной: лучше бы я не устанавливал эти рекорды, но мы бы поехали в Бразилию. Очень обидно… Об этом больше думалось, а не о рекордах.

Каким был твой любимый предмет в школе?

– До пятого класса математика. А потом русская литература.

Если тебя пригласят на телепередачу «Поле чудес», что ты подаришь ведущему?

– Якубовичу? Даже не знаю, мне кажется, там все есть.

Может, вратарские перчатки?

– Думаешь, там нет?

Любишь ли ты путешествовать? В каких странах бывал и какие хочешь посетить?

– Думаю, каждый любит путешествовать. Главное, чтобы была возможность. Мы побывали с женой во многих странах. Когда у нас отпуск выпадает зимой, то хочешь отправиться куда-то в теплые края. Поэтому мы побывали и в Доминиканской Республике, и на Бали были, на Мальдивах. Но также посещали наши Карпаты и Австрию.

Бывает, что жена говорит: «Я очень хочу на этот курорт», а ты отвечаешь: «Слушай, ну там же никакого футбола»?

– Да я только за! Для этого и существует пауза, чтобы отвлечься от футбола.

Увлекаешься ли еще каким-либо видом спорта, помимо футбола?

– Особо времени нет. Но если где-то с ребятами на отдыхе, то с удовольствием в волейбол играем. Это не запрещено.

Футбол для вас игра или работа?

– Это любимое дело, любимая работа.

На сколько матчей хватает пары перчаток?

– На пять. Они и потом хорошие, но я их на тренировки беру.

У вас красивые волосы – «кучеряшки». Вы как-то особо за ними ухаживаете?

– Нет, это от природы, наверное, от отца передалось. Но очень приятно, я даже застеснялся. (Улыбается.) Кстати, из всех интервью это, наверное, первый подобный вопрос.

Вы придерживаетесь диет?

– Нет. У нас есть диетолог на базе, питание спланировано. А дома нет ограничений. Все едят, что хотят.

Ругает ли тебя Мирча Луческу после матча, если ты пропустил мяч?

– Конечно. Ругает, указывает на ошибки. Иногда на более повышенных тонах, иногда спокойнее. Это эмоции, после матча у нас есть теория, на которой мы все разбираем. Подсказывают также тренеры по вратарям.

Есть у тебя какие-то особые отношения с защитниками? Потому что это первая линия перед тобой.

– Нет, у нас общая командная тактика. И тренер дает указания каждой линии. У нас защищаются все: от нападающего до защитника и вратаря. Атаковать тоже должны практически все, включая крайних защитников, кроме центральных… И то вы видели: в матче с «Таврией» Ярослав Ракицкий две голевые передачи отдал.

Вратарь очень много разговаривает с защитниками. Как ты их называешь?

– У каждого в команде есть прозвище. Меня Пят называют сокращенно, Кучера я называю Куч, мне удобно так. Кривцов – Крива. Думаю, это ни для кого не секрет.

Какие чувства и впечатления остались от этого сезона?

– Тяжелый сезон. Не блистали мы, можно так сказать. Понятны причины: у нас сменились футболисты в команде, новые пока притираются. Но самое главное – все еще зависит от нас и в Кубке, и в чемпионате.

Если предложит контракт «Барселона», ПСЖ или еще какой-то знаменитый клуб, согласишься ли ты туда перейти?

– Нет.

– Какую роль в вашей жизни играет семья?

– Самую главную. Для всех семья – номер один. Потом уже идут футбол и все остальное.

Кто является самым опасным форвардом, против которого тебе доводилось играть?

– Женя Селезнев, очень нестандартный.

Пробовал ли ты себя на позиции вратаря в хоккее?

– Нет, сначала, наверное, нужно научиться кататься на коньках.

С этим сложности?

– Нет, я умею. Но не так хорошо.

Ты помнишь, сколько пенальти отбил за свою карьеру?

– Честно, я не считал. Не могу точно сказать, нужно статистику посмотреть.

У кого в команде самый сильный удар?

– У Ярослава Ракицкого очень неприятный и сильный удар. Неприятный, потому что после него мяч очень сильно виляет.

Как ты познакомился со своей женой и сколько лет вы уже вместе?

– На зимних сборах у нас был такой вид тренировки – аэробика. Ее преподавала женщина и молодая девушка. Вот эта девушка и познакомила нас с Юлией. Мы один раз встретились, потом еще на дискотеке увиделись, обменялись номерами. Затем я приходил на их занятия. И вот мы уже десять лет вместе.

Твоя семья – серьезные критики?

– Очень. Бывает, младшая дочка может подойти после матча и в лоб спросить: «Пап, а ты почему мяч пропустил?» И я начинаю ей объяснять. Правда, могу задуматься – а она уже куда-то убежала.

Если бы не футбол, чем бы ты занимался?

– Тяжело представляю себя вне спорта. Знаете, вся моя юность прошла под девизом: «Меньше учебы, больше спорта».

А после футбольной карьеры?

– Я планирую связать и дальше свою жизнь с футболом. Надеюсь стать хорошим тренером по вратарям. Но об этом еще рано говорить.

– Что для тебя счастье?

– Счастье – когда у меня в семье все замечательно и все близкие здоровы.

Есть ли психологическая разница между чемпионатом Украины и Лигой чемпионов?

– Кто бы что ни говорил, но она есть. Конечно, мы настраиваемся на каждую игру. Но все равно в Лиге чемпионов и накал повыше, а в чемпионате иногда чувствуется расслабленность. Да, это нехорошо. Мистер старается нас всегда держать в тонусе, но иногда мы выходим не максимально собранными.

Что ты предпочитаешь: смотреть фильмы, телепередачи или читать литературу?

– Я люблю смотреть научные программы, фильмы. Но думаю взяться за чтение. Хотя каждый вечер читаю детские книжки дочкам. У нас очень большая коллекция.

– Веришь ли ты в футбольные приметы? Есть ли они у тебя?

– Принципиальных забобонов нет, есть какие-то мелкие приметы. Могу после выигрышного матча по штангам постучать. Если выигрываем потом – значит, работает, а нет – нужно что-то поменять.

Снятся ли тебе вещие сны перед матчем?

– Сны – нет. Иногда бывает ощущение дежавю. А вот жена, к примеру, очень часто угадывает исход наших поединков. Но рассказывает об этом друзьям, а не мне.

Ты увлекаешься автомобилями или относишься к ним посредственно?

– Да, я люблю машины. Люблю маленькие и быстрые. Хотя в настоящее время у меня большая машина. Но любимой марки нет. Я пробовал и Mercedes, сейчас у меня BMW. У них же тоже есть своя конкуренция, как у нас в чемпионате.

Какая максимальная скорость, до которой ты разгонялся?

– Давайте, не буду на этот вопрос отвечать. Это все было, когда я был моложе.

А есть в команде лихач?

– Лихачей нет. Но есть любители машин. У Антона Каниболоцкого, например, хорошие машины, быстрые.

Чем ты обычно занимаешься по дороге на выездной матч?

– Мы играем в карты, в дурака. Вшестером, всемером навылет. Так было еще до того, как я пришел в клуб, это как традиция. Не на деньги, не на перчатки – просто навылет.

Есть ли жизненный девиз?

– Да: все, что ни делается, – к лучшему. В жизни все бывает, и все это нужно пережить.

Ради достижения цели можно перешагнуть через свои принципы?

– Только ради семьи. В любом другом случае я бы не сделал такого.

Пытаетесь ли вы научить русскому языку бразильцев?

– Конечно, как и они нас португальскому. Вот, к примеру, Фернандо уже может спокойно даже какие-то предложения сказать. Вчера на матче со «Славутичем» он сидел на скамейке и по-русски крикнул: «Степаненко, поставь корпус». И я очень удивленно на него посмотрел.

Почему у тебя именно 30-й номер? Не хочешь взять себе № 1?

– В Полтаве я выступал под 21-м номером. Карьера, как говорится, пошла, меня в «Шахтер» пригласили. Думал: «Приеду, попрошу себе 21-й номер». Приехали мы на базу с Сашей Гладким. Нам дали вещи. Ему – 21-й номер, мне – 30-й. Взяли и пошли.

Скоро тебе исполнится 30 лет. Как будешь праздновать?

– Как обычно, где-то в Гоинге, на пробежке. (Смеется.)

Какую сборную будешь поддерживать на мундиале?

– Хочется поддержать игроков своей команды: хорватов, бразильцев. Буду за них болеть, хотя в первом матче они играют между собой.

Что должен вратарь тренировать отдельно, кроме физической подготовки? И почему вратари раньше выходят на разминку перед матчами?

– Сейчас уже мы выходим на разминку вместе с командой. Просто у каждого тренера свое видение. Один коуч говорит, что нужно выйти за 50 минут, второй: «Не нужно слишком много, достаточно комплекса упражнений для разминки». Скажем, сейчас при Диме Шуткове и Томиславе Рогиче у каждой тренировки есть свое направление. Что-то доработать индивидуально – пожалуйста, кто хочет. Вратарь может остаться после тренировки с ребятами, чтобы они пробивали по воротам. Кто-то хочет пресс покачать, кто-то на фитнес сходить. По-разному.

Ты любишь экстрим?

– Не скажу, что сильно.

Что в жизни у тебя было экстремального? Парашют был?

– Нет, но жена хочет прыгнуть с парашютом.

Лыжи?

– Да, я пробовал. Мне понравилось. Но нам особо нельзя, по контракту запрещено.

А воздушный экстрим?

– Этого нам хватает в самолетах, ведь мы летаем очень часто. Когда на Фареры добираешься, так трясет! Там самая маленькая полоса в мире, которая находится между горами. После этого Леша Белик боится летать. (Смеется.) Так что, если хотите экстрима, слетайте на Фареры!

Ты романтик по жизни?

– (После паузы.) Ну, внутри я романтик, но на деле не всегда это показываю. Идей бывает много, но не все их реализовываю.

Любишь ли ты петь? Например, с караоке?

– Скажем так, нечасто.

Концерты посещаешь?

– Да, стараюсь. Но времени особо нет, поэтому на многие концерты не попадаем. Ходил на Scorpions, когда они выступали на РСК «Олимпийский». Понравилось.

Тебя можно часто увидеть на матчах ХК «Донбасс». Нравится хоккей?

– Да, нравится. Но я не так часто хожу на хоккей, как некоторые наши ребята, как Томаш, например.

– Как считаешь, кому легче – вратарю в футболе или в хоккее?

– Нельзя сравнивать. Каждая профессия по-своему сложна. В футболе большие ворота, но посмотрите, какая в хоккее скорость шайбы. К тому же в футболе мяч мягкий, а в хоккее шайба твердая… То есть везде есть плюсы и минусы.

Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форуме Обновить

Рейтинг Букмекеров