Бернард: "Нервный… Но не псих"

Бернард: "Нервный… Но не псих"

84
Бернард: "Нервный… Но не псих"
Фото - shakhtar.com

Февральский выпуск журнала «Шахтер» появился в продаже. А мы тем временем предлагаем вашему вниманию интервью с Бернардом из предыдущего, январского номера клубного издания.

Этот миниатюрный паренек еще толком-то и не играл за «Шахтер». Но болельщики от Бернарда без ума, причем с самого первого дня его появления в команде. Что это? Аванс, кредит доверия или фактор бразильской сборной? Поживем – увидим. А пока разберемся, что представляет собой новоиспеченный любимец публики как личность.

Воспитан. Не псих!

– Бернард, слава свалилась на тебя в совсем молодом возрасте. Не боишься заболеть звездной болезнью?


– Нет, не боюсь. Родители воспитали меня так, что со мной подобного, наверное, никогда не случится. Я попал в сборную, когда был еще в «Атлетико Минейро». И все равно у меня голова осталась на месте, а ноги на земле, как говорят у нас в Бразилии. Я никуда не взлетал, звезд не хватал – все это благодаря моим родителям.

– А что, в твоем понимании, стать звездой?


– Ну, как сказать? Звезда… Так даже сразу и не объяснить. Вот если говорить о футболе, то, наверное, это лучшие игроки мира: Месси, Роналдо. Но я считаю, что звезда – не один человек, это всегда часть команды. То есть, как бы ты ни старался, как бы ни бегал по полю, но без команды ты не состоишься как игрок. Поэтому звезда – это группа людей, которая показывает хорошие результаты, помогает другим, совершает какие-то добрые поступки.

– Где ты больше популярен: в Донецке или в Бразилии?


– Наверное, все-таки больше в Бразилии. Там я не могу ни выйти, ни отправиться на шоппинг, ни сходить в кафе или ресторан – никуда! Меня сразу атакуют люди, а от этого немножко устаешь. Все хотят с тобой сфотографироваться, всем ты должен дать автограф, улыбнуться. Иногда хочется просто покоя.

– Случалось, что ты был не в настроении и грубил болельщикам?


– Сильно ругаться – нет, но хамить в ответ приходилось. Например, если болельщики подходят и говорят тебе: «Иди сюда, стань так, сфотографируйся со мной». Я им всегда отвечаю: «Так, ребята, давайте поспокойней. Во-первых, нужно говорить «пожалуйста». Потому что я так воспитан и считаю, что в принципе все люди должны вести себя нормально. В подобных ситуациях приходится немного ссориться. Лично я стараюсь приносить солнце и улыбку в этот мир. То есть, я всегда в хорошем настроении и хочу, чтобы все такими были. (В этот момент Бернард начинает нервно грызть ногти. – Прим. авт.)

– Есть ли у тебя какие-то вредные привычки, кроме как грызть ногти?


– Не-е-т, других нет! А грызть ногти – да, вы правильно заметили. Хотя раньше за мной это водилось намного чаще, можно сказать – постоянно! Теперь я повзрослел и стараюсь себя как-то контролировать на людях. Но если завтра будет важная игра или какое-то другое значимое событие, то я вгрызусь в собственные ногти и меня от них не оторвешь, потому что так я могу хоть как-то расслабиться.

– Ты что, нервный?


– Нервный… Но не псих! Когда я жду какой-то игры, или очень рвусь забить, или когда меня пытаются убрать с поля, а я хочу там остаться, тогда нервничаю немножко.

Ужасы зимы

– Самое сложное, к чему пришлось привыкать в Украине?


– К погоде. Это самое трудное. В Бразилии зимой минимальная температура – плюс двадцать градусов. Здесь пришлось сыграть при минус двух. Для меня это просто ужасно!

– Боялся зимы, снега?


– Да, да! Ребята рассказывали, что бывает минус двадцать и минус двадцать пять. Я даже думаю об этом с ужасом.

– Теплые вещи у тебя есть?


– Да, накупил одежды: и себе, и родственникам. Мы экипированные по полной программе.

– Мистер часто говорит, что ты больше времени проводишь в самолетах, чем на поле. Тебя самого это не смущает?


– Я уже привык к перелетам, для меня это не составляет большого труда. Прилетел из Бразилии сюда, потом вернулся обратно в Бразилию, затем поехал в Швейцарию, назад в Бразилию, после этого снова в Донецк и обратно в Бразилию, чтобы сыграть в сборной. Оттуда – в США и обратно в Украину. А! Еще я летал в Китай.

– И где больше всего понравилось? Естественно, кроме Бразилии.


– В Барселоне и Амстердаме. Теперь это самые любимые города.

– А что в Донецке нравится?


– У меня нет времени, чтобы основательно прогуляться по городу, изучить его. Да, я был в ресторане японской еды, в торговом центре «Донецк-Сити». Ну, я надеюсь, что следующим летом у меня будет больше возможности. Сейчас для этого сильно холодно.

Убийца стекол

– Скажи, как сам думаешь: ты по характеру вредный?


– Да, вредный. Я очень придирчивый, например, к внешности. Потому что футболист – это картинка и должен всегда хорошо выглядеть. Одежда, машина, внешний вид, часы и все такое.

– Соответственно к другим людям ты предъявляешь такие же требования? Если у человека нет «Бентли», то…


– …Я буду общаться с людьми любого класса! Без разницы. Более того, я не пытаюсь с ним конкурировать типа «раз у него «Бентли», я куплю что-нибудь круче». Ничего подобного.

– Самое необычное место, где приходилось играть в футбол?


– Я, кажется, уже играл в футбол везде, где можно и нельзя, – на всех существующих поверхностях.

– Много вещей побил?


– Да! Стекла в машинах, в доме – много всего перебил.

– Мама сильно ругала за это?


– Очень. Ловила меня.

– А в школе как учился? Как все футболисты?


– Я так и не получил высшего образования. Только среднее. Потому что нельзя было смешивать футбол и учебу. Выбрал футбол.

– Планируешь когда-нибудь учиться?


– Нет. А зачем? (Смеется.)

– О тебе часто говорят неправду?


– Бывает. Особенно один случай запомнился. Это было в Бразилии во время местного чемпионата. Мы проиграли на выезде 0:2. Но потом провели матч дома и победили 2:0. Получилась ничья, но все равно это был тяжелый момент. Когда после этого поединка мы выходили в туннель, на поле вырвались журналисты. А я в этот момент разговаривал со своим другом, просто говорили о том, что когда-то, возможно, перейдем в другой клуб, который предоставит больше возможностей. И издалека журналисты все это записали! Потом выдали этот материал с субтитрами, потому что было очень-очень плохо слышно. Естественно, болельщики возмутились и начали высказывать нам. Было тяжело.

Осторожно, любовь!

– Бернард, ты очень популярен. Не боишься ли ты, что в Донецке тебя будут атаковать потенциальные невесты?


– Нет. Пока что я спокоен. По-русски не говорю. Если что, смогу прикинуться дурачком. (Смеется.) Надо быть осторожным с этим, потому что жена очень долго выбирается, нужно дождаться правильного человека.

– Знаешь семьи, в которых за футболистов вышли замуж только ради их денег?


– Да почти все такие! Во всяком случае из тех, кого я вижу вокруг. Девушки знакомятся со мной только из-за того, что у меня там есть какие-то скрытые миллионы, но не потому, что я такой, какой есть. Почти все жены, наверное, из-за денег с футболистами.

– А как же ты тогда собираешься найти настоящую любовь?


– Самое главное дождаться, увидеть, рассмотреть человека. Это трудно. Меня отец всегда учил быть наблюдательным. Когда общаешься долгое время, когда-то правда все равно выплывет. Поэтому я спокойный, жду, не предпринимаю никаких действий.

– Бывший тренер «Шахтера» Валерий Яремченко как-то сказал: настоящая жена – та, которая останется с футболистом после того, как он закончит карьеру. Согласен с этим?


– Да, конечно! Было много случаев, когда девушки встречались с футболистами еще до того, как они стали знаменитостями. Вот это и есть настоящая любовь. К сожалению, у меня такого опыта не было.

– Ты сейчас сказал, что папа учил тебя быть наблюдательным. Обычно в бразильских семьях матриархат. У вас по-другому, папа – главный?


– Да, у нас в семье – папа. Он дает мне советы, потому что мужик понимает мужика, а женщина понимает женщину.

– Сколько у тебя родных сестер, братьев?


– Две сестры.

– А кто родители?


– Родители никак не связаны с футболом, но я хочу поблагодарить их за все, что сейчас у меня есть. Они всегда помогали. Когда отец зарабатывал деньги, чтобы нам было на что питаться, со мной была мама. В пять лет я уже пошел в детскую школу футболистов, и все это время она меня поддерживала.

– Кем родители работали?


– Мама – домохозяйка, а отец – администратор магазина автозапчастей.

– А сестры?


– Одна из сестер уже вышла замуж, муж – священник, она работает вместе с ним. А другую я привез сюда.

– Почему?


– Чтобы училась.

– Чему?


– Чтобы выучила английский и русский.

– Она уже окончила школу?


– Да ей уже 28 лет!

– Ты сейчас обеспечиваешь всю семью?


– Да. Это то, что я могу сделать для своих близких: я привез в Донецк маму, папу, двоюродного брата и сестру. Пусть отдыхают. Они уже много для меня сделали, теперь моя очередь.

– Твоя самая сильная черта характера?


– Считаю, что я добрый человек, который дорожит семьей. И одно из самых главных правил жизни: если кто-то мне что-то обещал, он должен это выполнить. Аналогично, если я кому-то что-то обещаю, сделаю обязательно!

Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форуме Обновить

Рейтинг Букмекеров