Иван Балан: "Павлов думал, что я у него списывал"
^

Иван Балан: "Павлов думал, что я у него списывал"

923
Иван Балан: "Павлов думал, что я у него списывал"
Фото - Алексей Устюжанин, FootBoom.com

Старший тренер «Ильичевца» Иван Балан уже на протяжении многих лет – не просто правая рука Николая Павлова, но и мозговой центр тренировочного процесса мариупольцев.

В свое время он был успешен как главный тренер и сейчас входит в двадцатку наставников, проведших больше всего матчей в элите. При всем при этом он один из редких специалистов в нашем футболе, которых точно не обвинишь в тщеславии. 1 июня Иван Дмитриевич отметил 65-летие!

– Случайно не знаете, какой подарок приготовила вам команда?

– Предугадать сложно. Если заслужил, то ребята поздравят. А если не заслужил, то останусь без подарка—так тому и быть.

– Каким был лучший подарок на день рождения в вашей жизни? Неужто Кубок Украины в 2009-м?

– Что касается профессиональной деятельности, то так и есть – лучший подарок, чем победа «Ворсклы» в том турнире, и представить было сложно!.. 31 мая мы обыграли «Шахтер», а 1 июня отпраздновали мое 60-летие.

– Само празднование, состоявшееся на следующий день после финала, чем-то запомнилось?

– Было много друзей, близких, работников клуба. Всю команду собрать, к сожалению, не удалось – часть игроков за одни сутки разъехалась по отпускам, разумеется, при этом извинившись и поздравив меня с юбилеем.

– Можно сказать, что вам повезло: день рождения приходится чаще всего на летний отпуск...

– С одной стороны – да, с другой – нет. Не всех удается собрать на именины. Николаю Петровичу Павлову, у которого день рождения 20 июня, еще сложнее: команда в это время чаще всего находится уже на сборах. Нередко отмечаем праздники в тесном профессиональном кругу, вдали от родины и семьи... Но самое главное – помнить друг о друге. Не так важна рюмка за столом, сколько сказанное, пусть и по телефону, доброе слово.

– Половина вашей семьи живет в Мариуполе, другая половина – в Николаеве.

– Да, в Николаеве – старшая дочь Алена с семьей. В Мариуполе – я с супругой Любовью Васильевной, а также сын Алексей, у которого тоже своя семья.

– Из всей семьи только вы и сын связаны с футболом?

– Да. Леша как игрок подавал определенные надежды, выступал в дублирующем составе одесского СКА у Игоря Наконечного, затем немного поиграл в Мариуполе во второй лиге. К сожалению, карьеру футболиста пришлось закончить, зато он попал на карандаш Павлову в другом качестве – специалиста по информационно-аналитической работе. Сейчас он занимает должность заместителя руководителя комплексно-научной группы ФК « Ильичевец».

«МЯЧ В МОИХ РУКАХ – С УМА ТРИБУНЫ СХОДЯТ»

– Вы родились в Кировоградской области, в городе Малая Виска. А как попали в Николаев?

– Когда я был еще маленьким ребенком, наша семья уехала в Феодосию, там я закончил пять классов. Затем в связи с семейными обстоятельствами вернулись с мамой в Малую Виску. Доучился до восьмого класса, потом подоспело предложение из николаевского профтехучилища. Так что уже в Николаеве освоил свою первую специальность – слесарь достройщик. Трудился на военных кораблях. После того как судно впервые спускают на воду, оно нуждается в доработке. Именно этим занимаются слесари-достройщики – пичкают корабль всеми необходимыми материалами для того, чтобы он мог выходить в море. Доводилось мне работать и сварщиком, и газосварщиком. Так что познал многие специальности еще до того, как моей профессией стал футбол.

– Как он пришел в вашу жизнь?

– Благодарен Евгению Филипповичу Лемешко, которого я, не стесняясь, называю Папой. Это он дал мне дорогу в большой футбол: взял в коллектив мастеров—николаевский «Судостроитель» —из обычной заводской команды. С Евгением Филипповичем связь до сих пор поддерживаю. Это дорогой для меня человек.

– Насколько я знаю, вратарем вы стали далеко не сразу.

– Можно сказать, постоянного игрового амплуа у меня не было на протяжении всей карьеры. Начинал я нападающим, Евгений Филиппович затем сделал из меня вратаря, и в этой роли я выступал в большинстве поединков. Но было немало случаев, когда из голкипера я на некоторое время снова переквалифицировался в форварды. Это происходило, если того требовала ситуация – например, в случае травмы кого-то из игроков. Порой доводилось менять амплуа даже по ходу одного матча. Забил не один решающий гол. Вратарская доля не столь благодарна, как судьба нападающего. Каждая ошибка вратаря выливается в изменение цифр на табло. Зато если спасаешь ворота от верного гола – чувствуешь себя героем.

– Часто спасали?

– Как не вспомнить о товарищеском матче с киевским «Динамо» в 1974 году, который состоялся в Николаеве! Киевляне только-только стали чемпионами СССР и обладателями Кубка, наш «Судостроитель» тоже добился огромного успеха в своей биографии, выиграв турнир во второй лиге.

Когда я вышел на поле, не поверил своим глазам. Арена, рассчитанная всего на 25 тысяч мест, буквально ломилась от зрителей! Болельщики висели в прямом смысле слова на деревьях, на домах и где только возможно! Сама игра тоже получилась хорошая. После первого тайма мы вели – 1:0. Во второй половине Блохин забил в мои ворота гол, сравняв счет. За пять минут до конца встречи Блохина сбивают, и в наши ворота назначается 11-метровый. К мячу подходит Виктор Колотов, но Владимир Трошкин просит: «Дай я пробью». Трошкин бьет, я прыгаю в левый нижний угол и беру этот мяч! Поединок заканчивается вничью. Можете себе представить, что творилось на стадионе!.. Для меня те ощущения, пожалуй, сравнимы с теми, что испытал вместе с «Ворсклой» в 2009 году, выиграв Кубок.

«ЕСЛИ СРАЗУ НЕ РАЗБЕРЕШЬ, ПЛОХ ОН ИЛИ ХОРОШ, – ПАРНЯ В ГОРЫ ТЯНИ – РИСКНИ!»

– Когда почувствовали в себе тренерскую жилку?

– Наверное, другие специалисты во мне что-то рассмотрели. По окончании игровой карьеры я получил предложение стать одним из тренеров «Судостроителя», затем работал начальником команды. А когда во второй половине 80-х из команды уходил Евгений Кучеревский, именно он рекомендовал меня руководству на должность главного тренера. Затем было запорожское «Торпедо», куда меня пригласил Лемешко, и «Таврия». В Симферополь меня позвал Анатолий Николаевич Заяев. Вообще в жизни мне везло с хорошими учителями, которых я всегда буду помнить.

– Именно в Симферополе вы познакомились с Николаем Павловым. Какое сложилось первое впечатление о нем?

– Скажу честно – был момент, когда я серьезно ощущал неуверенность в своих силах. У Павлова в «Таврии» было несколько помощников, но всю работу он выполнял сам – от начала и до конца. С нами, ассистентами, он почти не общался. К тому времени я уже два года работал в Симферополе, а тут вижу – новому главному тренеру я вроде бы не очень-то и нужен. Говорю супруге: «Наверное, придется собирать вещи. Что-то нашему главному я не нравлюсь».

Но это я так думал. А Петрович, как потом он признался мне, присматривался, кто на что способен. Наверное, что-то во мне увидел, раз я остался с ним и работали мы вместе не в одной команде. Знаю, что Валерий Лобановский в начале тренерской ка-рьеры поступал схожим образом: не полагался на помощников, а, как фанат своего дела, всем занимался сам. И лишь постепенно определял, кому из помощников может доверять.

Вообще за те без малого 20 лет, что я работаю с Павловым, убедился, что он не просто выполняет в команде функции главного тренера, а заменяет футболистам и папу, и маму. Он гораздо ближе к игрокам, чем мы, ассистенты.

– Можно ли сказать, что за эти годы вы научились понимать Николая Павлова интуитивно – с полуслова и с полувзгляда?

– Помню, как-то раз, еще в начале нашего сотрудничества в Мариуполе, Николай Петрович попросил меня к следующему дню разработать для команды план тренировочного занятия. Я говорю: «Понял». А сам оказался немного озадачен. Сидел до двух часов ночи – все черкал, переписывал, много бумаги испортил! На следующий день захожу к нему в кабинет, вручаю свой план. Он прочел внимательно, затем открыл шкафчик и достал свои записи. Говорит: «Ты что, у меня переписывал?» Оказалось, наши наработки совпали чуть ли не один в один.

– А бывает, что не соглашаетесь в чем-то и спорите с главным тренером?

– Таких ситуаций практически нет. Когда тренировочный механизм в команде отлажен и работает, как часы, то о чем спорить?

«ПРОЧЬ ВЛИЯНИЯ ИЗВНЕ, ПРИВЫКАЙТЕ К НОВИЗНЕ»

– Иван Дмитриевич, есть подозрение, что вы суеверны. Иначе чем объяснить тот факт, например, что каждый год на зимних сборах вы отпускаете бороду?

– Это не столько суеверие, сколько традиция для меня, которой придерживаюсь еще со времен работы в «Ворскле». Даю своему лицу отдохнуть от бритвы (улыбается). Это происходит исключительно во время сборов. Когда приезжаю домой, я снова гладко бреюсь.

А вообще в спорте суеверий избежать не удается. Мы с Николаем Петровичем придерживаемся, к примеру, достаточно странного обычая... не обедать в день игры. Не изменяем этому принципу вне зависимости от того, как бы поздно ни начинался поединок. Даже когда в Лиге Европы матчи «Ворсклы» назначались на десять часов вечера, принципиально не ходили на обед. Ни крошки в рот не брали. Знаете, как говорят: «Художник должен быть голодным». Это из той же серии. К остальным тренерам и футболистам, разумеется, это правило не относится.

– С каким самым необычным суеверием столкнулись за свою долгую спортивную жизнь?

– Снова вспомню 1974 год. Перед началом триумфального сезона наш «Судостроитель» тренировался в Ялте. Как-то раз на одном из занятий на стадионе случайно оказался какой-то профессор-психолог, который разговорился с Лемешко и сумел увлечь его идеей аутогенных тренировок, призванных помочь футболистам «открыть чакры». Профессор сказал: «Если проведете курс таких занятий для своих бойцов, то, гарантирую, станете чемпионами». Евгений Филиппович загорелся, взял методику на вооружение.

– В чем же эта методика заключалась?

– Вначале профессор провел для нас три занятия, которые чем-то напоминали гипноз: укладывал футболистов на кушетки, включал расслабляющую музыку и методично повторял каждому игроку фразы, которые действовали на подсознание. Нападающим, к примеру, давал установку забить в следующем матче два мяча, защитникам – удачно сыграть в отборе, мне, как вратарю, внушал не пропустить ни одного гола и так далее. Первое испытание нового метода прошло в первом матче сезона с кировоградской «Звездой». Мы победили – 4:0, наш форвард Паша Николаев забил два гола, я, соответственно, не пропустил. Методика подействовала!

– И что было потом?

– Дальше – больше. По настоянию профессора занялись письмотерапией – это такой специальный метод психологической самоустановки. Всем футболистам выдали по общей тетради, в которую два раза в день нужно было писать текст, состоявший из семи предложений. Например, я писал: «Я – хороший вратарь. У меня прекрасная реакция. Я великолепно играю ногами. Я здорово играю на выходах. Я хорошо ввожу мяч в игру. Я смело бросаюсь на каждый мяч. Я не боюсь нападающих соперника.»

Каждое предложение я должен был написать по семь раз. Итого выходило 49 строчек. Можете представить – такие упражнения мы повторяли каждый день утром и вечером несколько месяцев подряд. В итоге чемпионат мы прошли на одном дыхании – уже после первого круга на десять очков опережали ближайшего преследователя. За 38 туров не потерпели ни одного поражения (в том сезоне это был рекорд Европы) и задолго до окончания первенства стали чемпионами второй лиги.

– В следующем году практика аутогенных занятий продолжилась?

– Нет, вскоре команду покинул Евгений Филиппович Лемешко. Не пересекались больше и с тем профессором. Но то, какую роль в жизни и в спорте играет подсознание, я хорошо запомнил.

«СОХРАНИТЬ ЗДОРОВЬЕ ЧТОБ, ПРИМЕНЯЙТЕ, ЛЮДИ, ОБТИРАНИЯ»

– А еще не зря говорят: в здоровом теле – здоровый дух. Многие называют вас самым закаленным специалистом украинской Премьер-лиги. Я слышал, что зимой вы плаваете в холодном море каждый день по полчаса...

– Не было бы счастья, да несчастье помогло. У меня были проблемы со спиной, и друзья посоветовали, что лучшее лекарство от таких проблем – плавание. Поэтому куда бы мы с «Ильичевцем» ни ездили – в Крым или в Турцию, я каждое утро в любую погоду встаю в шесть часов, беру ласты и иду в море. Мой рекорд длительности заплывов – 90 минут непрерывного плавания. В холодном зимнем море нахожусь в среднем по 20-30 минут. Это не фанатизм, а потребность организма. Когда после купания возвращаюсь к завтраку—футболисты еще только-только поднялись. А я уже свежий как огурчик и готов к работе.

– Иван Дмитриевич, о чем сейчас мечтаете?

– Без мечты на свете жить неинтересно. Пять лет назад мы с Николаем Петровичем громыхнули на всю Украину с полтавской «Ворсклой», вышли в Лигу Европы и хорошо там выступили. Есть очень большое желание повторить подобный успех и с «Ильичевцем» – хоть через Кубок Украины, хоть через чемпионат. Предпосылки для подобных ожиданий, поверьте, есть, и очень большие! Команда у нас молодая и в подавляющем большинстве состоящая из наших, украинских игроков. Хочется, чтобы они не варились в собственном соку, а побыстрее выходили «в люди», привлекли к себе внимание ведущих европейских клубов. У этих ребят сумасшедший потенциал. Я мечтаю о том, чтобы на закате тренерской карьеры еще хотя бы раз услышать гимн Лиги Европы на матче с участием своих подопечных.

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставили комментарии на форуме: loading


Оставить комментарий на форуме