Главная Украинские Первая лига Гурген Оронюк: "Я ухожу с должности президента МФК "Николаев"
^

Гурген Оронюк: "Я ухожу с должности президента МФК "Николаев"

868
Гурген Оронюк: "Я ухожу с должности президента МФК "Николаев"
Фото - mfc.mk.ua
В последние несколько лет Муниципальный футбольный клуб «Николаев» все больше напоминает «чемодан без ручки»: и нести тяжело, и бросить жалко. Поэтому поклонники николаевского футбола на каждого, кто берется возглавить клуб, возлагают огромные надежды, но при этом и автоматически перекладывают на него все неприятности, происходящие в МФК.
В конце января появились упорные слухи о том, что нынешний президент МФК «Николаев» Гурген Оронюк, который руководил клубом около года, намерен уйти в отставку. Эта информация вызвала большой резонанс, множество сплетен и кривотолков. Появились слухи даже о том, что с уходом Оронюка и команды уже не будет: мол, все сильные футболисты проданы, остальные разошлись по домам. «Новости-N» решили из первых уст узнать, что из всей блуждающей просторами Интернета информации правда, а что - выдумка. Почему клуб вот уже много лет находится в кризисном состоянии, что нужно делать в данной ситуации и что ждет николаевский футбол в ближайшее время - обо всем этом и многом другом мы спросили у пока еще действующего президента МФК «Николаев» Гургена Оронюка.
- Гурген Александрович, вот уже две недели в городе распространяется информация о том, что вы намерены уйти в отставку с поста президента футбольного клуба «Николаев». Насколько эта информация соответствует действительности?
- Это правда. Я откладывал пресс-конференцию до момента, пока мы окончательно не закроем все долги. На сегодняшний момент они все закрыты.
- А с какого числа вы уходите в отставку?
- На самом деле я могу заявление написать уже сегодня. Но при этом вся документация и печать клуба остаются у меня до того момента, пока не будет избран новый президент, и мне не скажут, кому передать документы.
- Какие причины побудили вас принять такое решение?
- Мэр Николаева Владимир Дмитриевич Чайка попросил нас подключиться в тяжелый момент – клуб, как вы помните, был тогда на грани развала. Он обратился с просьбой о помощи, и мы помогли, включились в работу. Были оговорены условия: мы берем на себя обязательство найти половину средств, необходимых для финансирования клуба. Владимир Дмитриевич, со своей стороны, обещал, найти вторую половину. Речь шла о том, что клубу будут помогать крупные предприятия, расположенные в городе. Тогда же была договоренность, что мы этим будем заниматься в течение года. За это время Владимир Дмитриевич надеялся найти предприятие или крупного бизнесмена, который взял бы на себя обязательства по финансированию клуба. Когда мы официально пришли в клуб, Владимира Дмитриевича уже не было в живых, но оставались обязательства, и даже после его смерти мы не могли отказаться от наших договоренностей. Сегодня клуб финансируется «всем миром». У нас нет одного-двух крупных бизнесменов, мы собрали вокруг клуба большое количество людей, которые дают каждый по принципу «кто сколько может». Это, с одной стороны, сыграло хорошую роль для клуба: если кто-то по каким-то объективным причинам не может в этом месяце помочь, то есть другие.
- Иными словами, финансовые проблемы являются главной причиной, по которой вы подаете в отставку?
- Нет. На самом деле сейчас финансовые проблемы все закрыты. Когда мы пришли в клуб, на балансе было минус два с половиной миллиона гривен. Это были долги футболистам, долги Киеву, ПФЛ, штрафы… Сегодня долгов нет, они все закрыты. Мы выплачивали зарплаты, премии, постарались подтянуть материальное положение. Благодаря тому, что мы привлекли к работе нового директора, удалось навести порядок и в документации. Раньше не существовало даже нормальных договоров: те, что были, не соответствовали требованиям ПФЛ. Сейчас вся документация в порядке. 11 футболистов в клубе «на контрактах», они никуда не уходят. И информация, что мы планируем объявить о развале клуба – это сказки тех людей, которые на протяжении всего года говорили о нас гадости: что мы обокрали клуб, что мы кого-то продали. Это неправда. Там некого выводить, нечего продавать. У клуба, когда мы пришли, был только поломанный автобус, который мы починили. И еще история, которую продать нельзя.
- Иными словами, можно ли сказать, что вы передаете своему преемнику клуб в гораздо лучшем финансовом состоянии, нежели вы его приняли?
- Конечно. Он такой, как должен быть с финансовой, юридической, организационной стороны. Я не понимаю тех людей, которые устраивают теперь истерики. Я не сегодня сказал, что ухожу, об этом я заявил еще два месяца назад: о том, что я выровняю ситуацию в клубе, и буду уходить.
- Гурген Александрович, вы с самого начала видели, в каком состоянии клуб. Зачем вообще вам это было нужно? Вы такой ярый поклонник футбола? Или такой патриот города? Зачем вы взялись за это дело?
- Не совсем благодарное...
- Мягко говоря.
- Давайте так: у вас ведь есть люди, с которыми вы дружите, с которыми у вас хорошие, близкие отношения?
- Безусловно.
- Вот и у меня были хорошие отношения с Владимиром Дмитриевичем Чайкой. Когда ему стало тяжело и он попросил о помощи, мы помогли.
- То есть это была дань уважения Владимиру Чайке?
- Да. Мы пошли навстречу.
- А до того вы были активным болельщиком?
- Я смотрю Лигу Чемпионов, игры «Шахтера», «Динамо». Просто обычный рядовой болельщик.
- Давайте поговорим об играх. Команда после вашего прихода стартовала очень хорошо, и даже была на третьем месте в турнирной таблице, а вот закончила не очень...
- Я с первого дня декларировал, что не буду вмешиваться в футбольный процесс, давать свои советы тренерам, комментировать стратегию и тактику игры. Я же сказал, что я рядовой болельщик, и в этом не разбираюсь. Я никогда не совал свой нос в тренировочные дела.
- Но у вас есть свое мнение, почему выступления команды были неудачными?
- Я считаю, что у каждой команды есть взлеты и падения. В прошлом году мы закончили сезон на пятом-шестом месте: у нас с пятым местом было одинаковое количество очков, разница только в голах. Но если в прошлом сезоне были явные аутсайдеры, то сейчас этого нет. Если сравнить наше 14-е, и, скажем, 8-е место, то у нас разница в 5-6 очков. Это ни о чем не говорит. Нельзя никого винить. Кто-то говорит об ошибках тренера, мол, его видение игры не совпадало с видением футболистов, может быть. Но, тем не менее, наш Сергийчук на первом месте среди бомбардиров. В Кубке Украины мы добрались до 1/8, вышли на «Шахтер» и выглядели не позорно.
- С «Шахтером» вообще очень показательная игра была. Она показала, что футбол в Николаеве любят, стадион был забит до отказа.
- Да, пришли примерно 25 тысяч зрителей. Это очень много.
- И в общем-то, команда играла неплохо: 3:0, учитывая разницу в классе… Получается, и команда может играть. А вот в чемпионате почему-то не клеится.
- Вот задайте вопрос команде: почему она может собраться на игру с «Шахтером», и не может на игру с кем-то более рядовым. На самом деле на таких играх выкладываются все футболисты – это шанс себя показать. Кроме этого мы специально под игру с «Шахтером» провели телевидение, и каждую нашу игру могут показывать по телевизору. Раньше этого никогда не было, а сегодня канал «Футбол-1» готов нас крутить каждый день.
- Раз уж мы заговорили о выступлениях команды. Насколько вы, будучи президентом, влияли на кадровую политику? В этот период ушел Забранский, пришел Федорчук. Вы как-то влияли на эти процессы?
- Когда ушел Руслан Забранский нам просто посоветовали Федорчука.
- А почему ушел Забранский?
- Он же давал интервью, объяснял, что он устал. Я же не могу его заставить.
- Но вы в нормальных с ним отношениях остались?
- Он сидит с нами на одной трибуне во время матчей. Значит в нормальных, как вы думаете?
- Летом некоторые Интернет-издания выбросили информацию о том, что после одного из поражений вы якобы побили вратаря. Потом появилось сообщение, что вы вообще избили чуть ли не половину команды...
- Да, а еще говорят, что я детей по ночам ем.
- А все-таки, вы применяли систему физического воздействия на членов команды?
- Чтоб вы понимали: практически все футболисты иногородние. И если бы их здесь избивали и издевались, никто бы не стал терпеть, все бы просто разбежались, разъехались по домам. Никто никого не бил — все это полный бред. Да, иногда после игры действительно бывали скандалы, разговор на повышенных тонах — но не более того. А как я должен реагировать, когда команда подряд проигрывает несколько игр? На меня смотрят люди, которые дают деньги на клуб, и спрашивают: что это? Кому мы помогаем? И я должен что-то им отвечать.
- Если проследить историю нашего футбольного клуба, наблюдается очень интересная тенденция: каждый, кто приходил к руководству, что-то от него получал. Один устроил на стадионе базар, толкучку, другой первым делом «прихватизировал» базу клуба на берегу лимана. Третий, говорят, очень успешно «поработал» над реконструкцией стадиона. Вполне естественно возникает вопрос: а вы сумели что-то получить от клуба?
- От вас же ничего нельзя утаить, вот вы что-то слышали о том, что мы что-то получили?
- Нет, поэтому вас и спрашиваю.
- Мы ничего не реконструировали, при нас ничего не строилось, никаких новых базаров не открылось. Мы не за этим сюда шли. Сказки о том, что я себе сам плачу зарплату 37 тысяч гривен, даже не хочу комментировать. Это абсолютно неприбыльная история. Я еще раз повторяю, кроме поломанного автобуса у клуба ничего не было. Еще есть история николаевского футбола, но ее украсть невозможно.
- Изменились ли ваши представления о футболе после того, как вы год возглавляли МФК «Николаев»? Я имею ввиду закулисную, скрытую от всех сторону. Например, заказное судейство, игры на тотализаторе?
- Не могу сказать. Были игры, в которых мы не были согласны с судейством. Когда мы проиграли «Титану» в Армянске по нашим письмам были наказаны судьи. Но, тем не менее, результат игры остался прежним.
- Каковы отношения были между вами, как президентом, и ПФЛ?
- Хорошие. У нас и с Милетием Бальчосом (президент ПФЛ — прим. Авт.) хорошие отношения.
- Получали ли вы какую-то конкретную помощь?
- То, что клуб остался год назад жив, большая заслуга Бальчоса. Он приезжал, он встречался с руководством города и области, помогал. Есть моменты, где от ПФЛ зависит отсрочка и рассрочка по выплатам задолженности. Он сделал все, что от него зависело, чтобы первые деньги шли на футболистов и на команду, и только потом - на долги. Помог с реструктуризацией долгов, посоветовал в качестве директора Виктора Козина, который в этой должности навел порядок со всей документацией. Вот, например, чтобы вы понимали: штраф для футбольного клуба может быть 5000, а может и 100 гривен. И это от директора зависит, насколько он вовремя отреагирует, как он выступит на квалификационной комиссии, какие аргументы приведет. Почему у нас были такие долги? А потому что не было до этого у команды директора, или он был, но ничего не делал. И когда начали разбираться, оказалось, что всюду максимальные штрафы. Никто этим никогда не занимался. Сегодня это приведено в нормальное состояние.
- Вы уходите. С вашей точки зрения, что будет дальше, не погибнет ли команда? Ведь так или иначе, а все вопросы финансирования замыкались на вас и сейчас они повисают в воздухе.
- Те люди, которые давали деньги на футбольный клуб, они все остаются. Я, мои друзья, знакомые, все будут продолжать помогать клубу. Сейчас все задают этот вопрос: что же теперь будет? Почему-то считают, что если я согласился помочь, то теперь я должен пожизненно заниматься клубом. А почему никто не думал о судьбе клуба раньше? Мы все любим футбол, но почему-то никто не хочет пять гривен платить за билет на матч любимой команды. Почему никто не считает? У нас в среднем приходит 8-10 тысяч зрителей на матч. По пять гривен — это 50 тысяч. Две игры в месяц. Для команды 100 тысяч гривен в месяц — это хорошее подспорье. Но никто об этом не задумывался, всех интересовал вопрос, чтобы было даром. Чтоб вы понимали, ПФЛ по этому поводу неоднократно предъявлял нам претензии, говорил нам о том, что билеты должны продаваться.
- Как думаете, может быть вашему приемнику стоит заняться этим вопросом?
- Я думаю, что если мой приемник захочет услышать мои советы, я с удовольствием с ним встречусь и расскажу все то, что нам удалось узнать за этот год.
- А есть ли уже кандидатуры на должность президента МФК «Николаев»?
- У меня нет.
- Получается, если клуб муниципальный, то этим вопросом теперь должен заниматься и.о. мэра?
- Клуб формально муниципальный, на самом деле это общественная организация. А записан он был муниципальным потому что Владимир Дмитриевич любил футбол. Кто сегодня будет этим заниматься, не могу сказать — не знаю. На сегодняшний день никто не изъявил желания.
- Вы год занимались командой, потратили много сил, времени, денег. Вы не жалеете?
- Нет. Мне не о чем жалеть, не на кого обижаться. Что касается денег, то это были не только мои личные деньги, но и деньги тех людей, которые также как и я согласились помогать клубу. Мы все живем в этом городе, и поэтому те предприниматели, которые имеют возможность, должны помогать вот в таких ситуациях. Я и сегодня не отказываюсь помогать клубу.
- То есть, вы останетесь в числе тех людей, которые финансово поддерживают клуб?
- Да, я это всегда говорил. Я переводил деньги на счета клуба ежемесячно, и буду продолжать это делать. И другие предприниматели, которые поддерживали клуб, они никуда не деваются. С ними просто надо говорить, убеждать. Этим должен заниматься новый президент. У нас на каждом матче VIP-ложа для гостей была забита — я всегда приглашал на игры тех, кто помогал команде, чтобы они видели, на что тратят их деньги. Они ведь тоже переживают о судьбе города. Я ухожу с должности президента МФК, но я остаюсь с футболом.
- С вашей точки зрения, у футбольного клуба Николаева есть перспективы?
- Конечно есть. Только надо чтобы вокруг клуба собрались те люди, которые могут и имеют желание помогать.
. Главные новости футбола в Viber viber background
Читать
. Главные новости футбола в Telegram telegram-background
Читать
Оцените
Поделитесь
Источник: Novosti-n.mk.ua

Статьи

Все статьи
Оставили комментарии на форуме: loading
Оставить комментарий на форуме
Здравствуйте!
Мы заметили что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его для footboom.com Реклама основной источник дохода для нас. Без нее мы не сможем оплатить работу журналистов.
Добавить в исключения