Юрий Гий: "Когда арбитр назначил "левый" пенальти - поставил ему подножку"

Юрий Гий: "Когда арбитр назначил "левый" пенальти - поставил ему подножку"

193
Юрий Гий: "Когда арбитр назначил "левый" пенальти - поставил ему подножку"
Фото - fcbukovyna.com

Футболистов, которые за свою карьеру провели более 600 официальных матчей в составе команд мастеров, можно пересчитать по пальцам одной руки. Наш герой — один из них. Причем следует отметить, что он играл за клубы из разных стран. А в качестве тренера особо отметился в соседней Молдавии.

У меня был период, когда на протяжении одного круга я успел поиграть сразу за три команды — «Буковину» и «Ладу» из Черновцов, а также «Нистру» из молдавского города Атаки, — говорит Юрий Гий. — Тогда не было так строго, как сейчас, с заявками…

— Юрий Владимирович, а как так получилось, что вы, выпускник футбольной школы львовских «Карпат», в 17 лет оказались в Черновцах?

— Более того, уже через четыре дня я сыграл свой первый официальный поединок за «Буковину» — в Хмельницком. Здесь как раз все просто. Мой тренер Борис Рассихин, возглавив буковинцев, взял меня с собой в Черновцы. Хотя начинал я во Львове у Анатолия Крощенко, который, несмотря на то, что в бытность футболистом играл в нападении, дал много дельных советов, как нужно действовать в той или иной ситуации свободному защитнику.

— Для кого из ваших сверстников футбол также стал призванием?

— Нужно заметить, что я был выпускником первого специализированного класса спортшколы «Карпат». Несколько моих одноклассников пробовали свои силы во второй лиге, но в футболе остались только я и Богдан Блавацкий, добившийся признания на тренерском поприще. Кстати, несмотря на то, что мы все выпускались 36 лет назад, дважды в год обязательно встречаемся. За это необходимо поблагодарить наших тренеров, которые учили нас быть сплоченными, быть патриотами своего клуба…

— Родители не переживали, что вы в таком юном возрасте надолго уехали из дома?

— Нет, им было не привыкать к моим частым отлучкам. К тому же футболом серьезно увлекались и двое моих младших братьев. Другое дело — я не знал тогда, что Черновцы станут для меня вторым домом. Ведь, припоминается, приглашая меня, Рассихин говорил: «Юра, не волнуйся, «попылим» годик в Черновцах, а затем обязательно вернемся во Львов…»

Просматривая ваш фотоархив, я обратил внимание, что вы в «Буковине» продолжительное время были капитаном команды…

— Капитанскую повязку мне впервые доверил еще Анатолий Крощенко. Наверное, он видел во мне человека, который мог обеспечить взаимопонимание внутри коллектива. А в «Буковине» одноклубники избрали меня капитаном в 21-летнем возрасте, хотя большинство из них были намного старше.

Многие специалисты считают, что футбол держится на нескольких китах — физике, тактике, технике, а чему отдаете предпочтение вы?

— Психологии. Поверьте, если с ней проблемы, то вершин достичь тяжело. И отрадно, что «Буковина» всегда отличалась бойцовским характером. Может, в этом была и моя заслуга как капитана… Что касается игрового стиля, то мне всегда импонировали скоростные атаки с подключением фланговых защитников, а при позиционном наступлении — четко разыгранные комбинации с помощью коротких и средних передач. У нас многое получалось, тем более что в «Буковине» всегда хватало креативных исполнителей. Вспомним хотя бы Юрия Шелепницкого, Виктора Мглинца, Василия Задорожняка.

— Вам приходилось выступать под руководством многих известных тренеров. Кто из них сыграл наиболее заметную роль в вашем становлении как футболиста?

— Не хочется никого выделять, ведь каждый из наставников старался передать подопечным все свои знания. А дальше уже многое зависело от того, чего их воспитанники хотели добиться. Футбол — игра коллективная, поэтому невозможно быть добрым для всех. В заявке числится около 30-ти исполнителей, а в «старте» выходит только 11. Вот почему всегда хватало недовольных, однако мне грех жаловаться. Я при всех тренерах имел постоянную прописку в основном составе. И, кстати, не только в «Буковине».

— А это правда, что самого именитого наставника «Буковины» Ефима Школьникова называли Мохаммедом Али, а у его предшественника Александра Павленко было прозвище Отрава?

— Давайте по порядку. В «Буковине» Школьникова называли не иначе как Папой. А кличку Мохаммед Али, насколько мне известно, ему дали в его предыдущей команде «Десне». Поговаривают, что после одного из календарных матчей у черниговских футболистов были претензии к арбитру, вот они и затеяли разборки. Ефим Григорьевич решил защитить рефери, и при выяснении отношений кто-то из его подопечных по ошибке заехал ему по физиономии. Нужно отдать должное Школьникову, который стойко держал удар. Эта история получила огласку, и Ефима Григорьевича вскоре в шутку стали называть именем знаменитого тогда американского боксера…

Что касается Александра Павленко, то он был инициатором многих розыгрышей и часто любил говорить: «Что-то скучно стало в Черновцах…» После этого он запускал через знакомых болельщиков какую-то байку о своих подопечных. Вот именно за это желание «потравить» футболистов его и назвали Отравой… Хотя убежден, что у всех главных тренеров «Буковины» было чему поучиться, к тому же они в свое время были квалифицированными игроками.

Какие из сезонов, проведенных в «Буковине», вы считаете лучшими?

— Наверное, 1982-го и 1988 годов, когда в Черновцах была команда, демонстрировавшая зрелищный и результативный футбол. Неслучайно в те годы болельщикам постоянно приходилось решать проблему лишнего билетика.

В союзные времена вам случалось проводить календарные матчи в так называемых горячих точках. Какие-то интересные истории из тех поездок запомнили?

— Как-то мы играли в Азербайджане, когда у этой республики были напряженные отношения с Арменией. Так вот, за «Буковину» тогда выступал крайний защитник Валерий Сарафинчан, часто бравший игру на себя. И когда диктор по стадиону, объявляя составы, назвал его фамилию, то многим послышалось Сарафинчян. Тогда сразу целый отряд болельщиков подтянулся к правой бровке, где действовал Валерий. Пошли угрозы, и мне как капитану команды пришлось обратить на такое поведение зрителей внимание арбитра, уточнив, что Сарафинчан никакой не армянин. Спустя несколько минут во время остановки игры рефери подбежал к скамейке запасных хозяев, позвал их представителя и что-то ему сказал. Вскоре диктор объявил, что фамилия защитника «Буковины» Сарафинчан, а не Сарафинчян, и только после этого напряжение спало.

— После проведенных в «Буковине» 11-ти лет вы все-таки вернулись во Львов.

— Такой шаг был вызван семейными обстоятельствами. Правда, через год я возвратился в Черновцы — и тоже по семейным обстоятельствам. А сезон, проведенный в «Карпатах», запомнился прежде всего турне по США, куда нас пригласили представители украинской диаспоры. Играть пришлось в пяти крупнейших городах, и болельщиков на трибунах всегда было много. Кстати, после заключительного матча нам подарили сине-желтые футболки с трезубцем во всю грудь. И когда мы возвращались домой через Москву, то на нас в зале ожидания аэропорта Шереметьево смотрели, как на инопланетян. Все-таки до независимости Украины еще было далеко…

— Вы служили верой и правдой «Буковине», но после возвращения из «Карпат» надолго в Черновцах не задержались, вообще исчезнув из украинского чемпионата.

— Все объясняется просто — мне пришлось покинуть Украину из-за дисквалификации на 10 поединков.

— Чем вы заслужили такое наказание?

— В 1992 году в заключительном туре первого круга чемпионата «Буковина» играла в Луцке. Рефери Игорь Ярменчук был воспитанником черновицкого футбола, но, по-видимому, он затаил обиду на свой родной город, иначе, чем можно объяснить тот факт, что в одном из предыдущих туров он просто уничтожил нашу команду в Тернополе. Начал чудить Ярменчук и с первых минут луцкого матча. Терпеть подобные издевательства было очень тяжело. И когда арбитр назначил «левый» пенальти в наши ворота и пробегал мимо меня, то я, мягко говоря, поставил ему подножку. Ситуация вышла из-под контроля, не обошлось и без рукоприкладства. В общем, меня с моим одноклубником Виктором Олейником удалили с поля, и вскоре нам впаяли длительную дисквалификацию. Конечно, поначалу было обидно. Я считал такой приговор несправедливым и чересчур жестким, однако, хорошенько все проанализировав, пришел к выводу, что вел себя неправильно. Но поскольку штрафные санкции начали действовать, то ничего не оставалось, как искать зарубежный вариант. Поехали с Олейником в болгарский «Хасково», а затем перебрались поближе к дому — в Молдавию, в Атаки. После чего еще раз убедились: все, что ни делается — к лучшему… Защищая цвета «Нистру», я дважды играл в финале Кубка Молдавии, да и свою тренерскую деятельность также начинал в соседней стране. Под моим руководством «Нистру» тоже становился финалистом Кубка Молдавии, бронзовым призером чемпионата, выступал в Кубке УЕФА.

— Если бы вам предложили составить команду из футболистов разных поколений, с которыми пришлось вместе играть за «Буковину», то…

— Я не стал бы этого делать, поскольку за эти годы через «Буковину» прошло очень много сильных исполнителей. Возьмите хотя бы вратарей: Владимир Никитин, Игорь Крапивкин, Владимир Цыткин, Павел Сиротин, Николай Чеботарь… Кому из них отдать предпочтение? Каждый с успехом мог бы выступать за любой коллектив высшей лиги!

— Вы себя реализовали в качестве игрока?

— Не в полной мере. Да, мы в первом союзном дивизионе побеждали «Зенит», а когда выступали в украинской «вышке», то взяли верх над днепропетровским «Днепром» и разошлись миром с киевским «Динамо». Но, думаю, я мог бы добиться большего, если бы принял предложение от более именитых клубов. Ведь звали же меня в одесский «Черноморец» и московское «Динамо» … Не сбылась и еще одна моя мечта. Я надеялся, что удастся сыграть с братьями в одной команде, однако не получилось. Саша начинал очень хорошо. После выступлений за СКА «Карпаты» он провел сезон в киевском «Динамо», затем вернулся во Львов — к сожалению, стал часто выбывать из строя из-за травм. По этой причине он довольно рано распрощался с футболом. Еще больше не повезло самому младшему из нас, Игорю, получившему серьезное повреждение на одной из тренировок СКА «Карпаты», после чего он повесил бутсы на гвоздь.

Когда вы завершали карьеру игрока, чем планировали заняться?

— Не только футболом. Я даже политической деятельностью занимался, был депутатом областного совета, однако постепенно спорт все-таки перевесил.

— Вам приходилось быть и главным тренером, и ассистентом. В какой роли чувствовали себя комфортнее?

— У руля команды, потому что не надо было под кого-то подстраиваться. С другой стороны, здесь тоже имеются сложности, ведь за результат отвечает прежде всего главный тренер…

— Для вас важен возраст подопечных?

— Никогда не заглядываю в паспорт игрока, поскольку болельщикам, пришедшим на стадион, главное — увидеть зрелище. Им все равно, кто будет солировать — юноша или ветеран.

— В последние годы специалисты часто называют «Буковину» проблемной командой. Речь идет, в первую очередь, о финансовых неурядицах, что сказывается на тренировочном процессе, комплектации. На ваш взгляд, сколько нужно времени, чтобы в первой лиге подготовить боеспособный коллектив?

— Знаете, тяжело из посредственных футболистов создать команду. А если под твоей опекой находятся качественные исполнители, то для этого понадобится не так уж и много времени. К сожалению, уровень футбола в Украине сильно упал. Как один из вариантов выхода из тупика я вижу объединение первой и второй лиг и проведение соревнований по территориальному принципу. Кстати, даже не знаю, как так получилось, но те клубы, где я работал раньше — винницкая «Нива», «Нистру» (Атаки) и бурштынский «Энергетик» — канули в Лету… Надеюсь, что с «Буковиной» такого не произойдет. По крайней мере, новый президент ФК Сергей Гринюк уверен, что худшие времена для нашей команды уже позади. А мне для полного счастья хочется просто тренировать.

Василий Михайлов

Оцените
Поделитесь
Источник:

Оставить комментарий на форуме Обновить

Рейтинг Букмекеров