Кальчоскоммессе. Прокуратура Бари завершила расследование

Кальчоскоммессе. Прокуратура Бари завершила расследование

293

36 человек – среди которых 27 бывших и действующих футболистов – получили уведомления о завершении расследования прокуратурой Бари по делу Кальчоскоммессе. Все они обвиняются в соучастии в спортивном мошенничестве.
Получившие первое уведомление 27 футболистов замешаны в подтасовке результатов матчей чемпионата Серии Б «Бари» 0-1 «Тревизо» от 10 мая 2008-го и «Салернитана» 3-2 «Бари» от 23 мая 2009-го. Матчи, по мнению следователей, были проданы бьянкоросси в обмен на деньги.
Второе уведомление касается шестерых футболистов, четверо из которых – бывшие игроки «Бари», обвиняются в соучастии в спортивном преступлении в матчах «Бари» 0-1 «Сампдория» и «Палермо» 2-1 «Бари». Согласно обвинению, за поражения в обоих матчах некоторые игроки получили в общей сложности 140 000 евро. Так, за матч «Палермо» 2-1 «Бари» (май 2011-го) Алессандро Паризи, Марко Росси и Симоне Бентивольо получили по 30 000 евро каждый от Христиана Илиевски и других лиц, остающихся неизвестными, в том числе при содействии посредника – бывшего футболиста бьянкоросси Андреа Масьелло (который согласился сотрудничать со следствием в обмен на смягчение наказания) и небезызвестного Анджело Яковелли.
Договорённости предусматривали победу «Палермо» с общим количеством забитых в матче голов не менее трёх. «Бари» - «Сампдория» (апрель 2011-го) был спланирован – по мнению обвинения – после того, как футболист «Самп» Стефано Губерти «при соучастии лиц, оставшихся неизвестными», предложил 50 000 евро футболисту бьянкоросси Андреа Масьелло и «другим футболистам «Бари», бывшим на встрече», чтобы они помогли «Сампдории» выиграть.
Третье уведомление пришло трём главам ультрас «Бари», арестованных 10 мая 2012-го по обвинению в соучастии в применении силы, за угрозы и избиение футболиста бьянкоросси. Этим они намеревались заставить команду проиграть последние два матча чемпионата – «Чезена» - «Бари» и «Бари» - «Сампдория» в сезоне 2010/2011. Другое обвинение – попытка нападения на игрока бьянкоросси, который проходил антидопинговый контроль после матча «Бари» - «Кьево» 20 марта 2011-го.
Показания Конте
«Ни разу не заметил ничего странного вокруг команды «Бари» во время моей работы в ней». Антонио Конте, бывший тренер «Бари», 6 сентября 2012-го дал показания следователям прокуратуры Бари по делу Кальчоскоммессе. Вопросы следователей относились к некоторым матчам «Бари» в сезонах 2007/2008 и 2008/2009, когда Конте возглавлял бьянкоросси. По этим и некоторым другим матчам прокуратура Бари известила 33 человек (среди которых 27 футболистов, почти все – выступавшие за «Бари») о завершении следствия по делу о спортивном мошенничестве.
В частности, Антонио Конте были заданы вопросы по поводу матчей «Салернитана» - «Бари» от 23 мая 2009-го и «Бари» - «Тревизо» от 10 мая 2008-го, которые, по мнению прокуратуры, были сданы за общую сумму 220 000 евро.
Говоря о первом матче, Конте акцентирует внимание на тёплых отношениях между тифозериями команд: «Необычным мне показалось то, что когда забивала «Салернитана», тифози «Салернитаны» обнимались с тифози «Бари». Жилле говорит, что перед матчем было общекомандное собрание, и что Коломбо отказался играть? Не помню об этом собрании, и отрицаю, что так было. Перед матчем я сказал, чтобы игроки были очень внимательны во избежание сплетен. Что я хочу сказать? Сам факт, тифози-побратимы. Конечно, как говорит Кутузов, я был очень благодарен команде… Но я не помню ссор перед матчем «Бари» - «Тревизо». Я навострил уши, так как мы уже решили свои задачи, а в «Тревизо» было немало бывших футболистов «Бари».
В начале слушания Конте, обращаясь к следователям, подчеркнул, что «он не был тренером-другом футболистов. По этой причине между мной и игроками всегда сохраняется дистанция. Футболисты, когда хотят закрыть дверь, закрывают её, и тренер войти не может».
«Это позор. Если бы я узнал о подобном, я бы каждому по очереди оторвал бы голову. Но разве кто-то говорил, что я тоже брал деньги? Вы говорите о конвертах в раздевалках, но их не должно быть. Премий за матчи давно не существует…». Матч «Салернитана» - «Бари» был сдан за 150 000 евро: «Если подобные матчи сдаются за такие деньги, мне хочется плакать, узнав о том, что здесь замешаны деньги».
Во время слушания по поводу чемпионата 2008/2009, сам Конте задал вопрос органам правосудия: «Сколько таких матчей было в том чемпионате? Я не могу поверить в это, и я очень сильно огорчён».
«За несколько дней до матча «Бари» - «Тревизо», в раздевалке, Санторуво спросил у каждого футболиста, согласны ли мы сдать матч. Только я, Галассо, Гацци и Стеллини отказались. Деньги были получены в Тревизо после матча бывшей женой Райчича. Я считаю, что связным от «Тревизо» был Пьяну. Маркезе также отказался от предложения. Стеллини в раздевалке сказал Эспозито, что если он почувствует что-либо странное во время матча, он покинет поле и всех заложит. Тренер Конте ничего не знал».
«Что же касается матча «Салернитана» - «Бари», Эспозито, Де Вецце, Сантони и Стеллини попросили нас проиграть в обмен на деньги, потому что договорились об этом с игроками «Салернитаны». В раздевалке присутствовали все игроки, кроме Белломо, Инфимо и Галано. Мы согласились, потому что тифозерии были в тёплых отношениях, и мы уже вышли в Серию А. Знал ли Конте? Нет, он ничего не знал… Я помню, как на сборе в Салерно за день до матча Губерти позвонил Фуско, капитану «Салернитаны», в присутствии всей команды, чтобы поговорить о договорняке. Затем Губерти выбросил использованный телефон в бассейн… Вернувшись в Бари поутру, мы пошли к дому Эспозито, который раздавал доли игрокам. Я взял 7000 евро. Деньги получили и те, кто на поле не выходил, но согласился на договорной матч».
Показания Эспозито
«Бари» - «Тревизо»? Я получил деньги за этот матч. Были и такие, кто не хотел участвовать в этом – Стеллини, например. Райчич дал мне 20 000 евро. Я помню собрание в раздевалке, и решение о сдаче матча не было единодушным. Ганчи, Санторуво и Райчич, безусловно, были согласны. Жилле сказал, что денег не возьмёт, но я считаю, что он всё же взял их, потому что он ничего не сказал, когда в раздевалке было озвучено предложение о сдаче матча. Бельмонте тоже взял деньги… Что же до матча «Салернитана» - «Бари», состоялась встреча между Фуско и Ганчи, кроме того, был один человек, который представился вице-президентом «Салернитаны». На встречу пошёл я, Стеллини, Де Вецце и Сантони. Нам предложили 150 000 евро. Все в Бари просили нас проиграть. Мы сказали об этом ребятам, и они сказали, что без денег будут играть на победу. Де Вецце и Губерти денег показалось мало… Раноккья, Гацци и Баррето в этом не участвовали. После матча ко мне пришли за деньгами. Ланцафаме пришёл раньше всех. Он спросил меня: «Как ты это сделал?». Было раннее утро, он пришёл первым».
Показания Жилле
«Перед игрой против «Салернитаны» состоялось собрание команды, и Коломбо, который редко выходил на поле, сказал, что не намерен играть, если команда намерена сдавать матча». Прокурор попросил пояснить поведение Конте, и видя замешательство вратаря, делает ему внушение: «Я уже слушал твои показания, и они довольно несвязны. Мне это не нравится. Ты вправе не говорить мне правду, но не бросайся из одной крайности в другую, придерживайся какой-то одной версии…». И тогда Жилле уточняет: «Конте принял к сведению, что Коломбо не хочет выходить на поле». Пару недель назад Жилле отправил факс в Прокуратуру Бари, где отказывается от этих слов, дав задний ход…
Показания Ланцафаме
«Я помню одну ситуацию, которая врезалась мне в память: Конте повёл всех нас в кино, и Гацци начал плакать из-за напряжения, накопленного за неделю до матча против «Тревизо». Конте не обратил на это внимания. Райчич, Санторуво и Эспозито пришли ко мне и предложили сдать игру «Салернитане». Думаю, что Конте ничего не знал, но сказал нам, чтобы мы не вели себя неподобающе и не давали послаблений «Тревизо». Он сказал, что если увидит хотя бы намёк на нечестное поведение кого-то, он тут же заменит этих игроков. Я покинул поле спустя 20 минут после начала матча из-за травмы, но и сама ситуация меня утомила. Нам принесли деньги в раздевалку – мне дали конверт, в котором было 6-7 тысяч евро. Помню, что Пьяну из «Тревизо» был одним из соучастников сделки… Что же касается игры против «Салернитаны», когда мы были на сборе в гостинице, Де Вецце и Губерти говорили с Фуско и сошлись на сумме. В Бари Эспозито дал мне 6-7 тысяч евро. Баррето никогда не участвовал в этом, так как всегда держался обособленно».
Показания Стеллини
«У меня были контакты с игроками «Салернитаны» - Фуско и Ганчи. Они сказали, что готовы предложить деньги. Я ответил, что не хочу и слышать о деньгах. Мы собрались всей командой, с капитаном Жилле, в спортзале. Все были согласны проиграть матч. Я уверен, что Донда и Сальваторе Масьелло при этом отсутствовали. Мы сыграли матч, я уехал в Милан по семейным делам. По возвращении в раздевалке я нашёл конверт с наличными. Я дал часть денег Яковелли, а часть – на благотворительность. Конте ничего не знал. Что же касается игры против «Тревизо», я пошёл к Жилле и сказал: «если я пойму, что что-то не так, заявлю на всех». На следующий день ко мне пришёл Санторуво и сказал, что они мне ничего не сказали, так как знали, что я не соглашусь. С ним договаривался Жилле…».
Показания Кутузова
Несмотря на то, что Антонио Конте не знал о договорном характере матча, перед матчем «Салернитана» - «Бари» тренер сказал: «Ребята, если вы общаетесь с игроками «Салернитаны», можете играть как хотите. Если все решили, что матч вам не нужен, то… но только все вместе… Я с вами, остальное меня не интересует… Играйте, если хотите играть, я сделал всё, что мог, я выиграл чемпионат». Так, по словам Виталия Кутузова, говорил Конте во время подготовки к игре.
Однако на вопрос карабинеров о роли Конте, знал ли тренер о договорённости с «Салернитаной», Кутузов отвечает «нет». Перед матчем капитан Жилле и вице-капитан Стеллини, по словам Кутузова, предупредили товарищей по команде о вознаграждении, которое они получат в случае поражения.
Однако, несмотря на полученное предложение, Кутузов заявил, что он не получал денег, и что ему и некоторым другим отказавшимся, были сделаны подарки. Белорус заявил также, что не знал, в курсе ли этого вознаграждения Конте: «Точно не знаю об этих отношениях между тренером и игроками. Перед нами он ничего не говорил», и что новость о вознаграждении при нём не упоминалась. «Когда они говорили об этом, присутствовал ли тренер или кто-то из его помощников?». Кутузов отвечает: «Нет, нам просто сказали: если хочешь вознаграждение, «Салернитана» дала его нам, и если хочешь, ты тоже его получишь».
Оцените
Поделитесь
Источник:
Оставили комментарии на форуме: 1
  • Такое впечатление, что из топ-чемпионатов договорные матчи расследуют только в Италии.

    0+ 0- 0
    +-
    VitoFirst
  • Оставить комментарий на форуме Обновить

    Рейтинг Букмекеров