Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение)

Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение)

497
Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение)

Главы 1 и 2

3. Структура футбола в ГДР

Хотя организационная структура время от времени менялась, топ-уровень мужского футбола традиционно включал в себя высшую лигу (Oberliga), вторую лигу (Liga) и несколько региональных лиг (Bezirksligen). Последние два уровня, кроме того, делились на дивизионы, число которых варьировалось за сорок лет истории ГДР. Помимо соревнований в лигах, каждый год проходил турнир на кубок FGDB[1]. Женщинам-футболисткам не позволялось принимать участие в соревнованиях выше регионального уровня вплоть до 1979 года, но даже потом спортсменки не получали официальной поддержки, статуса и привилегий, связанных с мужским футболом. Самым успешным женским футбольным клубом был «Турбине» (Потсдам), намного превосходивший по силе остальные.

Центральной координирующей организацией для всех видов спорта был Немецкий спортивно-гимнастический союз (Deutscher Turn- und Sportbund, DTSB), созданный в 1957 году на смену Немецкому спортивному комитету (Deutscher Sportausschuß) К 1989-му в союзе насчитывалось 3,7 миллиона зарегистрированных членов. Авторитарный президент Манфред Эвальд, возглавлявший DTSB с 1961-го по 1988 год, сыграл ключевую роль в процессе становления ГДР как одной из трёх ведущих спортивных держав мира. Немецкая футбольная федерация (Deutscher Fußballverband, DFV), сменившая в 1958-м Технический комитет по футболу (Fachausschuß Fußball), была самой крупной из спортивных ассоциаций, входивших в DTSB. Также немалый вес в решении футбольных вопросов имели две другие структуры: Государственный секретариат (бывший Комитет) по делам физической культуры и спорта и Спортивный отдел ЦК СЕПГ. Этот последний входил в состав секретариата при ЦК, курировавшего вопросы безопасности, молодёжи и спорта. Большое значение данной организации подчёркивает тот факт, что двое её генеральных секретарей, Эрих Хонеккер и Эгон Кренц, впоследствии стали лидерами СЕПГ.

Главой Спортотдела в их империи был Руди Хельман, который также занимал должность вице-президента Национального олимпийского комитета в 1973-1989 и входил в состав администрации DTSB в 1961-1990 годах. Хотя в основном футбольными вопросами занимались DTSB и ведомство Хельмана, большой интерес к футболу проявляли также Политбюро и Секретариат ЦК. Время от времени они рассматривали и одобряли планы и инструкции, разработанные нижестоящими организациями. Проекты касались таких тем, как общая структура внутренних соревнований, меры безопасности и требования к участникам матчей.

Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение) - изображение 1

"Три товарища": Манфред Эвальд...

Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение) - изображение 2

Эрих Мильке...

Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение) - изображение 3

...и Руди Хельман (в центре)

Одним из первых изменений в организации футбола был роспуск традиционных клубных структур, основанных на частной форме собственности. Взамен внедрялся «производственный принцип». В соответствии с этим принципом, а также с характерным для социализма понятием о превосходстве коллективного над индивидуальным, клубы получали приставку к своему имени. Наиболее часто встречалась aббревиатура BSG (Betriebssportgemeinschaft – спортивное общество профсоюзов), означавшая связь клуба с каким-либо промышленным объединением. Смена форм собственности отразилась и в названиях клубов – практика, заимствованная в СССР. Так, название «Хеми» обозначало, что клуб отнесён к химической отрасли, «Шталь» - к сталелитейной, а «Локомотив» - к железнодорожному ведомству. Термин «Динамо» был связан с министерствами госбезопасности и внутренних дел, а «Форвертс» - с армией. Сложно проследить всю историю изменения клубных названий. Возьмём в качестве типичных примеров Лейпциг и Галле: довоенный «Лейпцигер Шпортферайн», пройдя через несколько последовательных метаморфоз, в конце концов превратился в спортивное общество «Хеми Лейпциг», а предком «Хеми Галле» был клуб «Ваккер Галле».

Другим проявлением нестабильности, типичной для ранней ГДР, были частые и произвольные «передислокации» клубов из одного региона страны в другой. К проявлениям того, что Карте и Циммерман называли «повышением успехов благодаря концентрации» (Leistungssteigerung durch Konzentration), относится и неожиданное перемещение первой команды дрезденского «Динамо» в Восточный Берлин. Случилось это в ноябре 1954 года, в разгар футбольного сезона. Перемещённая команда превратилась в «СК Динамо Берлин», который через двенадцать лет, в свою очередь, станет «БФК Динамо». Сам же истощённый дрезденский клуб, к ярости тысяч болельщиков из «Флоренции на Эльбе», опустился в нижний дивизион, где пробыл до 1962 года (Карте и Циммерман, 1993; Шпицер, 2000). Вероятно, главными причинами такого шага были политические соображения и давление со стороны Эриха Мильке. Власти хотели, чтобы в столице была сильная футбольная команда, в противовес «Герте», «Блау-Вайссу» и «Теннис-Боруссии» из Западного Берлина. Несколько игроков «СК Динамо», оторванные от своих семей, вынуждены были поселиться в общежитии и с большим трудом адаптировались в Восточном Берлине.

Берлинский «Форвертс», один из самых успешных и популярных клубов 60-х годов, тоже пал жертвой «переселения народов». Армейская команда была передислоцирована из Лейпцига в Восточный Берлин в 1953-м. Семнадцать лет спустя «Форвертс» получил новый приказ – разместиться во Франкфурте-на-Одере, в одном из самых слабых футбольных регионов страны. Причины этого решения найти сложно, но, скорее всего, в основе его лежали закулисные соглашения между руководителями Минобороны, МГБ, франкфуртского партийного комитета и DFV (причём мнение представителей последней структуры было не столь важным). Мильке наверняка был рад избавить свою любимую команду, берлинское «Динамо», от сильного конкурента в столице (Леске, 2004; Хорн и Визе, 2004).

Так называемые «гражданские» клубы могли противостоять планам властей успешнее, чем армейские и полицейские коллективы. Это демонстрирует история «Висмута» из Ауэ, тёмной лошадки восточногерманского футбола. Попытка переместить «Висмут» в главный город региона, Карл-Маркс-Штадт (нынешний Хемниц), была встречена протестами местных шахтёров и угрозами забастовки со стороны футболистов. Отмена плана привела к сущему фарсу: клуб из Ауэ, так никогда и не игравший в Карл-Маркс-Штадте, с 1954-го по 1963 год вынужден был, тем не менее, именоваться «СК Висмут Карл-Маркс-Штадт». Под этим названием «Висмут» трижды становился чемпионом Оберлиги в 1950-х. Большую роль в успехах команды сыграл её тогдашний центрфорвард Вилли Трёгер, лишившийся кисти правой руки в конце Второй мировой войны (Леске, 2004; Вилльман, 2004).

Подобные перемещения, проводившиеся по указанию DTSB и Госкомспорта, были настолько непопулярны среди футболистов, болельщиков и администраторов, что Политбюро пошло на компромисс. В 1963 году Эрих Хонеккер, тогдашний секретарь ЦК по делам безопасности и спорта, постановил, что футболисты Оберлиги могут менять клуб только при взаимном согласии сторон. Так трансферная инициатива в футболе перешла непосредственно к спортивным обществам, что было нетипично для других видов спорта в ГДР. Там окончательные решения по-прежнему принимали соответствующие ассоциации и DTSB (Штегерман, 2001).

Хотя компромисс 1963-го положил конец практике перемещения целых команд, решение по этому вопросу всё равно было половинчатым. В этом можно убедиться, изучив шумиху, сопутствовавшую трансферу Ганса-Уве Пильца зимой 1981-82 годов. 18-летний Пильц, многообещающий талант, собирался сменить «Заксенринг Цвиккау» на «Динамо Дрезден», что вызвало протесты болельщиков и функционеров в адрес Хонеккера. В дело прямо вмешались такие влиятельные политики, как Эвальд, первый и второй секретари СЕПГ, секретарь парткома Карл-Маркс-Штадта, Ганс Модров[2] из Дрездена и мэр Цвиккау. Последний даже предлагал футболисту отдельный дом, но Пильц всё равно выбрал Дрезден. Этот эпизод демонстрирует не только отсутствие чёткого трансферного механизма в футболе ГДР, но и степень соперничества между близко расположенными клубами, в данном случае – из Цвиккау и Карл-Маркс-Штадта (Вилльман, 2004).

Первоначальная реорганизация футбола в ГДР прошла сразу по окончании войны, но и в последующие десятилетия власть неоднократно пыталась провести организационные реформы «сверху». Однако реформы эти часто проводились без должного энтузиазма, в результате ни DTSB, ни DFV так и не достигли главных целей: во-первых, отобрать рычаги управления футболом у самих клубов и их промышленных спонсоров, во-вторых, улучшить до приемлемого уровня качество игры. На протяжении 1954-55 годов двадцать один спортивный клуб был выведен из системы «профсоюзных спортивных обществ». Эти клубы были реорганизованы как «центры повышения спортивной квалификации» для продвижения идей элитного спорта (Штегеман, 2001; Тайхлер, 2006). Ещё десять лет спустя, в сезоне 1965-66, десяти футбольным клубам (они носили название «ключевых» - Schwerpunktclubs), а также дрезденскому спортивному обществу «Динамо» было официально позволено привлекать в свои ряды лучших игроков со всей страны. В эту своеобразную «элиту» входили берлинские «Динамо» и «Унион», йенский «Карл Цейс», лейпцигский «Локомотив», «Магдебург» и «Ганза». В каждом географическом и административном регионе страны появился свой привилегированный футбольный клуб, обладавший преимуществом в «охоте» на талантливую молодёжь. Такие клубы были образованы на базе футбольных секций соответствующих СК, после чего получили автономию. Они пользовались щедрой финансовой поддержкой DTSB и крупных государственных предприятий – например, спонсором «Магдебурга» был комбинат тяжёлого машиностроения «Эрнст Тельман».

Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение) - изображение 4

"Эрнст Тельман", он же SKET: тогда...

Профессор Майк Деннис. "За Стеной" (продолжение) - изображение 5

...и сейчас.

В 1969-м футбол одержал важнейшую победу за пределами зелёного поля, оставшись среди привилегированных видов спорта согласно так называемому «Положению о спорте высших достижений» (Leistungssportbeschluß). Эта судьбоносная директива, в соответствии с которой элитный спорт был разделён на две категории, была разработана в DTSB и одобрена Политбюро СЕПГ. С её помощью власти стремились перенаправить ресурсы на те виды спорта, в которых страна имела больше возможностей для установления рекордов и завоевания медалей (Райнарц, 1999). Реорганизация спорта к тому времени была насущной необходимостью: приближалась летняя Олимпиада в Мюнхене, на которую ГДР – всего во второй раз подряд – отправляла самостоятельную команду[3]. Это означало олимпийское соперничество двух Германий, превращавшееся в битву их политических и общественных систем. Футбол вместе с плаванием, лёгкой и тяжёлой атлетикой и некоторыми другими видами спорта попал в первую категорию, позволявшую рассчитывать на щедрую государственную помощь. А те, кто оказался во второй категории (например, теннис, водное поло, баскетбол), оставались в стороне от привилегий всеохватывающей спортивной системы ГДР. К таковым привилегиям относилось наличие множества тренировочных баз, детских и юношеских (для подростков от 14-ти лет) спортивных школ, элитных спортивных клубов и тренеров, трудившихся полный рабочий день. Именно эта многоуровневая структура наравне с государственной допинговой программой, запущенной в 1974 г., стояла за восточногерманскими «олимпийскими чудесами» 70-80-х годов (Деннис, 2000)

Футбол был отнесён к первой категории во многом благодаря поддержке Мильке и других высших руководителей СЕПГ, знавших о популярности игры среди населения. Сам Эвальд, стоявший за разработкой всей системы «спорта высших достижений», футболом не особенно интересовался. Футбол был не так предсказуем, как тяжёлая атлетика или бобслей; к тому же, будучи командным видом спорта, он не давал возможность завоевать так много медалей, как атлетика или плавание. Это объясняет, почему футболисты в ГДР не добивались таких успехов, как другие молодые спортсмены. С 1973 года подготовка спортивных кадров для страны осуществлялась в соответствии с подробно разработанной чёткой программой, называвшейся «Общенациональная селекция» (Einheitliche Sichtung und Auswahl) По словам бывшего президента DFV Гюнтера Шнайдера, футбол в этой программе занимал низкие 16-17 места.

Хотя футболу ГДР суждено было насладиться редким периодом успеха на международной арене в начале 70-х (не в последнюю очередь благодаря Георгу Бушнеру, умелому и целеустремлённому тренеру национальной сборной), успех этот оказался недолгим. Вновь настала эпоха перемен. В 1976 году были созданы шесть элитных футбольных клубов: «Магдебург», «Динамо Берлин», «Карл Цейс Йена», «Локомотив Лейпциг», «Форвертс Франкфурт-на-Одере» и «Динамо Дрезден». Именно эти коллективы, за вычетом франкфуртского, будут доминировать в национальном чемпионате до 1989 года. В 1983-м появилось так называемое «Положение о футболе» (Fußballbeschluß), целью которого было уменьшение организационной путаницы в низших дивизионах. Количество региональных турниров во второй лиге сократилось с пяти до двух. Вновь была сделана попытка установить потолок зарплаты. Но поскольку основной контроль за соблюдением правил возлагался на сами предприятия и клубы – практика «зарплаты в конвертах» продолжалась, как и заключения фальшивых контрактов. Только в 1989-м власти с явным запозданием попытались извести под корень «подпольный» профессионализм. (Шпицер, 2000, 2004; Леске, 2004).

Продолжение следует

  1. Официальное название кубка ГДР – FGDB-Pokal, кубок Объединения свободных немецких профсоюзов (Freier Deutscher Gewerkschaftsbund).
  2. Известный политик-реформатор, председатель дрезденской окружной партийной организации, член ЦК СЕПГ.
  3. До 1964 года включительно спортсмены из ГДР выступали на Олимпиадах в составе т. н. «Объединённой германской команды», совместно с представителями ФРГ.
теги: ГДР
Оцените
Поделитесь
Оставили комментарии на форуме: 3
  • Так как главы с 3-й по 6-ю достаточно большие, решено было выкладывать их по одной. Значит, уложимся не в четыре публикации, а в шесть. Спасибо за внимание:)

    0+ 0- 0
    +-
  • Ответ на сообщение Игорь Савченко -

    Так как главы с 3-й по 6-ю достаточно большие, решено было выкладывать их по одной. Значит, уложимся не в четыре публикации, а в шесть. Спасибо за внимание:)

    Ігор, величезна подяка!

    0+ 0- 0
    +-
    dima24
  • Интересно. Практика перемещения клубов в другой город - однозначное зло.

    0+ 0- 0
    +-
    VitoFirst
  • Оставить комментарий на форуме Обновить

    Рейтинг Букмекеров