Илья Галюза: "Буду переживать за "Зарю", но дальше двигаюсь своим путем"

Илья Галюза: "Буду переживать за "Зарю", но дальше двигаюсь своим путем"

44
Илья Галюза: "Буду переживать за "Зарю", но дальше двигаюсь своим путем"
Фото - Виктория Сидорова, Footboom.com
Игрока белорусского Шахтера рассказал не только о новом векторе своей карьеры, но и наконец-то объяснил, при каких обстоятельствах ему пришлось уйти из Зари.
"Условия контракта в Шахтере уменьшились в несколько раз по сравнению с зарплатой в Заре"
- Илья, какие чувства вы испытали, подписывая контракт с солигорским Шахтером? Это же явно не "вау, сбылась моя мечта!".
- Никаких особых чувств не было. Просто было понимание и ощущение того, что я нужен, что у меня есть возможность заниматься любимым делом – играть в футбол.
- Вы согласны с тем, что оставаться романтиком в современной Украине – это, к сожалению, сродни подвигу для человека?..
- Я не совсем понимаю, какой смысл вы вкладываете в это слово. Но если речь идет о любви к футболу, тому детскому и непосредственному отношению к самой Игре, желанию выигрывать медали и трофеи, то в этом случае я, наверное, романтик. Кстати, у меня есть друг, игрок Премьер-лиги, не буду называть его имя. Так вот, он высмеивает такое мое отношение и говорит, что медаль на хлеб не намажешь (смеется).
- Почему спрашиваю о романтике: будучи в определенной мере циником, мне интересно вот что. Вы – один из немногих игроков, жизнь которого не заканчивается на футбольном поле: у вас есть свой бизнес, вы занимаетесь благотворительностью, регулярно участвуете в разного рода мероприятиях, основали "Кубок Мечты Братьев Галюза". Зачем вам футбол: в 34 года, в чужой стране, вдали от семьи и друзей, с явно более скромными условиями контракта, чем раньше?
- Ну, начнем с того, что я еще очень хочу играть. Чувствую в себе силы, желание и мотивацию. И если существует возможность быть в футболе, зачем от нее отказываться? Закончить я еще успею, когда сам почувствую, что уже не могу и не хочу. Пока порох есть (улыбается). Да и семья будет со мной. А с друзьями и родными сможем общаться в интернете. Так что все хорошо.
- Что вы умеете в жизни делать так же хорошо, как играть в футбол? В чем вы еще компетентны?
- Всю свою жизнь я учусь и развиваюсь. У меня два высших образования: по экономике и госуправлению. С давних пор увлекаюсь спортивным менеджментом, изучаю тренерское дело, бизнес. Надеюсь, я хороший сын, муж и отец, а также друг. А вообще, наверное, этот вопрос лучше задать моей семье и друзьям – они меня знают и видят со стороны.
- Насколько важны для вас были условия личного контракта?
- Условия личного контракта важны всегда. В какой-то мере, уровень зарплаты – это выражение отношения клуба к игроку. Мы же все трудимся, а труд всегда должен быть оплачен. Другое дело, что финансовая составляющая никогда не стояла у меня на первом месте. В любой команде обсуждение финансовых условий занимало немного времени. Всегда быстро находили компромисс с руководством, как, например, в Заре, когда я согласился с тем, что предложил генеральный директор, и разговор о финансах у нас занял ровно одну минуту.
- А в Шахтере вы сильно потеряли в зарплате, по сравнению с условиями контракта в Заре?
- Условия в Шахтере уменьшились в несколько раз. Но это не главное. Самое важное то, что я продолжаю играть. Потому что после сбора с Говерлой возникла пауза, когда варианты то возникали, то пропадали.
- В чем была причина?
Основная – это мой возраст. Да и Вернидуб повел себя непорядочно и неэтично.
- Что вы имеете в виду?
- Он давал по мне негативную характеристику командам Премьер-лиги. Ну, да Бог ему судья. У меня были варианты из первой лиги и из чемпионатов других стран. Но, честно говоря, не хотел очень сильно опускать уровень футбола. Поэтому когда возникла возможность поехать в Шахтер, долго не раздумывал. Это большой клуб в рамках Беларуси: он четыре последних года завоевывал серебряные медали, играет в еврокубках.
"Из всех рассматриваемых возможных вариантов возврат в Таврию был для меня приоритетным"
- Вам не обидно было, как игроку опытному, ездить по просмотрам не в самые именитые клубы: в Говерлу, а позже – в солигорский Шахтер?
- Какие обиды, если в нашем футболе без просмотров почти не обходится? Тем более в моем возрасте. И уж тем более – после игровой паузы. Меня удивляет другое. Вроде бы живем в цифровом веке, с помощью интернета можно собрать всю необходимую информацию об игроке: его уровне, игровых и личных качествах, количестве проведенных матчей в Премьер-лиге, практически все игры находятся в свободном доступе, но нет — "приезжай, будем смотреть"! И я не конкретно о себе, а о сложившейся ситуации. В моем понимании, с игроками, сыгравшими более 100 игр в Премьер-лиге, должно быть пару дней знакомства, личных бесед и на фоне полученной информации, плюс тщательного медосмотра, подписание контракта, либо нет.
- Вы настаивали изначально, что контракт должен быть подписан без просмотра?
- Нет, в обе команды я осознанно ехал на просмотр, потому что такими были договоренности.
- Когда вы узнали, что после просмотра в Говерле контракт не будет подписан, вы были разочарованы?
- Конечно же, я был разочарован. А как может быть по-другому? На сборах все было хорошо, Грозный хвалил меня при всей команде почти каждый день, отмечал мои игровые качества. И ребята, с которыми я общался, даже не сомневались, что я подпишу контракт. Но в последний день сбора у нас состоялся разговор с тренером, и Викторович сказал мне, что некоторые игроки моей позиции будут точно играть, он их видит в стартовом составе, еще с двумя есть предварительная договоренность о контракте, и поэтому играть я, скорее всего, не буду. Я же, в свою очередь, сказал, что готов к честной конкуренции и хочу играть, а не сидеть на скамейке. В итоге мы пожали руки и пожелали друг другу удачи. И расстались по-доброму. Я не склонен искать какие-то подводные течения в решении тренера. Я ищу причины в себе. Думаю, просто не показал всего, на что способен. А Говерле желаю удачи и решения поставленных задач.
- Насколько вы были близки к переходу в Таврию зимой?
- Насколько был близок, судить не берусь. Но переговоры велись.
- Как они проходили, с кем велись? И, немаловажно, кто тогда был тренером команды: Христопулос или Костов?
- В ноябре и декабре я несколько раз разговаривал с генеральным директором Таврии. И по телефону, и лично. Александр Владимирович Бойцан сказал, что хочет, чтобы я и еще два бывших игрока клуба вернулись в команду. Но в тот период была неопределенность с главным тренером, а решать этот вопрос без него, как вы понимаете, невозможно. Через некоторое время мне было сказано, что мой переход не состоится, якобы из-за того, что новый тренер не хочет. Как оно обстояло на самом деле — не знаю, до разговора с Костовым не дошло. Хотя потом агенты и друзья говорили, что еще Христополус хорошо обо мне отзывался и хотел видеть меня в команде. Вот вкратце и вся история.
- А вы сами-то хотели перейти именно в Таврию?
- Да. Из всех рассматриваемых возможных вариантов, именно возврат в Таврию был для меня приоритетным.
"Задачи – это завоевать медали, выиграть Кубок Беларуси и долгожданный проход первого раунда в Лиге Европы"
- Старгородский оказался в Солигорске раньше вас. Он как-то повлиял на то, чтобы и вы перешли в Шахтер?
- Насколько я знаю, Артем не имеет отношения к моему переходу. Хотя допускаю, что в клубе у него спрашивали обо мне.
- А вы с ним советовались перед приездом на просмотр?
- Мы, конечно, знали друг о друге по чемпионату и общим друзьям, но раньше настолько плотно не общались. Так что совета я не просил, но на сборах, естественно, говорили о команде, условиях и так далее.
- Сколько дней длился ваш просмотр?
- Я прошел двухнедельные сборы, и по его итогам руководство предложило подписать контракт на год.
- У вас уже была возможность ознакомиться с инфраструктурой клуба: сравните ее с условиями в украинских клубах, в которых вы играли?
- Шахтер имеет хорошую базу в городе, но находится она фактически в лесу. Один большой трехэтажный корпус. Рядом большое озеро, хорошая природа. Не сравнить, конечно, например, с шикарной базой одесского Черноморца (напомним, Илья играл за одесситов с 2001 по 2003 год – прим. Ан.В.), но, с другой стороны, не у всех команд украинской Премьер-лиги есть свои базы. Здесь на территории строятся 2 поля, есть искусственное, на котором мы и тренируемся. Так что все условия для плодотворной работы присутствуют.
- Где живете в Солигорске? Семья останется в Украине или переедет к вам?
- Пока живу на базе, но как только найду квартиру, перееду туда. И семья сразу же приедет ко мне.
- У вас там неплохая "банда" собралась из известных в Украине личностей: вы и Старгородский, а также Гурули, Юревич (играл также в Карпатах), Кашевский. Троих последних знали до перехода в Шахтер?
- С Колей играли вместе в Таврии. Про Саню Юревича и Гурули слышал и играл против них в украинском чемпионате. Также на сборах в Александрии познакомился с Димой Осипенко. А еще в команде есть Леха Тупчий и Руслан Копанцов, вместе с которыми играл в могилевском Днепре. Так что, получается, знал почти полкоманды.
- Какие задачи ставит перед собой клуб в новом сезоне?
- Команда будет участвовать в трех турнирах: чемпионате, Кубке и Лиге Европы. Соответственно, задачи – это завоевать медали, выиграть Кубок Беларуси и долгожданный проход первого раунда в розыгрыше еврокубка. Потому что за последние несколько лет ни разу этого сделать не удалось. И этого требуют и руководители, и болельщики.
- Как проводите свое свободное время? Что успели увидеть в Солигорске? В городе есть все необходимое для комфортной жизни, по сравнению с тем же Луганском?
- Пока все время нахожусь на базе, потому что у меня дополнительные тренировки. А небольшое свободное время посвящаю поиску квартиры. В процессе успеваю потихоньку знакомиться с Солигорском. Это небольшой город, в котором большое количество садиков и школ, многоэтажных домов. Город чистый, аккуратный и какой-то простой. По размерам он в несколько раз меньше Луганска и Симферополя.
"Были ситуации, в которых Вернидуб вел себя не как мужчина и тренер, а как обиженный ребенок"
- В интернете легко можно найти ваше интервью с таким заголовком: "Илья Галюза: "У меня отобрали любимое занятие – игру в футбол". Ваше мнение о ситуации в Заре не поменялось за это время? Все-таки "отобрали"?
- Конечно, отобрали. Мое мнение никоим образом не поменялось, просто эмоции со временем улеглись.
- Отобрали – у Ильи Галюзы. Отобрал – …
- Я не знаю, кто принял решение не продлевать со мной контракт. И на вопрос "Почему?" у меня тоже до сих пор нет ответа. На мой взгляд, это решение Рафаилова, а Вернидуб, почувствовав поддержку руководства, просто использовал возможность убрать меня из команды. По своим личным причинам. Потому что профессиональные причины отсутствовали. В прошлом сезоне я стал лучшим бомбардиром Зари, одним из лучших ассистентов команды, болельщики признали лучшим игроком сезона. Но после окончания того чемпионата, уже на сборах я почувствовал изменение отношения ко мне Вернидуба. Он перестал со мной разговаривать, меньше стал наигрывать в составе. В общем, я увидел практически полное отсутствие доверия. Все это продолжилось и в чемпионате. Я вышел несколько раз на замену, с пятого тура сидел только на скамейке запасных, а потом и вовсе был отправлен в дубль. Я единственный из всех игроков так ни разу и не сыграл в стартовом составе.
- Какими словами вы можете описать поступок Зари по отношению к вам? Со стороны клуба в интервью о вашей ситуации говорили примерно так: "ничего страшного не случилось". Юрий Вернидуб сравнил даже вас с собой, сказав, что в Зените он заканчивал в свое время точно так же.
- Да никакими словами описывать то, что произошло, я не буду. Случилось так, как случилось. Так было всегда в футболе – одни игроки уходят, на их место приходят новые. Я двигаюсь дальше своим путем, а Заря – своим. Я поставил себе новые цели на этот год. И буду их добиваться. У Зари тоже большие задачи. Главное, чтобы клуб развивался, и команда росла, чего я от всей души желаю. Я всегда буду переживать за родную команду.
- Лично меня в этой ситуации удивляет вот что: клуб расстался с вами, воспитанником клуба, любимцем публики, понимая, что за вас станут горой болельщики. Но при этом на позиции "под нападающим" оставили двух легионеров, при чем тоже далеко не молодых: Любеновича и Липартию. Получается, тренер посчитал, что вы проигрываете им конкуренцию?
- Скажем так: я считаю, что в Заре был отличный подбор полузащитников, но в том-то и дело, что мне не дали возможности конкурировать за место в составе.
- Может, вы оказались не нужны, потому что своим авторитетом создавали какую-то конкуренцию тренеру? Наставники не очень любят, когда в коллективе есть очень умные ребята со своей точкой зрения.
- Конкуренцию Вернидубу я не составлял. Да и выглядело бы это нелепо – игроки должны конкурировать между собой на поле. Но авторитет в команде у меня был, я его полностью заслужил. И как вице-капитан и опытный игрок, мог высказать тренеру мнение команды в том, или ином случае. Плюс, огромная поддержка болельщиков, которые встали на мою защиту. Все это, наверняка, не нравилось Вернидубу, и более того, заставляло его нервничать и менять свое мнение чуть ли не каждый день. Видели бы вы, как он кричал и пытался противопоставить меня команде, когда узнал, что я надел футболку с надписью "Мы – Луганчане и гордимся этим", врученную болельщиками после одной из игр. Раздувал скандал, спрашивая игроков об их мнении, и настаивая на том, что это, якобы, плохо. Но ребята меня поддержали. Было еще несколько ситуаций, в которых Вернидуб вел себя не как мужчина и тренер, а как обиженный ребенок. Эмоции брали верх над разумом. Но я был с ним честен и всегда поддерживал его. Думаю, он об этом знает. И когда над ним всерьез нависла угроза отставки, и решающий матч с Днепром мы сыграли на выезде вничью, я был среди тех, кто бился на поле, в том числе и за него.
"Каждый будет поступать по совести. И думать, как улучшить жизнь своей родной страны. Любимой Украины"
- А кто и при каких обстоятельствах сказал вам, что-то вроде: "Илья, ты больше играть в Заре не будешь, ты нам не нужен потому что…"?
- После восьмого, по-моему, тура я спросил у Вернидуба о причинах моего отсутствия в составе. Он сказал, что руководство клуба решило не продлевать со мной контракт, поэтому он не видит смысла давать мне возможность играть.
- Вы пытались поговорить с генеральным директором или президентом тет-а-тет?
- Да. После этого я поговорил с Рафаиловым. Сергей Васильевич сказал, что клуб решил взять курс на омоложение команды и уменьшение бюджета, поэтому контракт не будет подписан. Хотя ни самым высокооплачиваемым, ни самым возрастным игроком в команде я не был. Я сказал директору, что по финансам мы всегда найдем компромисс. Но до обсуждения условий дело не дошло. Тогда я позвонил президенту, и услышал слова о том, что мне нужно спокойно тренироваться и играть. На мой резонный ответ, что как раз играть мне и не дают, Евгений Борисович посоветовал продолжать также добросовестно работать, потому что никаких решений насчет меня он еще не принимал.
- Что было дальше?
- После кубковой игры Вернидуб на командном собрании хотел отправить меня в дубль. Однако после разговора с ним и Рафаиловым мне сказали тренироваться с основой, но играть и быть в заявке на игры я уже не буду. В целях получения игровой практики я добился возможности выступать хотя бы за молодежную команду. Каково же было мое удивление, когда уже через несколько дней Вернидуб, прочитав ответы из моей интернет-конференции, сказал мне отправляться в дубль, и что играть за молодежь он мне запрещает. Вот так за короткое время человек несколько раз поменял свое решение, основываясь только лишь на своих эмоциях.
- Скажите честно: смотрели матчи Зари против Ворсклы и донецкого Металлурга?
- Матч с Ворсклой смотрел полностью, и очень переживал за ребят. Могли и выиграть, но моменты были у обеих команд, поэтому ничья, наверное, закономерна. Я интересуюсь делами Зари, общаюсь с некоторыми игроками и нахожусь в курсе событий. И обязательно смотрю игры в интернете или хотя бы читаю онлайн. Очень расстроился из-за поражения Металлургу. Кроме грандов мы раньше никому так крупно дома не уступали. Надеюсь, это была разовая осечка, а не симптом каких-то больших проблем.
- Если есть желание, в конце нашего разговора можете обратиться к читателям: болельщикам Зари, да и в целом – ко всем украинцам, ведь вы никогда не скрывали своих патриотических взглядов.
- Желаю Заре успехов. Хочу, чтобы команда росла и развивалась. И передаю привет всем болельщикам. Я с удовольствием вспоминаю события, которые мы пережили вместе с вами. Заря в моем сердце навсегда! Я – Луганчанин и горжусь этим! В это непростое время, я хочу, чтобы страну не делили на части, а в обществе не было своих и чужих, наших и не наших. Мы все украинцы. Уверен, что страсти улягутся и разум возобладает. Каждый будет поступать по совести. И думать, как улучшить жизнь своей родной страны. Любимой Украины.
Оцените
Поделитесь

Оставить комментарий на форумеОбновить