Андрей Каряка: "Когда Литовченко перешел в "Динамо", стал переживать за киевлян"

Андрей Каряка: "Когда Литовченко перешел в "Динамо", стал переживать за киевлян"

72
Андрей Каряка: "Когда Литовченко перешел в "Динамо", стал переживать за киевлян"

С лучшим игроком «Волги» прошлого года, 35-летним Андреем Карякой мы встретились в фойе отеля «Корнелия Даймондс». Только что закончилась утренняя тренировка нижегородцев на поле неподалеку, еще есть полчаса до обеда, а вечером у команды Юрия Калитвинцева — контрольный матч. Один из шести, запланированных на этом сборе, кстати. С необычного расписания и начался разговор.

Лежит на подносе, просит себя съесть

— Шесть матчей для двухнедельного отрезка — не многовато?

— Думаю, что нет. Надо учитывать, что у нас сейчас в расположении много игроков, и тренерский штаб старается равномерно распределить нагрузки для каждого. Скорее всего, на каждого из футболистов, находящегося на сборах «Волги», придется три-четыре полноценных матча. Такое разделение.

— Турнирную ситуацию в чемпионате России как оцениваете?

— Разрыв в 4-6 очков не такой большой для одиннадцати туров. График непростой, и игры в календаре остались сложные. В общем, и внизу таблицы еще ничего не решено, да и наверху перестановки вероятны.

— Из сыгранных матчей, какой был самым валидольным?

— Августовский домашний с «Тереком», когда мы выиграли 1:0. И домашний с «Анжи» (2:1. — «Спорт День за Днем») тоже очень напряженным получился. Вообще, отмечу, что в целом турнир в России стал более интригующим, и предсказать результаты матчей уже совсем непросто. Возьмите, к примеру, поражение «Локомотива» в Томске. На домашней арене томичей всегда сложно играть, но «Томь» к тому времени только-только начала набирать очки, а «железнодорожники» были «на ходу», так что их поражение со счетом 0:2 мало кто мог прогнозировать. В принципе то, что есть неожиданные результаты, не продиктованные ни бюджетами клубов, ни составами команд, ни разностью задач — однозначно хороший момент, это говорит о том, что уровень хоть по чуть-чуть, но выравнивается.

— Турецкие отели, наверное, единственное место, где принципиальных соперников можно встретить в дружеской компании. К «Волге» приезжают в гости ребята из «Анжи», к «Анжи» — парни из «Терека», к «Тереку» амкаровцы заглядывают...

— (Смеется.) Так и есть. Сейчас, правда, стараемся не встречаться в отелях, а ужинать где-нибудь все вместе в городке. Я до недавнего времени не причислял себя к любителям рыбы и морепродуктов, но здесь их готовят просто отлично. Ну и, конечно, беклава великолепна! Особенно, когда она свежая и еще теплая. Понимаю, что сейчас вы спросите про ее влияние на лишний вес. То, что она сверхкалорийная, каждый понимает, конечно. Но тут… умом понимаешь, а руки к ней все равно тянутся. Лежит она на подносе…такая горячая… и просит себя съесть (смеется).

— «Волга» с самого своего дебюта в премьер-лиге славилась тем, что у нее дружный коллектив.

— Это в клубе исторически заложено, как я понимаю. Когда происходит объединение двух коллективов из одного города, то возникает ситуация, что большая часть команды прекрасно знакома друг с другом с давних времен. В «Волге» с самого начала все были адаптированы друг к другу и к условиям. Что касается игроков, которые приходили, то, из моего опыта, дискомфорта, попадая в слаженный дружный коллектив, футболист не испытывает. Если, конечно, проблема не в нем самом. Могу сказать, что у меня и в клубе, и в городе все отлично. Семья сейчас со мной живет, дети устроены в школу и садик… В общем, условия и для футбола и для жизни созданы.

— А ваши родители по-прежнему на Украине?

— Да, они у меня в Киеве, так что информацию о происходящем там получаю из первых уст. Когда начались волнения, я предложил им на время переехать ко мне, они пока раздумывают. Говорят, что это центр Киева бурлит, а обстановка в спальных районах спокойная. Но все равно, стараюсь с ними как можно чаще общаться все это время.

— На идею Объединенного чемпионата как смотрите?

— В целом, как план на будущее она, может, и хороша. Но сейчас готовности у сторон, насколько я понимаю, нет. Конечно, если смотреть бегло, то вроде бы на Украине есть хорошая футбольная инфраструктура, оставшаяся со времени чемпионата Европы, но одновременно с этим много клубов прекращают существование из-за проблем с финансированием. Какое у нас положение, все знают: стадионов и баз мало, проблем материальных в футболе много. Деньги в Объединенной лиге, конечно, сулят большие. Но ответа, что будет с еврокубковой квотой, пока нет. Понятно при этом, что до десяти мест, положим, ее никто не даст расширить. А еврокубки — это свои и достаточно большие премиальные. Готовы ли на деле ЦСКА, «Зенит» или «Шахтер» лишиться места в Лиге чемпионов из-за автоматически возрастающей конкуренции в новом формате турнира? Ну и по системе работы первой лиги мало ясности.

— А есть украинские команды, за которыми вы следите?

— Только когда они играют в Лиге чемпионов или Лиге Европы. Там переживаю за «Шахтер», киевское «Динамо», «Днепр». Но за чемпионатом Украины почти не слежу.

Начинал карьеру в лужах

— Вы родом из металлургического Днепропетровска. А как попали в футбол?

— Мне было почти шесть лет. Дядя у меня был человек спортивный, он как-то приехал к нам в гости и подал идею, чтобы я прошел просмотр в секции футбола, потому что как раз тогда его товарищ набирал районную команду. Помню, пришел я на отбор, а там просто туча ребят бегает с мячом по лужам. Ну и я, соответственно, присоединился. Конечно же, заболел потом: температурил, кашлял и чихал две недели так, что даже боялся, что домашние в футбол мне больше не разрешат играть. Но все обошлось, тренер вынес по мне положительный вердикт, и я начал посещать секцию. С позицией на поле, кстати, определился практически сразу: тогда у нас была тактика 4-3-3, и я всегда занимал место правого или левого нападающего. Так что в этом плане меня жизнь не помотала (улыбается).

— В советские времена самым большим подарком для мальчишки был либо футбольный мяч, либо настоящие бутсы.

— Я не исключение. Когда только-только появились в продаже более-менее хорошие мячи, мне на День рождения подарили их сразу восемь. Вся родня и знакомые, зная, что я занимаюсь футболом, правильно угадали лучший презент. Гости приходили, каждый приносил по мячу. Забавно было. Конечно, парочку мячиков мама мне оставила, а остальные обратно отнесла в магазин.

— Вашим кумиром в детстве, слышала, был Геннадий Литовченко. А сейчас он в тренерском штабе «Волги».

— Благодарен судьбе за то, что она в итоге свела меня с этим человеком и футболистом. Болел за него отчаянно, еще когда он защищал цвета «Днепра». Потом Литовченко перешел в «Динамо», я стал переживать за киевлян. Очень сильный футболист! Даже трудно выделить, за какие черты он мне так нравился, потому, наверное, что мне в нем нравилось все. Сейчас, спустя столько лет, вижу его и убеждаюсь, что не зря себе тогда выбрал такого кумира. Геннадий Владимирович — хороший специалист, прекрасный человек. Он такая величина, столько всего добился — а с ним легко общаться.

— Вас в самом начале карьеры помотало по Украине. Тот же «Металлург» Запорожье прошли, который был заклятым противником вашего родного «Днепра».

— Да, это было принципиальное противостояние. Болельщики запорожского клуба тогда придумали фразу: «Даже если вы сборную Бразилии оденете в футболки «Днепра», то «Металлург» все равно выиграет!» Во взрослую команду я попал благодаря Равилю Шарипову. В составе юношеского «Металлурга» попал на финал чемпионата Украины для ребят в возрасте 17 лет в Кривом роге, и после победы на нем мне предложили мой первый контракт. Помню, оплата была по нему — эквивалент нынешних 50 долларов. Сан Саныч Томах, тогда бывший главным тренером основы «Металлурга», пригласил себе в помощники Шарипова, а тот подтащил из второго состава человек десять к тренировкам с взрослой командой. Из всех в итоге остались четверо. В том году я дебютировал в высшей лиге в матче против своего родного «Днепра», мы выиграли 2:1. По результатам турнира запорожцы тогда заняли рекордное для клуба пятое место. А потом я, Яков Крипак, Сергей Ильченко и Алексей Олейник перешли в киевский ЦСКА.

— Почему в то время доверяли молодежи больше, чем сейчас? Талантливее она была?

— Нет, все проще — в то время не было легионеров. Сейчас выдержать конкуренцию с иностранными игроками нашим молодым ребятам тяжело. Надо иметь очень крепкие взрослые нервы и вообще быть крепким, чтобы находясь в одной команде с дорогим и титулованным легионером, заявить о себе как о его прямом конкуренте.

Двадцать первый век на дворе, а у наших клубов ни баз, ни стадионов

— В киевском ЦСКА вам выпало работать с Владимиром Бессоновым. Правда, что футбольная жесткость в нем осталась, даже когда он сменил поле на тренерскую скамью?

— Бессонов, когда играл, ни себя не жалел, ни подопечных. Помню, он нам рассказывал, что когда он прибыл в киевское «Динамо» к Лобановскому, тот, посмотрев на выписку с данными, возмутился: «Елки-палки, 56 килограммов! Кого вы мне привезли?!» Но в итоге вес не помешал ему стать лучшим в составе звездного «Динамо». Бессонов был требовательным, да, но у нас и сами условия жизни тогда были более жесткие, нежели сейчас.

В первый мой год в составе армейцев участвовали в последнем розыгрыше Кубка обладателей Кубков. Выиграли в Ирландии у «Корк Сити», следующим нашим соперником был московский «Локомотив». В Киеве они нас победили, Джанашия забил два мяча. Решающим был матч в Москве. Это было, наверное, мое самое холодное путешествие за всю карьеру. Мы как клуб армии должны были летать на игры военными самолетами и с военных аэродромов. Приземлялись, соответственно, тоже на военных объектах. Ну вот представьте военный самолет с лавочками по бокам, без всяких излишеств, все аскетично. ЦСКА, армия. Сейчас нашим игрокам покажи тот борт — смеяться будут. Прилетели в Москву. А так как тогда уже между Украиной и Россией была граница, а приземлились мы на режимном объекте, паспорта у нас собрали прямо в салоне. Помню, что внутри было очень холодно, а снаружи шел снег. Мы сидели на лавочках в самолете полтора-два часа, пока где-то внутри таможня оформляла документы. Из аэропорта поехали на игру. Проиграли, конечно.

— Есть тренеры, которые считают, что в чем более худших условиях оказывается спортсмен при подготовке, тем выше его мотивация на результат.

— Может быть, раньше так и было. Но времена изменились. Футбол поменялся. Надо стремиться к лучшему во всем — от работы непосредственно футболистов до работы над инфраструктурой. Двадцать первый век на дворе, а у нас у половины клубов нет стадионов и нормальных тренировочных баз. Как с нашими погодными условиями можно позволить себе не иметь хороший современный стадион? Да мы должны быть первой страной в списке тех, где есть арены с раздвижными крышами и креслами с подогревом! «Волга» играла в Нижнем в начале декабря, стадион засыпало, на трибунах — три-четыре тысячи человек. И я на самом деле понимаю тех людей, кто любит команду, но не пошел на этот матч. Были бы комфортные условия для болельщиков, — интерес к играм бы совсем другой.

Мозоль натер, пока конспекты писал

— Знаете, что в одной социальной сети есть страничка, на которой болельщики по-прежнему спорят, где удачнее выступал Каряка — в «Крыльях» или в «Сатурне»?

— Не знал. Я сам нигде не зарегистрирован, так что не просматриваю, что и где пишут. Но не буду скрывать, приятно. Действительно, так получилось, что на эти две команды пришлось много запоминающихся матчей в карьере. Если исходить из конечного результата, то спор выиграли «Крылья»: в составе самарцев я занял третье место в чемпионате страны, пробился в финал Кубка России. Вообще, тот год, учитывая еще и поездку со сборной на чемпионат Европы, получился очень продуктивным. По большому счету, у меня в карьере не было клубов, в которых чувствовал бы себя плохо. В «Волге» сейчас тоже хороший сезон, сравнимый по ощущениями с предыдущими.

— Вы сказали, что не чувствовали себя плохо нигде. А как же «Сатурн» в период распада? Это же был сигнал: в российском футболе не все в порядке.

— Там был шок после того, как нам сказали: «Вы свободны». Сейчас, бывает, смотрю на то, что было построено в те годы — стадион в Раменском, еще один в Химках, современная база в Кратово… Для кого все это строилось? В Подмосковье сейчас нет команды, которая бы играла в элите. А о «Сатурне», тем не менее, могу вспомнить только хорошее. Да, нам не платили полгода. Каждый раз появлялось какое-то новое обещание. Сначала говорили: «Вот дадут нам чемпионат мира, и тогда все выправится». Потом: «Это будет база для национальной сборной, и тогда уж все, наверняка, решится». Все ждали, клуб искал спонсоров. Мы до последнего не были готовы к негативному сценарию. Все-таки, команда билась до конца и сохранила прописку в премьер-лиге, несмотря на то, что при отсутствии финансирования это было сделать сложно. В таких ситуациях ты играешь в футбол, потому что любишь это дело, веришь в лучшее. Вот мы и думали, что если решим задачу, то все проблемы уйдут — ребята ради этого играли и с травмами, и на уколах.

— С того периода у вас остались проверенные лихом футбольные друзья?

— Да, конечно. Такие ситуации людей сплачивают. У нас крепкая дружба с Димой Кириченко. Дима Лоськов только недавно был в Турции, мы вместе в ВШТ проходили обучение на тренерскую категорию А. Кстати, интересный опыт получился. Никогда не хотел быть в будущем тренером, но тут мне все понравилось — и практические занятия, и лекции, и даже писать конспекты. Десять дней занимались, даже мозоль натер на пальце от писанины (смеется). Практическим заданием, между прочим, у меня, Димы Булыкина и Жени Алдонина было провести тренировку в «Волге». Интересно было почувствовать себя в новой роли! Все-таки тренерство — очень эмоциональная работа, надо быть очень уравновешенным, чтобы в этом деле преуспеть.

В Португалии учился снимать стресс

— Вы кажетесь, кстати, очень хладнокровным и спокойным человеком?

— Правда? Со стороны, конечно, виднее, но мне бывает сложно на поле контролировать эмоции. Так что сам себя я хладнокровным не назвал бы.

— Знаете, что ваш бывший соратник по «Бенфике» Луизао вернулся в клуб и даже на последнем сборе побил судью товарищеского матча?

— Да, видел видео в интернете. Судья немец, кажется… Ну где ж он его там побил?! Только пнул немного. На самом деле, кто бы из игроков что ни говорил, а желание подраться с судьей у каждого было в карьере. Гнев на рефери — неотемлемая часть игры. Контролировать обиду трудно, особенно когда какие-то очевидные моменты трактуются судьями неправильно. Но… лучше, конечно, ограничиться послематчевым интервью, где выльешь свою злость. В любом случае, матчей, которые рефери отрабатывают отлично, намного больше, чем тех, в которых они «чудят».

— Возвращаясь к «Бенфике»—почему же раскрыться в ней не получилось?

— Даже спустя все эти годы мне трудно ответить на этот вопрос. Вроде поначалу бы все складывалось неплохо. Португалия — страна футбольная, это ощутил сразу: когда мы проходили первый сложный сбор в Швейцарии, к нам на контрольные матчи болельщики прилетали чартерами по двести-триста человек. После сборов мы выиграли Суперкубок, какой-никакой трофей в самом старте. Начал потихоньку играть в чемпионате и в Лиге Чемпионов. В том ее розыгрыше (сезон-2005/06— «Спорт День за Днем»), кстати, мы прошли «Ливерпуль», добрались до четвертьфинала, где уступили «Барселоне». А в чемпионате Португалии обыграли принципиального соперника «Порту». В общем, было много запоминающихся игр, плюс прекрасные партнеры — в то время в «Бенфике» было пять игроков сборной Португалии, Луизао, Саброза… Выходил я на замену, в основном, но в принципе, это относилось скорее к проблемам адаптации — первых полгода, пока особо не знаешь ни языка, ни особенностей турнира, на нее уходит. Потом вышло негативное интервью в одном российском издании, которое процитировали в местной прессе. В итоге получил дисквалификацию на месяц. Домой я улететь не мог — паспорт был на оформлении в консульстве. На тренировки ходить нельзя было, и на стадион тоже. Пришлось придумывать, как снять стресс в таких условиях. Сел за руль, за месяц объездил всю Португалию. Красивая страна, есть на что посмотреть, так что путешествие было увлекательным, несмотря на незнание языка. Вообще, весь период в «Бенфике» прибавил мне жизненного опыта. Не знаю, уехал бы я помоложе, мне бы легче было и адаптироваться, и переждать. Но 27 лет — это пик, хочется играть. А когда ты в таком возрасте покидаешь команду, где был лидером, и приезжаешь в очень сильный чемпионат, где надо все начинать с нуля… Это трудно. Очень трудно.

— Сейчас перебираю фамилии в голове, и получается, что вас, взрослых и опытных, совсем немного в чемпионате осталось. В «Волгу» когда звали, было понимание, что на вас тренеры еще и как на «деда» рассчитывают в работе с молодыми?

— Я когда пришел в «Волгу», тут был Русик Аджинджал, а он на три года старше меня. Так что такая ответственность меня, к счастью, миновала. А сейчас у нас есть Сергей Парейко, тоже старше, и хоть он не полевой, а вратарь, эта миссия пока на нем. Если серьезно, с возрастом прибавляется только одно — выше становятся требования к самому себе. То, что еще допускал лет пять назад, уже воспринимается совсем иначе.

— А как же беклава и килограммы?

— Она пусть будет исключением (смеется). Кстати, у нас сейчас обед.

— Спасибо! Удачи!

Оцените
Поделитесь
Источник:
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить