Александр Чубаров: "Лобановский настаивал, чтобы на матчах я курил"

Александр Чубаров: "Лобановский настаивал, чтобы на матчах я курил"

125
Александр Чубаров: "Лобановский настаивал, чтобы на матчах я курил"
Фото - pozitivportal.ru

Этот материал увидел свет ровно десять лет назад на страницах газеты «Киевские Ведомости», к 60-летию одного из старейшин киевского динамовского коллектива. Футбольное закулисье, о котором мы в основном и беседовали с Александром Чубаровым, всегда интересовало болельщиков. А темы, затронутые в статье, претендуют на долговечность.

Как вы думаете, куда позвонит Горан Гавранчич, если у него в ванной прорвет кран? А какой номер наберет Флорин Чернат, получив сообщение о грядущем визите своей румынской родни? К кому обратится Георги Пеев, если, уезжая в отпуск, случайно забудет оплатить счет за мобильник? Все они, а также их партнеры по команде наизусть знают динамовские «911» – телефон администратора Александра Чубарова. Этот человек, вот уже два десятка лет верой и правдой служащий родному клубу, в зависимости от ситуации, становится слесарем, гидом или курьером. А еще – водителем, сапожником, церемониймейстером, представителем турбюро, воспитателем, разнорабочим.

Как сказал когда-то легендарный динамовец Рафаил Фельдштейн, у администратора полно обязанностей, а право – только одно: придумывать себе новые обязанности...


КТО НЕ КУРИТ И НЕ ПЬЕТ...

Отец Чубарова, Федор Иванович, в 1930-е играл за киевский «Желдор». Наследник стал четвертым ребенком в семье после трех дочерей. В метрике записали, что родился в Киеве, хотя тогда, в апреле 1943-го, мама Евдокия Тихоновна переживала военное лихолетье в Узине. Вернувшись с фронта, глава семьи стал своему Сашке первым тренером.

– Я дал отцу зарок не курить и не пить, отказался от чая и кофе, поскольку все это могло помешать карьере футболиста, – вспоминает Александр Федорович. – Что такое алкоголь, не знал до 50 лет, пока не пережил инсульт. Врач, когда узнал, что я – ни-ни, сказал: «Странно, что вы так поздно к нам попали». И буквально прописал ежедневную дозу – 50 граммов коньяку в обед... А звездой кожаного мяча я так и не стал. В первом же серьезном клубе – киевском СКА – получил тяжелую травму. Выступал за команды низших лиг, в 26 лет даже возглавлял один из коллективов в качестве играющего тренера... Все оборвалось, когда ушел из жизни отец. Футбол, в который я пошел по его воле, казалось, закончился для меня навсегда.

– И все же долго без мяча вы оставаться не смогли.

– Несколько лет проработал агентом Госстраха. Как-то возвращаюсь вечерком домой, вижу – мальчишки в «квадрат» режутся. А рядом – шикарная футбольная площадка пустует. Не выдержал. Что, вы, говорю, ерундой занимаетесь, а ну идемте в футбол побегаем, я – один, вас – четверо. Обыграл их, показал парочку приемов, финтов. На следующий вечер договорились снова встретиться, они друзей привели. А еще через пару дней ко мне подошел начальник ЖЭКа и предложил готовить детскую команду к «Кожаному мячу». С первого захода мы выиграли второе место в городе, на следующий год стали победителями, еще через год финишировали первыми на украинском турнире и успешно выступили в финале. На меня вышел Евгений Котельников, руководивший тогда школой подготовки киевского «Динамо», предложил работать у него, поручил вести мальчишек 1967-68-го годов рождения. Мои подопечные составили основу сборной Украины, которая в 1982-м выиграла Кубок ЦК ВЛКСМ «Юность». Затем я возглавлял так называемую переходную группу, созданную при «Динамо» по инициативе Лобановского, – этакий дубль дубля.

undefined

В КИШИНЕВ, ПО ДЕЛУ, СРОЧНО

Похоже, у вас, на тот момент уже заслуженного тренера Украины, вырисовывались на этом поприще неплохие перспективы...

– Все решил случай. Лобановский спросил, не доводилось ли мне видеть в игре Игоря Добровольского – лидера сборной Молдавской ССР. Конечно, говорю, видел. Он там один, по сути, и выделялся. «Нужно слетать в Кишинев и привезти парня на просмотр, – сказал Валерий Васильевич. – Скажите Сучкову, пусть вас отправит». Анатолий Сучков, занимавший должность администратора, воздел брови к небу: «Ты что, какой Кишинев. Сейчас же лето, билеты за месяц заказывать надо!» Но я решил попытать счастья, благо, работая тренером, получил кое-какие навыки решения подобных проблем. Мне подвезло – уже через пару часов был на базе «Нистру». Переговорил с тренером команды Анатолием Полосиным и самим Добровольским, который с благословения наставника тут же написал заявление о переходе в киевское «Динамо». На стадион «Динамо» я успел до пяти часов – времени отъезда команды в Кончу-Заспу. Зашел к Лобановскому: «Ваше поручение исполнено, вот заявление Добровольского. Я с ним разговаривал, через пару дней Полосин привезет его в Киев». Васильича тяжело было удивить, но, похоже, мне это удалось. А присутствовавший при этой сцене Пузач сказал: «Сучков давно просится в селекционеры. А вот вам готовый администратор». Мое будущее было предопределено.

– Почему же Добровольский так и не объявился в киевском «Динамо»?

– Полосин сделал все, как обещал. Но отпросил Игоря у Лобановского до конца сезона. А там на игрока пришла разнарядка из ЦСКА, и он оказался в Москве...

...Правда, не в армейском клубе, а в «Динамо» у Малофеева. Знающие люди пересказывают историю о том, как Эдуард Васильевич увел перспективного полузащитника из-под носа у Юрия Морозова, возглавлявшего просмотр потенциальных новичков ЦСКА. «Военные» имели право первого выбора на этом «драфте». Кто не походил армии, вполне могли оказаться в спортивном подразделении МВД. После того, как очередная группа «призывников» закончила двусторонку и Морозов принялся ставить галочки напротив заинтересовавших его игроков, рядом возник Малофеев: «Юрий Андреевич, такое дело: недобор, понимаете ли... Вот того паренька нам не отдадите?» – и показал на пацана, смотревшегося хуже всех. «Ну, бери», – ответил Морозов, улыбаясь. «А вон того, худенького, невзрачного?» «Да бери, бери». Тем худеньким как раз и был Добровольский, ставший одним из ключевых исполнителей в малофеевском «Динамо», а затем и в сборной СССР.

undefined

Александр Федорович, каков типичный рабочий день администратора киевского «Динамо»?

– Четкого трафарета нет, подстраиваюсь под остальных. Ведь приходится заниматься не только проблемами игроков и тренеров, а опекать и их ближайших родственников. Каждый из них знает: Чубарову смело можно звонить в любое время с восьми утра до полвторого ночи.

КАК ЮРАН СТАЛ «БАРСИКОМ» И ЗЯТЕМ

Вы были непосредственным свидетелем того, как «Динамо» превратилось в команду-звезду середины 80-х. У вас были в том составе свои любимцы?

– Мне импонировала троица в составе Бессонова, Демьяненко и Баля. Каждый – величина в футболе, но ни у одного из них никогда не было и тени заносчивости. Непосредственные, скромные. А еще – весельчаки и балагуры, любой из них смело мог претендовать на то, чтобы называться душой команды. Хотя и остальные для меня были как родные дети.

– А Сергей Юран даже стал зятем.

– Ага, и тесть узнал об этом последним! Помните историю с его дисквалификацией? Нарушил режим, и его отправили служить в часть. В Москву, куда мы уехали с динамовскими «сборниками», звонит моя жена, мол, сделай что-нибудь, погубят парня. Я ничего не могу понять: с чего это вдруг наш бузотер заинтересовал мою супругу. И тут она мне выдает: «А они с Илоной заявление подали. Так что если ничего не предпримешь, значит, ты – враг своему ребенку!» Так я и узнал, что моя дочь выходит замуж за Барсика...

Это прозвище приклеилось к Юрану после его первого предсезонного сбора в Гантиади. Подсев за обедом к столику, традиционно закрепленному за Чубаровым, Демьяненко, Бессоновым и Балем, «молодой» с аппетитом умял свою плошку меда и не отказался от порции, предложенной кем-то из старожилов вместе с шуткой: «Только за весом следи, а то без премии останешься. У нас в «Динамо» самый дорогой килограмм мяса». «Так это я не себе, а «барсику», – ответил Юран, кивая на свое мужское достоинство. Так и стал Барсиком. Увы, семейная жизнь дочери администратора «Динамо» со стремительно восходящей звездой длилась недолго. Каждому из них суждено будет найти свое счастье. Илона подарит отцу двух внучат – Настеньку и Вячеслава, Сергей отправится играть на Запад и там обзаведется новой семьей. Но со своим бывшим тестем они общаются, как старые добрые приятели...

Александр Федорович, в вашей биографии был период, связанный с женским футболом. Каким ветром вас занесло в команду к прекрасному полу?

– Шел 1991-й год. Лобановский уже сезон как работал в Эмиратах. Чемпионат Союза разваливался, разъезжались игроки, от «Динамо», по сути, мало что осталось. Я перестал ощущать себя в этой команде, собирался снова идти тренировать мальчишек. И тут обнаружилось, что женская команда осталась «без головы» накануне какого-то важного международного матча. Ввязался я в эту авантюру, оказалось – на несколько лет. В масштабах Украины повыигрывали с девчонками все, что можно было. И все же о тех годах я говорю, что в лучшем случае обо мне запомнят как об администраторе команды Лобановского, а в худшем – как о женском тренере.

Именно Васильич, сам того не ведая, вернул меня в большой футбол. Григорий Суркис, вскоре после того, как возглавил клуб, вызвал меня: «Собирайтесь в командировку, нужно поговорить с Лобановским». Это была первая попытка вернуть Великого Тренера в Украину.

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ – САМОЛЕТЫ...

– И как отнесся Лобановский к предложению вернуться?

– Он был прекрасно осведомлен о переменах, произошедших в «Динамо» с приходом нового руководства. Позиция, которую высказал Лобановский, лишний раз подчеркивает мудрость этого человека, его дальновидность. И – дипломатичность. Васильич через меня передал Григорию Михайловичу, что параллельно с развитием клубной инфраструктуры следует заняться созданием в стране профессиональной лиги. Контакт был налажен, и, отработав свое соглашение с кувейтской федерацией, Лобановский вскоре вернулся в родной клуб.

– В жизни футбольной команды, тем более, у такого тренера, как Лобановский, все распланировано едва ли не по часам на месяцы вперед. Бывали в вашей работе проколы, грозившие срывом этого четкого ритма?

– Однажды, за три дня до выездного матча с «Нефтчи», взяв у Лобановского список тех, кто летит в Баку, я к своему ужасу обнаружил, что билеты заказаны на сутки позже. Что делать? Все рейсы расписывались не позднее, чем за месяц! Я поднял на ноги всех, кого только смог, добился, чтобы поменяли тип самолета, чтобы нужное количество горючего перебросили из Жулян в Борисполь, а два недостающих билета мне едва ли не у трапа должен был лично вручить начальник бориспольской милиции. Приезжаю в Кончу и, вроде бы, случайно попавшись на глаза Васильичу, говорю: «Все нормально, вылетаем пятого». Ну, думаю, сейчас похвалит. Наивный!.. И все равно я чувствовал себя победителем.

undefined

– В каких городах киевлян принимали лучше всего, а где бывали проблемы?

– У меня наилучшие воспоминания остались от визита в Ланчхути. Причем самое примечательное – даже не корзины с фруктами в каждом нашем номере, а то, как стадион приветствовал команду. Мы выходили на поле под скандирование: «Ди-на-мо! Ло-ба-нов-ский!» Вообще, на Кавказе и в Средней Азии к нам относились очень доброжелательно. За исключением, пожалуй, Еревана. А вот Москва раздражала своим приемом. Поначалу я жутко злился. Ну, говорю, приедете вы к нам, поселим на хоздворе и автобус с одной ручкой дадим. На что Лобановский, не поведя бровью, отвечал: «Зло злом не искоренишь. Киевское «Динамо» – это уровень. Его нужно придерживаться, а не опускаться до провинциальности».

– С обретением украинским футболом независимости стало легче работать?

– Главное, что отношение динамовских администраторов к гостям осталось тем же: принять по высшему разряду. Это касается не только команды-соперницы, но и судей, инспекторов. Даже если у визитеров заказана гостиница, их все равно встречают наши представители. Для официальных лиц обязательно организуем послематчевый ужин.

– С «горячительным»?

– Святое дело! Люди ведь отработали, им еще ночь в поезде трястись. У меня, конечно, возникали проблемы. Гостеприимство ведь заключается и в том, чтобы компанию гостям составить. А как, если я не употребляю? Договаривался с официантом, чтобы мне приносили какую-нибудь «бутафорию» – чай вместо коньяка или что-то вроде того. И при первом удобном случае я срывался «срочно позвонить».

Расскажите о тех, с кем вам приходится делить нелегкий администраторский хлеб.

– Работаем втроем с моим двоюродным братом Виктором Кашпуром и Филиппом Репетило. Витю я считаю администратором номер один на всем постсоветском пространстве. По аналогии с тренерскими курсами он вполне мог бы читать лекции для представителей нашей профессии. Фил раньше проходил в «титрах», как клубный сапожник. Починить чьи-то любимые бутсы для него, действительно, не проблема. Но сейчас спектр его обязанностей куда шире. Работаем по принципу взаимозаменяемости и взаимостраховки, делая все, чтобы игроки и тренеры сосредотачивались исключительно о футболе.

undefined

ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ

Сейчас после каждого международного матча динамовцы обмениваются футболками с соперниками. Тут, видимо, двумя комплектами формы, как в советские времена, не обойдешься.

– Да, согласно тогдашним правилам, команде-участнице еврокубка полагались на сезон 25 комплектов повседневной экипировки и два варианта игровой формы – светлый и темный. За год все изнашивалось. С гетрами была просто беда. Пока можно было штопать, мы штопали, ну, а если дыра на дыре?.. Именно такая ситуация сложилась осенью 86-го, когда «Динамо» – обладатель Кубка кубков и чемпион СССР – стартовало в Кубке чемпионов. Соперники из «Берое» сильно переживали, чтобы мы не покинули Болгарию без сувениров. Я и сказал им, что лучшим подарком для нас станут пару комплектов гетр. Приезжаем в Киев, открываем пакеты – там 60 пар, но все... зеленые! Перед тем, как обменять их у «Жальгириса» на белые и синие, сыграли-таки в этих носках. Никто ничего не заметил, даже Лобановский!

После другой истории с формой Чубарову едва не «пришили» обвинение в национализме. «Динамо» предстояла встреча в Москве с одноклубниками. У них домашние цвета – белые. А подопечные Лобановского в белых майках предыдущий матч выиграли. «Значит, синие – табу, – рассказал Александр Федорович. – Знакомый кооперативщик за сутки организовал нам комплект нейтральной, желто-синей, формы. У Лобановского в раздевалке глаза на лоб: «Что это?!» «Спокойно, Васильич, – говорю, – эти футболки в церкви побывали, на фарт». «Ладно, за результат ты отвечаешь!» Выиграли мы, а на следующий день меня на партийный ковер вызывают. И тоже: «Что это?! Как посмел? Кто санкционировал?» Я, если честно, ни о чем «жовто-блакитном» тогда и не знал, но все же без «легкого испуга» не обошлось».

И сколько же комплектов игровой формы получает «Динамо» сейчас?

– Процесс значительно упростился, нам уже не нужно ездить за экипировкой в Москву, в Центральный совет «Динамо». Все решаем напрямую с «Адидасом». Без претензий, конечно, не обходится, но, по крайней мере, заказы выполняются оперативно. На каждый матч Лиги чемпионов ребята получают по два комплекта формы, чтобы в перерыве желающие могли переодеться в сухое, а после матча – поменяться футболками с соперником, как того требует УЕФА.

– Кто утверждает фасоны, цветовую гамму, отделку экипировки?

– Утверждение проходит на нескольких уровнях – от ведущего переговоры представителя международной службы до президента клуба. Ежегодно игроки, тренеры и многие сотрудники клуба получают новый комплект формы – 42 наименования, как говорится, от тапочек до шапочек.

undefined

ВОЛШЕБНАЯ СИГАРЕТА

– Когда динамовцы летят на международный матч, команду сопровождают журналисты, группа поддержки. Для многих из моих коллег эти перелеты становятся настоящим испытанием – прежде всего потому, что в самолете запрещено курить. И вы, кстати, самым строгим образом следите, чтобы запрет не нарушался, хотя сами, насколько знаю, без курева обходитесь с трудом.

– Распоряжение сделать рейсы некурящими в свое время отдал Григорий Суркис. И, считаю, совершенно правильно. Какие бы важные люди не летели вместе с командой, самые главные в этом самолете – футболисты. Ради них и создается эта атмосфера. И даже те наши сотрудники, у которых «уши пухнут», относятся к этой традиции с пониманием. Скажем, Алексей Михайличенко или Анатолий Демьяненко. Во время матчей их часто можно видеть с сигаретой во рту. Волнуются! А я, вот, на семечки перешел, чтобы меньше курить. Хотя в свое время некурящий Лобановский не только разрешал, но иногда просто-таки требовал от меня «огня и дыма».

– ?!

– В июле 1985-го играли мы в Москве с «Торпедо». То был один из первых моих матчей в качестве администратора. Только я сигарету вынул, тогдашний начальник команды Владимир Веремеев на меня цыкает. Я говорю: «Ну, одну, на фарт. Вот увидите, не успею докурить, наши забьют». И точно – мы открываем счет. Через какое-то время все повторяется: я закуриваю, Веремеев негодует, «Динамо» забивает. Затем в середине второго тайма назначают в наши ворота 11-метровый, идет бить Леша Буряк, проводивший свой первый сезон за автозаводцев. Я – снова к пачке. Веремеев: «Александр Федорович, здесь не курят». «Так на фарт же, – говорю. – Сейчас, вот, пенальти не забьют – и все». Удар Буряка – мимо! Оформлять билеты на самолет я уезжал минут за 20 до конца игры, при счете 3:1 в нашу пользу. Достал последний «патрон», пояснив Владимиру Григорьевичу: это для окончательного счета. Уже в аэропорту узнаю: выиграли с результатом 4:1. Тогда Лобановский мне и сказал: «На фарт разрешаю тебе курить всегда!»

undefined

Осенью того же года «Зенит» принимал нас в своем манеже. Время идет, а гола нет. Васильич в мою сторону: «Закурил бы, что ли». Я и задымил в кулачок (в помещении все-таки находимся). И тут Евтушенко забивает. Лобановский: «Ну, вот, а то сидишь тут – только штаны даром протираешь». А в перерыве мы узнали, что осечка минчан в Донецке делает нас чемпионами Союза...

При Чубарове «Динамо» трижды становилось чемпионом СССР, выиграло два Кубка Союза и Кубок обладателей кубков. На всех тех трофеях, как и на добытых уже в независимой Украине после возвращения Лобановского, стоит печать и его труда – нелегкого, незаметного и подчас неблагодарного. Каждая победа прибавляла радости, каждая неудача и потеря – седины, каждая встреча с яркими, неординарными людьми давала счастье нового общения и взаимообогащения. Александр Федорович с теплотой вспоминает всех, кто оставил ему частичку своей души и в ком постарался отразиться он сам. От учительницы литературы Таисии Михайловны, открывшей ему Есенина и Блока, которых юбиляр и полвека спустя читает наизусть далеко за рамками школьной программы; до Валерия Лобановского и нынешних динамовских руководителей...

Человек, чья жизнь неразрывно связана с футболом, встречает 70-летие. С юбилеем вас, Александр Федорович!

Оцените
Поделитесь
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам
Оставили комментарии на форуме: 3
  • Отлично интервью. Особенно советую его прочитать адептам объечемпа. Вы хорошо подумали, опять туда хотите??? С выдергиванием игроков, манежами, "справедливыми решениями" из белокаменной и т.д.

    0+ 0- 0
    +-
    Аджоев Гурам
  • Ответ на сообщение Аджоев Гурам -

    Отлично интервью. Особенно советую его прочитать адептам объечемпа. Вы хорошо подумали, опять туда хотите??? С выдергиванием игроков, манежами, "справедливыми решениями" из белокаменной и т.д.

    Стільки років прагнули до незалежності, вирвалися з тюрми народів, нарешті, щоб знову повернутися в задушливі обійми Москви? Якийсь стокгольмський синдром, їй-богу. Коли жертва закохується у свого мучителя.

    Найбільше генетичних терпил серед аутентичних росіян, що проживають на території України. Щоб на майбутнє не було таких потягів, рекомендую відтепер заборонити росіянам приймати українське громадянство. Навпаки - будь ласка, скільки завгодно.

    0+ 0- 0
    +-
    Winkey
  • Ответ на сообщение Winkey -

    Стільки років прагнули до незалежності, вирвалися з тюрми народів, нарешті, щоб знову повернутися в задушливі обійми Москви? Якийсь стокгольмський синдром, їй-богу. Коли жертва закохується у свого мучителя.

    Найбільше генетичних терпил серед аутентичних росіян, що проживають на території України. Щоб на майбутнє не було таких потягів, рекомендую відтепер заборонити росіянам приймати українське громадянство. Навпаки - будь ласка, скільки завгодно.

    Я сам етничний росіянин, бо батьки з сибіру, але в мене вистачило сил вивчити мову держави, де я мешкаю, і зовсім не бажаю вертатися в безглузду імперію, щоб мої два сини служили "во благо" путінских амбицій. Ні, це не для мене, але дійсно там, де я живу багато хто дуже стілиться під північного сусіда.

    0+ 0- 0
    +-
    Аджоев Гурам
  • Оставить комментарий на форумеОбновить