Евгений Канана: "Горжусь, что причастен к блистательной карьере Тимощука"

Евгений Канана: "Горжусь, что причастен к блистательной карьере Тимощука"

200
Евгений Канана: "Горжусь, что причастен к блистательной карьере Тимощука"
Фото - footclub.com.ua

Даю гарантию: в Украине нет ни одного футбольного клуба, где бы не знали Евгения Канану, не признавали его авторитет. Вся жизнь Евгения Витальевича, заслуженного тренера Украины, известного футбольного менеджера, тесно связана со становлением и развитием спорта номер один в независимой украинской державе. Теснее всего — с донецким «Шахтером».

В «Шахтере» Канана (его фамилия так легко произносится, что стала заменой имени и отчеству) начинал игроком. Амплуа — полузащитник. По стилю игры был схож с Коньковым, рядом с которым и провел свой первый матч в чемпионате. По трудолюбию — с Тимощуком, которого привез в «Шахтер». По преданности делу — мало кто с ним может сравниться. О своей футбольной карьере Евгений Витальевич рассказал в интервью корреспонденту газеты «Команда».

— Сорок лет нашей дружбы позволяют мне обращаться на «ты». Женя, в футболе ты прошел все ступени — был игроком, судьей, администратором, начальником команды, менеджером. А в паузах, лет на пять-десять, работал в шахте, возглавлял Донецкую федерацию футбола. Что было главным в твоей карьере?

— Наверное, главным был и остается футбол. Родился я в Донецке, как все мальчишки, играл в эту замечательную игру. В школе «Шахтера» попал к Петру Пономаренко — лучшего детского тренера на своем веку я не видел. Говорят, в каждой сфере жизни есть наиболее урожайные на талантливых людей годы. Конец 40-х — начало 50-х подарили нашему футболу Олега Блохина, Владимира Онищенко, Владимира Мунтяна, в Донбассе это Виктор Звягинцев, Владимир Пьяных, Юрий Дудинский.

Мне было 19 лет, я играл в «дубле» «Шахтера», гордился этим, а дебютом в первой команде обязан Олегу Петровичу Базилевичу. Он тогда, в начале 1972 года, принял горняков, выступавших в первой лиге, увидел меня в поединке резервистов и неожиданно оставил на базе, где готовилась к игре «основа». А в день встречи с «Памиром» из Душанбе удивил всех, и в первую очередь меня, выставив в «старте». И тогда же я забил свой единственный гол за «Шахтер». Пробил метров с 25-ти, и мяч, слегка коснувшись кого-то из партнеров, влетел в ворота. Мы в тот день выиграли — 3:0. На том матче, к слову, присутствовало 20 000 зрителей.

Увы, моя карьера игрока была недолгой. Первые успехи вскружили голову, и я отклонился в сторону. Моя мама и сейчас вспоминает, как, ожидая меня на стадионе после игры, приносила большую бутылку молока. Вот и пить бы мне только молоко, а я… Нагулявшись, дал зарок и уже 35 лет не беру в рот ни капельки, но игровая карьера на том и завершилась.

А футбол в сердце остался, им и живу по сей день. Все мальчишки в Донбассе играли в футбол, а повзрослев, так же дружно шли работать в шахту. На шахте имени Горького был такой замечательный начальник участка — Олег Александрович Чуб. Страстный болельщик «Шахтера», он взял меня в свою бригаду, а я потянул туда только что закончивших играть Звягинцева, Пьяных, Дудинского. Я потянул их в шахту, а они меня… в судейство. И я вернулся в футбол. И он оставил у меня в памяти три самых счастливых дня.

— Давай вспомним день первый…

— Это был финал первого Кубка независимой Украины. 31 мая 1992 года, Республиканский стадион в Киеве, «Черноморец» против харьковского «Металлиста». Мне доверено было быть главным арбитром матча, и на 107-й минуте я зафиксировал решающий гол одессита Цымбаларя. Претензий к судейской бригаде не было. Для любого рефери финал — это высшая точка его карьеры. А у меня впереди был еще финальный поединок первого чемпионата Украины, но там я был с флажком — помогал Владимиру Пьяных.

Примерно к этому времени относится и начало моей новой и ставшей главной в жизни профессии — футбольного менеджера. А стал я на эту стезю благодаря Юрию Грядущему, который был тогда директором макеевской шахты имени Бажанова. Грядущий знал меня по шахте Горького, а тут неожиданно предложил поработать в опекаемой им команде «Бажановец», помогать тренеру Виктору Пыщеву. За короткий срок команда прошла путь от турнира коллективов физкультуры до второй, а потом и первой лиги первенства Украины.

Именно тогда я ощутил в себе склонность к поиску молодых талантов, к участию в их футбольной судьбе. Как-то увидел в турнире команд шахтных участков светловолосого паренька. Он все исполнял по делу — отбирал, перехватывал, атаковал. Узнал, как его зовут. Это был Сережа Ковалев. Стеснительный, он не сразу решился попробовать себя в профессиональном футболе. Но в итоге начинал в «Бажановце», а закончил капитаном «Шахтера».

Как-то «Бажановец» играл в Луцке. Не обратить внимания на худого, долговязого нападающего, от которого в одном матче пострадали сразу четыре наших защитника, было нельзя. Какой-то колючий, он буквально пахал на поле, участвуя во всех фазах игры. В общем, порекомендовал я Толю Тимощука родной команде, привез в Донецк и горжусь, что причастен к его блистательной карьере. По-моему, он ценит мое участие в его жизни.

— А каковы функции менеджера в украинском футбольном клубе? Чем он занимается?

— Всем, абсолютно всем. Кроме проведения тренировок и установок на игру и, конечно, финансирования. У команды не должно быть никаких трудностей с организацией тренировочных занятий (транспорт, поля, восстановительные процедуры). С бытовыми проблемами футболист идет к менеджеру (им может быть и начальник команды, и администратор). Прием судей, организация предматчевых совещаний — тоже на менеджере. Много забот с проведением сборов. Само место проведения, гостиницы, поля, контрольные игры, судьи, перелеты… И все должно соответствовать требованиям тренеров. Бывают и необычные поручения. Например, как-то в «Шахтере» мне поручили продлить контракт с неуступчивым игроком — Брандао.

Или заняться… строительством стадиона. Правда, это было в донецком «Металлурге». Пригласил меня туда из «Бажановца» президент нового клуба — Александр Косевич. Практически разрушенный стадион «Металлург» надо было подготовить к старту сезона в элитном дивизионе. Пришлось стать строителем. Много помогал директор одного из местных заводов Александр Рыженков. Там, в «Металлурге», я близко познакомился с тренером команды Владимиром Онищенко, мы подружились. Владимир Иванович уговаривал остаться, когда я разошелся во мнениях по ряду вопросов с куратором ФК Сергеем Середой и подал заявление об уходе. Но впереди был новый этап, и он стал лучшим. Подарил мне его Ринат Ахметов, пригласивший меня в «Шахтер». И это был второй счастливый день в моей жизни.

— Как вас свела судьба?

— Порекомендовал меня Ахметову Валерий Яремченко, тогда — наставник «Шахтера». Ринат Леонидович с ходу предложил мне съездить в Португалию, посмотреть «Боавишту», с которой предстояло играть горнякам. Я посмотрел, доложил тренеру, матч мы выиграли, и с тех пор я более 11-ти лет считал себя причастным к успехам и неудачам «Шахтера».

Ахметов заразил меня своей неуемной страстью к победам — как, впрочем, и всех, кто находился рядом. На протяжении всех этих 11-ти лет не было дня, чтобы мы не пообщались с Ринатом Леонидовичем. И если в первое время он стремился больше узнать о тонкостях футбольной жизни, вникнуть в тайны профессии, то затем очень быстро стал легко общаться на футбольном языке со специалистами. В первую очередь — с приглашенными им тренерами. Он все узнавал, спрашивал, но никогда не давал указаний — как играть, кого ставить в состав. Хотя, уверяю вас, накопленные им знания и природная интуиция вполне позволяют ему более активно участвовать в тренировочном процессе. Но это был бы другой президент. Это не его стиль.

Все работавшие в «Шахтере» наставники уходили со слезами на глазах, сохранив теплые чувства и к команде, и к президенту клуба. Да, Ахметов не любит прощать ошибки и решительно расстается с виновными, но тоже со слезами на глазах. И никого потом не забывает, не оставляет на обочине жизни. Это ощущают на себе и сегодня ветераны команды, клуба.

Из забавных эпизодов вспоминается история с костюмом Ахметова. Футбол с его непредсказуемостью как бы подсадил президента на приметы. Как-то перед важной игрой с «Днепром» Ахметов приезжает на тренировку, а Невио Скала говорит мне: «Евгений, президент приехал не в том костюме, в котором был, когда мы выиграли». Я сказал об этом Ринату Леонидовичу, он позвонил жене, попросил подготовить тот самый костюм, уехал, а через полчаса вернулся. На следующий день мы выиграли. Кто-то может улыбнуться, но по-настоящему футбольные люди меня поймут.

— А какой же твой третий счастливый день?

— 11 июня 2002 года. Ужгород, последний тур чемпионата Украины. На 53-й минуте Леша Белик забил единственный и решающий гол, и впервые за 66 лет своего существования «Шахтер» стал чемпионом страны. К слову, с Невио Скалой, который привел горняков к первому чемпионству, мы и сегодня перезваниваемся — он вошел в золотую историю клуба.

— Хотя уже на следующий год Ахметов с ним расстался…

— Президент расставался не только со Скалой. Но сегодня, оглядываясь назад, я вижу, что каждый раз это был шаг к новому, более современному футболу, к новой философии клуба… Что касается меня, то сегодня я работаю спортивным директором ФК «Ильичевец». Николай Павлов посчитал, что мой опыт пригодится молодой команде, перед которой стоит пример «Шахтера». Самое главное, что я остаюсь в футболе…

Оцените
Поделитесь
Источник:
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить