Евгений Канана: о "Шахтере", судействе и о себе

Евгений Канана: о "Шахтере", судействе и о себе

234
Евгений Канана: о "Шахтере", судействе и о себе - изображение 1В среду, 27 марта, спортивному директору мариупольского «Ильичевца», заслуженному тренеру Украины Евгению Канане исполнилось 60 лет. В юбилейном интервью Евгений Витальевич вспоминает о том, как судил финал первого розыгрыша Кубка Украины, рассуждает о работе арбитров и том, что может погубить карьеру футболиста, а также рассказывает о хитрости, которая помогла в критической ситуации обыграть киевское «Динамо».

– Ощущаете, что Вам уже шестьдесят?

– Чувствую себя сейчас намного лучше, чем несколько лет назад, когда у меня были серьезные проблемы со здоровьем. Готов еще поработать на благо футбола. Ну а о болячках, травмах стараюсь не думать…

– Давайте «пробежимся» по вашей биографии. Если не ошибаюсь, более пятидесяти лет ваша жизнь связана с футболом. А с чего все началось?

– Я родился в Донецке на Рутченково (поселок в Кировском районе) в шахтерской семье. В девять лет мне посчастливилось попасть к замечательному детскому тренеру Петру Пономаренко. Петр Андреевич воспитал целую плеяду известных в нашем футболе людей. Назову лишь некоторых из них: Юрий Дегтерев, Виктор Звягинцев, Владимир Пьяных, Виктор Чанов, Сергей Попов, Сергей Ковалев, Александр Севидов…

– А ваше игровое амплуа Петр Андреевич определил сразу?

– Не знаю почему, но меня он сразу определил в полузащитники. В качестве примера для подражания приводил мне хавбека московского «Торпедо» и сборной СССР Николая Маношина.

– …Итак, год 1972-й. Апрель. Вы играете полный матч за «дубль», а на следующий день и за основной состав «Шахтера». Как так случилось?

– В том сезоне мы играли в первой лиге, а старшим тренером (по нынешним меркам – главным) был Олег Петрович Базилевич. Тогда была практика личного присутствия старшего на играх дублирующих составов. И он приехал на тот матч, мы принимали «Алгу» из Фрунзе (как тогда назывался Бишкек). По иронии судьбы, тот поединок проходил на моей малой родине в Рутченково. Естественно, на игру пришли все друзья, знакомые, родственники и, конечно, мама. Было очень жарко, и она принесла с собой литровую бутылку молока, чтобы я восстановил силы после игры. После финального свистка я подошел к маме и сказал: «Сейчас приму душ, выпью твое молоко и вместе пойдем домой». Но мои планы расстроил Базилевич…

Он, зайдя в раздевалку, поздравил нас всех с победой и добавил, что двое из состава должны поехать сейчас на базу Кирша, чтобы готовиться к завтрашней игре основных составов. Этими двумя оказались я и Валерка Горбунов. Для меня это было совершенно неожиданно, ведь мы оба еще и отыграли все 90 минут. Я вышел из раздевалки, объяснил матери ситуацию и, забрав молоко, поехал на базу. Еще не было и восьми вечера, но, зайдя в выделенную комнату, я выпил полбутылки молока, лег и сразу заснул, все-таки «отпахал» прилично. Так и проспал до самого утра, и об этом доктор Лев Кожанов рассказал Базилевичу.

И это, как оказалось, сыграло важную для меня роль, о которой я не мог и догадываться. Все дело в том, что Кожанов рассказал Базилевичу, что молодой Канана раньше всех лег спать – еще в полвосьмого, выпив молока. Почему-то я все говорю об этом молоке? Да дело в том, что Кожанов считал, что молоко прекрасно восстанавливает силы, а потому обратил внимание тренера на то, какой серьезный подход у молодого парня. В итоге такое стечение обстоятельств – удачное место проведения матча, жара, заставившая мою мать принести с собой молоко на стадион, мой ранний сон и взгляды Кожанова – помогли мне нежданно-негаданно попасть в основной состав.

На следующий день прошла предыгровая тренировка, мы с Горбуновым скромненько «в уголочке» побегали. А потом на установке Олег Петрович сказал, что в стартовом составе в середине поля сыграют Юрий Севидов и… Евгений Канана. Все были в шоке, ведь я должен был заменить лидера команды Анатолия Конькова, который тогда в составе сборной Советского Союза готовился к финальному турниру чемпионата Европы. Представляете мое состояние: заменить самого Конькова и играть в компании великого, по моему мнению, Юрия Севидова.

Коньков был для меня идеалом футболиста. А Юрий Александрович Севидов, если бы не та трагическая история, которая с ним приключилась, мог бы конечно выйти на первые роли в советском футболе.

– Ну и как игра в основе?
– Чудно! Где-то на 28-й минуте я пробил по воротам издали и мяч, зацепив рикошетом нашего центрфорварда Виктора Прокопенко, влетел в сетку. Представляете мои эмоции? Я, вот сейчас вспоминая, подумал, какой же я счастливый человек, ведь меня окружали великие люди: Пономаренко, Коньков, Севидов, Базилевич, Прокопенко… Ту игру «Шахтер» кстати выиграл 2:0.

– Начало получилось ярким и запоминающимся. Что же не позволило закрепиться в основном составе?

– Лет мне было немного, и успех вскружил голову. Ведь меня еще постоянно вызывали в юношескую сборную Союза, которую тогда возглавлял легендарный тренер Евгений Иванович Лядин. Видите, еще одна знаменитая личность. А какие были у меня товарищи по команде – Владимир Гуцаев, Анатолий Байдачный, Анатолий Кожемякин, Леонид Буряк

Мне казалось, что я звезда. Ну и пошло-поехало… Активно нарушал режим, и это привело к тому, что уже через восемь лет я завершил карьеру игрока. Можно сказать, что веселая разгульная жизнь загубила мои перспективы. Я еще поиграл в Казахстане, но это было уже не то…

Однажды утром проснулся и понял, что нужно завязывать с алкоголем. И уже более 30 лет не знаю, что это такое. Не употребляю даже пива. Но это понимание далось мне ценой загубленной карьеры игрока. Время-то уже было не вернуть…

Евгений Канана: о "Шахтере", судействе и о себе - изображение 2

– Грустные воспоминания… Но в футбол вы вернулись, правда, уже в качестве арбитра. Кто вас надоумил?

– Виктор Звягинцев, и за это я ему безмерно благодарен. После всего я пошел работать на шахту имени Горького. И здесь мне повезло. Начальником участка, на котором я трудился, был ныне покойный Олег Александрович Чуб, прекрасный человек, классный горняк и тому же страстный болельщик. Под его руководством трудились многие бывшие игроки. Среди них были уже упоминавшийся Звягинцев, а также Володя Пьяных и Юра Дудинский. Мы играли и за участок, и за шахту.

Естественно у нас были какие-то поблажки. Вот в то время Звягинцев стал судить чемпионат области, чемпионат Украины среди производственных коллективов. Пригласил и меня заняться этим делом. У бывших футболистов были в этом отношении привилегии. Я практически сразу был приглашен на сборы в Мукачево. А дальше пошло-поехало. Возникла донецкая судейская бригада – Канана, Звягинцев, Пьяных, и мы добрались до уровня высшей лиги чемпионата СССР.

– Легко давалась новая футбольная профессия?

– Да. Когда сам играл, легко понимать различные нюансы футбола (к примеру, ты уже можешь предугадать, как будет развиваться атака), а потому особых проблем не испытывал. Считаю, что опыт игрока – великая вещь для арбитра.

– В 1992 году вам доверили первый финал Кубка Украины, в котором встретились «Черноморец» и «Металлист»…

– Судью того финала выбирал жребий. Претендентов было трое: Ярослав Грисьо из Львова, Володя Туховский из Симферополя и я. Процедура жеребьевки проходила в присутствии руководителей ФФУ, главных тренеров команд. Мне повезло, и хотя счастье омрачала боль в колене, я не мог отказаться от финала. Перед матчем мне сделали обезболивающий укол и наложили повязку, которую я пытался спрятать под гетрой.

На мою беду основное время закончилось вничью 0:0, и перед началом дополнительного времени мне тайком сделали еще один укол. Слава Богу, что не пришлось терпеть еще и серию пенальти – на 117-й минуте Илья Цымбаларь забил победный мяч, а я понял, что с судейством пора заканчивать. К сожалению, в самом расцвете судейском карьеры.

– И что было дальше?

– А далее были макеевский «Бажановец» и донецкий «Металлург», в которых я очень многому научился. Попробовал себя в селекционной работе, например, и даже в такой, как подготовка и укладка футбольного поля…

– А потом в вашей жизни случился новый поворот…

– День, когда ко мне приехал Валерий Иванович Яремченко, тренировавший тогда «Шахтер», я считаю самым счастливым в моей жизни. Он дал мне телефонную трубку и сказал: «С тобой хотят поговорить».

Это был Ринат Леонидович Ахметов, который предложил для начала съездить в Португалию, немного отдохнуть и заодно посмотреть игру с участием «Боавишты», с которой «Шахтеру» предстояло вскоре сыграть в Кубке кубков. Приехав на место, я посетил матч «Боавишта» – «Порту». Потом прилетала команда, и Яремченко пригласил меня на теоретическое занятие, на котором разбиралась игра «Боавишты». Валерий Иванович дал мне слово, и я поделился своими впечатлениями, дав свои характеристики игрокам португальцев.

На следующий день была матч, «Шахтер» выиграл 3:2, и это была первая серьезная выездная европейская победа команды с тех пор, как клуб возглавил Ахметов. Ринат Леонидович, который первый год руководил клубом, был на седьмом небе от счастья. Он по телефону меня поздравил и поблагодарил за содействие. Вот так началась моя новая «шахтерская история», которая длилась 11 лет.

Эти годы могу назвать самыми важными и счастливыми в моей жизни. Без всякого преувеличения скажу, что Ахметов самый лучший президент футбольного клуба в мире. Он умело и тонко руководит клубом, не позволяя себе вмешиваться в тренировочный процесс, обладая тактом и сдержанностью. Он создает идеальнейшие условия для того, чтобы у людей была возможность раскрыть свой талант. Я думаю, что те, кто попал в «Шахтер» – самые счастливые люди.

Евгений Канана: о "Шахтере", судействе и о себе - изображение 3

– А потом вам пригодился опыт по строительству футбольных полей...

– Да, президент «Шахтера», понимая, что клубу нужно развиваться, серьезно взялся за инфраструктуру и решил построить на месте старой новую современную базу с прекрасными полями и отличным восстановительным центром. Я принимал в этом проекте активное участие. Все, что было сделано, сослужило хорошую службу, став отличным фундаментом для развития клуба, помогая добиваться своего нынешнего статуса.

Борис Колесников, человек передовых взглядов, тогда был вице-президентом, и он поддержал идею постелить новые поля, и мы вместе летали в Швецию, чтобы заключить контракт на покупку нескольких полей для базы, и потом я занимался их адаптацией на новом месте. Дело было хлопотное, и в течение двух месяцев мне, как и всем, кто участвовал в этой работе, пришлось буквально жить на базе. Сейчас в этом отношении все отлажено, но тогда мы делали первые шаги, и нужно было получить опыт.

– Помнится, Виктор Евгеньевич Прокопенко говорил о том, что Канане нужно присвоить звание заслуженный строитель Украины…

– Вспоминая моего друга Витю Прокопенко, скажу, что этому классному футболисту, отличному тренеру и просто замечательному человеку ужасно не повезло – ведь ему так и не удалось стать чемпионом. Хотя и был очень близок к титулу и в «Роторе», и в «Шахтере».

– Вы знаете, он мне как-то сказал: «Видно мне на роду написано не стать первым». Перед глазами матч в Донецке против ЦСКА Михаила Фоменко, который фактически делал «Шахтер» чемпионом в случае победы. Судья Валерий Онуфер назначает пенальти в ворота киевлян, а потом отменяет его. Так был там пенальти или нет?

– Я в том матче, сидя на лавке, чуть не сошел с ума. А пенальти, думаю, был. Но дело ведь не только в том решении арбитра, ведь и без того неназначенного 11-метрового нам было, конечно же, под силу обыграть ЦСКА дома. Но... 0:0, и как будто бы судьба решила, что Прокопенко не быть первым. В следующем же сезоне стоило прийти в команду Невио Скале, как «Шахтер» сразу же стал чемпионом, да еще и Кубок взял. А потом уже Мирча Луческу «поставил дело на конвейер».

– А в вашей жизни наступила черная полоса...

– Я тяжело болел, и в течение трех лет практически ни с кем не общался, редко выходя из дому. И тут меня поддержал Ахметов – успокоил, порекомендовал сделать операцию. Я ему признателен за поддержку в тот очень трудный момент.

Я полетел в Германию в клинику, где меня встретил и очень здорово помог мой «крестник» – Толя Тимощук. Операция была тяжелой, но все обошлось, и я вернулся в Донецк и был готов работать. И тут снова позвонил Ринат Леонидович и предложил заняться селекцией для молодежного состава «Шахтера». Мне всегда нравилась эта работа, ведь очень приятно находить молодых талантливых ребят и смотреть, как они проходят путь до первой команды.

А тут главному тренеру «молодежки» Яремченко поступило предложение возглавить мариупольский «Ильичевец», и он позвал меня с собой. Я согласился, и вместе с нами в Мариуполь отправились Игорь Леонов, Гена Орбу, и Олег Матвеев. Ну и естественно с нами отправилась целая группа молодых талантливых ребят из дубля, среди которых были Иван Ордец, Филипп Будковский и Дима Гречишкин, в этот вторник дебютировавший в национальной сборной Украины.

Первый сезон был очень тяжелым. Молодым было трудно вот так, с лету выйти на новый для себя уровень. Ведь дубль это одно, а основа команды Премьер-лиги совсем другое. И пришлось нам биться за «выживание». В нас уже никто не верил, и отправляли в первую лигу.

– И вот он решающий матч. Нужно «всего-навсего» обыграть киевское «Динамо», с Александром Шовковским и Андреем Шевченко. Помню свои ощущения, когда объявили, что после первого тайма Киев ведет 2:0, и я уже «похоронил» Мариуполь...

– В перерыве в раздевалке стояла гробовая тишина. Яремченко сидел молча, а меня, что называется прорвало – хотя я не имел права нарушать субординацию, я сказал ребятам, «Таврия» мол выигрывает 2:0 у «Севастополя» (хотя на самом деле счет в том матче после первого тайма был 0:0), и вам нужно сыграть в ничью. Давайте выходите и бейтесь, терять то нечего. Я блефовал, ведь нужно было, что-то сделать, как-то встряхнуть команду.

И случилось то, во что никто не верил. Мы выиграли 3:2 и остались… Но я прекрасно понимаю, что дело было не в моих словах, и даже не в словах главного тренера – эта чудесная победа была дана сверху. Это судьба.

Евгений Канана: о "Шахтере", судействе и о себе - изображение 4

– А как вам сейчас работается с Николаем Павловым?

– Он мудрый опытный тренер. Он пришел в клуб со своей командой помощников – как по мне очень профессиональной, и я считал, что, наверное, мне нужно уйти. Но он предложил остаться. За тот неполный сезон, который Павлов работает в Мариуполе, удалось добиться заметного прогресса. Сейчас мы идем на шестом месте, и в основе этого прекрасно отлаженный тренировочный процесс и отличные взаимоотношения с игроками. И если президент клуба Владимир Семенович Бойко поставит задачу выйти в Лигу Европы (а это будет решено в ближайшие дни), то Николай Петрович сможет выполнить эту задачу уже в нынешнем сезоне – у «Ильичевца» все для этого есть.

– Не могу не спросить у бывшего арбитра всесоюзной категории о молодых украинских судьях, о которых так много говорит Пьерлуиджи Коллина, и об увеличении количества арбитров на матчах Премьер-лиги?

– О пяти судьях пока трудно что-то сказать. Иногда это идет на пользу, а иногда нет. В нашем последнем матче против «Арсенала», например, именно дополнительный арбитр помог главному разобраться в эпизоде, когда вратарь киевлян фолил на Руслане Фомине, и это спасло Виталия Романова от ошибки, ведь первоначально он не зафиксировал нарушение. А вот в матче «Зари» и «Волыни» дополнительный судья, будучи в пяти от метрах от эпизода, не заметил игру рукой.

Так что однозначной оценки пока у меня нет. Посмотрим, время покажет эффективность этого нововведения. Судьи тоже должны привыкнуть к этому. Хотя, думаю, что вопрос еще и в качестве подготовки арбитров. Возможно, покажусь старомодным, но думаю, что советская судейская школа была лучше – но это мое личное мнение. Главный мой совет заключается в том, что нужно больше привлекать к судейству бывших футболистов.

По поводу молодых скажу, что, прежде чем работать в высшем дивизионе, им нужно получать больше практики – не только в первой и второй лигах, но и во всевозможных молодежных и юношеских соревнованиях. На последней игре в Луганске было видно, что молодой судья Иван Бондарь «поплыл» только из-за отсутствия опыта таких игр. Может он и талантливый, но без практики не обойтись – нужно пройти весь путь целиком.

– В завершении хотел бы, чтобы вы рассказали о своем тыле, то есть о семье.

– Тыл у меня надежный. Жена Татьяна мой самый главный критик и советчик. Она у меня верующая, всегда молится за меня, ходит в церковь. Но ей тяжело смотреть матчи по телевидению, поскольку она очень переживает, и часто выключает телевизор, когда моя команда проигрывает. Сын Андрей не смог стать футболистом из-за проблем со зрением. Так что все надежды на внука Никиту. Ему третий год. Буду его сам тренировать и готовить к карьере футболиста. Хочу, чтобы он подписал контракт с «Шахтером» через несколько лет. (Смеется) Вот такая у меня мечта!

Оцените
Поделитесь
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам
Оставили комментарии на форуме: 4
  • "Но я прекрасно понимаю, что дело было не в моих словах, и даже не в словах главного тренера – эта чудесная победа была дана сверху"

    Лучше не скажешь. На верху порешали и был отдано указание динамовцам раздвигать во втором тайме, а они и рады были:)

    0+ 0- 0
    +-
  • Продажный товарисч. Судьей был неадекватным.

    Доси помню. как он сбегал с николаевского стадиона на пожарной машине.

    Ибо толпа болельщиков готова была его растерзать за ту подлость. которую он творил на поле.

    Вью не читал. И не собираюсь. Такие люди не меняются.

    Как и их "поклонники". кстати.

    0+ 0- 0
    +-
  • Цікаво, що своїх колег-арбітрів та їх "підлеглість Суркісу" - злим нетихим не згадав. В кротівні щось здохло?

    Ні, якби здохло - то ще більше би воняло... Щось інше сталось. Напевне, перепідпорядкування Федерації...

    0+ 0- 0
    +-
    А.Олексин
  • - Перед глазами матч в Донецке против ЦСКА Михаила Фоменко, который фактически делал «Шахтер» чемпионом в случае победы.

    - Я в том матче, сидя на лавке, чуть не сошел с ума.

    .

    На лавці?! :)

    А хто ж за воротами Реви з великим чумаданом підстрибував?

    Я думаю "чуть не сошёл с ума": стіко баблища, і не допомогло!

    0+ 0- 0
    +-
    Фалько
  • Оставить комментарий на форумеОбновить