Александр Призетко: "Сабо любит вспоминать, как нашел у нас с Леоненко в номере 20 пустых банок пива"

Александр Призетко: "Сабо любит вспоминать, как нашел у нас с Леоненко в номере 20 пустых банок пива"

150
Александр Призетко: "Сабо любит вспоминать, как нашел у нас с Леоненко в номере 20 пустых банок пива"


Уроженец Измаила Александр Призетко считает для себя родными в Украине две команды — харьковский «Металлист» и киевское «Динамо». И хотя, по мнению многих, реализовать себя сполна ни там, ни там перспективному нападающему начала 90-х не удалось, свой след в украинском футболе Александр все же оставил…

Александр, многие ваши ровесники и бывшие партнеры становятся тренерами во взрослом футболе. Вы же активности на данном поприще пока не проявляете…


— Нельзя сказать, что у меня не было желания тоже пойти подобным путем. Но все получилось само собой. После того, как закончил активную игровую карьеру, хотелось элементарно отдохнуть: за долгие годы выступлений, сами понимаете, устал от многочисленных перелетов, смены команд, спортивных баз, гостиниц и так далее. Жизнь, по большому счету, у меня была кочевая, а хотелось элементарного уюта в родном гнездышке. Сейчас, слава Богу, с этим стало все в порядке. С 2005-го, когда закончил выступления на высоком уровне, прошло уже достаточно времени, и футбол снова, как и раньше, находится на первом месте. Надеюсь, что-то еще смогу для него сделать.

— А чем, если не секрет, были заняты в последние годы?

— Поначалу наслаждался спокойной, свободной жизнью. Затем поступило интересное предложение возглавить детско-юношескую спортивную школу в Люботине, что под Харьковом, и развивать в ней футбол. Совсем недавно, два месяца назад, пришлось уйти с должности директора школы — уж очень много времени нужно было отдавать бумажной волоките, а это не совсем то, что я люблю. В школе остался только в роли тренера. Кроме того, открыл в Харькове спортивное кафе «Третий тайм». Конечно, бизнесом в наше время заниматься трудно, но мне помогают партнеры, с которыми мы разделили обязанности, — каждый отвечает за свой участок работы. И, разумеется, продолжаю играть в свое удовольствие в футбол за команды ветеранов — киевское «Динамо» и «Металлист». Киев_ ляне собираются гораздо чаще, поэтому в основном поддерживаю практику с ними — ездим по всей Украине, проводим игры за рубежом.

— С одним из своих лучших друзей — Виктором Леоненко — продолжаете пересекаться именно там?


— Да, он в нашем коллективе — играющий тренер. Несмотря на свою относительную молодость. Ведь в команде у нас немало «стариков». Бессонов, Яремчук, Рац, Евтушенко, Заваров — их игру я наблюдал еще в детстве, сидя дома у телевизора. А сейчас могу не только выступать со своими кумирами на футбольном поле в одной команде, но и сыграть с ними в карты (смеется). Это одна из привычек, которая осталась еще с молодости, когда нас закрывали на базе: убить время было нечем, и мы резались в бридж. И сейчас то же — как только выезжаем автобусом в какой-нибудь город, расстилаем поляну — и понеслась.

— Играете на деньги?

— А как же! Просто суммы — символические, не такие крупные, как в молодости. Ясно, что в годы активной карьеры многие из нас зарабатывали больше, чем сейчас.

— Если кого-нибудь из «дедов» — того же Бессонова — обыгрываете, не обижаются?

— Васильич в нашей компании считается фартовым (смеется). Самое интересное, что сам он в партиях никогда непосредственно не участвует, но ему нравится смотреть. Когда приезжаем в гостиницу — играем исключительно в его номере.


— Вы родились в Измаиле Одесской области и первые шаги в футболе делали в школе «Черноморца». Однако в дальнейшем ваши пути с Южной Пальмирой и «Черноморцем» разошлись. Считаете это упущением?

— Если это и упущение, то не мое, а «Черноморца». В эту команду меня начали звать, наверное, лет с 18-ти. При этом, видимо, настолько сильно хотели видеть у себя, что однажды даже спрятали на базе.

— Это каким же образом?


— Я в составе дублеров «Металлиста» играл матч в гостях со второй командой «Черноморца». Поединок проходил на базе моряков. Виктор Прокопенко в тот же день дал знать, что хочет со мной встретиться. При этом было ясно, что остальным в «Металлисте» о нашей встрече знать необязательно. Спрятались с Прокопенко
в каком-то закутке, он и говорит: так, мол, и так, хочу видеть тебя в своей команде. Виктор Евгеньевич как человек мне всегда очень импонировал. Да и Одесса — почти что моя родина. В другой ситуации я бы ответил согласием. Но тогда бросить «Металлист» не смог — в Харькове в меня верили и относились по-отечески. Оттуда мог перейти только в «Динамо» — этой командой бредил с раннего детства. Когда пришло приглашение из Киева, ни о каком «Черноморце» и речи быть не могло…

— В столичном клубе реализовать себя полностью вам, наверное, все же не удалось. Как думаете, почему?


— Основные причины — молодость и разгильдяйство. Причем я не злоупотреблял алкоголем или курением, как все тут же подумали. Просто характер был еще не до конца сформирован — недоставало упорства. А в «Динамо» без этого качества никак не обойтись. Другой момент, который повлиял на мое пребывание в Киеве, заключался в том, что тренеры постоянно хотели загнать меня в какие-то рамки и схемы и при этом мало способствовали тому, чтобы я развивал свои сильные стороны — технику, видение поля, хороший удар. Гораздо более важным в «Динамо» считалось отойти назад, сыграть на оборону, постелиться в подкате. Особенно это ценил Фоменко.

Прекрасно помню один из первых моих матчей под руководством Михаила Ивановича — в чемпионате с «Шахтером». Шел сильный дождь, к 20-й минуте встречи игра равная, и вдруг вижу — у кромки поля поднимают табличку с седьмым номером. Меня меняют… Что такое, почему? Вроде играл нормально, нигде не обрезался, ничего не испортил. После этого несколько дней ходил сам не свой, даже невольно обиду на тренера затаил, хотя виду не подавал. Примерно через месяц случился любопытный инцидент на тренировке — зарубились мы с Олегом Лужным. В пылу азарта начали друг против друга в подкатах стелиться. После очередного жесткого столкновения Фоменко подозвал меня к себе: «Теперь я вижу, что ты готов к игре в основном составе».

— «Подождите, почему?» — удивленно спросил я.

— «Ты начал подкаты правильно делать. Я ведь тебя и заменил в игре с «Шахтером» из-за того, что ты за 20 минут не
сделал ни одного подката».

Вот такая футбольная философия Фоменко. Интересно, что исключений он не делал ни для кого — даже для Леоненко, несмотря на все его голы. Тот мог забить два мяча, но уйти с поля на 60-й минуте только потому, что не сделал ни
одного подката.

— Каким был моральный микроклимат в «Динамо» того времени? Доводилось слышать о существовании каких-то группировок внутри команды, которые между собой не очень хорошо взаимодействовали…


— Это сильное преувеличение. Да, было в команде человек пять (не буду называть конкретные фамилии), которые существовали вроде бы сами по себе — мало участвовали в общих собраниях, не отмечали вместе с остальными победы. Но группировкой я бы этих ребят не назвал — просто они, видать, такие по характеру, не очень общительные.

Я вот нормально общался со всеми. Но, наверное, ближе всего сошелся с Витей Леоненко, Пашей Шкапенко, Олегом Лужным… Старались держаться друг друга еще и потому, что какое-то время своих квартир у нас в Киеве не было, и вместе жили в гостинице «Украина». А если живешь в отеле, то сами понимаете — сидеть один в номере не будешь. Ходили друг к другу в гости или встречались в фойе.

— Как у вас было с нарушениями режима? Вы дружили с Леоненко, а Сабо считал Виктора главным возмутителем спокойствия в команде и неравнодушным к алкоголю. Действительно ли все было так плохо, как говорил Йожеф Йожефович?


— Думаю, что Леон не нравился Сабо прежде всего потому, что за словом в карман не лез — при всех мог сказать все, что думает по тому или иному поводу. Да, трезвенниками нас с Витей назвать было сложно, но кто без греха?.. Сейчас, когда действующие футболисты заходят в клубное кафе и выпивают по два-три бокала пива, это считается в порядке вещей. Просто отношение к этому вопросу за последние годы сильно изменилось…

Особенно Сабо любит вспоминать, как однажды нашел у нас с Витей в номере на сборах 20 пустых банок из-под пива. Однако при этом умалчивается, что эти банки обнаружились где-то к концу третьей недели сборов. Так что тут спорный момент — считать ли преступлением то, что выпивалась одна банка пива в день… Загулов, которые в ярких красках описывает Йожеф Йожефович, в команде не было. Да, случалось, расслаблялись. Я, например, мог выпить и что-то покрепче пива. Но, во-первых, в умеренных количествах, а во-вторых — позволял это себе только после поединка. Кто играет в большой футбол, знает: заснуть после матча очень сложно — организм находится в слишком возбужденном состоянии…

— Одни из самых ярких впечатлений от выступлений «Динамо» в первой половине 90-х связаны с групповым раундом Лиги чемпионов 1994 года и, в частности, с победой над «Спартаком», в которой вы приняли непосредственное участие…

— Эту игру, наверное, будут вспоминать и через сто лет. С москвичами на тот момент мы находились в разных весовых категориях — по составу они были заметно сильнее нас. А после первого тайма киевской встречи, когда мы уступали со счетом 0:2, многие и вовсе нас похоронили. Но во второй половине матча мы взялись за ум…

— Повышенные премиальные были не последней причиной этому?

— Играли мы тогда не за премиальные — это точно! Кстати, выдали нам после победы лишь третью часть из обещанного. Но это уже не столь важно…

— Зато автомобиль «Ауди» нашел своего владельца сразу же после финального свистка: герой поединка Леоненко прямо и уехал со стадиона домой на новенькой машине…

— Это спонсоры учредили дополнительный приз — футболисту, забившему первый мяч за «Динамо» в том групповому турнире. С этим «Ауди» у нас с Витей много всяких историй связано. Вашим читателям будет, наверное, интересно узнать, что первым, к кому отправился Витя после матча, — был я (улыбается). К тому времени я уже получил квартиру на Березняках, и дома у меня гостили друзья из Харькова.

Леон позвонил в два часа ночи: «Сейчас приеду, заберу тебя». Пришлось друзей оставить одних. Едем в машине с Леоном с ветерком… И так разогнались, что на мосту Патона сперва даже не увидели, что нам машет палкой гаишник. Только ме тров через 150 удалось затормозить — и пришлось сержанту пробежаться за нами. Когда он увидел, кого остановил, — извинился за недоразумение. Прошло 10 минут, история повторилась. Подъехали к Вите домой (он уже тогда на Бессарабке жил), нарвались на еще один патруль. Рядом с Бессарабским рынком (киевляне знают) есть улочка с односторонним движением. Так вот, нам нужно было в ларек заехать и пришлось нарушить — выехали на встречную. Тут как тут гаишники объявились на «шестерке»… Но инспекторы мало того, что прощения просили, так еще вызвались нас до дома проводить, чтобы больше эксцессов не было (улыбается).

Вообще после той победы над «спартачами», по-моему, нам все сходило с рук. В городе нас узнавала каждая старушка. Как-то Витя забирал меня из дома на своей «Ауди», а возле подъезда сидели бабушки лет по 80. Как увидели нас — благодарить стали: «Спасибо, сынки!..»

Оцените
Поделитесь
Источник:
Оставили комментарии на форуме: 1
  • Слабое вью, почти ни о чем... Из материала поял - пил,гулял, на матчах не выкладывался, даже не понял, чего от него Фоменко хотел.

    0+ 0- 0
    +-
    МАГ
  • Оставить комментарий на форумеОбновить