Игорь Петров: "У нас нет даже дворов, где можно порезвиться ребенку"

Игорь Петров: "У нас нет даже дворов, где можно порезвиться ребенку"

74

О нем заговорили задолго до дебюта в «Шахтере». В Донецке начали обсуждать, что в Горловке растет очень талантливый мальчишка – много забивает, обладая прекрасным ударом с левой ноги. Игоря Петрова взяли в штат горняков в 1980 году, когда ему едва исполнилось 16 лет.


Взять-то взяли, но увидеть его в деле долгое время не удавалось даже тренерам «Шахтера», поскольку большую часть времени Игорь проводил в различных сборных СССР. В те времена будущие футбольные звездочки не вылезали с многочисленных сборов и турниров. В аналогичном режиме жили Олег Протасов, Геннадий Литовченко и многие другие талантливые советские футболисты.

Дебют Петрова состоялся 20 февраля 1982 года. Горняки встречались в кубковом матче в Адлере с ярославским «Шинником». 18-летний парень появился на поле в середине второго тайма, заменив Михаила Соколовского, и стал автором третьего гола своей команды – 3:1 тогда победил «Шахтер».

Перед донецкой публикой Игорь впервые предстал 26 марта. На стадионе «Локомотив» подопечные Виктора Носова в первом матче чемпионата принимали бакинский «Нефтчи». Петров вышел на замену, но не забил. Игра же завершилась вничью 0:0.

Свой первый гол в высшей лиге он забил через месяц, и случилось это в Ереване. Вообще же голов будет много, и Петров войдет в клуб Олега Блохина, против которого ему доводилось играть довольно часто. Однажды Петров очень огорчил поклонников «Динамо», забив три мяча в ворота киевлян.

По завершении игровой карьеры мой собеседник стал тренером. Начинал в родном «Шахтере», а потом был донецкий «Олимпик» и черкасский «Славутич». Сейчас он, как любят говорить тренеры, в творческом отпуске. Не так давно – 30 января – Игорь Петров отметил свое пятидесятилетие. С поздравлений и начался наш разговор.

– Игорь Григорьевич, мы знакомы почти двадцать лет, но поверить в то, что тебе уже 50 не могу. Кстати, как отметил юбилей?

– Я не стал устраивать пышные торжества и специально уехал в Крым. Там собрались самые близкие родственники, и вот в таком узком кругу отметил круглую дату. Заодно там и пересидели жуткие холода, которые были тогда в Донецке.

– Глядя на тебя, никак не скажешь, что Игорю Петрову 50. Ощущаешь возраст?

– Нет. Никак не ощущаю. С удовольствием играю в хоккей. С этой игрой знаком с детства. В три года уже стоял на коньках. Все в порядке!

– Как-то неожиданно ты покинул Черкассы.

– Да я и не собирался. Семейные обстоятельства сложились так, что мне нужно было вернуться в Донецк. Я сам попросил отставку, мне пошли навстречу и отпустили. С командой все было в порядке. Она вышла в четвертьфинал Кубка Украины. Мне уже звонили и пригласили, кстати, на эту игру. На сайте «Славутича» было поздравление с пятидесятилетием. Приятно, что не забыли. Спасибо им!

– А как жилось и работалось в Черкассах?

– Для команды второй лиги – условия шикарные. Стадион, вмещающий 10 тысяч, заполняется постоянно. Футбол и команду любят. Черкассы спортивный город. Чего стоит только баскетбольный клуб. Есть неплохая база, где живет и работает команда. Не хватает, пожалуй, тренировочных полей, но городские власти всячески поддерживают «Славутич» и его президента Сергея Борисовича Тулуба. Понятно, что сейчас очень непросто содержать футбольную команду, и мы постоянно слышим о финансовых проблемах разных клубов. И это касается не только второй лиги. Вспомним: «Арсенал», «Оболонь», «Кривбасс», «Буковину». Сейчас вот тернопольская «Нива» зависла…

Несмотря на трудности, в Черкассах не думают отступать назад. Для развития клуба делается все.

– А как обстоят дела с детскими футбольными школами?

– Они есть, но функционируют обособленно – каждая сама по себе. Сейчас генеральный директор клуба Владимир Лашкул, который хорошо известен в нашем футболе, серьезно занимается школой «Славутич-Заря» в селе Белозерье, что недалеко от Черкасс. Это его родина, кстати. Там строятся закрытый манеж и гостиница для юных футболистов. «Заря» это название местного футбольного клуба, который организовал Лашкул восемь лет назад.

– А сколько местных ребят играет в «Славутиче»?

– Четверо или пятеро. Это последствия того, что не стало команды «Днепр», которая многие годы была флагманом черкасского футбола.

– Планы попасть в первую лигу существуют?

– Конечно. Главное стабильность в финансировании, и тогда все получится.

– Задержки в выплатах зарплат стали нормой жизни для многих команд.

– К сожалению это так. Но если игрок в Премьер-лиге получает, скажем, 10 или 20 тысяч долларов, то он достаточно легко может потерпеть. А вот, если футболист имеет тысячу, то это совсем другое дело. Представьте, в какой ситуации оказывается человек (особенно иногородний), не получая денег три-четыре месяца…

За квартиру нужно платить, домой семье нужно что-то послать. Это серьезная проблема, которая не может не сказаться на результатах.

– Нечто подобное в родном для тебя «Шахтере» было в 1991 году. Прекрасную команду собрал тогда Валерий Иванович Яремченко: Щербаков, Онопко, Канчельскис. Играли здорово, шли в лидерах, а потом начались проблемы.

– Тогда подобралась отличная команда – млодая быстрая, агрессивная. В нашу донецкую компанию вошла целая группа ребят из Киева. Мы брали очки и дома и на выезде, обыгрывали лидеров. А до того несколько лет подряд очень неудачно играли за пределами Донецка. Перспективы были прекрасные, но разваливался Советский Союз, и всем стало не до футбола. Команда рассыпалась, и ребята стали разъезжаться в поисках лучшего. Ну и тогда уже появилась возможность уехать за рубеж.

Игорь Петров оказался в Израиле. Как это получилось?

– Довольно просто. Мы играли матч в «Лужниках» против «Спартака» (примечание автора – 23 июля 1991 года). Проиграли 1:3, но я забил тогда Стасу Черчесову.

На матче присутствовала целая группа тренеров и агентов из Израиля, во главе со знаменитым Ицхаком Шумом, который, кстати, родился в Кишиневе. После игры ко мне подошел Александр Левинсон, который был тогда корреспондентом ТАСС и только начинал «агентскую деятельность». У него были хорошие связи в Израиле, ведь там уже работала его жена – популярный диктор телевидения Марина Бурцева. Я, кстати, потом подружился с этой семьей. Так вот Левинсон и свел меня с агентами, которые и предложили мне контракт с клубом «Бейтар» из Тель-Авива.

– Тогда многие советские футболисты перебрались на землю обетованную.

– В Израиле уже играли Вячеслав Сукристов, Виктор Чанов, Андрей Баль, Александр Уваров, Александр Полукаров. Одновременно со мной перебрался Николай Кудрицкий, который вскоре трагически погибнет, возвращаясь из гостей от семьи Вадима Тищенко, с которым они играли в «Днепре». Жуткая история…

Сначала можно было выпускать на поле лишь двух иностранцев (и уже тогда почти во всех командах выступали выходцы из СССР), но потом лимит увеличили, и стало возможно выпускать уже трех легионеров. Понятно, что мы часто съезжались и общались – страна то маленькая.

– А как было в материальном плане?

– Если дома нам платили тогда где-то пятьдесят долларов в месяц, то в Израиле мы получали три тысячи. Как говорится, почувствуйте разницу.

– А семья была с тобой?

– Конечно.

– Игорь Григорьевич, давай вернемся немного назад во времени. О тебе заговорили очень рано. Тебя еще не видели болельщики, но уже говорили о твоей левой ноге, о том, что ты бомбардир и то, что тебя в родной Горловке тренировал отец. С чего все начиналось?

– Все мои родственники горловские, хотя корни у них курские. Мой отец оказался в Хабаровске, где зимой играл в хоккей с мячом, а летом в футбол за СКА (Хабаровск). Конечно, их хоккейная команда гораздо более известна.

– Даже, я помню, что на игры СКА собирались тысяч по тридцать при температуре за минус тридцать.

– Они в те отцовские времена и в футбол здорово играли. Просто из-за отдаленности их не пускали в высшие эшелоны советского футбола. Отмечу, что там тогда жили и играли такие знаменитости, как Николай Сологубов и Иван Трегубов, которого называли «Иван Грозный». Кстати, потом он приезжал к нам в Горловку.

Они звали отца в Москву, но его отговорил брат, который жил в Горловке и был в приятельских отношениях с директором шахты имени Румянцева. Папе предложили дом и работу тренером. Стадион располагался по соседству. Вот так, находясь в отпуске дома, и решил свою судьбу мой отец. В Москву он так и не поехал.

Затем он долго тренировал шахтную команду, довольно приличного уровня. Футболисты имели серьезные льготы и в шахту не опускались. Естественно, я ездил и ходил на все матчи отцовской команды. Стадион был вторым домом, и я всей душой впитывал футбольный дух. У нас дома хранился весь футбольный инвентарь. К тому же мой брат Павел (он старше на 8 лет) очень серьезно занимался футболом. Я же лет до восьми не играл. Честно говоря, мне поначалу даже не очень нравилось.

– Нонсенс какой-то!

– Может быть потому, что меня заставляли, я же больше любил гонять на велосипеде. И все-таки брат меня «уболтал», затащив в мир футбола. И пошло-поехало. Летом футбол, а зимой хоккей. Мне очень нравилось кататься на коньках. Зимы были тогда стабильными, катки были повсюду, и катались все.

Потихоньку футбол меня увлек, да так, что я на стадионе был с утра до ночи, играя со всеми – от самых маленьких до взрослых. Меня порой силой уводили со стадиона. Помню, даже ел на ходу. Мать переживала и ругалась.

– А школа как же?

– Где-то с пятого класса учеба отошла на второй план, так как я постоянно стал ездить на различные турниры и соревнования. Меня привлекали в сборные. Все по порядку: город, область, Украина, Союз. А в шестнадцать лет, учась в девятом классе, я уже был в «Шахтере», где мне платили зарплату. Отец, правда, был не в восторге от этого. Считал, что рано – мол, могут сломать или перегрузить. Ведь организм еще формируется в этом возрасте. Он очень переживал за меня, но славу Богу все прошло нормально.

– Как сложилась футбольная судьба брата Павла Петрова?

– Он очень прилично играл. Его, кстати, в 79-м году приглашали в московский «Спартак». Но не сложилось! Он играл в ашхабадском «Колхозчи», запорожском «Металлурге», в Севастополе у Анатолия Заяева. Там в Крыму и остался жить. Играя за ветеранов, в Ялте получил банальную травму – шипом царапнули ногу. Пошло заражение, что-то не угадали с антибиотиком и все…

Это случилось в 1998 году. Сейчас, можно только жалеть, что в силу обстоятельств, мы не очень много общались. Мне было только десять, когда он уехал из родительского дома.

– Вот вспомнили про «Спартак». А тебя звали куда-то?

– Сборная Союза, которая выиграла бронзу на юношеском чемпионате Европы в 1983 году, была очень сильная по составу, и на нас смотрели с интересом лучшие команды страны. Смотри: Черчесов, Литовченко, Протасов, Яковенко, Салимов…

Все эти ребята очень рано заиграли в высшей лиге. Естественно, что мы были на виду. Я мог уйти в любую московскую команду – выбирай, не хочу! Но я решил остаться в Донецке. Хотя по духу футбольному я не «шахтеровский» игрок, а спартаковский. Мне был ближе их стиль. Может нужно, было, и рискнуть. Но что теперь говорить... Я вот недавно общался с Ринатом Атаулиным, который мне сказал: «Зря ты тогда не поехал к нам. Тебя ждали. Жил бы сейчас в Москве».

– Жалеешь?

– Нет. Я отсюда родом. «Шахтер» стал для меня родным. Меня здорово приняли. Руководство (тогда это был обком КПСС) очень многое для меня сделало. Куда ехать и зачем? Наверное, мы тогда были другими. Патриотизм, любовь к родному городу были в крови. Сейчас, конечно, все иначе.

– А кто кроме отца «сделал» футболиста Игоря Петрова?

– Я играл за детскую команду горловского «Шахтера» у Юрия Фомина, который потом станет заслуженным тренером Украины. Юрий Иванович воспитал немало хороших футболистов, среди которых и нынешний тренер киевского «Динамо» Сергей Ребров. Увы, Фомина уже нет. Светлая ему память! Были в Горловке и другие хорошие тренеры.

– Вы с Ребровым самые знаменитые горловчане в мире футбола. Хотя еще был Валерий Горбунов с его трагической судьбой.

– Не только. Сергей Покидин играл в «Шахтере». Он сейчас живет в Канаде. Еще был Юрий Губич.

– С Ребровым общаетесь?

– Да. Недавно вместе проходили лицензирование. Сергей заменил меня в «Шахтере», когда я уехал в Израиль. Он, как и я, рано стартовал и сделал прекрасную карьеру. Молодец земляк!

– Он в Горловке бывает?

– Редко, хотя у него там остался кто-то из родственников.

– А ты?

– Чаще, ведь у меня там мама. К сожалению, горько смотреть на некогда легендарный стадион, который находится в плачевном состоянии. Время такое.

– Помнится, у тебя была школа в родном городе?

– Было дело. Просуществовала пару лет, и Фомин был главным тренером. А потом там ФК «Шахтер» создал филиал своей Академии.

– В основе «Шахтера» всегда были донецкие ребята, а сейчас таких нет. В чем дело на твой взгляд?

– Главная причина в том, что «Шахтер» сейчас вышел на очень высокий европейский уровень. В его составе могут играть только футболисты уровня национальных сборных, причем сильных сборных – Бразилии, Аргентины, Хорватии и т.п. Теперь клуб ищет игроков для себя по всему миру, а талантливые украинские футболисты сейчас в большем дефиците. В киевском «Динамо» разве не такие же проблемы?

– Но воспитывали же своих донецких сборников: Дегтерева, Звягинцева, Конькова, Грачева.

– Отдельные футболисты могут играть, но не вся команда. Невозможно массово воспитать классных футболистов. Приведу пример, связанный со сборной ФРГ, против которой я играл в юности. До нас они выигрывали практически все. А потом пустота. Среди ребят 1963 и 1964 годов просто не было перспективных ярких личностей. Мы их легко обыгрывали. Так бывает!

Возвращаясь же к нашим реалиям, я скажу, что все начинается в детском футболе. Талантливого футболиста нужно воспитывать с раннего возраста, можно сказать с пеленок. Нужно именно тогда научить правильно бить по мячу, правильно бегать. Есть такое понятие мышечная память. Как ты начал что-нибудь делать в детстве, так и будешь делать всю жизнь. Переучить крайне сложно. У нас же хорошие детские тренеры в огромном дефиците. Почему? В первую очередь, кто будет этим серьезно заниматься при существующей очень низкой зарплате?

Кто должен тренировать детей? Профессиональный футболист, который играл на высоком уровне и который обладает педагогическим даром.

Вот у меня в Черкассах играл хороший парень, безумно любящий футбол. Ему 23 года. Но его в детстве не научили элементарным вещам, и переучить его уже невозможно. К сожалению, таких специалистов, которые могли бы работать с мальчишками семи-восьми лет крайне мало. А самородков, которые во дворе учились сами и затем становились великими, уже нет. Футбол вышел на такой уровень, что учить нужно с самого раннего детства. Таковы реалии.

Сейчас кто учит детей? Энтузиасты, которые любят футбол. Спасибо им за это и поклон. Но это вчерашний день. Есть еще одна очень серьезная проблема, которая касается не только футбола. Это здоровье наших детей. При высокой интенсивности игры, при больших тренировочных нагрузках, нужно чтобы ребенок был готов к таким испытаниям, а для этого необходимо хорошее здоровье. А по этому показателю пройдут далеко не все. Имеем большой отсев.

Сейчас в моде двухразовый режим тренировок, а мне кажется, достаточно заниматься три-четыре раза в неделю. Правда, это может затормозить техническое совершенство. Тут проблема в том, что мое поколение в детстве играло не только в футбол. Все лето плавали, играли и в баскетбол, и в хоккей, и в волейбол, и в городки те же. Все это позволяло быть подготовленными к серьезным нагрузкам в организованном и профессиональном футболе, и в спорте вообще. Сейчас такого нет.

Изменился образ жизни. Нынешние дети совсем другие в плане спортивной и двигательной активности. К примеру, трудно представить себе, группу мальчишек, которые полезут на шахтный террикон. А ведь мы лазали. Были более координированными. Сегодня же у нас нет даже дворов, где можно порезвиться ребенку.

– А еще ведь раньше была масса соревнований, где можно было поучиться чему-то полезному, что-то увидеть для себя.

– Так и есть. Я помню, смотрел, как играют взрослые, и чему-то учился. Это очень важно.

Оцените
Поделитесь
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить