Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался"

Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался"

156


Недавно, а точнее 18 января, моему близкому другу и прекрасному спортивному фотографу Валерию Ивановичу Дудушу исполнилось, не поверите, 60 лет.

Вот уже почти два десятка лет в самых различных газетах и электронных СМИ появляются его фотографии с подписью «Фото Валерия Дудуша». Он долго работал в футбольном клубе «Шахтер», а сейчас трудится в ХК «Донбасс».

По отцовским стопам пошел сын Андрей и теперь под футбольными снимками из Донецка часто стоит и другая подпись – «Фото Андрея Дудуша».

О футболе и хоккее, об учебе, воинской службе и многом другом мы вспоминали несколько часов подряд. И этого времени, честно говоря, оказалось мало. Ведь Валера еще и отличный рассказчик…

– Валерий Иванович, ощущаешь, что тебе уже столько лет?

– Ничего такого не ощущаю. Вот только недавно, когда просматривал видео, ужаснулся своему внешнему виду, а в душе конечно годы не чувствую. Недавно, кстати «сдал» тест на физическую готовность. Два негодяя недалеко от дома подпалили детскую горку, я вышел из машины и погнался за ними, догнал и надрал им уши. Пробежал больше километра. А этим «красавцам» было: одному 15, другому 13. Так, что на здоровье не жалуюсь. Обидно только, что там было много людей, но никто не среагировал на происходящее. Поразительное равнодушие.

– Ты родился в небольшом горняцком городке Дзержинске. Там учился, там начал играть в футбол. В памяти футбольного болельщика всплывает местный стадион «Авангард» с хорошим полем в советские времена и конечно имя главной звезды Дзержинска – Виктора Грачева, легендарного форварда «Шахтера». Как там сейчас – стадион жив?

– Жив, но поле неважное.

– А когда ты впервые на него попал?

– В лет пять. Привел меня туда двоюродный брат, который жил неподалеку и был старше на шесть лет. Матч был самый обычный, на первенство города. Но стадион был переполнен, нам не нашлось мест на трибуне, и мы смотрели игру, стоя за воротами. Меня поразили болельщики, которые очень темпераментно поддерживали футболистов.

Со временем в городе появилась команда класса «Б». Она называлась «Старт», и на ее домашних играх всегда был аншлаг, то есть приходило около десяти тысяч зрителей. Такой посещаемости сейчас могут позавидовать многие команды Премьер-лиги. Интересно, что до стадиона на том месте располагалось кладбище…

На футбол я ходил регулярно, практически не пропуская матчей. Кстати вход был небесплатный: билет или абонемент. Отмечу, что болели здорово.

– А сам пробовал играть?

– Конечно. Был в детских командах, а дальше, к сожалению не пошло, хотя желание было огромное. Но к футболу не остыл. На любительском уровне играл и в школе, и в институте.

– А где учился?

– Поступил в горловский филиал ДПИ на факультет «Автомобильные дороги» и получил через пять лет диплом о высшем образовании.

– А с Грачевым пересекались пути-дорожки? Когда с ним познакомился?

– Мы знакомы с детства, и познакомил нас футбол. Сразу было ясно, что у него будет классное футбольное будущее. Талант! Кстати, у нас были еще очень перспективные ребята, но, увы, у них не сложилось.

– А сейчас, когда вы пересекаетесь, Виктор Александрович говорит: «Привет, земляк»?

– Конечно. Он все помнит.

– Я знаю, что, будучи студентом, ты учился на футбольного арбитра.

– Понимая, что серьезного футболиста из меня не получится, решил попробовать себя в качестве судьи. Подтолкнул меня к этой идее, мой однокурсник Виктор Ермаков. Мы с ним поехали в Донецк. Судейская школа располагалась в легкоатлетическом манеже «Авангард» рядом со стадионом «Шахтер». Нас легко приняли. Занятия проходи раз в неделю, утром по воскресеньям. Нашими учителями были известные арбитры Дмитрий Мизерный и Александр Истомин. А координатором выступал известный донецкий журналист Леонид Санин. После теории мы шли на гаревое поле «Шахтера», где с утра до вечера играли в футбол. Тогда зимнее первенство Донецка было очень солидным турниром, в котором участвовали многие знаменитые футболисты. Да и зрителей много ходило. С Истоминым я потом дружил многие годы, вплоть до ухода его из жизни.

– Текучка в школе была большой?

– Очень большая. Процентов 90 ушли за три года. Не все выдерживали психологическое давление. Ведь чего греха таить, за игру любой судья (тем более молодой) получает в свой адрес матерные оценки от футболистов, тренеров и зрителей.

– О тебе как-то написал знаменитый «Футбол-Хоккей».

– Дело было в 1978 году, я писал тогда научную работу по теории судейства.

– А потом начались суровые судейские будни?

– Сначала были детские соревнования, а потом и взрослые, которые в те времена были очень серьезного уровня. Я получал направления и судил уже и областные турниры, совмещая это с учебой в институте.

– Какие игры особенно запомнились?

– Пожалуй, две. Первая это товарищеская между нашим дзержинским «Шахтером» и «Шахтером» донецким, который готовился к матчам с «Ювентусом» в Кубке УЕФА осенью 1976 года. Ох, и достал меня тогда Александр Васин.

– Чем же ты не угодил Александру Николаевичу?

– Даже не знаю. Прицепился и все. Всю игру пихал!

– А Старухин ничего не говорил?

– Нет. Он себя вел прилично.

– Мандраж был?

– Конечно, и это было естественно. А Васин испортил весь праздник. После оскорблений трудно было работать… Гонорар, кстати, составил 10 рублей. А второй памятной игрой стал поединок в Горловке, где местный «Александр-Запад» принимал «СоцДонбасс» из Донецка. Команды были очень приличные. За дончан, например, играл хорошо знакомый нам Евгений Канана.

Это был 1977 год. Погода – мерзкая, все время шел дождь, разметку практически смыло. А настрой у тех и других самый боевой, ведь обе команды в лидерах шли. С первой минуты пошла такая заруба, что искры летели. Донецк забивает первый гол, потом с пенальти второй и пошло. Горловчане закипели, и мне, молодому судье, было непросто удержать игру. Со мной и спорили и за руки хватали. Потом гости не забили второй пенальти, и во втором тайме Горловку прорвало – они забили трижды и выиграли 3:2. Скажу, что и зрителей было много, несмотря на сильный дождь. До сих пор все перед глазами…

– Потом после распределения в Запорожскую область не закончил с судейством?

– Нет. Продолжал. Хотя были ответственные должности прораба и главного инженера, на футбол находил время. И судил и играл за районную команду. Помню в одной игре, назначил сразу четыре пенальти.

– А первый фотоаппарат откуда взялся?

– В восьмом классе, мне его подарил старший брат на день рождения.

– И что первое снимал?

– Как мы в хоккей играли во дворе.

– Символично. Учитывая, что ты сейчас работаешь в хоккейном клубе. Судьба! А футбол когда стал снимать?

– Да вскоре и начал. У меня тогда появился еще один фотоаппарат, который я уже купил сам. Назывался он «Смена-2» и стоил 6,50. Можно сказать, что фотографировать футбол я стал с подачи Виктора Грачева. Я его снимал, а потом мы вместе делали фотографии. Он их до сих пор хранит.

– А откуда взялась такая страсть?

– Дело в том, что лет с десяти я занимался в изостудии. Неплохо рисовал.

– А в Донецке когда впервые попал на футбол?

– По-моему, в 1964 году. Дело в том, здесь на Евдокиевке жил старший брат отца, так что с поездками в областной центр проблем не было, тем более у отца была машина. А другой мой дядя жил в Дзержинске. Он любил ходить на футбол, в том числе и на донецкий «Шахтер».

– Фотоаппарат с собой не брал?

– Нет. Серьезно я начал снимать футбол в 1972 году, когда у нас в области, в том числе и Дзержинске, проходил международный юношеский турнир «Дружба». Я пришел в местный оргкомитет и предложил свои услуги. Тогда у меня уже был «Зоркий». Меня «одобрили», и я уже на матче СССР – Польша в родном городе был можно сказать официальным фотокорреспондентом. Мне шел девятнадцатый год. Мои снимки были опубликованы в газете «Дзержинский шахтер».

– Скажи, а Грачев часто приезжает в родной город?

– Конечно. И тогда и сейчас – там ведь живет его отец. Он был у него главным болельщиком. Так что свои корни Виктор Александрович не забыл. Я помню, сколько было разговоров, когда он играл за сборную СССР, и как им гордились у нас.

– Когда в армии служил, как там было с футболом и фотографированием?

– С фотоделом никак. А вот спортом, в том числе и футболом, занимался активно. Служил я, кстати, в Одесской области, а командир мой капитан Андрей Вацкевич был активным спортсменом. Помимо армейских соревнований, мы участвовали в футбольных гражданских территориальных соревнованиях, а я был что-то вроде играющего тренера. Потом четверо наших и я в том числе поигрывали за местную команду в чемпионате области. А еще кое-когда судил матчи разного уровня. Старался также смотреть матчи «Шахтера», которые показывали по телевизору.

А однажды, будучи в увольнении попал на игру СКА (Одесса) – «Колхозчи» (Ашхабад). За туркменскую команду тогда играл Виктор Грачев. Конечно, мы пообщались. Интересно, что вместе с ним тогда играл небезызвестный Курбан Бердыев, которого Виктор Александрович на поле все время учил уму-разуму.

А вскоре меня перевели служить в Запорожскую область. Там уже было не все так «гладко и сладко». Но, тем не менее, я остался на сверхсрочную службу, будучи прапорщиком с перспективой стать офицером. Потом перебрался в город Днепрорудный. Там я познакомился с семьей Жеваго, в которой подрастал сын Костя – тот самый, который сейчас руководит полтавской «Ворсклой».

Тогда в моей жизни произошло еще одно важное событие, я познакомился со своей будущей женой Лидией, которая заканчивала Запорожский пединститут. Там в Днепрорудном появился на свет и наш сын Андрей.

– Пять лет контрактных ты отслужил и собирался демобилизовываться, будучи уже членом КПСС.

– Все решил случай. На каком-то партийном мероприятии я встретил одного полковника, у которого служил еще срочную. Вот он и мне и предложил поехать в ГДР, в так называемую Группу Советских Войск в Германии (ГСВГ). Сказал: «Жди!» Вообще он очень хорошо ко мне относился, как отец можно сказать.

Поняв, что я уволюсь, на меня стали обращать внимание: жилье получше выделили, пусть и далековато от части, и в очередь на «Жигули» записали. Вскоре я уже был с автомобилем – родители помогли с деньгами. Короче, не успел я нарадоваться новенькой машине, а тут заработал «механизм полковника», и мне было предложено продолжить службу в ГДР. Жена, кстати хотела этого больше чем я. Короче решили: «Еду!» Сначала один, а потом жена с сыном подтянуться.

Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался" - изображение 1

Попал в город Кенигсбюк, что в тридцати километрах от Дрездена. Это был знаменитый орденоносный танковый полк имени Сухэ-Батора. Помнишь, был такой выдающийся политический и военный монгольский деятель? Практически каждый год туда приезжали высокие партийные боссы из Монголии. Оказалось, что во время войны они здорово помогли материально Советской Армии.

Условия там были не очень комфортные, все старое и неухоженное. Я писал домой – мол, делать здесь вам нечего. Опять помог случай. Замполит как-то спросил меня: «Фотографировать случайно, не умеешь?» Ответ понятен. Мне выделили комнату, дали технику и реактивы и пошло-поехало. Потом меня подключили к организации новогоднего праздника.

Короче, несмотря на мой первичный негатив, через пять месяцев мои Лида и Андрей таки приехали, уж очень жене хотелось выбраться за кордон. Ведь тогда все было не так как сейчас. А к тому времени в полку произошли серьезные события. О недостатках в работе командиров полка написали в «Красной звезде». Последовали оргвыводы, и уволили всю верхушку. Новому руководству при знакомстве все, что я делал, понравилось, и они меня оценили. Тут же отправили на учения в качестве фотокорра, снабдив приличной немецкой аппаратурой. Сделал я все на хорошем уровне.

– А судейством занимался?

– Конечно. Отсудил много товарищеских международных матчей. Играли наши армейские команды с различными местными коллективами. Футбол тогда в ГСВГ был в большем почете. А сколько знаменитых футболистов играли тогда. Юрий Чесноков, Юрий Аджем… Скажу, что в чемпионате Группы играли восемь команд. Битвы были еще те! Потом меня перевели в Дрезден. Назначили начальником Дома офицеров. Там же было и наше жилье. Можно сказать, жил на работе или точнее на службе. Все было здорово: две комнаты, кухня, санузел с ванной, большая кладовка для оборудования.

У нас были еще и детские команды, за которые играли сыновья советских военнослужащих. Они тоже играли против местных, и в тех командах хватало приличных футболистов – например, будущий обладатель «Золотого мяча» Маттиас Заммер. Он жил неподалеку, кстати. Сделал блестящую карьеру и в дортмундской «Боруссии» и сборной объединенной Германии. Сейчас вот спортивный директор «Баварии».

Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался" - изображение 2

– А в Дрездене ходил на игры местного «Динамо», где начинал Заммер?

– Обязательно. Да и телетрансляции из Советского Союза старался не пропускать. Приоритет отдавал «Шахтеру», еврокубкам и сборной Союза. Была возможность смотреть и немецкие каналы, в том числе из ФРГ, но они не пользовались интересом, и не только из-за языка. Наши были и лучше и качественнее. Хотя надо отдать им должное, спортивных трансляций было огромное количество, и не только футбольных.

– И сколько длилась такая жизнь?

– Пять лет, как положено. Можно было, правда «пробить» еще годик, но так как Андрею нужно было идти в школу, мы этот вопрос уже не обсуждали.

- А куда можно или нужно было возвращаться семье прапорщика СА Дудуша?

- Было так принято. Офицеры ехали туда, «куда Родина пошлет», а прапорщики туда, где предоставят жилье. В Днепрорудный возвращаться не очень хотелось, и мы поехали в Донецк. Я рассчитывал трудоустроиться в местное военно-политическое училище. Но меня там не очень ждали. Пришлось «подсуетиться», и в итоге меня взяли на три месяца «вне штата».

- Это как?

- Без должности, правда, с оплатой. Поселили меня в общежитие училища. Жена с сыном в это время жили у моих родителей в Дзержинске. Делал все, что предлагали. И теодолитом побегал по полям, пришлось вспомнить. Потом пригодилось – я уже был знаком с компьютером, а тут еще не знали что это такое. Я уже был продвинутый в этих вопросах. Так, что командиры это оценили и нашли мне применение. Короче, перевели меня на должность преподавателя, на инженерную кафедру. А через два года мне предоставили квартиру.

- Зарплата была нормальная?

- При Союзе да, а потом…

- И ты начал искать новую работу, и пришел в ФК «Шахтер», где мы и познакомились. Помню, ты у нас переодевался в гражданскую одежду и летал на выездные игры снимать. Однажды, ты попал в трансляцию, тебя увидел начальник, и что было?

- Да все нормально, он был болельщиком, не сдал. Хотя, я всем говорил что заболел.

- А вообще, как возникла идея прийти в «Шахтер»?

- Все просто. Условия становились все хуже и хуже. Деньги не платили своевременно. Родители поумирали, накопления закончились, нужно было что-то менять. История началась с матча Кубка Интертото «Шахтер» – «Атака-Аура» (Белоруссия). Так вот к тому времени, я уже подзарабатывал фотографированием, благо из Германии привез хорошую аппаратуру. Тогда было за что купить, тем более и жена неплохо зарабатывала.

До той игры я уже снимал американский футбол, подружился с приезжавшими к нам белорусами. Посылал им потом свои фото. Они мне в свою очередь перечисляли оплату почтой. Там у них были какие-то общие связи с футболом, и меня попросили поснимать игру с «Шахтером». Я дал добро и отправился на стадион «Шахтер». Сделал работу, и после игры поехал в гостиницу, где жили футболисты «Атаки-Ауры». Они там праздновали свою сенсационную победу со счетом 2:1. Я отдал нужному человеку конверт со снимками, он рассчитался.

А на выходе из отеля встретил Юрия Колоцея, который тогда был вице-президентом «Шахтера». Я его не знал, он спросил, что это за фотографии я передал белорусам. Я показал – снимки ему понравились, и Колоцей сказал: «Давай к нам, у нас нет фотографа».

- Были у меня контакты с известным фотографом Николаем Добромысловым, но он обиделся на то, что ему мало заплатили за работу по календарю-справочнику.

- Да и со мной не все сложилось сразу. Имеется в виду оформление на работу. Я тогда много снимал, разносил фотки по всем редакциям донецким. Тогда же я познакомился с Русланом Мармазовым. Он пригласил меня в «Теленеделю» с полным оформлением, и вот только тогда я уже окончательно закончил с воинской службой и стал гражданским человеком. Случилось это в конце 1997 года.

Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался" - изображение 3

- И вот много лет занимаешься фото, побывал в тридцати странах мира, отснял более двух тысяч спортивных мероприятий, от детских турниров до ЕВРО-2012…

- Да все так.

- За свою жизнь тебе довелось и снимать, и общаться со многими знаменитостями, и не только спорта. Кто произвел на тебя наибольшее впечатление?

- Николай Петрович Старостин. Легендарный спартаковец. Личность! В 1987-году московский «Спартак» приезжал в Дрезден на игру Кубка УЕФА с местными динамовцами. Мои военные начальники были большими поклонниками футбола и с энтузиазмом восприняли новость о приезде к нам «Спартака». Они мне сказали: «Бери машину, езжай в аэропорт, и окажи всякое им содействие». Я поехал, встретил и Старостина, и Бескова с игроками. Меня тут же взял в оборот известный сейчас Александр Бубнов. Он первым сообразил, что я буду полезен. Видно коммерческая жилка у него была весьма развита. Хитрый мужик. Говорит: «Приходи ко мне в гостиницу, только никому больше не говори».

Старости же, несмотря на солидный возраст, был в прекрасной форме, рассказал много интересного. Я был очарован им и пригласил его к нам в Дом офицеров. Он без раздумий согласился, только попросил, чтобы мероприятие было не очень долгим. «Часик для вас выкрою», сказал он. Приехал, выступил. Рассказчик он был блестящий. Мы там стол накрыли, так он и рюмочку накатил.

- А Бубнов как же?

- В день игры они сидели в гостинице, а на коммерцию был предоставлен следующий день. Им кстати выдали по 1500 тех немецких марок. Игру они проиграли 0:1, но по сумме прошли дальше. Помню, какие моменты не использовал Александр Мостовой. За «Спартак» болели два сектора советских граждан – у нас были даже простенькие незатейливые транспаранты. Короче с утра автобус от гостиницы отъехал в центр, туда, где было много магазинов. И двинули…

- Много людей пошло с тобой?

- Бубнов понятно, а также Станислав Черчесов и Валера Шмаров, совсем молоденький тогда. Скупились они хорошо, все заказы были выполнены. Брали свитера, белье, посуду… А через некоторое время я снова встретился с Бубновым. И не только с ним. На отборочный матч чемпионата Европы против команды ГДР приехала сборная СССР. Игра проходила в Берлине на небольшом стадионе имени Фридриха-Людвига Яна. Я с группой коллег направились поездом поддержать нашу сборную, которую тренировал тогда легендарный Валерий Лобановский. Я подъехал к стадиону, где проходила предматчевая тренировка и тут же «попал в лапы» Бубнова.

Затащил меня в автобус и говорит: «Сиди тихо!» И тут зашел Валерий Васильевич и автобус тронулся. Это я потом понял, чтобы было, если бы он меня заметил… Так «шпионом» я доехал до гостиницы. А тот матч закончился ничьей 1:1. Белорус Алейников сравнял счет в конце игры. Отмечу, дружелюбную обстановку и до, и во время и после игры. Немцы с удовольствием обменивались с нами сувенирами, фотографировались на память. Очень все было по-доброму.

Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался" - изображение 4

- А что еще запомнилось за долгую футбольную жизнь?

- В 2000-м году в московских Лужниках я смотрел игру «Спартак» – «Динамо» (Москва) из комментаторской кабины канала ОРТ, куда меня пригласил комментатор Виктор Гусев, с которым мы подружились.

- Я знаю, что ты снимал много знаменитых артистов?

- Ой, всех и не вспомнишь. Еще в Германии сопровождал Эдиту Пьеху, «Песняров» с Владимиром Мулявиным, «Виртуозов Москвы» с Владимиром Спиваковым. Легенды! Еще был Геннадий Хазанов. Я его водил в знаменитую Дрезденскую галерею, и как назло в это время там было много туристов из Советского Союза. Они его узнали – и началось. Стало им не картин. Бедный Геннадий Викторович!

- Это немецкая история, а у нас кто и что запомнилось?

- Ой, кого только я не снимал, всех и не вспомнишь. Запомнилась история с Пугачевой. Она выступала в «Дружбе» в большом концерте, который организовал Игорь Крутой. Меня предупредили, что Алла Борисовна запрещает работать фотографам, а с другой стороны клуб озадачил обязательно ее снять. Вот такая ситуация. А сопровождала ее тогда охрана президента «Шахтера». Они меня знали, конечно, и предложили такой вариант: «Ты снимаешь. Мы за тобой гонимся. Но ловить и бить не будем. И все будут довольны!». Так все и случилось! А вот с Аллегровой не получилось без инцидента. Я снял только, когда ей вручали огромный букет от Ахметова, а она меня «облаяла с ног до головы» на весь зал. Неприятное воспоминание. Но такая участь фотографов!

- Недаром вас называют папарацци?

- Да. Но, я себя к ним не отношу.

- Ты видел много стран? Что впечатлило и осталось в памяти?

- Как правило, запоминается первое, потом все уже кажется знакомым и привычным. Ощущения уже не такие острые. Дрезден, Рим, Лондон, Брюгге, Венеция…

- А куда бы хотел вернуться?

- В Дрезден.

- Недавно ты с ХК «Донбасс» побывал в Руане? Чем он запомнился?

- Там постоянно проводятся выставки художников-импрессионистов. Побывал там, и конечно в музей местный зашел.

- А как тебе дался переход с футбола на хоккей?

- Легко. На хоккее работать проще. Футбол? Понимаешь, я всю сознательную жизнь болел за «Шахтер», и когда стал его снимать, для меня это было огромное счастье! Об этом, я не мог и мечтать. Многих своих кумиров мог фотографировать, общаться с ними. Ради этого стоит жить! Это не просто слова, поверь. Я помню, с чего все начиналось, и все знают, во что это превратилось. «Шахтер» – суперклуб мирового уровня.

Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался" - изображение 5

- А ХК «Донбасс» взлетит на такие высоты?

- Думаю да, особенно когда будет возведен новый суперсовременный дворец. Я вижу болельщиков на хоккее, это практически одни и те же люди, которые сидят на одних и тех же местах. На футбол по-прежнему хожу, по мере возможности. А вообще тринадцать лет в «Шахтере» самые счастливые годы в моей жизни.

- Сейчас все знают, что на твоем месте работает сын – Андрей. Как это получилось? Я знаю, он закончил Академию управления.

- Да. Он хотел быть офисным менеджером. Поступил в известную тогда компанию «ДСС». А там вскоре произошли большие перемены, так как головной офис переезжал в Киев. Вот его и уволили. Интересно, что произошло это 31 декабря. Снимать же он начал, еще будучи студентом. Подрабатывал в газете «Железнодорожник «Донбасса». Кстати, там неплохо платили.

- А в «Шахтер» как он попал?

- После меня там работал Анатолий Черкасов, но ему работа разонравилась, и он уволился. Появилась вакансия. Мне начали намекать, мол, не хочешь ли вернуться? А Андрей уже поработавший в «Блике», где его многому научили, трудился в «Сегодня», где начались сокращение. Я набрался смелости и предложил на свое бывшее место Андрея, и его взяли. Вот и работает, по сей день.

- А как мастер он вырос?

- Безусловно. Скажу честно, он снимает уже лучше меня.

- Твоему внуку Вове уже три года. Он тоже будет фотографом?

- Не знаю (улыбается). Шустрый малый. Его бабушка спрашивает: «Вова! У тебя было две конфеты, одну ты отдал мне. Сколько осталось?». Он отвечает: «Мало!»

- Наверное, бизнесменом будет. На хоккей уже водили его?

- Он в восторге. По квартире уже носится с клюшкой и шайбой. Через год попробуем его записать в секцию – как раз с четырех лет набирают. Что получится из этого? Посмотрим. Хотя его мама не в восторге, что сын может стать хоккеистом. Мол, они беззубые, страшные… Главное, что у него есть желание и то, что ледовый дворец рядом с домом. Дальше мы не заглядываем. Жизнь покажет.

- Скажи, а какая фотография, сделанная тобой самая дорогая или памятная?

- Есть такая. 1972 год. «Шахтер» тогда играл в первой лиге. Команда, в которой играли Коньков и Старухин, приехала в Дзержинск на товарищеский матч с нашей командой. 1:0 выиграли. Гол забил Юрий Губич, и мне удалось снять, как он забивал. После углового Губич (№5 на фото ниже) перепрыгнул выше всех и головой отправил мяч в сетку. И по динамике и композиции все было отлично! Конечно, памятны фотографии нашего триумфа в Стамбуле, когда мы выиграли Кубок УЕФА. И еще одно есть фото, которое я никому не показывал, только Юрию Колоцею. Он был в восторге и признал меня фотографом. Но это тайна! Может когда-нибудь, я его заретуширую и покажу.

- Спасибо, Валерий Иванович, за интересный рассказ. С юбилеем тебя еще раз! Как говорят в Одессе, что имеете еще сказать?

- Спорт дал мне вторую жизнь, после того как пришлось снять погоны с плеч. Пригодилось все то, что долгое время было увлечением или как говорят сейчас хобби. Знаешь, знание истории футбола, не раз помогало в общении со многими знаменитыми футболистами и тренерами. Скажу честно, я счастливый человек.

Велерий Дудуш: "От Лобановского прятался" - изображение 6
Оцените
Поделитесь
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить