Михаил Фоменко. Выход из тени

Михаил Фоменко. Выход из тени

92
Михаил Фоменко. Выход из тени
Фото - brasilwc.ru

Пользователи фанатских интернет-сайтов для сокращения имен и фамилий тренеров своих любимых команд давно пользуются нехитрыми аббревиатурами. Например, ВВЛ - Валерий Васильевич Лобановский. ОИР - Олег Иванович Романцев. СИА - Семен Иосифович Альтман. Михаила Ивановича Фоменко, во Всемирной сети, очевидно, будут называть не иначе как МИФ, возможно даже вкладывая в это сокращение прямой подтекст.

С целью ответить на вопрос «Миф или реальность - успехи сборной Украины при 64-летнем специалисте?», обозреватель «СЭ» разыскал футболистов, с которыми новый главный тренер национальной дружины работал, будучи наставником отечественных и не только клубов. И спросил: каким запомнился им тренер Михаил Фоменко?

ПО СЛЕДАМ АРГОНАВТОВ

Мало кто помнит, но после пристрелочной самостоятельно работы в сумском «Фрунзенце», черниговской «Десне» и «Кривбассе» 39-летний специалист Михаил Фоменко отправился по стопам аргонавтов - на историческую родину Золотого Руна, а точнее - в южную часть Колхидской низменности, где в 9-тысячном городе Ланчхути базировался один из завсегдатаев первой союзной лиги - команда «Гурия». В 1987-м коллектив скромной железнодорожной станции Грузинской железной дороги в первый и в последний раз выступил в высшей лиге чемпионата СССР, где занял последнее 16-е место. Право вернуться в класс сильнейших пришлось завоевывать под руководством Фоменко.

- Он снова вывел команду в высшую союзную лигу! - Вспоминает откомандированный киевским «Динамо» в Ланчхути вратарь Андрей Ковтун. - Но затем «великий и нерушимый» развалился, и все украинцы разбежались. Но вот, что интересно: по природе темпераментные и по менталитету недисциплинированные грузины при Фоменко ходили по струнке.

Ковтун вернулся в «Динамо», а его наставник отправился в экстремальное путешествие в Ирак, где в преддверие операции «Буря в пустыне» при живом Саддаме Хусейне возглавил национальную сборную и багдадский клуб «Рашид». Затем было возвращение в развалившийся Союз и работа в сумском «Автомобилисте». И, наконец, приглашение в родной «Динамо», совпавшее по срокам со сменой руководства: летом 1993-го на смену Виктору Безверхому пришел Григорий Суркис.

- Условия нашей работы улучшились: например, игрокам сразу же подняли зарплату, - делится воспоминаниями полузащитник той команды Владимир Шаран. - Ну и премиальные мы получали неплохие. Правда, в 92-м проиграли в финале украинского чемпионата «Таврии» и остались без серьезного вознаграждения. Зато домашние победы над «Спартаком» и «Барселоной» не остались незамеченными руководством.

ФИЗИКА - НАУКА ТОЧНАЯ

Что представляло собой «Динамо» того времени? Матерые звезды советского футбола разъехались кто куда. Проторили окошко на Запад Олег Саленко и Сергей Юран. По сути, строилась новая команда, в которую рядом со старожилами - Олегом Лужным, Виктором Леоненко, Сергеем Шматоваленко и Игорем Кутеповым, наливались соком молодые Павел Шкапенко, Сергей Ковалец, Владимир Шаран, Сергей Мизин, совсем юный Сергей Ребров

- Надо отдать должное, Фоменко навел дисциплину, - утверждает Андрей Ковтун, - порядок и в быту, и в тренировочном процессе. Нужно заметить, что по тем временам ни качественными полями, ни звездным составом мы похвастаться не могли. В команде играли одни украинцы - все вопросы решали на «физике» и характере. Бразильцев, не считая Леоненко, у нас не было. Но футболисты играли с полной самоотдачей, и команда начала побеждать.

Свои принципы Михаил Иванович отстаивал не только словом. Виктор Леоненко вспомнил, как однажды на сборах Фоменко повздорил в раздевалке с Игорем Кутеповым. Вышла маленькая потасовка… «Он ударил, я ответил, - сухо прокомментировал инцидент в одном из своих поздних интервью вратарь. - Однако потом сели, поговорили по-мужски и все уладили. Нормальный рабочий момент…».

Другие футболисты ничего подобного не вспоминают, хотя некоторые их «показания» выглядят несколько противоречиво.

Ковтун: - Я потасовок не помню: бутсами никто ни в кого не кидался. Михаил Иванович вел себя спокойно, тона не повышал, никого не унижал и не оскорблял.

Шаран: - Честно говоря, в свои 22 года я впервые столкнулся с таким жестким тренером. Фоменко был строг, но у меня с ним разногласий не было. Ко мне Михаил Иванович относился нормально. Авторитетов в команде для него среди футболистов не существовало, он никого не боялся, и фамилии не играли для него никакой роли. Как сейчас помню, он до последнего изучал наше состояние на предматчевых тренировках, и стартового состава никто из игроков не мог угадать даже за день до игры. Таким образом, он все время держал нас в тонусе.

По мнению Сергея Леженцева, пришедшего в команду уже после отставки Фоменко, особым расположением Михаила Ивановича кое-кто все-таки пользовался. «Позвоните Паше Шкапенко. Он у Фоменко в любимчиках ходил».

- Любимчик? – Переспрашивает Шкапенко. - Ну не знаю. Любимчиков у него вроде бы не было. Относился ко всем одинаково: местами строго, но мог и пообщаться. А того, что раскрылся я, как игрок, именно при этом специалисте, не отрицаю. Так уж звезды совпали. Я слегка пообтесался, стал своим в коллективе, ну а он мне доверял и регулярно ставил в состав. Играл я у Михал Иваныча везде - и слева в полузащите, и под нападающими: под Леоном (Виктором Леоненко. - Прим. М.С.) вместе с Ребрухой (Сергеем Ребровым. - Прим. М.С.).

Главной особенностью тренерского почерка Фоменко подопечные называют фанатичное увлечение тактикой.

Шкапенко: - Ох, и несладко нам тогда приходилось. Уж очень много было теоретических занятий: иногда прямо на теории даже засыпали. А как выдержать просмотр за просмотром во времена, когда нарезку из фрагментов чисто технически сделать было невозможно?! Смотрели все матчи целиком и полностью, главный тренер на паузу нажмет и давай объяснять, что к чему. И так - до бесконечности.

КАТАЛОНСКИЙ СТОП-КАДР

При Михаиле Фоменко «Динамо» выиграло кубок и завоевало золото чемпионата-1993. Однако вершиной его творчества называют домашнюю победу над «Барселоной» в 1/16 финала Лиги чемпионов. Состав у команды Йохана Кройфа был бомбой мгновенного действия: Субисаретта, Феррер, Гвардьола, Куман, Надаль, Салинас, Гойкоэчеа, Стоичков, Михаэль Лаудруп, Амор, Бегиристайн, Бакеро, Ромарио… Двое последних, правда, в киевской встрече не играли.

Шкапенко: - С тактикой на тот матч Фоменко угадал: не побоялся сыграть дома на контратаках, понимая, что соперник на голову сильнее по подбору игроков и по суммарному опыту. И мы этот план воплотили в жизнь. Я забил головой, а Витя Леоненко приплюсовал к реализованному за мой снос пенальти гол во втором тайме. Но в гостях, будем откровенны, шансов у нас не было. Да, Серега Ребров им сумасшедший гол забил, а после перерыва Витя Леоненко мог попасть не в штангу, а чуть левее… Но в остальном, мы были обречены. Вышли на поле и потерялись. Стадион показался таким огромным, что от одного углового флажка второго видно уже не было. И хозяева в тот вечер, я уверен, забили бы ровно столько, сколько было нужно. Помню на разборе игры Михал Иваныч нам показывал, как Бессмертный персонально с Ромарио играл. Остановил запись, в кадре - два крупных плана оказалось: перепуганный Толик с вставшими дыбом волосами и спокойный - еще бы сигару в рот! - бразилец. «Ну вот… Посмотрите на эти два лица!» - сказал Фоменко. Мы так и попадали со смеху.

Последовавший вскоре уход Фоменко из «Динамо» оказался, извините за черный каламбур, скоропостижным.

Шаран: - Это случилось в декабре 93-го после того, как мы проиграли на Кубок «Вересу». Точнее, как проиграли… Два раза сыграли вничью - 0:0 на выезде, а затем 1:1 дома. За каждого расписываться не могу, но за себя, Лужного, Топчиева и Хруслова ручаюсь на все сто процентов. Играли честно, отдавались по полной. Я этой отставкой был разочарован.

Шкапенко: - Фоменко ушел из-за недоразумения с руководством. Тяжелый период тогда у него был в жизни…

КОМАНДА АРМЕЙСКИХ АВТОМАТОВ

Следующим клубом Фоменко стал… тот самый «Верес». Затем Михаил Иванович отправился в Гвинею, а вернувшись с Черного континента, возглавил киевский «ЦСКА-Борисфен».

- Мне тогда было едва за двадцать, - вспоминает полузащитник армейцев Эдуард Цихмейструк. - Опыта в высшей лиге нет. Все в новинку. Фоменко запомнился жесткостью и принципиальностью, а еще особым вниманием к тактике: все моменты командной игры на любом участке поля должны были быть доведены до автоматизма. Я не говорю, что мы были роботами. Просто каждый знал свой маневр. Были понятные и расчерченные схемы и рамки.

- Вам, игроку творческому, тяготеющему к роли свободного художника, все эти рамки без импровизации наверняка были тесноваты?

- У меня в те годы задача была одна - играть. Если нужно - даже справа в защите. А вы говорите художник… Я знал обязанности и функции любого игрока, даже вратаря…

- Ну а ветераны на эту тему с Михаилом Ивановичем не заедались?

- Нет. Команду Фоменко держал в узде: ни Олег Кузнецов, ни Виктор Леоненко с ним не спорили, все работали в одном направлении и наказывали всех одинаково.

- А штрафовали много?

- Всех и за все - вплоть до выхода на поле без щитков, не говоря уже о нарушениях режима и наличии лишнего веса…

- Плюс - тяжелые сборы?

- Честно говоря, лет в 35 я бы с них просто не вернулся. Нелюбимые упражнения? Я вам таких штук 50 могу назвать! Выходишь на дорожку, бежишь, умираешь, кому это понравится. Но мы знали, ради чего мучились.

РЕЗУЛЬТАТ, КАК ДЕЛО ПРИНЦИПА

Семь последующих лет с небольшими перерывами у Михаила Фоменко были связаны с «Металлистом», где среди его подопечных был один из рекордсменов харьковского клуба по числу сыгранных матчей и забитых мячей Александр Карабута.

- Фоменко есть Фоменко, - емко характеризует наставника нападающий, до сих пор активно выступающий за ветеранские команды своего города. - Принципиальный, стремящийся к достижению максимального результата - любыми спортивными путями. Подготовка казалась очень трудной, но конечный результат компенсировал все наши невзгоды. Мне кажется, что тогда - при далеко не грандиозном подборе игроков - он достигал максимально возможного результата. Ведь у нас были только украинские игроки. Неплохие футболисты, но не суперзвезды. Однако это не мешало «Металлисту» обыгрывать практически любого соперника…

- Те, кто работали с Михаилом Ивановичем в «Динамо», утверждают, что разговаривал он почти шепотом. А, скажем, подопечные в «Таврии» вспоминают, что мог и прикрикнуть. Каким его запомнили в «Металлисте»?

- И тем, и другим. Сначала говорил, доказывал, но если кому-то приходилось повторять одно и то же по пять раз подряд, то, конечно, мог перейти и на крик. А объяснять Фоменко любил. Давал очень много теории, что, конечно, было несколько изнурительно.

- У вас с ним отношения сложились?

- Получалось по-разному: то играл, то нет. Были, само собой, и личные беседы. Скажем, перед сезоном делились планами. Сначала я говорил, потом он. В беседе с Фоменко можно было высказать свою точку зрения, но крыть обычно было нечем. Он все раскладывал по полочкам.

ЛОТЕРЕЯ В ИНТЕРТОТО

Последним полигоном работы в Украине для Михаила Фоменко стала «Таврия», где он проработал с 2006-го по 2008 год.

- Какую краткую характеристику вы дали бы Фоменко? - вопрс к одному из лидеров сегодняшней «Зари» Илье Галюзе.

- Требовательный и самодостаточный.

- С этого места, пожалуйста, поподробнее.

- Он - одиночка. В хорошем смысле этого слова. Не нуждается ни в чьих советах, все решает сам. Не щадит ни себя, ни игроков. Помню, зимой на сборах в Алуште, когда вместе со мной на просмотре в «Таврии» было человек 18-20, я сыграл девять матчей за 12 дней. При этом тяжелые нагрузки сопровождали нас и по ходу сезона, а не только на сборах. Однако всем, кто работал под руководством Фоменко, запаса «физики» хватало еще лет на пять. Это в свои 33 года я чувствую по себе.

- Слышали ли вы, как Михаил Иванович кричит?

- Конечно. Это было довольно часто. Какие-то конкретные случаи сейчас не вспомню. Зато крепко сидит в памяти большое количество теории. Скрупулезно разбирали не только игры, но и большинство тренировок.

- Поражение в Кубке Интертото, в котором вы драматично проиграли по пенальти французскому «Ренну» под руководством Ги Лякомба, надломило команду?

- Функционально, я думаю, нет. А вот психологически - может быть. Именно надломило.

- Не вследствие ли этого состоялась отставка Фоменко?

- Все мои догадки на этот счет все равно не приблизятся к истине ни на йоту.

…Помнится, на пресс-конференции увенчавшей матч с «Ренном» наставника «Таврии» спросили: «Возможно ли в ближайшее время появление в Симферополе новых игроков?». На что Михаил Иванович ответил: «А вы попробуйте послать жену на рынок и не дать ей денег…».

ГОНКИ ПО ВЕРТИКАЛИ

Напоследок автор спросил у своих собеседников: как они относятся к назначению Фоменко главным тренером сборной и оценивают его перспективы в этой должности?

Ковтун: - Михал Иваныч своеобразен. Но такого взгляда, как у Фоменко, больше ни у кого нет.

Шаран: - О сегодняшней тренерской форме Михаила Ивановича мне судить сложно. Человек долгое время не работал, но лично я являюсь категорическим противником наставника-легионера. И считаю, что Фоменко априори лучше любого Эрикссона. Мне тяжело судить о том, как будет выглядеть сборная под его руководством, но если верить тому, что пишут в прессе, вроде бы новый тренер хочет поставить команде агрессивный атакующий футбол, хотя двадцать лет назад «Динамо» играло при нем с акцентом на атлетизм и контратаки.

Шкапенко: - В сложившейся ситуации это назначение выглядит правильным. Иностранец нам не нужен. А хорошо отдохнувший Фоменко, думаю, возьмется за дело с новой энергией. Кроме того, он любит и умеет работать с молодежью, а состав в сборной, как ни крути, обновлять необходимо.

Цихмейструк: - Михаила Ивановича называют прагматичным тренером. Не вижу в этом ничего плохого. Прагматик - это человек, который знает, в каком направлении идти и как добиваться результата. Слегка настораживает другое. В свое время Фоменко привнес в армейский клуб школу «Динамо», основанную на высшей степени дисциплины и порядка. Боюсь, что нынешняя молодежь этих методов может не понять. Так что лично мне будет очень интересно посмотреть, что же у него получится. Хотя, замечу, специфика работы в сборной и в клубе, безусловно, рознится.

Галюза: - Не сказал бы, что «Таврия» под началом Фоменко играла в осторожный футбол. Другое дело, что Михаил Иванович использовал схему 3-5-2, когда при обороне команда перестраивалась в пять защитников. Но и в нападение должно было идти минимум пять игроков. Фоменко проповедовал вертикальный футбол - с обилием длинных передач на форвардов, которые должны были зацепиться за мяч и отдать его хавам. Очень важны были подборы, а также единоборства. Таким образом, команда создавала напряжение у ворот соперника. Я думаю, что в сборной основные принципы и требования, несомненно, останутся…

Оцените
Поделитесь
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить