Арменд Даллку: "Порой говорю легионерам: "Мы здесь не за красивые глаза"

Арменд Даллку: "Порой говорю легионерам: "Мы здесь не за красивые глаза"

55
Арменд Даллку: "Порой говорю легионерам: "Мы здесь не за красивые глаза"

Арменд Даллку вспомнил о перипетиях своей адаптации в "Ворскле", а также рассказал о секретах Виктора Носова и Николая Павлова.

"НИКОГДА НЕ ХОТЕЛОСЬ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ"

- Арменд, вы говорили, что очень хотели попробовать свои силы в зарубежном чемпионате. Что скажете о дебютном сезоне в украинском чемпионате?

- Я был большим работягой. Помню, однажды мы проходили сборы в Турции, и покойный Виктор Носов говорил мне: «Все, на тебе заканчиваем тренировку». Я сначала не понял его из-за незнания русского языка. Поэтому просил Дебатика Цурри объяснить слова Носова, ведь было очень важно мнение тренера. А Дебатик мне и говорит: «Ты слишком много бегаешь, так что можешь заканчивать, пускай другие тренируются» (улыбается). Но я стоял на своем и хотел работать по максимуму, ведь желание трудиться было огромнейшее! Однако никогда не возникало сомнений, что у меня получится. Потому что я до сих пор живу по принципу «Невозможного – нет».

- Были моменты, когда очень хотелось вернуться домой?

- Никогда. После того, как я оказался в Ворскле, сказал своим родным: всеми силами постараюсь закрепиться в Украине. Сначала я подписал контракт на один год, и насчет будущего можно было сказать лишь такую фразу: «Как получится». Но я не сомневался в успехе этого мероприятия, ведь тогда Ворскла не имела в составе больших имен, поэтому я знал, что мне в любом случае выпадет шанс, которым я непременно воспользуюсь.

- Многие футболисты едут домой под конец карьеры доигрывать в родных местах. Однако, учитывая вашу преданность Ворскле, можно полагать, что Арменд Даллку уже никогда не наденет футболку другого клуба...

- Если все будет хорошо, и не помешают травмы, то я хочу завершать карьеру в Полтаве. Понятно, всякое случается, и на полгода можно вернуться в родные места. Но сейчас я об этом пока не думаю.

- Помните, как у вас проходил тот самый легендарный «адаптационный период», из-за которого некоторые по полгода не играют?

- Да, помню. К примеру, возникали казусы из-за погоды. В Албании всегда жарко, температура порой достигает отметки +38, зимой снега вообще не бывает. Я прилетел в Украину в зимнее время, но был в футболке, шортах и кроссовках, теплых же вещей взял мало. А сразу из аэропорта меня забрали на стадион познакомиться с командой, и я даже переодеться не успел... Наш клубный оператор Андрей Колесник до сих пор вспоминает момент, как увидел меня впервые. Говорит, мол, тут такой холод, а он расхаживает в шортах и футболке (смеется).

- А какое впечатление произвела Полтава?

- Было видно, что город хороший. Я сразу почувствовал здешний уют. Люблю маленькие города.

- Купание в Ворскле практикуете?

- Да, много раз купался в реке с ребятами.

"ПОСЛЕ ВТОРОЙ ТРЕНИРОВКИ В ГОЛОВЕ БЫЛА ЛИШЬ ОДНА МЫСЛЬ: "НАДО ПОСКОРЕЕ ВЫУЧИТЬ РУССКИЙ ЯЗЫК"

- Вы были одним из первых легионеров в Полтаве. Тяжело было влиться в коллектив?

- Ломать традиции было непросто. Особые трудности возникали, когда дело касалась общения. Как с Виктором Васильевичем, так и с его помощником Анатолием Юрьевичем Момотом было трудно разговаривать даже на английском.

- А о переводчике тогда даже не мечтали...

- Да, переводчика не было. Английским владеет Дима Ковшар (начальник команды – прим. М.С.), но он не может выходить на поле во время тренировки. Поэтому слова тренера воспринимать было чрезвычайно трудно, да и свои мысли никак не выразишь... Помню, закончилась моя вторая тренировка в Ворскле, я иду домой, а в голове одна мысль: «Арменд, сейчас у тебя одна цель – учить русский». Ведь без знания языка полноценно работать практически невозможно!

- И сколько времени вам понадобилось, чтобы устранить проблемы с общением?

- Я очень серьезно взялся за дело, и через два месяца более-менее свободно разговаривал на русском.

- А как дела с украинским?

- Українською трохи розмовляю (смеется). Но, если честно, на украинском мне тяжело. Хотя когда со мной заговаривают, стараюсь отвечать достойно. Особенно радуются работники клуба, мол, играю в Украине и язык уже немного знаю. Понятно, ведь когда мне скажут слово на албанском, душа тоже ликует.

- Смело могу предположить, что в данном деле вам очень помог Дебатик Цурри...

- Понятно, что эту вершину я брал вместе с Дебатиком. Он многому научил меня, постоянно подсказывал на тренировках. А затем я повторял все выражения и их перевод, дома записывал на бумагу, постоянно читал перед сном. Ведь другого выхода у меня не было.

- Какой журнал/газету/книгу прочитали впервые на русском языке?

- Помню, брал журнал «Футбол» и по чуть-чуть читал, изучал все буквы. А затем уже пошли газеты, читал «Команду» и «Спорт-Экспресс».

- На языковой почве возникали недоразумения?

- Нет, в подобные ситуации не попадал. Если не понимал, что нужно делать, становился последним, смотрел, как делают другие и повторял (улыбается). То же советую и другим иностранцам. Я первые два месяца вообще стоял последний на всех упражнениях.

- А как же подсказки во время матчей?

- Бывало такое, что тренер кричит мне, а я не знаю, что сказать. А Дебатик подсказать не может, ведь он тогда играл левого защитника, а я поначалу – центрального. Цурри далеко, ему не слышно, что там кричит Носов... В общем, случалось, что я продолжал игру, делая вид, что ничего не замечаю (смеется).

"ВО ВТОРОМ ТАЙМЕ Я НЕ ИГРАЛ В ФУТБОЛ – ТОЛЬКО ХОДИЛ ЗА КОСЫРИНЫМ"

- Первый матч за Ворсклу помните?

- Это был выезд в Одессу. Я должен был персонально играть против Александра Косырина. Перед игрой меня все грузили Косыриным. А я себе думаю: «Что это за Косырин, суперзвезда такая?» (смеется). Я ведь из украинских футболистов знал только Шевченко... Я сразу к Дебатику: «Кто такой этот Косырин?» И Цурри уже все рассказал нормально.

- В итоге справились с ним?

- В первом тайме он хорошо себя проявил, несколько раз очень остро пробил по воротам. И как только мы зашли в раздевалку во время перерыва, Носов сразу к Дебатику: «Скажи Даллку, чтобы с Косыриным постоянно действовал персонально!» А я говорю Цурри, мол, как же так – сегодня один в один уже никто не играет. Но Дебатик отвечает: «Ну, боится его тренер...» И я второй тайм за Косыриным по пятам! Даже когда он пьет воду – я рядом с ним (смеется). В том матче я больше не играл в футбол, а только ходил за Косыриным!

- Ну, и вы выиграли…

- Да, плюс мой дебют прервал четырехматчевую безвыигрышную серию Ворсклы. Эмоции тогда захлестывали. Даже Геннадий Данилович Слюсарев (ныне спортивный директор Ворсклы – прим. М.С.) после матча обнял меня, говорил, что я привез фарт.

- Кто из нападающих запомнился больше всего за время выступлений в Украине?

- Очень хороший форвард играл в киевском Динамо – Клебер. Для защитников он был весьма неприятным из-за своего низкого роста и проворности. И удар у него имелся замечательный как с ноги, так и головой. Также одно время мне нравился Владимир Гоменюк, когда выступал за Таврию.

"ОТ ПЕРВОЙ ВСТРЕЧИ С НОСОВЫМ БОЛЬШЕ ВСЕГО ЗАПОМНИЛОСЬ РУКОПОЖАТИЕ"

- Помните первые впечатления от работы с Носовым?

- Он очень сильно любил меня и Дебатика. Однажды на первых сборах с Ворсклой в Турции Носов шел по отелю впереди, а мы с Цурри – позади. А тогда вместе с нами жило немало украинских команд. И с кем Виктор Васильевич ни здоровался, постоянно говорил: «Смотрите, какие у меня силачи» (смеется). В общем, тренер очень любил нас.

- Симпатия с первого взгляда?

- Когда мой агент нас познакомил, понятно, что говорили больше о футболе. Носов пожелал мне удачи и выразил уверенность, мол, наше сотрудничество обязательно станет успешным. Также Виктор Васильевич немало интересовался личной жизнью, спрашивал про семью и есть ли жена. Но больше всего запомнилось наше рукопожатие. От тренера исходила ошеломляющая теплота. Носов был золотым человеком!

- Носов стал тренером, который начал поднимать Ворсклу на новый уровень, избавив ее от ярлыка «аутсайдер чемпионата». На ваш взгляд, в чем состоял секрет его успеха?

- Когда человек добрый, все – от уборщицы до президента – любят его. Думаю, если бы Носов был молодым, то работал бы в Ворскле и сегодня. Но возраст сказал свое слово. Хотя он делал для футболистов (и не только для них) практически все! Тем оставалось только развиваться и добиваться результата. Ну как за такого человека не «умирать» на поле?

"ПОРОЙ ГОВОРЮ ЛЕГИОНЕРАМ: "МЫ ЗДЕСЬ НЕ ЗА КРАСИВЫЕ ГЛАЗА"

- Когда впервые ощутили, что вы не один из многих игроков Ворсклы, а ее настоящий лидер?

- Когда прижился, стал без проблем понимать язык, начал полностью жить командой. И если молодые новички порой играют без желания, меня это просто убивает. Если я вижу это на поле даже во время тренировки, то могу и замечание сделать, и покричать (во время игры Даллку при надобности успевает «напихать» даже нападающим, находящимся на другом краю поля – прим. М.С.). Ведь футболисты должны понимать: футбол – это наша работа, которую за 90 минут матча надо выполнять безукоризненно. С помощью этого ты кормишь свою семью. И если выиграешь поединок – получишь премиальные. Но главное, что команда добыла победу.

- Вы часто общаетесь с партнерами на эту тему?

- Когда к нам приезжают иностранцы, я говорю им: «Вы, как и я, пришли сюда не за красивые глаза. Мы приехали прославлять имя клуба и зарабатывать деньги. Поэтому надо отдаваться по максимуму». Я так делал, делаю и буду делать дальше. Это касается не только футболистов, но и работников клуба, которые должны обеспечить команде самые лучшие условия. Такой уж я человек, что постоянно хочу выигрывать и видеть результат. Хотя если футболист этого не хочет, будет очень тяжело. Поэтому при надобности можно и повысить голос. Но просто так я никогда не кричу.

- Помните, как впервые получили капитанскую повязку?

- Однажды так случилось, что наш тогдашний лидер Сергей Долганский не смог играть, и Сергей Свистун назначил меня капитаном. До конца сезона оставалось четыре-пять матчей, и думалось, что потом все вернется на круги своя. Но с окончанием чемпионата Долганский покинул клуб, и я остался на этой должности.

- Для вас существует футбол, когда вы покидаете границы стадиона или тренировочной базы?

- Нет, в свободное время я стараюсь забыть про игру. Порой ребята зовут посмотреть футбол, но я не приверженец этого. Разве что поединок типа финала Лиги чемпионов. Но вообще – нет. Ведь после работы человеку нужно расслабляться, уделять время семье. Дети же хотят видеть папу, который много времени проводит на базе или на сборах. Так что я стараюсь больше свободного времени проводить именно с семьей.

"ОЧЕНЬ ЧАСТО ФУТБОЛИСТЫ НЕ ВЫДЕРЖИВАЛИ НАГРУЗОК НА ТРЕНИРОВКАХ И УХОДИЛИ САМИ"

- Вы застали тот период, когда многие тренеры пытались поднять Ворсклу на высокий уровень, но сделать это удалось только Николаю Павлову в конце прошлого десятилетия. Почему именно он?

- Во-первых, Павлов пришел к нам уже с большим авторитетом. Во-вторых, он занялся качественным усилением состава и начал привлекать игроков приличного уровня. Да, бывало такое, что исполнители приходили к нам всего на два месяца, но они приносили максимальный эффект. В-третьих, в корне поменялся тренировочный процесс. Футболисты заработали совсем по-другому, сдавали всевозможные тесты, и это принесло результат. Так команда выросла, при Павлове увеличился клубный бюджет, и улучшились условия. Стадион Ворсклы отремонтировали, построили поля для тренировок. Кроме этого, в коллективе Павлова не было звезд, все были равны. Даже по зарплатам почти никто не выделялся.

- С появлением такого авторитетного тренера чувствовалось, что арбитры начали относиться к Ворскле иначе?

- Когда у человека есть авторитет и заработанное имя, у рефери не хватит совести плохо отработать поединок. Понятно, и при Павлове нас порой засуживали. Но не так, как раньше. Ведь до Николая Петровича были непростые времена. Помню, несколько раз в наши ворота давали пенальти, когда игрока соперника вообще никто не трогал! Однажды мы играли с Кривбассом, в одном игровом моменте я опекал нападающего. Во время борьбы он толкался, а затем сам упал. Судья малого того, что свистнул сразу, так еще и спросил: «Зачем ты толкал его?»

- В команде боялись Николая Петровича?

- Нет, но очень уважали. Если взять меня, то я не боялся, ведь человек никого не должен бояться, кроме Бога. Когда ты делаешь все правильно, то чего опасаться? А если начинаешь уклоняться от работы, тогда надо и тренера боятся. Хотя некоторые молодые футболисты все же побаивались Павлова, но я всегда успокаивал их и был приверженцем той мысли, что нужно выполнять абсолютно все указания тренера. Ведь он – главный! У него есть план работы, и ты никуда не денешься. Не хочешь – до свидания. Бывало и такое, что футболисты приходили к нам, но не могли выдержать больших нагрузок. Тогда они сами прощались и уходили.

- Много таких появлялось в Ворскле?

- Довольно много. На сбор приезжали молодые, но потом чуть не плакали на поле. Они просто не могли работать в таком режиме. Как говорится, из штанов не выпрыгнешь. Хочешь, но не можешь. Так что футболисты уходили самостоятельно, но порой их просили на выход. Но тренер есть тренер. И если у тебя имеется контракт, то будь любезен, выполняй все обязательства.

"КОГДА НАЧИНАЛИ БЕЖАТЬ ПО ЦАРСКОЙ ТРОПЕ, СТАНОВИЛОСЬ НЕ ДО ШУТОК"

- Помните свои впечатления, когда впервые полностью ощутили на себе все нагрузки Павлова: тесты, Царскую тропу...

- Конечно! Помню, как только пришел Павлов и начал практиковать тест «7 по 50»: за минуту пробежать семь дистанций по 50 метров. Думалось, что ничего страшного... Слава Богу, у меня с физическими нагрузками никогда проблем не было, но с каждым днем становилось все тяжелее. Чувство было очень непривычное. Но было видно, что тренер целенаправленно желает что-то сделать, из-за чего меняется тренировочный процесс.

- А когда он повез вас в Ялту на Царскую тропу?

- С Павловым я попал в Ялту впервые. До этого Ворскла никогда не ездила в этот город. И когда начинали бежать тропу, становилось уже не до шуток... Было тяжело также из-за плохого покрытия самой дорожки, где постоянно попадались камни. И бежать приходилось то вверх, то вниз. Впервые мне очень не понравилось.

- Но до финиша хоть добежали?

- Вместе с командой мы достигли конца, хотя бежали и не на время. Но пережил это плохо. После пробежки на таком негодном покрытии болела даже спина. Однако потом привыкли, начали одолевать дистанцию на время. Помню, пробегали расстояние даже с усложнениями, передавая друг другу медболы. Правда, возразить было нечего – результат на лицо: два попадания в еврокубки и выигрыш Кубка Украины.

- Жалели, когда Павлов и его штаб ушли в Ильичевец?

- Такова судьба, что Николай Петрович вернулся в Мариуполь. Ему, а также его помощнику Ивану Дмитриевичу Балану, я могу пожелать только удачи, ведь они для Ворсклы сделали очень много.

Оцените
Поделитесь
Прогнозы
Перейти ко всем прогнозам

Оставить комментарий на форумеОбновить